polistavrion_1-1-3-2.jpg
ЦЕРКОВНЕ ВИРОБНИЦТВО
ros
СТРІТЕНСЬКИЙ ЛИСТОК
listok

Записи с меткой «Неделя 9-я по Пятидесятнице»

Чтение этого дня: Апостол

Братья, мы сотрудники у Бога, а вы Божия нива, Божие строение. Я, по данной мне от Бога благодати, как мудрый строитель, заложил фундамент, а кто-то другой возводит на нём дом. Но пусть каждый смотрит за собой, как он строит. Ибо никто не может заложить иного фундамента, кроме того, что уже заложен, а это Иисус Христос. И строит ли кто на этом фундаменте из золота, серебра, драгоценных камней или из дерева, из сена или соломы, — её покажет тот День, потому что он явится в огне.

Огонь испытает работу каждого, какова она. И чья постройка выдержит огонь, тот получит вознаграждение, а чья сгорит в огне, тот понесёт ущерб. Правда, сам он будет спасён, но как человек, которого вытащили из огня. Разве не знаете, что вы храм Божий, и Дух Божий живёт в вас? И кто разрушит храм Божий, того покарает Бог: ибо храм Божий свят; а этот храм — вы.

В настоящее время в мире насчитывается приблизительно два миллиарда верующих во Христа людей. В I веке, в самом начале правления императора Нерона, когда апостол Павел написал своё Первое послание к Коринфянам, христиан в Римской империи было в лучшем случае несколько тысяч, то есть примерно в миллион (!) раз меньше, чем в сегодняшнем мире. Это как если бы в таком большом современном городе как Киев христиан оказалось всего-навсего около десяти человек.

Казалось бы, — какими сплочёнными должны были быть эти первые немногочисленные сообщества последователей Иисуса Христа, окружённые океаном равнодушных или враждебно настроенных язычников! В действительности же всё обстояло далеко не так, как это представляется многим, кто склонен идеализировать старину, и уж тем более времена апостольской древности. Писания апостола Павла открывают нам, что те первые христиане страдали недостатками не меньшими, чем наши современники и мы сами.

Увы, психология людей, по-видимому, не изменяется. Соперничество, споры, разделения по самым разным поводам постоянно подрывали единство пока ещё столь малочисленной Церкви. Апостол наглядно показывает всю абсурдность такой ситуации: «Разве разделился Христос?» Мыслимо ли вообще разделение Церкви как Тела Христова?

В читаемом ныне Послании к Коринфянам апостола беспокоит то, что новообращённые христиане были склонны не просто почитать своих руководителей, — что необходимо и справедливо, — но придавать им значение, подобающее только Самому Господу (см. прошлое воскресное чтение). «Разве во имя Павла вы крестились?», — риторически вопрошает он. Разумеется, это не так. Он — всего лишь слуга Иисуса Христа, Который послал его благовествовать, возвещать спасительную скорбь Креста и радостное чудо Воскресения.

Апостол Павел — сеятель. Он засеял пашню словом Евангелия. Другие её орошают. Апостол Павел — строитель. Он заложил фундамент. Другие на этом основании возводят само здание Церкви. Но, — и это апостол подчёркивает, — и вестники, и оросители, и строители, и пашня, и строение — всё и все принадлежат Богу, все подвластны делу Божию. Людям дозволяется и вверяется участвовать в том, что может сделать только Бог — каждому в меру того дара, какой каждому дал Господь (1 Кор. 3:5).

Разные сотрудники в Церкви с их разными дарами — не конкуренты и, конечно, не противники: они работают над одним делом. Также и сама Церковь не может смотреть на себя как на последовательницу или, ещё хуже, служительницу того или иного человека, того или иного богословского или политического направления. Она — Церковь Бога.
Фундамент Церкви заложен. Он не может быть заменён другим. Ибо этот фундамент — не личное изобретение Павла, но Сам Иисус Христос, Распятый и Воскресший.

Другие сотрудники Божии строят на этом основании, и каждый должен быть внимательным, как он строит. Непосредственно апостол Павел имеет в виду строителей-проповедников, которые действовали в Коринфе после него. Но в более широком смысле в созидании Церкви участвуют все христиане, каждый в свою меру. И кто бы ни продолжал строительство Церкви, за свой труд должен будет ответить на Суде Божием. Тогда обнаружится, чего стоит его работа.

Апостол следует пророческому образу Судного Дня как дня огненного испытания. Этот День придёт «как огонь расплавляющий», «пылающий как печь». «И кто устоит, когда Он явится?» (Мал. 3:2; 4:1). Огонь Суда покажет, какой строительный материал был привнесён в созидание Церкви. Было ли это золото любви, серебро и драгоценные камни добрых дел, или же в ход шли деревянные доски тщеславия, сено и солома земного успеха и благополучия? Кто внёс в дело Божие нечто стойкое, непреходящее, тот, как работник Божий, «получит вознаграждение».

В чём же будет состоять эта награда за выполненную работу? Она должна быть, конечно, понята образно, как радость о плодах труда, в который вложено столько собственных сил. Но, — будем реалистами, — мы знаем, что дело любого человека не безукоризненно. И многим придётся «понести урон», видя, что немало из того, что он делал в жизни, не выдержав огненного испытания, «сгорит».

Апостол Павел, будучи мудрым учителем, далёк от того, чтобы внушать своей пастве парализующий страх перед Судом Божиим. Нет, он вовсе не ожидает уничтожения недостойных сотрудников. Конечно, всё ложное и недостойное будет истреблено. Но ведь и нерадивые строители пытались трудиться и что-то сделать для Христа. Их неудача — плод человеческой немощи, лени или недомыслия. Поэтому апостол пишет о конечном спасении и тех, кто недостаточно хорошо исполнил свою задачу «строительства».

Эта мысль о спасении беспечных тружеников связана с его глубоким убеждением, что спасение человека всегда — незаслуженный дар благодати Божией, а не заслуга человека. Однако высказывания апостола столь же мало ведут и к ложной уверенности в полной безопасности. Спасение для «понёсших урон» будет связано с известными неприятностями. Они будут спасены как погорельцы, которых спасают из огня (ср. Ам. 4:11). Иначе говоря, они должны будут пережить тот факт, что их работа в Церкви мало что стоила, в то время как другим, как и самому апостолу Павлу, крепость Церкви, стоящей на прочном основании и выстроенной из стойких и дорогих материалов, принесёт честь и похвалу (ср. Флп. 2:16).

Прямо обращаясь к Церкви, то есть ко всем нам, верующим, апостол, как бы взывая к нашему согласию, спрашивает: «Разве не знаете, что вы — храм Божий, и в вас живёт Дух Божий?» Этот образ, с одной стороны, говорит о том, что Церковь принадлежит Богу: это Он сотворил Церковь. С другой стороны, представление о храме говорит о том, что Церковь — место Его присутствия; в ней живёт Дух Божий. Конечно, «Дух дышит, где хочет» (Ин 3:8), но в Церкви, как некогда в ветхозаветном храме, особенно ощутима близость Бога.

Дух Божий присутствует в Церкви не только тогда, когда верующие собираются на богослужение, но и в их обычной жизни, в трудных и будничных испытаниях. Присутствие Божие в Церкви проявляет себя в поведении её членов. Именно так оно становится явным для всех. Тем больше ответственность тех, кто легкомысленно относится к цельности Церкви, даже к самому её существованию, иногда сознательно и целенаправленно внося в Церковь партийные разделения и расколы.

Поэтому апостол Павел строго предостерегает всех тех, кто разрушает Церковь своей сомнительной мудростью, своим тщеславием и притязанием на исключительное знание истины. На тщетность их разрушительных действий указывал Сам Господь, говоря: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют её» (Мф 16:18). Но Церковь является неприкасаемой собственностью Бога. Поэтому те, кто, пусть и тщетно, покушаются на неё, неизбежно понесут наказание.

Итак, в нашем отрывке речь идёт о трёх категориях христиан. Одни — мудрые строители Церкви — в День Господень обретут спасение и получат награду: Бог — любящий Судия. Вторые — строители нерадивые и ленивые — понесут урон, хотя и спасутся: Бог — милостивый Судия. Третьи — разрушители — будут наказаны: Бог — Судия строгий, справедливый и нелицеприятный. Мы все должны об этом помнить.

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Хождение по водам

В пору своей духовной молодости, на какой бы жизненный период она ни приходилась, мы входим в Церковь с решимостью и энтузиазмом. Мы готовы немедленно и сразу, здесь и сейчас свернуть горы собственных грехов. Мы намерены изменить если не весь мир, то уж по крайней мере собственную семью – стремительно и радикально. Мы уверены, что стоит только хорошенько объяснить нашим близким, как и во что мы верим, как они немедленно обратятся, покаются и в наших с ними отношениях наступит тот самый мир, о котором писал пророк Исаия: “Тогда волк будет жить вместе с ягнёнком, и барс будет лежать вместе с козлёнком; и телёнок, и молодой лев, и вол будут вместе, и малое дитя будет водить их” (Ис.11.6.). Что ж, и вправду, когда Бог позовёт человека и этот зов Божий перевернёт его душу, просветит разум, изменит жизнь – тогда человек готов броситься в морскую пучину без оглядки. Тогда, в пору духовной молодости, всё кажется возможным, всё кажется достижимым, и собственная святость представляется задачей ближайших недель.

Но проходят эти самые недели, проходят месяцы, проходят годы, и чем больше их проходит, тем горестнее, тем печальнее, тем безнадёжнее наши самооценки. Мы видим, что изо дня в день, от исповеди к исповеди, снова и снова нам приходится каяться всё в тех же грехах, что ежедневно и ежечасно нас терзают те же соблазны, что и десять и двадцать лет назад. Возникает ужасное, бесконечно тоскливое ощущение топтания на месте, бессмысленности усилий. Всё чаще и чаще звучит в душе холодный, ясный и спокойный, металлически-отчётливый голос: “Хватит, довольно, поиграл в церковь и будет, пора заняться серьёзными делами”.

О, мы прекрасно знаем, чей это голос! Это тот голос, который шептал Еве-Праматери: “Нет, не умрёте… но будете, как боги” (Быт.3.4,5). Это тот самый голос, который предлагал Спасителю в пустыне превратить камни в хлеб. А теперь, поскольку мы дерзнули назваться учениками Христовыми, этот голос добрался и до нас.

Он добрался до нас, он зазвучал в нашей душе в тот самый момент, когда мы, подобно апостолу Петру, уже бросились в бушующее море, когда мы смело, перед всем миром, исповедали себя христианами, когда мы поклялись в Таинстве Крещения быть верными нашему Божественному Учителю, когда отступать уже нельзя, когда отступление – это позор и предательство. В этот самый момент мы поняли, что утопаем. Мы поняли, что наши попытки стать святыми наталкиваются на наши же собственные непреодолимые грехи, что нет сил, что нет решимости, что мы устали и хотим только одного: чтобы нас оставили в покое. И равнодушный голос демона-искусителя предлагает нам обед вместо молитвы.

Вот когда приходит время настоящего выбора. С кем мы – с Богом или с миром, нам приходится выбирать не в тот момент, когда нас одушевляет первый порыв веры, когда первые шаги в Церкви отзываются в нашей душе ликованием и радостью, нет, настоящий выбор совершается тогда, когда нет больше сил молится, каяться, делать вид, что любишь весь мир, тогда, когда мы, как апостол Пётр в водной пучине, тонем в пучине уныния, разочаровавшись в своих былых надеждах на скорую победу.

Вы подумайте только: какая уверенность в своих силах, какая решимость, какое бесстрашие! Ещё минуту назад он, старый рыбак, кричал от ужаса вместе с другими апостолами, а сейчас бесстрашно перешагивает борт утлого судёнышка и идёт по беснующейся водной бездне! Идёт к своему Богу. Совсем как мы в нашей духовной молодости.

Однако путь этот оказался длиннее и труднее, чем нам казалось вначале. Ведь и апостол думал: ещё шаг и – вот Он, Господь! К сожалению, а может быть, и к счастью, путь этот долог и труден. Волны высоки и свирепы, ветер силён и пронзителен, предрассветная ночь как-то особенно отчаянно темна. И былая уверенность, былая решимость, былое бесстрашие растворились в этом мраке и рёве бури. Волны греха захлёстывают нас, и мы, так же как и он, тонем в пучине.

Но даже самое падение наше милосердный Господь обращает нам на пользу. В эти безрадостные минуты мы узнаём реально, на собственном опыте очень значимую истину. Нам открывается, что сами себя мы спасти не можем. Мы узнаём, что сколько бы мы ни старались, как бы отчаянно ни боролись с греховными навыками, самостоятельно нам их не победить. Нам нужен Тот, Кто “не хочет смерти грешника”, и потому Сам умирает за этого грешника. Нам нужен Тот, Кто не просто руку протянет, чтобы вытащить из бушующей бездны, а Сам Собою пожертвует за нас, таких самоуверенных, таких гордых… Нам нужен Спаситель.

И вот когда мы это окончательно и бесповоротно осознаем, тогда, конечно, не просьба о процветании, не заклинание о здоровье, не молитва о покое исторгнутся из нашей души, но хриплый отчаянный крик: “Господи! Спаси меня!”

протоиерей Сергий Ганьковский

РОЗДУМИ ПРО ГОЛОВНЕ
  • Христос воскрес! Больше ничего не знаю сказать тебе. Не могу понять, отчего не пишется и отчего не хочется говорить ни о чем. Может быть, оттого, что не стало наконец ничего любопытного на свете. Нет известий. Только и есть одно известие, которое ежеминутно мы должны сообщать друг другу: это, что Христос воскрес. Н.В. Гоголь
ДОПОМОГТИ У БУДІВНИЦТВІ
Храм Стрітення Господнього © 2012-2022. Всі права захищені.