Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Евхаристия»

Евхаристия Великого Четверга. Когда вечность входит во время

Великое и страшное действо

Великий Четверг. Некоторые ученые, богословы сомневаются, принял ли Иуда-предатель Пречистое Тело Господа Иисуса Христа, причастил ли его Господь? В каноне Великого Четверга прямо, недвусмысленно говорится: да, причастил. И это очень страшно! Это так страшно! В этом – свободная воля человека, который получил Пречистое Тело Господа Иисуса Христа в день Тайной Вечери и при этом не раскаялся, не переменил своих мыслей, а пошел и предал Господа. Как страшно и поучительно! И частое причащение без страха и без исповеди может к таким последствиям тоже привести. Будьте осторожны! Иуда был причащен, но пошел и предал Господа.

Храним предания наших отцов

Закончилась служба утренняя, закончилась она пением эксапостилария:

«Чертог Твой вижду Спасе мой, украшенный,/ и одежды не имам, да вниду в онь:/ просвети одеяние души моея,/ Светодавче, и спаси мя».

На этом заканчивается пение этого светильна, который пелся вечером в воскресенье, понедельник и вторник, в среду вечером он поется в последний раз. Как много о Чертоге, целых, можно сказать, четыре дня о Чертоге. Но теперь уже кончилось песнопение, завершилась вдохновенная молитва о просвещении души, и теперь идет Таинство, страшное великое Таинство.

Утром в Великий Четверг служатся Часы, на которых читаются очень интересные паремии. Да и всё, что связано с богослужением Великого Четверга, интересно.

Служится вечерня… Вечерня… Иные скажут: «У вас, у православных, всё наоборот: утреня у вас вечером, а вечерня у вас – утром. Мы не понимаем, и мы протестуем». Надо не любить Церковь Божию, чтобы так протестовать. Одно с другим связывается в одном веке, в другом, потом что-то меняется, что-то переставляется. Но всё органично и живо, идет непосредственно от самой глубокой древности.

Это не выдумки и не хитрость, а некоторое постоянное желание удержаться в равновесии и не утерять прежнего богослужения и прежней силы благодатной, которая имеется в богослужении.

Да, в глубокой древности, и я даже могу сказать, почти тысячу лет подряд литургия Великого Четверга служилась вечером после Вечерни. Потому что Тайная Вечеря происходила именно вечером. И воспоминание этой Вечери вечером и служилось. Но потом что-то произошло.

И преподобные Отцы того времени стали выравнивать накренившийся корабль и перевели эту службу всё-таки на день. Не на утро, а на день: чтобы служба заканчивалась после 12-ти часов дня.

Начинаются Часы, Изобразительны, и уже начинается Вечерня, только надо следить, чтобы она не заканчивалась раньше полудня. Мы можем углубиться в эту тему и долго-долго размышлять, почему это произошло, но все причины не откроем. Мы только знаем, что когда-то это произошло, и это произошло не случайно.

Мы благоговейно чтим наших святителей, преподобных отцов, которые жили уже во втором тысячелетии, и храним то, что они нам передали. Свято храним. И не хотим экспериментировать, как протестанты, которые говорят: «Вернемся в первый и второй век». Вернуться мы никогда не сможем. Время уже прошло, жизнь прошла.

И у святителей, и отцов преподобных ум был гораздо светлее и чище, а нам с вами, грешным, умом возвращаться некуда. Мы храним предания наших отцов и дедов с благоговением. И хотим и дальше ничего не потерять. И поэтому литургия Василия Великого служится в Великий Четверг и начинается с вечерни, во время которой звучат прекрасные стихи, а потом переходит уже в Литургию.

Лицом к лицу

Евангелие читается длинное. Отмечу, очень важное Евангелие. Но сначала идет чтение паремии, как Господь видел Моисея лицом к лицу на горе Синай. Вторая паремия из Книги Иова:

«Рече Господь Иову сквозе бурю и облаки: Кто сей скрываяй от Мене совет, содержай же глаголы в сердце, Мене же ли мнится утаити?».

Эта паремия заканчивается удивительно, такими словами: «Слухом убо уха слышахом, – сказал Иов, – ныне же око мое видит Тя». Господь открыл Иову Себя и Свой образ. Как Моисею, лицом к Лицу, во мраке на горе Синай, так и Иову, вопрошающему и требующему ответа за несправедливость и страдания невинного. Господь открыл ему Себя.

Открыл. Итак, на Синае было явление Господа, Иову было явление Господа. Третья паремия – из книги пророка Исайи. Одна глава в книге Исаии повествует о страдании Господа. Как говорят, Исаия – это ветхозаветный евангелист, который рассказал о страдании Господа. Исаия так прекрасно, как очевидец, написал о всем, что произошло много позже.

И мы – после Синая, и Иова, и Исаии пророка – подходим куда? В храм, туда, где пространство сжимается. Мы присутствуем в храме, там, где больше Синая, больше Иова и исполнения слов Исаии пророка – там, где Престол Господень и Тайная Вечеря.

Когда время пронизывает пространство

Читается послание апостола Павла к Коринфянам (1 Кор. 11, 23–32): «Братие, я от Самого Господа принял то, что и вам передал» И апостол Павел приводит те же самые слова, что и у евангелистов – о том, как Христос благословил чашу, преломил Хлеб и дал Вино, установил Евхаристию.

И затем читается составное Евангелие от Матфея, Иоанна и Луки, как Господь велел приготовить трапезу, Тайную Вечерю, в горницу послал учеников, как они всё приготовили, как они пришли туда, и как Господь совершил эту Вечерю.

Интересная вещь: вот тут, казалось бы, можно было бы и остановиться. Великий Четверг – это Тайная Вечеря, мы вспоминаем Тайную Вечерю. И Господь освятил Хлеб и Чашу и дал ученикам. И на этом надо, казалось, и остановиться. Нет! Евангелие не заканчивается этим.

Сразу после идёт повествование о том, как Господь ушел молиться, как предатель Его предал, и как Его схватили, как арестовали, как повели Его, к Каиафе привели, и как Петр отказался, отрекся. И как советовались убить Христа, и как привели к понтийскому Пилату игемону. Зачем, спрашивается, нам вот такая подробность историческая? Ведь Господь Тайную Вечерю совершил – и хватит, надо остановиться. Вы что, не знаете, где точка? Нет!

Хочу обратить ваше внимание на то, что очень мало кто из людей понимает совершенно страшное и необъяснимое – не столкновение, не вхождение одно в другое, – а пронизывание одного времени и пространства другим.

Тайная Вечеря была совершена е д и н о ж д ы

Объясняю. Мы видим, как батюшка в алтаре Литургию служит, он так служил вчера, он так будет служить завтра, служить так он будет и через неделю, пока не помрет. То есть, каждое Воскресение и праздник у нас совершается Литургия, совершается служба. Как Господь две тысячи лет назад установил Тайную Вечерю, так она и свершается.

Пока существует наша вселенная, так и будет дальше совершаться. Но никто не задумывается над тем – это очень трудный для понимания факт, – Литургия, Тайная Вечеря была совершена единожды Господом Иисусом Христом. Она не повторяется! Она неповторима. Она единожды совершилась, и Своей Божественной волей Господь благоволил вне времени, совершенно в разном пространстве по всему лицу планеты Земля, в разных часовых поясах совершать не новую Литургию, не повторение Литургии, а ту же самую Тайную Вечерю, которую Господь единожды совершил.

Нападали на меня люди с линейным мышлением, мою публикацию в одном популярном журнале оспаривали, ставили вопросительные знаки и на меня кричали: «Батюшка, вы неправильно всё это говорите!»

Но я опираюсь на творения святых Отцов, на творение одного афонского подвижника и на высказывания святого апостола Павла. Вы скажете: «Отец Сергий, а что Вы нам об этом говорите?» Да я хочу, чтобы страх у вас был! Чтобы хоть немножко задумывались, как страшно стоять в храме!

протоиерей Сергий Правдолюбов

Священник – образ Бога

Вот маленькие дети ближе всего понимают: «Ой, мама, смотри, вон там это Бог пошел», – это они про батюшку так говорят. Странно, в наше современное позитивистское время, линейное время ребенок смотрит насквозь. Он проникает, он понимает: он увидел образ. Не Самого Бога, а священника, носящего образ Господа.

И когда священник у алтаря говорит древнейшие страшные слова: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое», – это слова именно Господа, это я не от себя говорю.

И эти слова совпадают со словами Господа. И не совершается другое действо, а точно то же самое. «Как?!», – вы скажете? Я отвечу: «А не знаю, как». Вот идет линейное время, оно вот длится-длится-длится-длится-длится… В наше линейное время каждого дня богослужения не входит Божественная Литургия.

Литургия, совершается вне суточного круга, вне нынешнего нашего времени. «Время сотворити Господеви, владыко, благослови», – начинается Литургия. И совершается страшное и странное.

Причем, очень опытный ум, Василий Великий, как-то пытался чуточку сгладить, он дал цитату: «Даде святым Своим учеником и апостолом, рек: “Приимите, ядите, Сие есть Тело Мое”».

Чтобы было понятно, что этот человек – священник или архиерей – он только цитирует слова… Почему только цитирует? Не только цитирует, он действительно воспроизводит слова Господа. Но не только он, в данном случае, исполняет страшное… Рука священника совпадает с рукой Господа, слова священника – с Его словами, сказанными тогда.

Вечность входит в линейное время

И последнее, что о Великом Четверге хочу сказать. На Литургии, во время неё, преодолеваются категории времени. Вечность пренебрегает категорией линейного времени и пронизывает его насквозь. Вечность входит в контакт с движущимся линейным временем, преодолевает его и отдаёт себя стоящим на земле в парадоксальной полноте и неподвижности.

Обращаю ваше внимание на несоответствие линейного времени с вечным на самой Тайной вечере. Господь взял хлеб, преломил и сказал: «Возьмите, ядите, Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов». А еще никто Его не ударял по Лицу и по всему Телу, не мучил Его, Он еще не вышел на страдания.

Он взял Чашу и говорит: «Возьмите, пейте из нее, Сия есть Кровь Моя за вас проливаемая во оставление грехов». А Он пролил кровь? Нет! А Его никто еще не пронзил и до крови не избивал. Следовательно, это не смещение во времени, а несоответствие времени вечного и линейного. Господь заранее это сделал. В этом, линейном пространстве жизни тогдашнего времени, Он заранее – вот эта нестыковка – заранее отдал Тело и Кровь Свою.

Вот почему мы читали такое Евангелие. Опытные отцы ни в коем случае не делают паузы между Тайной Вечерей и арестом, ведением на страдания. Оно продолжает события Вечери. Потому что, когда Господь сказал: «Возьмите, ядите, сие есть Тело Мое, а это есть Кровь Моя», а как это произошло? Так надо не разрывать ткань повествования и довести его до ареста – Христа арестовали в саду и повели к Понтию Пилату.

То есть, в этих словах Господом сказано всё, и то, что произошло дальше, что только потом тянулось во времени. Главное, что это Он сказал и сделал. Как это осуществилось? Вот так осуществилось. Не понимаете? Думали об этом? Ну внимательно посмотрите, как это осуществилось, и как сегодня в богослужении это совершается.

протоиерей Сергий Правдолюбов

ЦЕРКОВНОЕ УЧЕНИЕ О ПРИЧАСТИИ

Евхаристия (буквально «благодарение») есть Таинство, в котором хлеб и вино предложения прелагаются Духом Святым в истинное Тело и истинную Кровь Господа Иисуса Христа, и затем верующие приобщаются их для теснейшего соединения со Христом и жизни вечной. Это Таинство состоит, таким образом, из двух отдельных моментов:
1) преложения, или пресуществления, хлеба и вина в Тело и Кровь Господни;
2) Причащения этих Святых Даров.
Оно имеет названия: Евхаристия; Вечеря Господня; Трапеза Господня; Таинство Тела и Крови Христовых. Тело и Кровь Христовы в этом Таинстве называются Хлебом небесным и Чашей жизни, или спасения; Святыми Таинами; Бескровной Жертвой.
Евхаристия есть величайшее Таинство христианское.

ПРЕДУСТАНОВЛЕНИЕ ТАИНСТВА
До первого совершения этого Таинства на Тайной Вечере, Христос обетовал его в Своей беседе о хлебе животном по случаю насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами. Господь учил: Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира (Ин. 6, 51). Иудеи, очевидно, поняли слова Христа буквально. Они стали говорить между собой: Как Он может дать нам есть Плоть Свою? (Ин. 6,52). И Господь не сказал иудеям, что они поняли Его неправильно, а только еще с большей силой и ясностью продолжал речь в том же смысле: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 53—56).

Так же буквально поняли слова Христа ученики Его: Какие странные слова! Кто может это слушать? — говорили они (Ин. 6, 60). Спаситель, чтобы убедить их в возможности такого чудесного вкушения, указал на другое чудо — на чудо Своего будущего вознесения на небо: Это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? (Ин. 6, 61 — 62). Далее Христос прибавляет: Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин. 6, 63). Этим замечанием Христос не требует понимания Его беседы о хлебе животном в «переносном» смысле. Но есть из вас некоторые неверующие (Ин. 6, 64), — тут же прибавляет Он. Этими словами Спаситель Сам указывает, что слова Его трудны для веры: как это верующие будут есть Его Тело и пить Его Кровь? Но Он подтверждает, что говорит о Своем действительном Теле. Его слова о Своих Теле и Крови суть дух и жизнь: они свидетельствуют, что: а) приобщающийся их будет иметь жизнь вечную и будет воскрешен для Царства Славы в последний день; б) приобщающийся их входит в теснейшее общение со Христом.
Его слова говорят не о жизни по плоти, но о жизни по духу. Приобщение Его Тела и Крови важно не для утоления физического голода, как было при насыщении пяти тысяч человек, а важно для жизни вечной.

ПРЕЛОЖЕНИЕ ХЛЕБА И ВИНА В ТЕЛО И КРОВЬ ХРИСТОВУ
В Таинстве Евхаристии в то же самое время, когда священнослужитель, призывая Святого Духа на предложенные Дары, благословляет их с молитвой к Богу Отцу: И сотвори убо Хлеб сей Честное Тело Христа Твоего. А еже в Чаши сей, Честную Кровь Христа Твоего. Преложив Духом Твоим Святым , — хлеб и вино действительно прелагаются в Тело и Кровь наитием Духа Святого. После этого момента, хотя наши глаза видят хлеб и вино на священной трапезе, но в самом существе, невидимо для чувственных очей, — это истинное Тело и истинная Кровь Господа Иисуса, только под «видами» хлеба и вина.

Освященные Дары в Таинстве прелагаются, или (термин более поздний) пресуществляются, в истинное Тело и истинную Кровь Христовы, как сказал Спаситель: Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие (Ин. 6, 55). Эта истина выражена в Послании Восточных Патриархов в следующих словах: «Веруем, что в сем священнодействии присутствует Господь наш Иисус Христос, не символически, не образно, не преизбытком благодати, как в прочих Таинствах, не одним наитием, как это некоторые Отцы говорили о Крещении, и не чрез проницание хлеба, так, чтобы Божество Слова входило в предложенный для Евхаристии хлеб существенно, как последователи Лютера довольно неискусно и недостойно изъясняют: но истинно и действительно, так, что по освящении хлеба и вина, — хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое истинное Тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось во Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, сидит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую истинную Кровь Господа, которая во время страдания Его на кресте излилась за жизнь мира. Еще веруем, что по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое Тело и Кровь Господня под видом и образом хлеба и вина».

Утверждая истину пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Господни, Восточные Патриархи предупреждают, что «словом пресуществление не объясняется образ, которым хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Господню, ибо сего нельзя постичь никому, кроме Самого Бога, и усилия желающих постичь сие могут быть следствием только безумия и нечестия: но показывается только то, что хлеб и вино, по освящении, прелагаются в Тело и Кровь Господню не образно, не символически, не преизбытком благодати, не сообщением или наитием единой Божественности Единородного и не случайная какая-либо принадлежность хлеба и вина прелагается в случайную принадлежность Тела и Крови Христовой, каким-либо изменением или смешением, но… истинно, действительно и существенно, хлеб бывает самым истинным Телом Господним, а вино самою Кровию Господнею»

Отцы, участвовавшие в Первом Вселенском Соборе, исповедали: «На Божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенные хлеб и чашу, но, возвышаясь умом, должны верою разуметь, что на Священной трапезе лежит Агнец Божий, вземляй грехи мира, приносимый в жертву священниками, и, истинно приемля честное Тело и Кровь Его, должны веровать, что это знамение нашего воскресения».

Для доказательства же и объяснения возможности такого претворения хлеба и вина силою Божиею в Тело и Кровь Христовы древние пастыри указывали на всемогущество Творца и на особенные дела Его всемогущества: на сотворение мира из ничего, на Таинство Воплощения, на чудеса, упоминаемые в святых книгах, в частности на претворение воды в вино (свв. Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Кирилл Иерусалимский, Иоанн Дамаскин), и на то, как в нас самих хлеб и вино или вода, принимаемые нами в пищу, неведомо для нас пресуществляются в наши тело и кровь (св. Иоанн Дамаскин).

О ТАИНСТВЕННОМ ПРЕБЫВАНИИ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА В СВЯТЫХ ДАРАХ
1. Хотя хлеб и вино претворяются в Таинстве собственно в Тело и Кровь Господа, но Он есть в этом Таинстве всем существом Своим, т. е. и душою Своею и самым Божеством Своим, которое нераздельно соединено с Его человечеством.
2. Хотя, далее, Тело и Кровь Господа раздробляются в Таинстве Причащения и разделяются, однако мы веруем, что в каждой части — и в малейшей частице — Святых Таин принимается причащающимися весь Христос по существу Своему, т. е. с душою и Божеством, как совершенный Бог и совершенный Человек. Эту веру Святая Церковь выражает в словах священнослужителя при раздроблении Святого Агнца: Раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогдаже иждиваемый, но причащающияся освящаяй.
3. Хотя в одно и то же время бывает много святых Литургий во вселенной, но не много Тел Христовых, а Один и Тот же Христос присутствует и преподается Телом Своим во всех храмах верных.
4. Хлеб предложения, приготовляемый порознь во всех Церквах, по освящении и по преложении его, становится одно и то же с Телом, сущим на небесах.
5. После пресуществления хлеба и вина в Таинстве Евхаристии в Тело и Кровь они уже не возвращаются в прежнее свое естество, а остаются Телом и Кровью Господа навсегда, независимо от того, будут ли они или не будут потреблены верующими. Поэтому Православная Церковь издревле имеет обычай совершать в известные дни Литургию на Преждеосвященных Дарах, веруя, что Дары эти, освященные на предыдущей Литургии, остаются истинными Телом и Кровию Христовыми; имеет также издревле обычай хранить освященные Дары в священных сосудах для напутствования ими умирающих. Известно, что в древней Церкви существовал обычай отсылать освященные Дары через диаконов христианам, не имевшим возможности приобщиться Святых Даров в храме, например, исповедникам, заключенным в темницах, и кающимся; нередко в древности верующие приносили Святые Дары с благоговением из храмов в свои дома, а подвижники брали их с собою в пустыни для приобщения.
6. Так как Богочеловеку Христу подобает единое, нераздельное Божеское поклонение и по Божеству и по человечеству, вследствие нераздельного их единения, то и Святым Тайнам Евхаристии надлежит воздавать ту же честь и поклонение, какими мы обязаны Самому Господу Иисусу Христу.

ОТНОШЕНИЕ ЕВХАРИСТИИ К ГОЛГОФСКОЙ ЖЕРТВЕ
Евхаристическая жертва не есть повторение Крестной Жертвы Спасителя, а есть принесение жертвенных Тела и Крови, однажды вознесенных нашим Искупителем на Кресте, всегда ядомых и николиже иждиваемых. Голгофская Жертва и Жертва Евхаристии нераздельны между собою, составляя собственно одну Жертву; но вместе и различаются между собою. Они нераздельны: это одно и то же благодатное древо жизни, насажденное Богом на Голгофе, но наполняющее таинственными ветвями своими всю Церковь Божию и до конца веков питающее своими спасительными плодами всех ищущих жизни вечной. Но они и различаются: приносимая в Евхаристии жертва называется бескровною и бесстрастною, так как она совершается по воскресении Спасителя, Который, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти (Рим. 6, 9); она приносится без страдания, без пролития крови, без смерти, хотя и совершается в воспоминание страданий и смерти Божественного Агнца.

ЗНАЧЕНИЕ ЕВХАРИСТИИ КАК ЖЕРТВЫ
Евхаристия есть жертва хвалы и благодарения. Священнослужитель, совершающий бескровную жертву по чину Литургий св. Василия Великого и св. Иоанна Златоуста, перед освящением даров воспоминает в молитве своей великие дела Божии, — прославляет и благодарит Бога во Святой Троице за воззвание человека из небытия, за многоразличное попечение о нем после падения и за домостроительство спасения его чрез Господа Иисуса Христа. Равным образом и все присутствующие в храме христиане в эти святые моменты, славя Бога, взывают к Нему: Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи…

Евхаристия есть также жертва умилостивительная за всех членов Церкви. Преподавая ученикам Тело Свое, Господь сказал о нем: Еже за вы ломимое [6] и, преподавая Свою Кровь, прибавил: Яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов. Посему-то от начала христианства бескровная жертва была приносима о памяти и оставлении грехов как живущих, так и умерших. Это видно из чинопоследований всех Литургий, и сама эта жертва нередко прямо называется в них жертвою умилостивления.

Евхаристия есть жертва, теснейшим образом соединяющая всех верных во единое тело во Христе. Поэтому по пресуществлении Святых Даров, как и раньше на проскомидии, священнослужитель поминает Пресвятую Владычицу Богородицу и всех святых, присовокупляя: Ихже молитвами посети нас, Боже, а затем переходит к поминанию живых и умерших (вся Церковь Христова).
Евхаристия есть и жертва просительная: о мире Церквей, о благостоянии мира, о властях, о находящихся в немощех и трудах, о всех требующих помощи — и о всех и за вся.

НЕОБХОДИМОСТЬ И СПАСИТЕЛЬНОСТЬ ПРИЧАЩЕНИЯ СВЯТЫХ ТАИН
Причащаться Тела и Крови Господних есть существенная, необходимая, спасительная и утешительная обязанность каждого христианина. Это видно из слов Спасителя: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Идущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную (Ин. 6, 53—54).

Спасительные плоды или действия Таинства Евхаристии, если только мы приобщаемся их достойно, следующие.
Оно теснейшим образом соединяет нас с Господом: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 56).
Оно питает наши душу и тело и способствует нашему укреплению, возвышению, возрастанию в жизни духовной: Ядущий Меня жить будет Мною (Ин. 6, 57).
Принимаемое достойно, оно служит для нас залогом будущего воскресения и вечно-блаженной жизни: Ядущий хлеб сей жить будет вовек (Ин. 6, 58).
Должно, однако, помнить, что эти спасительные плоды Евхаристия приносит только для тех, кто приступает к ним с верою и покаянием; недостойное же вкушение Тела и Крови Христовых принесет тем большее осуждение: Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1 Кор. 11, 29).

протопресвитер Михаил Помазанский

Зачастую мы причащаемся, даже не зная Того, к Кому мы приобщаемся

Отец Петр (Прутяну) уже давно служит на краю земли — в Португалии. Увидев на исповеди много молодых людей, он решил спросить, что они знают об Иисусе Христе. Большинство, собираясь через несколько минут принять причастие Святых Тайн, не знали о Христе практически ничего.

Иногда люди ничего не знают о Христе, но, одновременно, притязают на то, чтобы Ему причаститься. Это все равно, что вступить в брак, ничего не зная о супруге. Таинства — это сочетание со Христом, брак с Ним. Поэтому Евангелие часто сравнивает спасение и вечную жизнь в Царстве Божием с браком, где Христос- Жених. Церковь есть Невеста Христова. И мы становимся невестами Христу лишь в той мере, в какой принадлежим Церкви. Христос призывает каждого из нас быть Его невестой и потому нам надо знать своего Жениха, знать Того, к Кому приобщаемся. Иначе мы уподобимся тем неразумным девам, которые не смогли войти в брачные чертоги.

«Нередко мы просим о совершении того или иного таинства для нас, но при этом нас не интересует Податель этих таинств»

Мы не задумываемся над тем, какими должны быть наши постоянные отношения с Ним. Здесь в скобках можно вспомнить эпизод из Евангелия об исцелении десяти прокаженных. Все они были исцелены, и только один вернулся поблагодарить Того, Кто его исцелил. Так и мы, когда приходим на соборование или на совершение другого таинства, принимаем Божий дар, который по вере даже производит определенное действие в нашей жизни, но Сам Источник этой благодати нас не интересует.

«Фраза «я причастился» неверна, даже с лингвистической точки зрения»

Слово «причастие» означает становиться причастником чему-то вместе с кем-то. Иными словами, мы можем использовать глагол «причащаться» только во множественном числе: «мы причащаемся» — мы все вместе становимся причастными Христу. Причастие должно совершаться всех вместе в одно время. А не так, что один пришел в удобные ему часы, причастился и ушел, потом другой, третий, и т.д. Все должны причащаться в назначенное время, когда совершается литургия, и освящаются Дары.

«Таинства даются для созидания Церкви, а не для того, чтобы мне везло в жизни»

Таинства действенны именно в ту меру, в какую ты сам являешься членом Церкви и осознаешь себя таковым. Ты не можешь говорить: «Вот, мне не нравится, как Церковь делает то-то и то-то». Ты сам являешься ее членом. То, что тебе не нравится, по сути, есть то, что делаешь ты сам как член Церкви. Не только митрополит и мы, священники с бородами, являемся Церковью. С момента крещения все мы становимся Церковью, делаемся членами Тела Христова. У каждого из нас есть свои права в Церкви, но есть и обязанности, которые мы должны знать. Повторю, таинства действенны именно в ту меру, в какую человек является членом Церкви. Но если три воскресенья подряд человек не причащался, он выпадает из Церкви. Об этом говорит 80-ое правило Трулльского собора.

«Жизнь во Христе, участие в таинствах в чем-то подобно учебе в университете»

Мы не можем получить диплом, если не ходили на занятия, если не подчинялись правилам учебного заведения. Сам по себе факт зачисления в университет (крещение) не гарантирует, что мы получим степень магистра или доктора. Это только поступление, которое тоже очень важно. Ведь если ты начинаешь ходить на занятия, не будучи принятым в университет, то ты не студент, а вольнослушатель. Тебя нет в списках, тебя не допустят к экзаменам, и, конечно, диплома ты не получишь. Но если ты готовился к поступлению со всем усердием и был зачислен, а потом участвовал в повседневной жизни университета, был хорошим студентом, в таком случае ты, конечно, получишь диплом. В нашем случае таким «дипломом» станут слова Спасителя: «Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от основания мира» (Мф 25:34). А остальным будет сказано: «Почему вы были зачислены? Вы были похожи на диких коз, которые только скакали по стенам университета, на лекции не ходили, экзамены не сдавали…»

«Чаще всего люди уходят из Церкви, потому что им не объяснили, почему надо совершать те или иные действия»

Часто людям просто говорят: «Надо поцеловать икону здесь, поставить свечку туда…». «А почему? Я хочу знать, почему это надо делать так. Когда люди сами перестают задавать такие вопросы, они начинают относиться к церкви как к кассе, куда приходишь, расплачиваешься и получаешь услугу. Думаю, что есть надежда на возвращение к литургической норме. В Португалии мы совершаем крещение только в рамках литургии, и в этом участвует вся церковь. Мы так и говорим прихожанам: «У вас есть возможность осознать собственное крещение. Во время погружения крещаемого в купель вокруг собираются все члены Церкви, и на каждое погружение все говорят «Аминь». Все участвуют и радуются вступлению в Церковь нового члена. Все слышат эти молитвы и вспоминают о тех обетах, которые они приносили сами при крещении.

В древности Церковь не разделяла таинства, а воспринимала их как единое целое. А в наши дни это воспринимается как частное дело.

иеромонах Петр (Прутяну)

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Человек — это не то, что может вместиться в гроб, а то, для чего мала и вселенная. святитель Николай Сербский
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.