polistavrion_1-1-3-2.jpg
ЦЕРКОВНЕ ВИРОБНИЦТВО
ros
СТРІТЕНСЬКИЙ ЛИСТОК
listok

Записи с меткой «Лазарева суббота»

Лазарева суббота

Мы стоим на грани страстных дней, и на этой грани, в образе Лазаря и его воскресения, встает перед нами большая, радующая нас надежда: Господь крепче смерти, Господь победил ее – не только в том прямом смысле, в котором эта победа явлена телесным воскрешением Лазаря, но еще и в другом, который, может быть, еще непосредственнее относится к нам изо дня в день.

Бог создавал человека другом Себе; эта дружба, которая существует между нами и Им, еще углублена, сделана еще более тесной в Крещении нашем. Каждый из нас является другом Божиим, как назван был Лазарь; и в каждом из нас когда-то этот друг Божий жил: жил дружбой с Богом, жил надеждой, что эта дружба будет углубляться, расти, светлеть. Иногда это бывало в очень ранние дни нашего детства; иногда позже, в юношеские годы: в каждом из нас жил этот друг Христов.

А потом, в течение жизни, как цветок завядает, как истощается в нас жизнь, надежда, радость, чистота, – истощилась сила этого друга Господня. И часто-часто мы чувствуем, что в нас, словно во гробе, где-то лежит – нельзя сказать “покоится”, а именно лежит, страшной смертью пораженный, – четверодневный друг Господень, тот, который умер, к гробу которого сестры боятся подойти, потому что он уже разлагается телом…

И над этим другом как часто сетует наша душа, как часто сетуют и Марфа и Мария: та сторона нашей души, которая по своему призванию, по своим силам и возможностям способна молчать у ног Господних, слушая каждое Его слово, делаясь живой и трепетной от каждого животворящего слова Господня, и та сторона нашей души, подобная Марфе, которая способна была бы в правде и чистоте, с вдохновением творить в жизни дела Божии, которая могла бы быть не встревоженной служанкой, не мятущейся Марфой, какой мы часто бываем по образу растерявшейся Марфы евангельской, а трудолюбивой, творческой, живой Марфой, способной превращать своими руками, своей любовью, своей заботой все самое обыкновенное вокруг нас в Царство Божие, в явление любви человеческой и любви Божией.

Итак, эти две силы в нас, бесплодные, зашедшие в нас в тупик Марфа и Мария, сила созерцания и сила творчества, сетуют над тем, что умер друг Господень Лазарь.

И минутами близко-близко к нам подходит Господь, и мы готовы, как Марфа, воскликнуть: Господи, зачем Тебя не было здесь в момент, когда решалась борьба между жизнью и смертью, в момент, когда Лазарь еще был жив – только поражен насмерть, и мог бы быть удержан в этой жизни! Если бы Ты был здесь, он не умер бы… – И слышим Его слово: Веришь ли ты, что он воскреснет? – И мы тоже, как Марфа, готовы сказать: Да, Господи, – в последний день…

Но когда говорила Марфа, она сказала это с такой надеждой: Я всегда веровала, что Ты – Господь, и я верую, что Лазарь воскреснет в последний день!.. А мы говорим это печально, грустно: Да, в последний день воскреснет, когда уже, как говорит Великий канон, кончится жизни торжество, когда уже будет поздно на земле творить, когда будет поздно жить верой и надеждой и ликованием нарастающей любви…

Но Господь и нам говорит, как ей; говорит нашей безнадежности, как сказал ее совершенной надежде: Я – воскресение и жизнь! И если кто в Меня верует, если бы и мертв был – воскреснет…

И тут хочется вспомнить еще другое: Марфа не знала, что за три дня до этого Христос Своим ученикам говорил, что насмерть болен Его друг, не знала, что Он дал ему умереть, чтобы он воскрес, но уже богатый таким опытом, такой победой Божией, что уже ничто не могло его поколебать…

Пришел Господь и повелел Лазарю встать из мертвых: вот образ для нас. В каждом из нас он лежит – умерший, побежденный, окруженный нашим сетованием, часто безнадежным. А сегодняшнее Евангелие, на самой грани страстных дней, нам говорит: Не бойтесь! Я – воскрешение и жизнь! Тот друг Господень, который в вас жил, который в вас есть, который кажется безнадежно мертвым, от одного слова Моего может воскреснуть – и поистине воскреснет!

И вот войдем в страстные дни с этой надеждой, с уверенностью, что мы идем к Пасхе, к переходу от временного к вечному, от смерти к жизни, от нашей пораженности к победе Господней. Войдем в страстные дни с трепетом о том, как нас возлюбил Господь и какой ценой Он нам дает жизнь, войдем уже теперь с надеждой, со светом и с радостью грядущего воскресения.

митрополит Антоний Сурожский

МОВЧАННЯ ЛАЗАРЯ

Rising-of-Lazarus_Juan-de-Flandes-2020

Воскрешение Лазаря автор — Хуан де Фландес (1460 — 1519)

Мене завжди дивувало, чому про таке надзвичайне диво, як воскресіння Лазаря, згадує лише євангеліст Іоанн? Тепер я, здається, зрозумів. Незважаючи на всю значність і популярність, це був епізод сімейної історії.

Марфа, Марія, Лазар – це були свої, і, схоже, до цього сімейного кола якщо не по крові, то по духу належав і святий Іоанн, улюблений учень Спасителя.

І цей учень свідчить, що Христос теж був своїм у цій сім’ї: “Ісус же любив Марфу і сестру її та Лазаря” (Ін. 11:5), і про це знали всі.

От Лазар захворів, і сестри посилають до Ісуса: “Господи, ось, кого Ти любиш, нездужає” (Ін. 11:3). Христос любив Лазаря і, проте, дав йому померти, і ми знаємо, що для Господа це теж був подвиг: коли Він дізнався про кончину Свого друга, Він заплакав (див. Ін. 11:35).

Христос, Який плаче. Це дуже дорогі сльози, тому що Бог оплакує не Єрусалим, не Ізраїль, який гине, не самого Себе і Свої майбутні страждання – Він плаче про якогось Лазаря. Незначний чоловік, що нічим себе не проявив, відомий лише тим, що двічі помер і дружив з Богом.

Один з численних мільярдів тих, які жили, живуть і мають намір далі жити, а потім померти – маленьких, безіменних, звичайних людисьок; не геніїв, не імператорів, не філософів, а просто чиїхось братів, синів, друзів. Страшну таємницю відкриває нам євангеліст Іоанн про Христа: Він любить Свого друга, знає, що він помре, дозволяє йому померти і оплакує його смерть.

Ми звикли повторювати: Бог є Любов. Бог любить мене, і цих малюків, і стареньких. Любить. А знає ця Любов, що я помру, саме я, Його улюблений брат і син і друг? Знає. І плаче. І страшиться разом зі мною.

І дозволяє мені пройти цим сумним шляхом “усієї землі” (3 Цар.2:2), яким пройшов Сам, і знає, що це таке на власному досвіді. Чому ж я повинен померти?

Чому це має статися саме зі мною? Чи може хтось відповісти на це запитання? Мудрі віддають перевагу мовчанню. Навіть Лазар мовчить.

От гостре і тяжке питання: чому мовчить Лазар? Чому всі, хто помирав по-справжньому, зберігають мовчання, не пускаються в барвисті описи мук або обителей втіхи?

І Господь теж не дає відповіді. Він просто пропонує довіритися Йому, пройти Його шляхом. І не лише моє життя і мою смерть довірити Йому, але і життя і смерті тих, хто мені дорогий, і я знаю, якщо кому і можна довіряти, то це Він – Бог, Який може плакати. Він хворіє і помирає з кожним, люблячи кожного сильніше за всіх інших.

Лазар не просто помер. Він почав розкладатися. Є на світі процеси безповоротні. У мертве тіло, що розпалося, не може повернутися життя. Але життя повернулося, і тління повернулося назад. Бог окликнув Свого друга по імені: “Лазарю! Вийди геть” (Ін. 11:43).

Як це, напевно, страшно і радісно – почути Бога, Котрий кличе тебе по імені. Мій Автор і Творець, Котрий вигадав мене, полюбив мене, вигадав мені ім’я, – кличе мене, і чи може хтось не відгукнутися?

Як чудово одного дня почути своє ім’я з вуст Божих! Не потрібно жодних інших засобів, щоб пробудити від найміцнішого смертельного сну, від могильної дрімоти – нехай Бог назве тебе, бо жити – це відгукуватися на голос Божий.

Від цього голосу все стає на свої місця, зникає будь-який обман і морок. Голос Божий не сплутаєш ні з чим. Як бідна Марія, заплакана і самотня, упізнала Воскреслого Христа тільки, коли Він назвав її по імені. Вона думала: от садівник ходить цим сумним садом – убогий і безпритульний, як я, – він зрозуміє мене, підкаже, де шукати мертвого Бога.

– Маріє!

Вона, обернувшись, каже Йому: Раввуні! Що означає: Учителю! (Ін. 20:16).

Ми всі занадто добре знаємо, коли було Воскресіння Лазаря, яке значення воно має в євангельській історії. Відомо, що це “зухвале” диво остаточно зміцнило рішення юдеїв віддати Христа на смерть.

А ще це була маленька репетиція повстання від смертельної дрімоти кожного з нас – Божих дітей, друзів і братів. У дитинстві мама будила мене словами: “Вставай, соню, Царство Небесне проспиш”. Це її так бабуся навчила.

І вкладаючись спати, занурюючись у свій останній сон, я думатиму: не проспати б Царства Небесного; розбуди мене, Господи, вчасно, розштовхай, як слід, не соромся. І одного дня після довгого сну я почую цей ні з чим незрівняний голос:

– Саво, прокинься!

– Катю, вста-а-вай!

– Прокидайся, Сашко!

– Петю! Воскресай!

– Підіймайся, Олю!

– Годі спати, Васю!

– Прокидайтеся, діти, от – ранок Нового Дня!

архімандрит Сава (Мажуко)

Лазарь — друг наш

Сегодня Лазарева суббота. Мы вспоминаем замечательные слова, сказанные Господом о Лазаре: «Лазарос о филос имон» — Лазарь — друг наш (Ин.11,11). У Иисуса были свои, особые отношения со многими из встречавшихся с ним людей. Был любимый ученик — Иоанн, был любимый брат и сподвижник Иаков, был первый из учеников по верности и вере — Петр, был тайный ученик — Никодим, была любящая и любимая Мария Магдалина, но был и Друг. Другом был брат Марфы и Марии — Лазарь. И сегодня — день дружбы, настоящей дружбы. Не любви, не ученичества, но именно дружбы. Крепкой как обсидиан, нерушимой, верной до смерти. Настоящая дружба — такое же редчайшее явление в нашем разрушенном грехом мире, как и любовь, как ученичество, как братство. В некотором смысле дружба выше всех иных чувств, ибо она совершенно бескорыстна. В ученичестве есть жажда знания, в любви — душевное и даже физическое наслаждение от общения с любимым, в дружбе, настоящей бескорыстной дружбе есть только радость от того, что другой для тебя ценней, чем ты сам. Это и есть Друг. Таким другом был для Христа Лазарь — «филос имон». И когда Лазарь умер, Господь пришел вернуть ему эту, временную жизнь, совершить над ним чудо фактического воскресения. А Лазарь принял это чудо. Ради своего Друга он вернулся в эту мрачную земную жизнь из вечности и, как повествует предание, никогда больше не смеялся. После той жизни, эта была мрачна. Но ради Друга он вернулся, что бы все и видящие и слышащие о чуде воскрешения поверили во Христа. Одни поверили — и пошли за Ним, а другие, поверив, возжелали убить и Его, и Лазаря и убили Христа вскоре, а Лазарь уцелел и благовествовал о своем божественном Друге тридцать еще лет.

Великое дело — настоящая дружба! И, в пример Лазарю, Господь благоволил всех нас назвать друзьями Своими — «вы — друзья Мои». Мы для Него ценней, чем Сам Он для Себя. Потому и умер Он за нас. И нас призвал ценить Его более себя — «отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мной». В этом — тайна нашей победы над смертью и небытием, в этом — залог нашей с Господом взаимной дружбы. Подобно Лазарю, соглашаясь на Его зов «Лазаре, девро ексо!» — Лазарь, выходи! — и мы выходим вновь, приняв крещение и веру, в этот злобный мир, полный ненависти и взаимного соперничества, в мир, где так редка дружба, выходим, чтобы утверждать в мире нашего Друга. И мы знаем крепко, что как принял Он Лазаря через десятилетия служения в Свои объятия уже навечно, так примет и нас, если мы пребудем друзьями Его до конца. Он же нам не изменит. Это -точно, ибо Он есть не только Путь, и Истина, и Жизнь — Он есть и Дружба, истинная Дружба, которой нет конца ни во времени, ни в силе, ни в этом веке, ни в будущем. — «Вы — друзи Мои есте…» (Ин 15,14).

Лазарева суббота — особый день для меня. В этот день в 1978 г. (в тот год он пришелся на 22 апреля) я принял Святое Крещение в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне в Москве. Меня крестил священник Георгий Бреев, восприемником стал тогда молодой диакон Валентин Асмус, а привел меня к купели мой Друг Всеволод Семенцов, смиренно не решившийся сам стать крестным и попросивший быть им своего друга — о.Валентина. Меня крестили в пустом храме, тайно, без регистрации. Мы с Севой приехали с овощной базы, где трудились на ленинском субботнике. Я был натощак — перед смертью и воскресением есть не мог. Когда все на субботнике стали готовиться к традиционной выпивке под капусту и огурчики, мы тихо исчезли.

Помню, что когда я вышел из Храма после совершения таинства — мир стал для меня другим. Все люди сияли неземной красотой и во всех я видел тайну — они знают тот смысл, который только что открылся мне. Знают, только об этом не принято говорить. О таком молчат. — Постепенно, за несколько дней — вернулся я в привычное состояние ума, и мир тайны закрылся. Но я помню тот дар. Первый дар вновь обретенного мною Друга.

А как вещественная память осталась большая, зачитанная до полной растрепанности зеленая синодальная Библия (редкий дар в то время!) с надписью рукой Севы: «Дорогому Андрею на вечную память Георгий, Валентин, Всеволод. 22 апреля 1978 г.» Писать тогда тоже надо было с осторожностью…

А.Б. Зубов

Лазарева суббота

У меня есть друг.
Не важно, как его зовут на самом деле, назовём его, допустим, Мишка.

Миха всегда удивлял меня своим интересом к предкам. Очень значительную часть его мыслей, чувств, рассказов занимали истории про деда и бабушку, про оставшийся от прадеда самодельный топор, про далёкого пращура, который по семейной легенде основал город Ставрополь, поставив крест на горе Стрижамент.

У моего друга была трудная судьба. Его отец и брат погибли, когда Мише было пять лет. Он выплыл, а они утонули.

И я помню, как выпивший Миха протягивает мне руки и говорит: «Понимаешь, вот мои руки. Мой отец в них, и дед, и бабушка. Они все — во мне, они все — я. Они когда-то жили для того, чтобы появился я, такой вот я. Они сделали меня мной.

И когда Миха это говорил, он словно становился выше ростом. В маленьком худеньком пареньке проступало что-то от его предков, воинов, разбойников и следопытов, обитателей степей и основателей городов.

Никто из нас не упал с неба. За спиной каждого из нас стоит незримая армия — те, кто дал нам жизнь, кто боролся и выживал — сотни поколений. Мы не знаем всех имён и не помним этих людей, живших столетий до нас. Но мы плод их жизни, мы связаны с ними миллионом нитей, которые не сможем оборвать при всём беспамятстве страшного века.

Лазарева суббота — это день мёртвых. День НАШИХ мёртвых, которые живы, потому что есть мы. Они в нас.

И молитва о упокоении — это молитва о нас самих. От того, что эти связи невидимы, они не стали неважны. Мы зависим от наших мёртвых, даже если не понимаем этого. И наши павшие нас не оставят в беде.

Но и мёртвые зависят от живых. В удивительном Божьем мире так заведено, что воля связана с телом. Человек не может покаяться после смерти, потому что ему нечем это сделать. И потому мучения бесконечны — мёртвый не меняется. Страшная притча о богаче и Лазаре (не том, из Вифании, чью память мы будем чествовать завтра, а другом) говорит об этом вполне однозначно.

Зато меняется живой — и живые могут дотянуться до мёртвых. Силой своей любви, своей молитвой и милостыней мы помогаем тем, кто ушёл. Помните, мы связаны, и эта связь работает в обе стороны.

Владимир Берхин

Лазарь во вратах смерти

Воскрешение Лазаря – это чудо, от которого невозможно спрятаться. Но отозваться на него можно по-разному.

В XIX–XX веках, когда либеральные богословы начали страшно стесняться сверхъестественных элементов в Евангелии, появились различные теории, которые должны были объяснить чудеса так, чтобы «современный человек», скептически относящийся к «библейскому миру духов и чудес», мог принять этическое учение Иисуса, не спотыкаясь на каждом шагу об «нарушение законов природы». Исцеления можно было объяснить тем, что многие болезни носят психосоматический характер, и религиозный Учитель, окруженный почтением и страхом, действительно мог повлиять на состояние больных. Умножение хлебов – тем, что яркий лидер побудил людей разделить те запасы, которые они принесли с собой (и до того скрывали друг от друга), так что на всех хватило. Эти объяснения крайне натянуты, но в евангельской истории наступает момент, когда они становятся полностью невозможны.

Воскрешение Лазаря. Лазарь не страдал психосоматическим расстройством, при котором мог бы помочь хороший психотерапевт. Он был за той гранью, где помощь уже не нужна и невозможна, – он был мертв. Когда человек еще жив и только приближается к вратам смерти, его близкие на что-то надеются – на чудеса, которые может сотворить израильская, немецкая или еще какая-нибудь медицина, на какую-нибудь суперсовременную клинику, на лечение в которой еще можно успеть собрать деньги, на медицинское светило, которое может помочь, – и иногда их надежды оправдываются. Но когда человек уже мертв – он мертв. Время надежды истекло; врата смерти затворились навсегда, еще раз напомнив, что они ожидают всех нас.

Люди плачут над покойником – плачут над умершим, над своей потерей, над смертью, которая неизбежно ожидает их всех. Марфа и Мария плачут над гробом Лазаря – и Иисус плачет вместе с ними.

Но вот Он повелевает отвалить камень от двери гробницы – и совершает чудо. «Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон» (Ин. 11: 43). Воскрешение Лазаря не могло не вызвать в памяти всех, кто его видел, слова псалма: «Бог для нас – Бог во спасение; во власти Господа Вседержителя врата смерти» (Пс. 67: 21). Харизматический целитель может вылечить болезнь. Но Тот, Кто может вызвать умершего из-за врат смерти, может быть только Богом.

И мы видим реакцию людей.

«И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет. Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус. Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино. С этого дня положили убить Его» (Ин. 11: 44–53).

Этот короткий рассказ – о том, что есть вера и что есть неверие. Все присутствующие видят одно и то же чудо – но реагируют по-разному. Все получают удостоверение, что перед ними – Мессия Божий; более того – Кто-то, уверенно демонстрирующий власть, которая может принадлежать только Одному Богу. Происходящее не оставляет места для сомнений – и никто не сомневается, что чудо произошло. Но люди реагируют по-разному.

Одни «веруют в Него»; другие бегут к Его врагам, потому что хотят как-то наконец избавиться от этого Чудотворца. Первосвященники и фарисеи не отрицают, что Он творит чудеса. Это невозможно отрицать. Более того, этим-то они и встревожены. Они верят в реальность Его чудес – но не верят в Него в том смысле, что не хотят довериться и покориться Ему.

Неверие – это не вопрос нехватки удостоверений. Это вопрос ожесточения воли, которая отвергает любые удостоверения, и чем более несомненными они являются, тем с большим ожесточением отвергает.

Противники Иисуса полагают, что, если «все уверуют в Него», поднимется восстание против римлян, римляне придут и утопят его в крови. Чтобы предотвратить такое развитие событий, Его надо уничтожить. Нам со стороны это кажется полным безумием: как вы собираетесь уничтожить Того, Кто только что показал Свою власть над смертью? Но им это кажется трезвым расчетом, обдуманной политической необходимостью. Они учитывают воспламенимость толпы, жестокость римлян, соотношение военных сил – но не Бога; они прекрасно знают, но не хотят знать, видят – но не хотят видеть.

Так устроено неверие – любое, и наше в том числе. Дверь нашего сердца открывается изнутри; пока мы держим ее на запоре, перед дверью может происходить всё что угодно, какие угодно чудеса. Она не откроется, пока мы ее не откроем. Уверовать – это не значит «удостовериться» в реальности Бога и Его чудес. Первосвященники и фарисеи были вполне удостоверены. Уверовать – это значит покориться и довериться. Не «получить новую информацию», а совершить акт воли, развернуться к Богу. Принять то, что мы уже знаем: Бог пришел на землю в лице Иисуса Христа, умер за наши грехи и воскрес из мертвых. Прийти в Церковь, где Он пребывает среди Своих верных, поклониться Ему, вверить Ему свою жизнь.

Тогда придет день, и мы услышим тот же Голос, повелевающий нам выйти из наших могил к незаходимому свету жизни будущего века. Как поет Церковь:

«Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже. Темже и мы, яко отроцы победы знамения носяще, Тебе победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен Грядый во имя Господне».

 

Сергей Худиев

Лазарева Суббота — «чаю воскресения мертвых»

Voskreshenie_Lazarya

Дни Великого поста Церковь завершает двумя лучезарными собтиями: воскрешением Лазаря, проведшего четыре дня во гробе, и торжественным входом в Иерусалим. Иудеи надеялись провозгласить Христа Царём Израиля, чтобы Он прогнал римлян и восстановил славу израильского Царства, как было во времена Давида и Соломона. Их надежды не отрывались от земли. Они не искали крыльев вечности. Свои надежды они выразили торжественной встречей Христа, входящего в Иерусалим.  Господь вошел в Иерусалим, чтобы вознести на крест и победить человеческий грех, некогда воспринятый в водах Иордана. Человек способен противостоять греху, а Богу содействующу, и побеждать грех. Но есть ещё один враг у человека–смерть. Преодоление смерти не во власти человека. Человек не может одолеть смерть. Господь воспринял человеческую природу, тело и душу, чтобы соединить со Своей Божественной природой, пронизать божественными энергиями. Его человеческое тело становится неподвластным смерти. Господь преодолевает смерть воскресением из мёртвых. Смерть не смогла удержать во гробе Начальника жизни. Смертию он победил смерть.

       Накануне тех страшных дней, когда Христос приближается к крестным страданиям и смерти, приходит в Вифанию, в дом Лазаря и сестёр его Марфы и Марии и находит Лазаря умершим. О смерти Лазаря Он узнал не случайно. Когда Он был в Галилее, Марфа послала Ему весть, что Лазарь болен. Христос ответил: «Эта болезнь не к смерти, а к славе Божьей». А потом сказал ученикам: «Лазарь умер, Я иду разбудить его». Вместе с учениками Иисус вернулся в Вифанию. Марфа встретила Его словами:
—   Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой.   — Господь ответил:
— Воскреснет брат твой.
— Знаю, что воскреснет в последний день.
— Я–Воскресение и Жизнь. Веруешь ли этому?
— Верую, что Ты- Христос Сын Бога Живаго, пришедший в мир. — Господь идёт ко гробу Лазаря. Его встречает Мария. В её словах упрёк и боль о потерянном брате:
— Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. – Приблизившись ко гробу Лазаря, Господь видит плачущих сестёр, и много родных и соседей в печали. и Сам «возмутился духом и прослезился Иисус». Он знает Свою власть над смертью и все же плачет о Лазаре. Печаль о смерти для нас естественна. Каждый знает, что умрёт, а опыт воскресения нам не ведом. Господь приблизился ко гробу и сказал:

—   Уберите камень. — Марфа предостерегает:

—   Господи, уже четыре дня во гробе, и тело издаёт запах тления.

—   Разве Я не сказал тебе, веруй, и увидишь воскресение. — Когда убирали камень, Иисус обратился к Отцу Своему с молитвой, а потом возгласил громким голосом:

—   Лазарь, выйди вон! — И умерший вышел, обвязанный пеленами. Господь сказал:

— Развяжите его и пусть идёт. — Народ потрясён увиденным, славит Бога и радуется удивительному событию, может быть не до конца понимая его смысл. Воскрешением Лазаря Господь предваряет собственное воскресение из мёртвых. Сегодня мы, братья, входим в страстные дни. В сердце каждого из нас, как во гробе лежит друг Божий, обернутый в погребальные пелены. Каждый из нас стал другом Божьим через крещение, обещаясь Богу в любви и верности. Тогда в нас родилась и радость о том, что с нами Бог. Тогда всем сердцем, мы стремились к Нему и душу согревала надежда. Шло время, душа остывала в беззаботности о любви и вере, очерствела и окаменела. Теперь в нашем сердце лежит этот друг Божий, ожидая чуда воскресения через слезы покаяния. Творческая сторона души, как заботливая Марфа печётся об этом друге, а созерцательная сторона души, подобно Марии, молится о брате Лазаре. И рождает надежду. Так светильник, воззженный событиями воскрешения Лазаря и входа в Иерусалим, будет светить, когда войдём в страшные дни страстной седмицы, чтобы вместе со Христом пройти до Креста и гроба и с Ним ожить в светоносной день Пасхи.

О, Царь и Бог мой! Слово силы

Во время оно Ты сказал, —

И сокрушен был плен могилы,

И Лазарь ожил и восстал.

Молю, да слово силы грянет,

Да скажешь «встань!» душе моей, —

И мертвая из гроба встанет,

И выйдет в свет Твоих лучей.

И оживет, и величавый

Ее хвалы раздастся глас

Тебе – сиянью Отчей славы,

Тебе – умершему за нас!

«Лазарь! иди вон» — это голос Божий, перед которым не могут устоять никакие силы, никакие затворы адовы, никакая смерть. Это зов, обращенный к каждой душе человеческой. Каждого из нас Господь позовет по имени в день воскресения. Имя «Лазарь» означает «Бог мне Помощник».  Господь хочет дать большее, чем просто вернуть во временную жизнь, там, где горе и плач. Он хочет вывести души человеческие из той области смерти, где нет света, нет радости, нет Бога, вернуть их к той полноте жизни, для которой создан человек. Как сказал Христос сестре Лазаря: «Воскреснет брат твой» — так каждому из нас говорит сегодня: «Воскреснет твой отец, твоя мать и твой сын, твой муж, твой друг. Я есмь воскресение и жизнь». Лазарь, являя послушание Господу, воскресает из мертвых. А души наших умерших оживают от слышания голоса Бога и трепетно ждут того часа, когда будет повеление Божие о всеобщем воскресении.

прот. Павел Адельгейм

Лазарева суббота: история, смысл, иконы, проповеди (+Аудио, Видео)

21382.p

Лазарева суббота — день накануне Вербного воскресения — завершает Великий пост. В этот день вспоминается, как Христос воскресил своего друга Лазаря, умершего за четыре дня до того.Это воскресение стало прообразом воскресения Христова, это чудо Христос совершил перед тем, как выйти на путь крестных страданий.

 

Лазарева суббота: история, смысл, иконы, проповеди (+Аудио, Видео)

РОЗДУМИ ПРО ГОЛОВНЕ
  • Ушедший от Бога, уходит и от самого себя. архиепископ Иоанн (Шаховской)
ДОПОМОГТИ У БУДІВНИЦТВІ
Храм Стрітення Господнього © 2012-2022. Всі права захищені.