november_2017.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Великий пост»

Неделя преподобной Марии Египетской

В пятое воскресенье Великого поста Церковь празднует память преподобной Марии Египетской, святой подвижницы, которая является образом глубокого искреннего покаяния, приносящего великий плод.

Вы все помните ее житие. Помните, что юность ее прошла в беспутстве, что она была блудницей, куртизанкой, падшей женщиной в большом развращенном городе в Египте, что она стала святой из великой грешницы. Но, несмотря на такой образ жизни, в сердце Марии, наверное, была какая-то искра Божия, притягивающая ее к Богу. Она не понимала, что живет не так, как требует заповедь Господня, не так, как требует совесть. Она считала, что никому не приносит зла.

Однажды отправлялся большой корабль с паломниками, богомольцами в Святую Землю, и Мария решила отправиться с ними. Вначале у нее не было даже мысли, что это будет паломничество в Святые места. Она просто хотела весело провести время с людьми, которые отправлялись в путешествие на корабле.

В таком настроении она и плыла, и высадилась на берег у Яфы в Святой Земле, и вместе с толпой богомольцев отправилась в Иерусалим. Сотни и тысячи людей вереницей двигались к храму Господнему, чтобы поклониться месту, где стоял Крест Христов и гробница, куда было перенесено Пречистое Тело Господа.

Шли купцы, князья, воины, горожане, крестьяне — люди разных народов, говорящие на многих языках. И вся эта пестрая многоликая толпа вливалась в храм Воскресения. И Мария шла с ними… Но, когда она подошла к воротам, какая-то сила оттеснила ее и не дала ей войти. Сначала она думала что просто толпа мешает ей попасть внутрь, но потом убедилась, что все люди, мужчины и женщины, которые шли рядом с ней, в конце концов вошли в церковь, а она все время остается за порогом. Так прошло десять минут, полчаса, час — какая-то незримая сила не пускала ее в храм.

В этот момент все и произошло в ней: она поняла, что недостойна переступить порог Дома Божия, что Господь загородил ей путь. И с этого времени начинается ее жизнь в покаянии.

Мария полностью изменила свой образ жизни и осталась в Святой Земле, чтобы искупить свои грехи. Но невольно у вас может возникнуть вопрос: почему именно эту женщину Господь таким удивительным знамением остановил, и почему Он нас с вами не останавливает? Почему туда входили толпы людей, и, наверняка, среди них были грешники, быть может, гораздо большие, чем эта бедная египетская куртизанка, блудница? Она, может быть, и попала в свое положение по бедности и легкомыслию. Почему она одна была остановлена? Почему Бог выбрал ее? Если положа руку на сердце, каждый подумает, то эта сила должна была бы и нас отбросить от порога храма, ибо и мы недостойны войти туда по своим грехам.

Прямого ответа житие нам не дает, но мы можем догадаться, в чем тут дело. Почему она избрана? Потому что, по-видимому, в этой невежественной, падшей, молодой, несчастной женщине была большая душа. Господь ее отметил, ее остановил, чтобы пробудить ее совесть. Она хотела прийти и поклониться Гробу Господню в простоте своего сердца, казалось бы, испорченного, но на самом деле, в глубине чистого. Она не просила у Бога ничего, а только хотела прийти и встать перед местом Его Голгофы. Наверное, туда пришли тысячи людей, которые молились — одни о здоровье, другие о богатстве, третьи об успехах в своих делах, четвертые молились за своих детей — у каждого человека найдется своя нужда, — а она ничего не просила, она только хотела приблизиться к Господу, и больше всего ее убило, что даже это ей было запрещено.

Это должно нас с вами привести к важной мысли. Хотя Господь повелевает нам: «Просите и дастся вам», — все-таки самое главное — это просить у Бога не даров Его, а того, чтобы Он Сам, Его Сила, Его благодать, Его любовь были с нами.

Сегодня мы в Евангелии читали, как двое учеников — незадолго до распятия, — воображая, что Господа ждут слава и почести, просили у Него, чтобы Он у Своего престола поставил и их по правую и по левую стороны. Если бы они чувствовали, что переживает в это время Господь, приближаясь к месту Своего страдания, они бы не стали к Нему обращаться с такой просьбой. Но они были заняты своими мечтами, своими желаниями и поэтому они просили. Не так ли и мы с вами, когда стоим перед Крестом Христовым, обращаемся к Господу только с тем, что нам нужно.

Каждый из вас знает, что когда у нас нет особой нужды, когда у нас все спокойно, молитва наша начинает охладевать, она еле теплится, нам надо понуждать себя встать на молитву. И, наоборот, в отчаянных обстоятельствах, в болезнях, в трудностях, в испытаниях — вот тут-то, когда гром грянул, мужик и перекрестится. Значит, нас только нужда, как оказывается, побуждает к молитве. Значит, если бы у нас было все благополучно, если бы Господь дал нам все дары, о которых обычно мечтают люди, — здоровье, успех, благополучие в семейной. жизни, в работе — мы, может быть, тогда и молиться бы не стали? Мы бы, поблагодарив Его холодно, рассеянно, быстро бы забыли об этом? Да, так бывает, и все мы знаем это по своему горькому опыту. Так бывает…

Но вот в псалме 26-м, который часто повторяем: «Господь просвещение и Спаситель мой, кого убоюсь я…», — сказано о людях, которые искали Самого Господа, потому что им уже ничего не нужно на Земле. Вот самое главное — возлюбить Господа Бога всем сердцем своим, всем помышлением своим, всею крепостию своею. «Взыщите лица моего», — говорит Господь через псалмопевца. Значит, взыщите не только даров Моих, которые Я даю вам, а взыщите Самого Меня. Любовь ко Христу есть основа нашей духовной жизни. Если этого не будет, мы будем, как язычники, которые приходят получить у своих богов то, что им сегодня нужно.

Наша молитва должна очиститься от корысти. То, что мы просим, как дитя просит у матери, так и нужно делать, но ведь дитя любит свою мать. Оно же не только тянется к руке, которая дает подарок или что-нибудь нужное. Дитя тянется к самой матери, потому что она любит его и потому что у него есть любовь к той, которая его родила и носила на руках.

И наша молитва должна быть именно такой! Не только дающую руку Господню видеть и тянуться к ней, но и Самого Господа видеть, который всегда должен быть перед нами, — как бы распятый перед нашим лицом.

протоиерей Александр Мень 

Великий Акафист Божией Матери

 

Cуббота пятой недели Великого Поста — особенная суббота. В пятницу, накануне, на праздничной утрене, читается Великий Акафист Божией Матери. Такой день бывает только один раз в Церковном году.

Ака́фист, — с греческого переводится как неседальная песнь, то есть «песнь, которую поют не садясь, стоя». В древности искусство церковной поэзии было очень развито, и кондак нынешнего акафиста представлял из себя самостоятельное и большое поэтическое произведение. Так известный кондак (Самое слово «кондак» греч. κόντάκιον произошло от κοντός — палочка, на которую наматывался свиток пергамента с текстом. Кондак в его теперешнем облике и объеме — небольшое песнопение в одну, две строфы.) «Взбранной Воеводе …», сначала тоже был песней, славящей Божию Матерь, звучал по другому, и состоял из множества строф и выражающий благодарность за неоднократное спасение от врагов варваров, покушавшихся на Константинополь с 626 года. Тогда авары и славяне стояли у стен Константинополь, и только заступничество Божией Матери спасло город.

Известные нам слова кондака «Взбранной Воеводе Победительная, яко ибавльшеся от злых…» появились тогда же, в 626 году и их автором предположительно был святой роман Сладкопевец. Кондак превратился в победную благодарственную песнь, обращённую к Богородице от лица «Ея града», то есть Константинополя, избавленного от «злых». В современном (по крайней мере с XV века) церковнославянском переводе слова «град Твой» заменены на «раби Твои». Текст «Взбранной Воеводе…» стал зачином, как бы предисловием уже существовавшей к тому времени песни-поэме, славящей Пресвятую Богородицу. Зачин этот стал первым кондаком в тексте современного Великого акафиста, читаемом на празднике Похвалы Пресвятой Богородицы.

Храм во Влахерне на месте того храма, где первый раз прочитали акафист Пресвятой Богородице

Наше почитание этого праздника символично. Первый раз в истории Церкви, как церковный гимн, Великий акафист был прочтен во Влахернском храме, ночью, патриахом Константинопольским Фотием, после чудесного избавления города от неприятельского флота россов, наших предков, осаждавших город в 860 году. Император Михаил III спешно вернулся из пограничной армии в столицу и вместе с Фотием погрузил в море Ризу Богородицы. Внезапно поднялась сильная буря и разметала суда русов, после чего те бежали. Вот как описывается это чудо в «Повести временных лет»: «… и вынесли они с песнями божественную ризу святой Богородицы, и смочили в море ее полу. Была в это время тишина и море было спокойно, но тут внезапно поднялась буря с ветром, и снова встали огромные волны, разметало корабли безбожных русских, и прибило их к берегу, и переломало, так что немногим из них удалось избегнуть этой беды и вернуться домой.»

Тогда, в 860 году, на Константинополь нападали воинственные росы, наши предки.

«Потом набег росов (это скифское племя, необузданное и жестокое), которые опустошили ромейские земли, сам Понт Евксинский предали огню и оцепили город (Михаил в то время воевал с исмаилитами). Впрочем, насытившись гневом Божиим, они вернулись домой — правивший тогда церковью Фотий молил Бога об этом, — а вскоре прибыло от них посольство в царственный город, прося приобщить их божьему крещению. Что и произошло» (Theoph. Cont. 196.6-15; цит. по: Продолжатель Феофана. С.84).

С тех пор христианская вера стала распространяться в среде россов. В 988 году, то есть через 128 лет после этого события, Русь крестилась. Мы, потомки россов, избавить от нашествия которых, просил Божию Матерь патриарх Фотий: «Взбранной воеводе победительная!», теперь и сами, вечером в пятницу, придя в храм, будем славить Божию Матерь этими же словами, так как в IX веке Церковью было установлен праздник названный Похвала Пресвятой Богородице в честь чудесных избавлений от врагов Ее заступничеством. День праздника был назначен на пятую субботу Великого Поста. Постепенно сложилось чинопоследование чтения Великого акафиста в день праздника. Этот Великий акафист, единственный в своем роде, так как все остальные акафисты были написаны в подражание ему, первому. На особенной службе, которая бывает единственный раз в году в праздник Похвалы Пресвятой Богородицы, мы будем молиться, и просить Божию Матерь освободить нас от всяких злых. Ведь теперь Она и наша заступница.

по материалам сайта «Нескучный сад»

Сегодня «Мариино стояние»

Фото: pravostok.ru

Сегодня на вечернем богослужении будет прочитан целиком Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского. Тот самый, который мы читали в первые четыре дня Великого поста. Служба  получила название «Мариино стояние» в память преподобной Марии Египетской, чей покаянный подвиг мы будем вспоминать в эти дни.

До XIV столетия на Руси придерживались Студийского Устава, который предписывал петь Великий Покаянный канон на Пятой седмице Великого поста. Иногда канон при этом дробили на части, иногда – он целиком входил в состав воскресной церковной службы. Традиция петь канон частями в первые четыре дня Великого поста предусмотрена в Иерусалимском Уставе.

Когда в XIV веке Русская Церковь перешла на Иерусалимский устав, она восприняла, соответственно, и эту традицию.

СЕМЬ НЕДЕЛЬ БЕЗ НАРКОЗА

Смысл поста не в том, чтобы мы с выгодой не ели, но в том, чтобы приготовленное для тебя съел бедный вместо тебя. Для тебя это вдвойне благо: и сам ты постишься, и другой не голодает. Св.Иоанн Златоуст

В последние годы у нас стало модным поститься. Великий Пост теперь соблюдают не только православные христиане, но и люди, весьма далекие от Церкви. Вместе с христианами они на семь недель ограничивают себя в употреблении определенных видов пищи, добросовестно соблюдают пост в гастрономической его части, но при этом не посещают богослужения, не молятся и не участвуют в Таинствах. Мотивы такого поведения понятны — нецерковные люди считают, что пост полезен для здоровья, и воспринимают его просто как некоторую разновидность диеты. С этим трудно не согласиться. Действительно, отказ от пищи животного происхождения помогает сбросить лишний вес, нормализует работу органов пищеварения, снижает уровень холестерина в крови… Все это так, поэтому постятся сегодня многие. О начале Великого Поста сообщают дикторы новостных радио- и телепрограмм, в ресторанах и кафе появляются специальные «постные» меню, а газеты и журналы публикуют разнообразные рецепты постных блюд.

Ничего предосудительного здесь, конечно, нет. Очень хорошо, что наш народ осознал наконец благотворность диетического питания и не уподобляется в этом вопросе гоголевскому Собакевичу, мечтавшему повесить на своих воротах немца, придумавшего диету.

С неверующими людьми все ясно — они заботятся о своем здоровье.

Но для чего постятся сами православные? Должен же быть в отказе христиан от мяса и молока какой-то особый, религиозный смысл. Да и многие нецерковные люди, быть может, неосознанно, но почему-то чувствуют, что пост — совсем не только диета. Так, может быть, Богу не угодно, чтобы люди ели эти продукты, потому что они содержат в себе нечто, оскверняющее человека? Ведь и другие вероучения в той или иной степени предполагают отказ от мяса. Иудаизм запрещает есть мясо целого ряда животных, к примеру — свинину. В исламе уже не только употребление в пищу — даже случайное прикосновение правоверного к свинье считается грехом. А религия кришнаитов вообще предполагает категорический отказ от мясных продуктов, там никакое животное не может служить пищей для человека.

И если православные христиане отказываются от животной пищи не навсегда, а лишь на время, то, может быть, их пост менее угоден Богу, может, стоит поститься как-то более радикально, например, по-кришнаитски?

Немного о животных

Иногда одно и то же явление может иметь совершенно разные причины. И для того, чтобы дать верную оценку различным видам воздержания от мясной пищи в разных религиозных традициях, необходимо сначала выяснить — что же именно является побудительными мотивами такого воздержания?

Почему кришнаиты не едят мяса? Традиционное объяснение подразумевает, что во всех ведических религиях жизнь любого животного считается неприкосновенной, и даже смерть таракана, случайно раздавленного в темноте тапком, монахи-джайны, например, переживают как непреднамеренное убийство живого существа. Но причина такой щепетильности вовсе не сентиментальной любви к братьям нашим меньшим.

 

Кришнаиты верят, что после смерти одного тела человек продолжает существование, переселившись в другое. Причем, не обязательно в человеческое: тот, кто жил неправедно, может получить новое воплощение в теле животного, насекомого или рыбы. Священные тексты вайшнавов прямо говорят, что: «…Питающийся плотью существ, рождается в животной форме жизни, где его и поедают те, кого он съел». С такими взглядами на фауну кришнаит, естественно, не может употреблять в пищу продукты животного происхождения. Вот только любовь к животным здесь совершенно не при чем.

Лишь в христианском мире могла появиться оптимистическая поговорка «Бог не выдаст — свинья не съест». У кришнаитов же любителей полакомиться жареной свининкой свинья съедает в будущей жизни автоматически, в полном соответствии с кармическим принципом сохранения вещества и энергии. И даже сам Кришна не может ей в этом помешать.

В иудаизме и исламе причина отказа от некоторых видов мяса совсем иная: гнушаясь есть свинину или зайчатину, мусульмане и иудеи предполагают, что Бог создал животных, разделив их на «чистых» и «нечистых». Следовательно, тот, кто ест «нечистое» мясо — сам становится нечистым перед Богом. Такое мировоззрение имеет свои корни в особенностях их интерпретации текста Библии, где действительно присутствует разделение животных на «чистых» и «нечистых». Ислам и иудаизм трактуют эти места Священного Писания буквально. Христианство, напротив, усматривает в таком разделении всего лишь педагогический смысл. По словам святителя Фотия, Патриарха Константинопольского, «…чистое стало отделяться от нечистого не с начала мироздания, но получило это различие из-за некоторых обстоятельств. Ибо поскольку египтяне, у которых израильское племя было в услужении, многим животным воздавали божеские почести и дурно пользовались ими, которые были весьма хороши, Моисей, чтобы и народ израильский не был увлечен к этому скверному употреблению и не приписал бессловесным божеское почитание, в законодательстве справедливо назвал их нечистыми — не потому, что нечистота была присуща им от создания, ни в коем случае, или нечистое было в их природе, но поскольку египетское племя пользовалось ими не чисто, но весьма скверно и нечестиво. А если что-то из обожествляемого египтянами Моисей отнес к чину чистых, как быка и козла, то этим он не сделал ничего несогласного с настоящим рассуждением или с собственными целями. Назвав что-то из боготворимого ими мерзостью, а другое предав закланию и кровопролитию и убийству, он равным образом оградил израильтян от служения им и возникающего отсюда вреда — ведь ни мерзкое, ни забиваемое и подлежащее закланию не могло считаться богом у тех, кто так к нему относился».

Для христиан разделение животных на субстанционально «чистых» и «нечистых» категорически неприемлемо, это легко можно понять из слов св. апостола Павла о том, что …нет ничего в себе самом нечистого (Рим. 14, 14) и что …всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно, если принимается с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою (1 Тим. 4, 4). Но, в таком случае, почему же православные все-таки воздерживаются в пост от мяса?

Как в пост не «оскоромиться»

В житии свт. Спиридона Тримифундского есть поучительная история, открывающая православный смысл поста и показывающая правильное к нему отношение:

На первой неделе Великого Поста, в пятницу, пришел к свт. Спиридону странник, христианин. При епископе жила дочь его. Епископ говорит ей: «Нет ли у нас угощения страннику?». Дочь ответила: «Отец мой! Ты не вкушаешь ничего в эту неделю, и я стараюсь подражать тебе, поэтому у нас нет никакой пищи приготовленной; а есть от мясоеду остаток свиных мяс». Епископ говорит: «Поставь это мясо на стол и приготовь нам трапезу». Дочь исполнила приказание отца; угодник Божий пригласил к столу своего гостя и сам сел с ним, чтоб кушать. Странник сказал: «Я — христианин, и не ем мясного в Великий Пост». Епископ ответил: «Потому-то, что ты христианин, а не иудей, и должен ты есть; мы воздерживаемся от мяса не потому, чтоб оно было нечисто, или чтоб в этом была какая добродетель, как воздерживаются от него иудеи, но чтоб телеса наши не отягчились объядением. В отличие от остальных мировых религий, отказ от мяса в Православии не несет в себе вероучительного смысла. Невкушение той или иной пищи не является для христиан самоцелью. Существует много причин, по которым человек может не соблюдать телесный пост, например, беременность, старость, нищета, болезнь. Во многих случаях врачи запрещают больным отказываться от скоромной пищи, и Церковь никогда не призывала нарушать их предписания. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал своей заболевшей сестре: »…Непременно вкушай говяжий бульон и другую нужную по требованию твоего тела мясную пищу. Церковь положила в известные времена воздержание от мясной пищи для того, чтоб непрестанно употребляемая мясная пища не разгорячала безмерно тел, чтоб они на растительной пище постнаго времени прохлаждались и облегчались, а не потому, чтоб употребление мяса заключало в себе собственно какой грех или нечистоту. И потому удаление от мяса при необходимости и болезни есть грубый предрассудок русского человека, обременившего небесную религию многими своими национальными дебелостями«.

Взгляд на скоромную (т.е. — непостную) пищу как на что-то нечистое, способное осквернить постящегося христианина, святитель Игнатий считал грубым суеверием и профанацией евангельского учения.

К сожалению, и сегодня в среде верующих людей можно столкнуться с подобным отношением к телесному посту. Вот человек Великим Постом съел кусочек домашнего печенья или пирога, и вдруг выяснилось, что эта пища была приготовлена на молоке и яйцах, — и начинаются расстройства с переживаниями: „Ой, как же это я оскоромился! Теперь весь пост — насмарку“. Оскоромился — звучит почти как „осквернился“! Человеку кажется, что смысл поста лишь в том и заключен, чтобы питаться только овощами и готовить их исключительно на растительном масле. И даже случайно съеденный кусок скоромной пищи может, по его мнению, лишить пост некоего сакрального значения.

На самом же деле, никакой мистики в воздержании от пищи Церковь никогда не подразумевала. Отказ от мяса, молока, яиц и других продуктов животного происхождения в православном понимании бесконечно далек от мусульманского страха перед „оскверняющей“ свининой, и действительно в чем-то даже ближе к обыкновенной системе диетического питания. Но есть между постом и диетой существенная разница. Диета по медицинским показаниям обычно соблюдается человеком для исцеления телесных болезней. Цель христианского поста — исцеление болезней души.

Самоотверженный культурист

Между режимом питания и состоянием души существует определенная связь: чем больше внимания человек уделяет своей плоти, тем меньше он заботится о душевной пользе. И речь идет вовсе не о банальном обжорстве. Служить своему телу можно весьма самоотверженно и аскетично, но принцип обратной зависимости от этого не изменяется.

Есть такой странный вид спорта — бодибилдинг. Само название говорит о том, что главной целью в нем является строительство собственного тела, увеличение объема мускулатуры. Ежедневно по несколько часов культурист мучает себя на тренажерах, методично таскает железо, выполняет силовые упражнения, поглядывая в зеркало — есть ли результаты? Стало ли его тело более мускулистым, чем несколько дней назад? Культурист не стремится быть „самым-самым“. При равном весе штангист — сильнее его, а уж отправить в нокаут стокилограммового качка может и квалифицированный боксер-средневес. Но это его не смущает, у него другая задача — он растет, он увеличивает мышечную массу. Для строительства тела ему нужен строительный материал, и культурист соблюдает определенный режим питания: ест мясо, жует молочные смеси для детского питания, пьет протеиновые коктейли, одним словом — составляет свой рацион из продуктов, богатых животным белком. То есть как раз из тех, от которых христианин в пост отказывается.

Такое различное отношение к одной и той же еде, очевидно, предполагает и различие поставленных целей. Культурист усиленно питается для того, чтобы нарастить мускулы и насладиться сознанием собственного превосходства над менее „раскачанными“ согражданами. Христианин, напротив, ограничивает себя в пище и ослабляет свое тело для того, чтобы увидеть в своей душе грехи и недостатки, понять, что ни о каком превосходстве над другими людьми даже речи быть не может, и попытаться с Божией помощью привести свой внутренний мир в более здоровое состояние.

И не случайно именно в первую неделю Великого Поста в православных храмах каждый день многократно звучит покаянная молитва Ефрема Сирина „Господи, Владыко живота моего…“, которая заканчивается словами: „…даруй мне видеть прегрешения мои и не осуждать брата моего вовек“. Оказывается, видеть свои грехи — не естественная способность человека, а — дар Божий. И постятся христиане как раз для того, чтобы сделать себя способными к восприятию этого дара.

Незадачливый астроном

Чем дальше мы удаляемся от источника света, тем чаще оступаемся, падаем в грязь и пачкаемся. Это, в общем-то, не так уж и страшно — можно ведь умыться, почистить одежду и опять быть в порядке. Но в том и проблема, что увидеть себя грязным в темноте невозможно. Для этого нужно вернуться к свету.

Человек часто не видит своих грехов, потому что грех — это уклонение от Божьей воли, отпадение от Бога. И чем больше мы грешим, тем дальше удаляемся от своего Создателя, рискуя уйти в такую духовную тьму, где уже и непонятно будет, в каком направлении возвращаться. Мы чувствуем, что много раз упали, что мы — в грязи, и понимаем, что, если ничего не изменить в своей жизни, то блуждание во мраке может закончиться для нас сломанной шеей.

Бог не связывает нашу волю и дает нам свободу уйти от Него, когда мы этого захотим. Но никогда Он не забывает о своих заблудившихся детях. Мы не в силах вернуться к Богу из темных дебрей своей самости. Но мы всегда можем позвать Его, осознав свою беду и беспомощность. И Господь обязательно ответит на этот зов, коснется нас лучами Своей благодати. Только тогда, в этом свете Божией любви мы сможем увидеть, как искалечили и запачкали свою душу, блуждая в темноте своих грехов.

В Священной истории такой зов к Богу о помощи всегда сопровождался постом.

Если посмотреть упоминания о посте в Ветхом Завете, легко можно увидеть, что пост рассматривался людьми именно как средство, помогающее восстановить утраченное общение с Богом. Постился Моисей перед тем как предстать перед Богом на горе Синай, и весь народ Израиля постился с ним. Постились жители Ниневии, когда мера их грехов переполнила Божие долготерпение, постились иудеи, возвращаясь из Вавилонского плена. Вообще пост объявлялся пророками и царями древнего Израиля великое множество раз. Сейчас, в эпоху Нового Завета пост соблюдают христиане, и смысл его во все времена остается тем же: пост сопровождает молитвенное обращение человека к своему Создателю.

Но неужели без поста Бог не услышит человека? Разве Всемогущий Творец Вселенной испытывает нужду в том, чтобы люди ограничивали себя в пище? Конечно, нет! Пост нужен не Богу, а нам самим. В книге Пророка Захарии Бог прямо говорит об этом иудеям: „…когда вы постились и плакали … для Меня ли вы постились? для Меня ли? И когда вы едите и когда пьете, не для себя ли вы едите, не для себя ли вы пьете?“ (Зах. 7, 5). Пост для человека — не более чем инструмент. Ослабив тело воздержанием от пищи, мы делаем свою душу более восприимчивой к общению с Богом. Но если, отказавшись от мяса и молока, человек не обращается к Богу в молитве, не кается в своих грехах, не стремится к соединению с Богом в таинстве Причастия, возникает вопрос — а зачем он приобрел этот инструмент? Подобное отношение к посту можно сравнить с поведением незадачливого астронома-любителя, который много лет трудился, отказывал себе во всем, и наконец купил замечательный телескоп. Он очень им дорожил, сдувал с него пылинки, протирал кусочком замши фирменную оптику, сделал его главным украшением своего кабинета. Но за всю жизнь он так и не догадался направить свой телескоп в сияющее звездами небо. И ни разу не прильнул жадным взором к окуляру, мечтая, чтобы это прекрасное небо к нему приблизилось.

Постимся постом приятным?

Пост может быть неугоден Господу, молитва не будет Им принята, зов к Богу останется без ответа, если наше благочестие не будет растворено любовью к окружающим нас людям. Деятельное выражение такой любви у христиан называется милостыней. И это не просто десятирублевка, брошенная в кружку нищего на церковной паперти. Милостыня заключается в том, чтобы участвовать в чужой беде, помогать тем, кому сейчас плохо, ущемлять себя ради других. Вот как говорит об этом Иоанн Златоуст:„Смысл поста не в том, чтобы мы с выгодой не ели, но в том, чтобы приготовленное для тебя съел бедный вместо тебя. Для тебя это вдвойне благо: и сам ты постишься, и другой не голодает“. Замену мяса рыбой в пост святитель объяснял тем, что рыба дешевле мяса, и сэкономленные деньги христианин может отдать тем, кто в них нуждается. Поэтому, когда сегодня в „постном“ меню модного ресторана видишь какой-нибудь „шашлык из осетрины на шпажках“, стоимостью „всего“ в пятьсот рублей порция, невольно задумываешься о целесообразности такого интересного способа воздержания от мяса.

А на обложке книги, содержащей рецепты блюд постной кухни, можно прочитать вовсе уж жизнерадостный заголовок: „Постимся постом приятным!“. Очевидно, предполагается, что приятность от поста должен испытывать сам постящийся, отведав постной вкуснятины, приготовленной по предложенным в книге рецептам. И как-то даже не сразу приходит на ум, что пост — это жертва. Наша жертва Богу. И приятна она должна быть, конечно же, не нам, а Господу. Как об этом и поет Церковь в первый день Великого Поста в стихире на вечерней службе (откуда, собственно, и была бездумно выдернута фраза о „приятном посте“): „Постимся постом приятным, благоугодным Господу: истинный пост есть злобы отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, обвинений, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение — пост истинный есть, и благоприятный“.

Легко заметить, что ни одного рецепта постных блюд здесь нет. Так же как нет в этой замечательной кулинарной книге со странным названием самого главного рецепта — того, о котором говорил святитель Иоанн Златоуст. А ведь у него все очень понятно сказано: перейди на более простую, дешевую пищу и употреби средства, высвободившиеся от такой перемены стола, в помощь тем, кто беднее и несчастнее тебя. Это и будет тот благоугодный и приятный Господу пост, к которому призывает христиан Церковь.

…Чтобы прийти в себя

Словосочетание „блудный сын“ давно стало именем нарицательным даже среди неверующих. Любому культурному человеку знаком этот евангельский сюжет хотя бы по картине Рембрандта. Но далеко не все знают, что к разговору о смысле христианского поста история блудного сына имеет самое непосредственное отношение.

Дело в том, что началу Великого Поста в Церкви предшествуют несколько недель, когда верующие начинают готовить себя ко времени покаяния. Одна из них так и называется — Неделя о блудном сыне. В эти дни в храме читается притча из Евангелия от Луки, которая удивительно точно объясняет христианское понимание отношений между падшим человеком и его Создателем:

…У некоторого человека было два сына; и сказал младший из них отцу: Отче! Дай мне следующую мне часть имения. И отец разделил им имение. По прошествии немногих дней младший сын, собрав все, пошел в дальнюю сторону и там расточил имение свое, живя распутно. Когда же он прожил все, настал великий голод в той стране, и он начал нуждаться; и пошел, пристал к одному из жителей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был наполнить чрево свое рожками, которые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и, побежав, пал ему на шею и целовал его.

Сын же сказал ему: Отче! Я согрешил против неба и пред тобою и уже недостоин называться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги; и приведите откормленного теленка, и заколите; станем есть и веселиться! ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся. И начали веселиться (Лк. 15, 11-24). В этой короткой истории содержится глубочайший смысл. Своими грехами человек добровольно отлучает себя от Бога, как младший сын из притчи сам отлучил себя от отца. И в этом отлучении — причина всех человеческих бед, проблем и напастей. Ощущение тоски по иной реальности, щемящее чувство, что в этом мире ты — не свой, что духовно ты ушел когда-то в далекую сторону и до сих пор остаешься на чужбине — вот, быть может, главное условие настоящего христианского покаяния. Вернуться домой может лишь тот, кто понял, что ушел из дома.

Но когда же в притче блудный сын пришел в себя и решил вернуться к оставленному им отцу? Он пришел в себя после того, как испытал недостаток в пище. То есть — после поста, хотя и вынужденного. А христиане постятся добровольно, не дожидаясь, пока грехи окончательно увлекут их в „страну далече“, отнимут все полученные от Бога дары и доведут до полного свинства. Поэтому пост в Церкви — это своего рода точка возвращения на оставленную духовную родину и надежное средство для того, чтобы, подобно блудному сыну прийти, наконец, в себя.

Диета или подвиг?

Святитель Феофан Затворник писал, что наша жизнь без Бога подобна стружке, завивающейся вокруг собственной пустоты. Человек чувствует эту пустоту, она гнетет его и пугает. Изо всех сил старается он заглушить гнетущее ощущение бессмысленности своей жизни различными удовольствиями — просмотром любимых телепередач, приятной истомой после сытного ужина, алкоголем, игрой на компьютере… Он старается не думать о том, что смерть в конце концов отнимет у него все эти обезболивающие средства, и единственной доступной ему реальностью тогда окажется Бог. Будет ли эта встреча с Создателем радостной для того, кто всю свою жизнь так наивно пытался от Него спрятаться?

Порядок в своей душе нужно наводить, пока жизнь еще не кончилась. В этом, собственно, и заключается главный смысл Великого Поста. Иоанн Златоуст пишет: »Итак, что ты, брат, собрал при помощи поста? Не говори мне, что «я столь много дней постился, того и другого не съел, не пил вина, претерпел нечистоту», но покажи мне, сделался ли ты кротким, между тем как был гневливым, и сделался ли человеколюбивым, между тем как до того был жестоким, потому что, если ты упоен гневом, то зачем угнетаешь свою плоть? Если внутри — зависть и корыстолюбие, то какая польза от питья воды?«. Отказываясь в Великий Пост от мяса, вина и развлечений, верующий человек не совершает великого подвига. Он просто решается пожить без этого духовного наркоза хотя бы семь недель, чтобы наконец заглянуть в собственную душу. А там уже не просто пустота, там накопилось много всякой дряни, как это всегда бывает в хозяйстве с местами, куда мы редко заглядываем. Нужно попытаться разгрести эти греховные завалы, наполнить свою внутреннюю пустоту любовью к Богу и ближнему, просить у Христа помощи в этом неподъемном для человека труде. Только тогда пост станет настоящим духовным подвигом и перестанет быть хотя и полезной для организма, но совершенно бесполезной для души диетой.

Александр Ткаченко
foma.ru

Уже пламенный меч не охраняет врат Эдема, ибо он чудесно связан древом Креста

 

Приведенные слова церковной песни возводят нашу мысль к тому времени, когда преслушание Адама, разорвав союз его с Богом, лишило его Едема, то есть полноты блаженства, для которого он был создан. Это время так далеко от нас, и состояние души Адама, его мысли, чувства и действия, описываемые в Библии, нам кажутся столь младенческими и наивными, что многие не хотят видеть ничего истинного в библейском повествовании и сравнивают его с легендами, которые не могут выдержать ни малейшего прикосновения трезвой, научной мысли.

Однако если бы мы, достигшие мнимых высот современной науки и совершенного будто бы разумения жизни, присмотрелись внимательнее к тому, что постоянно происходит в наших душах, то увидели бы, что сами не перестаем повторять то же, чему начало положил Адам, что и мы повинны в постоянном противлении воле Божией, о котором не перестает возвещать нам совесть. И разница наша с Адамом, — разница, должны мы признать, печальная, — лишь та, что Адам, впав в преслушание, сохранил почти непоколебленным самое основание жизни, простую и живую веру в Бога, из нас же многие почти утратили ее, направив все мысли и желания сердца к удовольствиям земного, временного бытия. Вера наша как бы постепенно разлагалась и истлевала под действием этих желаний, противных воле Божией; воля на-столько ослабела вследствие постоянного исполнения нами собственных желаний, что вера в возможность исполнять на земле волю Божию стала казаться мечтою, не осуществимою в действительности.

И вот для уврачевания нашей болезни вместо райского древа жизни воздвигнуто было на Голгофе древо Крестное. Когда мы не могли быть привлечены к Богу движимые любовью к Нему, многопопечительная благость Божия избрала, как средство для нашего уврачевания, болезни и скорби. Какое, казалось бы, странное средство врачевания: к болезни прилагать болезнь! Не должны ли возбуждать скорби и лишения благ земных лишь уныние и ропот на ниспосылающую их Десницу, вместо того чтобы обратить взоры к Богу у человека маловерного и почти утратившего силу воли? Но если бы мы внимательнее присмотрелись к свойству ниспосылаемых нам от Бога скорбей, то заметили бы, как, движимая лю-бовью, всесильная рука Небесного Врача долготерпеливо и премудро наставляет нас. Если бы это не было так, то не рас-каивались бы мы впоследствии в обольщении разными страстями, которые вначале казались нам столь возвышенными и необходимыми естественными желаниями, не раскаивались бы, например, в том, что самолюбивыми вспышками гнева расстроили отношения свои к любимым нами или уважаемым людям, не раскаивались бы во вредных последствиях не-воздержания, блудодеяния, сребролюбия и т. д.

Посему если нынешние болезни нашей души могут быть исцелены лишь посредством болезненного ограничения наших желаний, то с любовью предадим себя под водительство вразумляющей нас всеблагой Десницы Премудрого Вра-ча Бога. Возлюбим поношения и укоризны, которыми ограничивается неумеренное возбуждение нашего самолюбия; вместо постоянного исполнения своей воли изберем послушание воле Божией без лукавых умствований, без самообмана и старательного изыскания поводов к тому, чтобы как-либо уклониться от послушания. Тогда только воссоздастся в сердце нашем та вера, которая сообщала полноту жизни Адаму в раю, которую и сами мы имели некогда, во дни детства; тогда мы будем в состоянии понимать блаженство Едема, в который введен был Адам, испытываемое нами столь редко во время молитвенного общения с Богом. Тогда отпрыск добродетели в нашей душе, сначала казавшийся уничиженным в глазах наших, при терпении нашем в шествии среди терний пути крестного процветет и принесет плод, получив силу жизни от древа Крестного, которого сила неистощима, чрез которое видеша вси концы земли спасение Бога нашего(Пс. 97, 3; Ис. 52, 10).

священномученик Фаддей (Успенский)

Не ктому пламенное оружие / хранит врат Едемских: / на тыя бо найде преславный соуз Древо крестное, / смертное жало, и адова победа прогнася. / Предстал бо еси Спасе мой, / вопия сущим во аде: / внидите паки в рай.    Уже пламенный меч / не охраняет врат Эдема, / ибо он чудесно связан / древом Креста. / Изгнаны жало смерти и победа ада, / и Ты, Спаситель мой, предстал, / взывая во аде пребывавшим: / «Снова входите в рай!»

История возникновения Крестопоклонной недели

Весеннее празднование в честь Креста Господня появилось почти четырнадцать веков назад.

В ходе ирано-византийской войны в 614 году персидский царь Хосрой II осадил и взял Иерусалим, забрав в плен иерусалимского патриарха Захарию и захватив Древо Животворящего Креста, найденное когда-то равноапостольной Еленой.

В 626 году Хосрой в союзе с аварами и славянами (да-да, славянами!) едва не захватил Константинополь. Чудесным заступничеством Матери Божией столичный город был избавлен от нашествия, а потом ход войны переменился, и в конце концов византийский император Ираклий I праздновал победное окончание 26-летней войны.

Предположительно 6 марта 631 года Животворящий Крест вернулся в Иерусалим. Император собственноручно внес его в город, а вызволенный из плена патриарх Захария радостно шел рядом. С тех пор в Иерусалиме стали праздновать годовщину возвращения Животворящего Креста.

Надо сказать, что в ту пору продолжительность и строгость Великого поста еще обсуждались, а порядок великопостных служб только формировался. Когда появился обычай переносить праздники, случающиеся в Великом посту, с будних дней на субботы и воскресенья (чтобы не нарушать строгий настрой будних дней), тогда праздник в честь Креста также сместился и постепенно закрепился за третьим воскресеньем поста.

Как раз с середины поста начиналась интенсивная подготовка тех оглашенных, которые собирались креститься уже на Пасху этого года. И оказалось очень уместным начинать такую подготовку с поклонения Кресту.

Начиная со следующей среды, на каждой Преждеосвященной Литургии после ектении об оглашенных будет еще одна ектения ― о «готовящихся к просвещению» — как раз в память о тех, кто усердно готовился и собирался в скором времени креститься.

Со временем чисто иерусалимский праздник возвращения Креста стал не таким уж актуальным для всего христианского мира, и праздник в честь Креста приобрел более глобальное звучание и более прикладное значение: как воспоминание и помощь в середине самого строгого и трудного из постов.

Поклонение Кресту происходит в субботу вечером
В субботу накануне Недели Крестопоклонной  в самом конце вечернего богослужения на утрени после Великого славословия из алтаря торжественно выносят Крест, кладут его на аналой посреди храма, совершают каждение и трижды поют тропарь: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим».

КСТАТИ. Тропарь ― это краткое стихотворное песнопение, составленное по заданному образцу. Стихотворным оно было, разумеется, лишь в греческом оригинале, да и то лишь в смысле греческой поэзии, которая, например, не нуждалась в рифме. При переводе на славянский язык форма богослужебного текста была утеряна, зато по возможности полно сохранился его смысл.

«Поклоняемся кресту ― славим воскресение» — трудно добавить к этому что-либо важное.

О Кресте написаны богословские трактаты и десятки прекрасных стихир, но это лирика. А смысл и высота крестного подвига исчерпывающе выражены в этом кратком древнем тропаре.

Наверное, именно поэтому второй всем известный тропарь Кресту почти не о кресте, а скорее об императоре и отечестве: «Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство».

По сути это ― молитва о Родине. В течение веков христиане пели «победы благоверному на сопротивныя даруя», разумея здесь христианских правителей: сначала византийских, а затем русских, начиная от Ираклия I и заканчивая Николаем II.

В советское время «благоверного» изъяли как из политического устройства, так и из часословов, а когда поняли, что фраза «победы на сопротивныя даруя» неясна и едва не бессмысленна, стали использовать более демократичную формулировку о победе православных христиан над сопротивными, предоставляя уже нам самим для себя определить, кто же для нас «сопротивный».

После священнослужителей к Кресту подходят по очереди все молящиеся в храме, и тогда же происходит помазание елеем (в обычное время после чтения Евангелия помазания не будет), а хор в это время может петь особые стихиры, взятые, впрочем, из службы Воздвижения.

Песнопения праздника: мы молимся не Спасителю, а Кресту?

Богослужебные тексты в честь Креста очень возвышенны и красивы, они изобилуют противопоставлениями, аллегориями, художественной персонификацией. Как раз прием персонификации порой вызывает недоумение, поэтому скажем о нем особо:

Ра́дуйся, живоно́сный Кре́сте, благоче́стия непобеди́мая побе́да,
дверь ра́йская, ве́рных утвержде́ние, Це́ркве огражде́ние,
и́мже тля разори́ся и упраздни́ся,
и попра́ся сме́ртная держа́ва, и вознесо́хомся от земли́
к небе́сным, ору́жие непобеди́мое, бесо́в сопротивобо́рче,
сла́во му́чеников, преподо́бных я́ко вои́стинну удобре́ние,
приста́нище спасе́ния, да́руяй ми́ру ве́лию ми́лость.
Радуйся, Крест, носитель жизни! Непобедимая победа благочестия,
дверь, ведущая в рай,
утверждение верующих и ограда Церкви,Ты — Крест, которым уничтожилось и исчезло тление,

и побеждена власть смерти,
и мы вознеслись от земли к небесам.

Ты, Крест — непобедимое оружие, демонам противоборствующий,
слава мучеников,

настоящее украшение преподобных, гавань спасения,
ты даруешь миру великую милость.

Здесь обращение к Кресту как к живому существу настолько явное, что впору заподозрить самих себя и автора песнопений в откровенном язычестве.

Однако надо помнить, что богослужебные тексты ― часть литературы, подобное обращение ― художественный прием, и автор не боялся его использовать именно потому, что представить себе не мог христианина, который всерьез разговаривает с деревом, а не с Христом, однажды распятым на этом Древе.

Подобный прием встречаем, например, в службе Прощеного воскресенья, где автор от лица изгнанного Адама обращается к райскому саду с просьбой: «Шумом листьев твоих молись о мне Творцу».

диакон Святослав Сёмак

 

3 питання про 3 батьківські суботи

Великий піст має 3 особливих дні для поминання почивших — їх називають батьківськими суботами. Про те, чому саме суботу (а не четвер, наприклад) і навіщо взгалі ми згадуємо померлих  — у трьох питаннях, на які ми коротко відповіли.

Чому почивших поминають саме у суботу?

У Великому посту є зовсім небагато днів, коли можна служити повну літургію, під час якої згадуються ті, що пішли від нас — по буднях служиться літургія Передосвячених Дарів, а недільні дні присвячені певним Євангельським подіям. Залишається єдиний варіант — субота. Тому вони отримали таку назву: «Батьківські поминальні суботи». Під батьками тут треба розуміти усі наші почивші родичі. Звісно, у ці дні треба поминати не тільки членів родини, але усіх поиерлих, які були хрещені. Виключення — самогубці.

Навіщо моляться за померлих?

Для того, щоб полегшити їм загробне життя. Наскільки це буде дійсно корисним для них — важко сказати. За словами апостола Павла, усі християни — єдиний організм, що здатен впливати один на одного. Хочеться вірити, що не лише в негативному плані. Душа людини безсмертна і її доля наприкінці вирішується не після смерті тіла, а після Другого Пришестя Христова. І саме до нього ми можемо молитися за померлих, тому що самі вони вже ніяким чином не можуть впливати на власне безсмертя. Залишаємося лише ми — досі живі родичі й просто близькі люди, які пам’ятають почившого і небайдужі до нього душею.

Чи можна молитися за родича, який не був хрещений?

Можна, но виключно вдома. Якщо ця людина за життя не стала членом Церкви (саме це й відбувається під час Таїнства Хрещення), немає сенсу після смерті «затягувати» її туди. Яка доля після смерті очікує на неї, ми знати не можемо, вона залишається на розсуд Господа. Багато святих говорили про те, що люди, які не знали Євангелія або їх знання було викривленим, підлягатимуть суду інакшому, ніж ті, до кого дійшла Блага звістка. Нехрещених родичів можна згадувати під час домашньої молитви, а також роблячи добрі діла на їх згадку.

foma.ru

Молитва преподобного Ефрема Сирина

 

На протяжении всего Великого поста повторяется несколько раз в день — и в церкви, и в домашнем молении православных христиан — короткая великопостная молитва, составленная, по преданию, святым Ефремом Сириным — монахом, который жил в IV веке и оставил нам много молитв, песнопений, а также наставлений о духовной жизни. А поскольку эта короткая молитва выражает весь смысл Великого поста и всего, к чему он призывает, на что хочет обратить наше духовное внимание, то в эти великопостные дни мы и займёмся её разбором.

1. Прошения «отрицательные.

2. Прошения «положительные».

3. О праздности и унынии.

4. О любоначалии.

5. О празднословии.

6. О целомудрии.

7. О смиренномудрии, терпении и любви.

протопресвитер Александр Шмеман

Пост — дорога к Богу

В Неделю святителя Григория Паламы иерей Геннадий Пугачёв говорил о том, чем прославился данный святой, а также о том первом шаге с нашей стороны, которого ждёт от нас Господь.

Каков должен быть истинный пост

Истинный пост делает нас способными к молитве и размышлению о Боге и божественном. «Пост возводит молитву на небо», — говорит преподобный Ефрем Сирин. «Кто постится, тот становится лёгким и окрыляется, и с бодрым духом молится», — говорит святитель Златоуст. «Потому-то и апостолы, — говорит он далее, — всегда почти постились. Кто молится с постом, тот иеет два крыла, легче самого ветра. Таковой не дремлет, не говорит много, не зевает не расслабевает на молитве, как то со многими  бывает». В самом деле, будет ли тот усердно молиться Богу и размышлять о Боге, у кого бог есть чрево (Флп.3, 19)? – Никак! Потому что где сокровище ваше, там будет и сердце ваше, сказал Господь (Мф.6, 21). Служащий чреву если и будет молиться, никогда не будет молиться в духе и истине (Ин.4, 23-24), а будет молиться какой-нибудь недостойной молитвой: например, только о том, что более или менее приятно или полезно чреву его.

Пост всегда употребляется как лучшее средство для должного приготовления к великим и спасительным делам. Так пророк Моисей, готовясь принять от Господа Бога скрижали Завета на горе Синайской, пробыл там… сорок дней и сорок ночей, хлеба не ел и воды не пил (Исх.34, 28). Пророк Илия, дабы принять от Господа Бога важные повеления, должен был идти до горы Хорива сорок дней и сорок ночей безо всякой пищи (3 Цар. 19, 8). Сам Иисус Христос после Своего крещения, готовясь вступить в дело служения роду человеческому, постился сорок дней и сорок ночей (Мф. 4, 1-2). Он дал и нам ясную заповедь: Кто Мне служит, Мне да последует (Ин. 12, 26). Посему «все святые, — говорит святитель Василий Велиий, — соблюдали пост как отеческое какое-то наследие, передаваемое от отца к сыну и преемственно получаемое, так что стяжание сие, по порядку преемства, сохранилось и до нас».

Пост облегчает для нас труд обуздания нашей плоти и её страстей, особенно самых буйных и наглых, каковы все виды плотского невоздержания. «Кто постится, — говорит святитель Златоуст, — тот угашает злые похоти. Пост поставляет постящегося выше всех: мира сего, прихотей и  сластей». Это истинно так, потому что пост отнимает у плоти, так сказать, её душу и питьё и таким образом как бы распинает (Гал. 5, 24) и умерщвляет ( 1 Кор. 9, 27), не давая ей ни преобладать над духом, ни делать её любимые дела, каковы суть, по указанию святого Апостола, прелюбодеяние, блуд, нечистота, непотребство, идолослужение, волшебство, вражда, ссоры, зависть, гнев, распри, разногласия, соблазны ереси, ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное (Гал. 5, 19-21). «Если какой царь захочет взять неприятельский город, то прежде всего удерживает воду и съестные припасы, и неприятель, погибая от голода и жажды, покоряется ему. Так бывает и с плотскими страстями. Если человек будет жить в посте и голоде, то враги, ослабев, оставят его душу», — говорит один весьма опытный муж. Вот почему Сам Господь, побуждая древнего грешного Израиля обратиться к Нему сердечно, требовал, чтобы он совершал своё обращение к Нему в посте. И ныне ещё говорит Господь: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании (Иоил. 2, 12). И вот почему милосердный Господь Бог отменил свою смертную угрозу развратному городу Ниневии, объявленную посредством пророка Ионы: И начал Иона ходить по городу, сколько можно пройти в один день, и проповедовал, говоря: еще сорок дней — и Ниневия будет разрушена! И поверили Ниневитяне Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого. Это слово дошло до царя Ниневии, и он встал с престола своего, и снял с себя царское облачение свое, и оделся во вретище, и сел на пепле, и повелел провозгласить и сказать в Ниневии от имени царя и вельмож его: «чтобы ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы ничего не ели, не ходили на пастбище и воды не пили, и чтобы покрыты были вретищем люди и скот и крепко вопияли к Богу, и чтобы каждый обратился от злого пути своего и от насилия рук своих. Кто знает, может быть, еще Бог умилосердится и отвратит от нас пылающий гнев Свой, и мы не погибнем». И увидел Бог дела их, что они обратились от злого пути своего, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что наведет на них, и не навел (Иона 3, 4-10).

Важна и спасительна сила поста! Впрочем, такова сила не какого-нибудь, но истинного. А истинный пост состоит не в том, чтобы только несколько времени оставаться без пищи или при малой пище. Есть люди, которые при посте обращают внимание только на то, чтобы не много есть и пить, — ни на что более. Это не значит истинно поститься. Пост есть не цель, а средство: должно воздерживаться от пищи и питья для того, чтобы легче умертвить вожделения плоти, чтобы удобнее приблизиться к Богу, чтобы точнее исполнять волю Божью и чтобы приготовиться к принятию высшего света и больших сил к святой жизни.

Посему односторонне и неправильно постятся те, которые, при своём телесном воздержании от пищи и питья, не обращают внимания на исправление своей жизни, а особенно не обуздывают и не истребляют своей гсподствующей страсти. Так односторонни были посты и иудеев во время пророка Исаии, и Бог сильно говорил им: Вот, вы поститесь для ссор и распрей и для того, чтобы дерзкою рукою бить других; вы не поститесь в это время так, чтобы голос ваш был услышан на высоте. Таков ли тот пост, который Я избрал, день, в который томит человек душу свою, когда гнет голову свою, как тростник, и подстилает под себя рубище и пепел? Это ли назовешь постом и днем, угодным Господу?  Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо; раздели с голодным хлеб твой, и скитающихся бедных введи в дом; когда увидишь нагого, одень его, и от единокровного твоего не укрывайся. Тогда откроется, как заря, свет твой, и исцеление твое скоро возрастет, и правда твоя пойдет пред тобою, и слава Господня будет сопровождать тебя.  Тогда ты воззовешь, и Господь услышит; возопиешь, и Он скажет: «вот Я!» (Ис. 58, 4-9).

Истинный пост не есть пост лицемерный, из какой-либо земной выгоды. Когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лицо твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6, 16-18).

Истинный пост не есть дело неволи и принудения и не должен производить в нас какое-либо неудовольствие, как это случается весьма со многими, которые вступают в пост с какой-то скорбью и для которых иногда даже одно имя поста неприятно и ненавистно. Что делается только по неволе и из принуждения, то никогда не бывает благоугодно Богу: доброхотно дающего любит Бог (2 Кор. 9, 7). «Не скучайте о наступлении поста,  — говорит тсвятитель Златоуст, — но радуйтесь и веселитесь, помня слова блаженного Павла: если внешний человек наш и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется (2 Кор. 4, 16)». «Будем себя вести, не сетуя в наступающие дня поста, но встречая их светло, как прилично святым. Унывая, никто не венчается; смущаясь духом, никто не приобретает победы», — говорит святитель Василий Великий.

Истинный пост не жесток к постящемуся. «Не так надо поступать с плотью, — говорит Василий Великий, — чтобы естественную её силу расслабить и привести в совершенное бездействие воздержанием и чтобы от чрезмерного расслабления дошла она до невозможности следовать за умом». Или как он же говорит в другом месте: «Воздержание для каждого должно быть определяемо по его телесной силе, чтобы не останавливаться на том, что ниже силы, какая есть в человеке, и не простираться до того, что выше силы. И на то, думаю, надобно обращать внимание, чтобы чрезмерностью воздержания ослабив телесную силу, не сделать тела ленивым и бездеятельным для важнейших занятий. Гораздо лучше и полезнее иметь крепкое, а не расслабленное тело, и употреблять его на на добрые дела, а не держать произвольно в бездействии». Впрочем, это примечание для нашего времени, кажется, мало нужно. В наше время едва ли можно опасаться, чтобы кто-нибудь измучил себя постом.

Скажем далее и решительно: истинно постятся те, которые, постясь, имеют в виду собственно не пост, а ослабление и истребление в себе плотских вожделений и очищение своего сердца для принятия Святого Духа, дабы, приняв Его, совершено обновить свою жизнь и устроить себя по духу Христову и таким образом войти по всеобщем воскресении в полную радость Господа (Мф. 25, 21, 23). «Истинный пост есть устранение от злых дел», — говорит святитель Василий Великий. Истинный пост есть «воздержание не о пищи только, но и от грехов», говорит святитель Златоуст, и он же говорит: «Честь поста составляет не воздержание от пищи только, но и от грехов, так что кто ограничивает пост только воздержанием от пищи, тот более всего бесчестит его».

Итак, будем все поститься, то есть воздерживаться от пищи и питья, которые могут питать страсти нашей плоти, но наипаче будем воздерживаться от греховных дел. В наше время некоторые стыдятся телесного поста, видя, что мало постятся а то и вовсе не постятся другие. Никому из нас не должно быть стыдно последовать примеру Иисуса Христа, нашего Господа, Которому всем нам должно последовать во всём. Никому также не должно быть стыдно последовать всеобщему обычаю всех святых. И можно ли стыдиться того, что, как говорит святой Ефрем Сирин, «отражает искушения, помазывает на подвиг благочестия» и без чего  никто не может победить лукавого. Аминь.

митрополит Григорий (Постников)

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Тщетны молитвы и подвиги человека, питающего в сердце злобу на ближнего и желание мщения. преподобный Исаия Отшельник
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012-2018. Все права защищены.