fall_2021.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
ros
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Пятидесятница»

Молитви у свято П’ятидесятниці

Щороку у свято П’ятидесятниці після урочистої служби ми залишаємося у храмі ще на деякий час, аби почути та приєднатися до особливих молитв, які промовляються лише цього дня. Пропонуємо вам їх переклад, аби засвідчити, що саме ці всеоохплюючі слова мають лунати до Бога у день народження Його Церкви.
Вітаємо зі Святом!

П’ятидесятниця

Пасхальні дні закінчилися, але нічого не змінилося, і якби ми з вами опинилися в той час біля будинку, в якому збиралися учні Христові, що б ми побачили? Ми побачили б замкнуті двері і людей, які за ними сховалися. Вони ще не позбулися страху, і про них ще ніхто не чув. Між собою вони ділять радощі віри. Усередині їх будинку як би горить вогник, а зовні світло його не видне. До людей, до учнів Його прийшла радісна звістка.

Але давайте згадаємо, хто вони були, ці учні? Звичайно, самолюбні, звичайно, вони шукали для себе благ. Згадайте, як вони ділили місця в майбутньому, коли Господь сяде в Славі, як сперечалися, хто буде серед них першим. Згадаємо, що, коли Господь передбачав Свою смерть, Петро сказав: «Будь милосердний до Себе, Господи! Нехай не буде цього з Тобою!», – бо він думав про людське, а не про Боже. І багато, багато разів, каже євангеліст, вони не розуміли того, що казав для них Ісус. А один з них настільки далекий був у своєму нерозумінні, що потім став Його зрадником. Учні – слабкі, немічні, грішні, роблять крок вперед, а потім коливаються, трохи йдуть по водах, а потім починають тонути. Адже навіть Петро відрікся від Господа в саму ніч Його страстей. Тричі відрікся.

От такі були учні. Для нас з вами їх слабкість – теж розрада, бо ми бачимо, як Господь з цієї глини, з цього пороху зробив Своїх служителів. Торкнувшись, як чарівним жезлом, Він перетворив їх на апостолів у день Святої П’ятидесятниці, який ми нині святкуємо.

Закриті двері, учні, що сховалися. Раптом шум, подібний до шуму грому, бурі, грози відкриває вікна, і всі падають на коліна, і видіння вогненних язиків розверзається над ними. І над кожним окремо полум’я спочило. І от ці слабкі, перелякані люди, впавши на землю, встають апостолами Христовими. І цього дня, коли безліч народу зібралася в Єрусалимі, вони піднімаються на покрівлю і починають звідти безстрашно сповіщати слово Боже. «Чоловіки і брати, – каже апостол Петро, той самий, який відрікся, – Ісуса Назарянина, якого ви розіпнули, Бог воскресив з мертвих, ми свідки цьому».

Забуто все, і страх, і неміч. Мало того, така сила була в їх словах, що тисячі людей повірили цьому свідоцтву. Така сила була, що вона пішла далі і дійшла до нас з вами. Адже ви подумайте, якби не був тоді посланий Дух Христовий, Дух Божий, Дух, Який сходить від Отця, якби Він не був посланий у цю кімнату, в якій зібралися учні, то вони б не пішли і не понесли нам слово Боже і слово Євангельське – ми були б у пітьмі.

Але з нами відбувається те ж саме. Адже ми теж слабкі і грішні люди, набагато, можливо, грішніші, ніж були апостоли спочатку. Коли ми навертаємося до Христа, то передусім шукаємо спокою своїй душі, поживи для свого розуму, упевненості для свого життя, шукаємо для себе, як шукали апостоли; але Господь їх не докорив і не відкинув. Він і нас не відкидає, повних себелюбства, бо Він чекає навернення нашого серця.

До П’ятидесятниці, до зішесття Святого Духа, апостоли були тільки в можливості своїй учнями Христовими, а потім стали ними. І ми з вами доки тільки можемо стати учнями Христовими, тільки можемо стати християнами, а досі ми були більше схожі на учнів до Воскресіння. Але Господь посилає і нам Свій Дух, і, якщо ми захочемо Його прийняти, ми побачимо, якими були ми раніше і що робили в житті. Тоді в серці має статися переворот.

Потрібно залишити сон духовний. Дух Божий торкається нас, але ми цього не відчуваємо. Товсті стіни нашого будинку не пускають це світло, товсті стіни нашого серця не пропускають промені благодаті, і ми шкандибаємо знову, як і раніше, ніби Дух Божий нас не торкався, і тягнемо в Царство Боже низку своїх гріхів, цілий оберемок своїх пристрастей, вози своєї немочі. І нічого в нас немає такого, що було б народжено Духом Божим. От як потрібно перевіряти себе, чи є в нас цей Дух. Але якщо в нас Його немає, то ми не справжні християни.

Апостол Павло розповідає, як він приходив до громади вірних і казав: «Чи прийняли ви Святого Духа, увірувавши?» Вони відповіли: «Ми навіть і не чули, чи є Дух Святий» (Діян. 19:2). А ми з вами можемо сказати, що ми чули, але ми не знаємо, ми читали, але ми не знаємо. Можливо, ми розумом знаємо, але насправді Він нас не торкнувся, бо ми самі того не захотіли. Потрібно зробити крок назустріч, і тоді Господь скаже те, що Він сказав учням, як ви чули сьогодні в Євангелії: «Я посилаю вас, посилаю вас усіх, усіх вірних, як Отець послав Мене, я посилаю дванадцять, я посилаю сімдесят учнів. Я посилаю п’ятсот, і тисячі, і всіх. Я посилаю вас – свідчити про правду Мою у всьому світі, бо Я хочу, щоб кожна людина врятувалася».

А ми кажемо: «Господи, як можеш Ти нас посилати, чи годимося ми свідчити про Тебе? Адже ми можемо тільки ганьбити Твоє Вчення і ім’я християнина». Але Господь каже: «Так, Я це знаю і бачу, проте Я посилаю вас, щоб ви не думали, що все здійснюється вашою силою. Через немічні сосуди, через вашу негідність позначиться Дух Мій». Будьте готові прийняти Його. Невпинно, вдень і вночі намагайтеся очищати своє серце, бо воно має бути Храмом Духові.

Храм має бути прикрашений. Ми з вами сьогодні прикрашали храм зеленими гілками з нагоди свята. Потрібно прикрасити і серце, щоб туди зійшов вогонь Духа Божого. Якщо не буде готовий храм, не прийде Господь; якщо він не буде прикрашений, не прийде Дух, а якщо Він не прийде, то буде наш дім залишений порожнім. Тому в день Святої П’ятидесятниці ми казатимемо не лише: «Дух Святий, прийди і вселися в нас, прийди до нас», ми казатимемо також: «Ми хочемо бути готовими прийняти Тебе, ми хочемо, щоб храм нашої душі був до цього готовий. Ми не знаємо, не можемо, але ми хочемо. Навчи нас і дай нам силу зустріти Тебе і бути готовими до Твого вогненного хрещення, якого ми ще не сподобилися».

протоієрей Олександр Мень

Церковь празднует Преполовение Пятидесятницы

Название праздника – Преполовение – означает половину срока, т.е. середину по времени между двумя величайшими праздниками – Пасхой и Троицей, иначе называемой Пятидесятницей, отмечаемой на 50-й день после Пасхи. Отмечается в среду 4-ой седмицы (недели) после Пасхи.

Наименование праздника Церковь заимствовала из Евангелия, благовествующего об Иисусе Христе, что Он, во дни Своей земной жизни, в третий год Своей Евангельской проповеди, в преполовение Ветхозаветного праздника Кущей, вошел в церковь и учил.

Праздник Кущей был одним из трех великих всенародных еврейских праздников, в память пребывания евреев в кущах (шалашах) во время странствованиях их по пустыне, и особенно в память показанной Богом Моисею на горе кущи, по образу которой Моисей поставил скинию. Праздник продолжался восемь дней, из которых первый и последний были особенно святы. Обрядом восьмого дня, состоявшим в связи с христианским праздником преполовения, был обряд торжественного возлияния воды.

В преполовение праздника Кущей Господь вошел в храм Иерусалимский и учил. Иудеи, слыша учение, произносимое Господом в праздник, «дивились, говоря: как Он знает Писания, не учившись?» От Божественного учения Господа преполовение стало праздником для Церкви Христовой

День Преполовения – древний христианский праздник. О нем упоминал в своих поучениях свт. Иоанн Златоуст. В V веке Анатолий Константинопольский, в VII – преподобный Андрей Критский, в VIII – св. Иоанн Дамаскин, в IX – преподобный Феофан Исповедник воспели Преполовение в духовных песнях, которыми Церковь ныне восхваляет Господа в праздник Преполовения Пятидесятницы.

Вспоминая в Неделю о расслабленном освящение воды от Ангела в купели Силоамской, и Божественное учение Иисуса Христа, произнесенное Им в Пятидесятницу, которое Господь уподоблял воде, «подающей грешнику, жаждущему спасения, жизнь и мудрость», Церковь в день Преполовения после литургии совершает малое водоосвящение, прося Господа «напоить жаждущие души водами благочестия».

Что Бог дал Церкви взамен дара говорения «на иных языках»?

Наместник Троицкого Ионинского монастыря о главном чуде праздника Троицы.

Без синяков в духовной жизни — никак
Кто из нас не помнит благодатного времени своего воцерковления? На всю жизнь остаётся в памяти та ревность в посещении богослужений, в чтении книг и в домашней молитве, которую Господь нам тогда давал, чтобы мы укрепились в вере, чтобы устояли в истине, которую только что узнали.

Но, как младенец не может постоянно находиться в одном и том же состоянии, но растет и развивается, и если сначала его кормят мягкой пищей, пеленают и заботятся особенно внимательно, то когда начинает ходить, его потихоньку отпускают, так и Господь по мере нашего духовного возрастания потихонечку отпускает нас, как говорится, в свободное плавание.

И хотя ребенок падает, набивает шишки и синяки, но без этого нельзя, иначе он не вырастет. Так и человек наделен свободной волей, и его нельзя — даже такими благими средствами, как призывающая благодать — насильно удерживать в вере.

Церковь выросла
В Евангелии мы читаем, как трогательно Господь Иисус Христос заботился о Своих учениках — об апостолах. Но мы знаем, что чудеса, происходившие тогда, после в истории практически уже не повторялись. Никогда больше Господь так видимо не являлся людям.

И дар говорения на иностранных языках, который получили апостолы в день Пятидесятницы, когда сошел на них Святой Дух, по прошествии какого-то времени в Церкви тоже больше уже не встречался. Почему так?

Потому что Церковь окрепла. Церковь выросла. Появилось множество и устных, и письменных свидетельств о Христе. И стали как никогда актуальными слова, сказанные Господом апостолу Фоме — о том, что «блаженны не видевшие, но уверовавшие».

Мы все с вами и есть эти «блаженные». Потому что не осязали раны Христовы, не видели Его, Воскресшего, своими глазами. Но мы веруем в это. Как апостол Павел говорил, «если Христос не воскрес, то вера наша тщетна», так мы и веруем. И это о нас Господь сказал — «блаженные».

Поиски чудес на срезе дерева

епископ Обуховский Иона

Но, к сожалению, бывают моменты, о которых тоже предупреждал Христос. Когда Его просили явить какое-то свидетельство о Себе, Он отвечал: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка».

Действительно, как Иона три дня пробыл во чреве кита, так и Господь три дня был во чреве земли. И, как Иона был спасен и увидел Божий свет, так и Христос на третий день воскрес из мертвых. Это и есть — самое главное знамение. И самое главное чудо, в которое мы должны верить.

Но род сей — лукавый и прелюбодейный. Все равно сердца человеческие остаются в том же поврежденном состоянии, в какое пришли после грехопадения Адама и Евы. Мы повреждены грехом и потому продолжаем искать знамений и чудес.

Какой огромной популярностью пользуются в сети, или из рук в руки передаются фотографии каких-то свечений вокруг храмов или священников. Какие толпы собираются вокруг дерева, если разносится слух, что на его срезе проявилось некое подобие иконы Богородицы. К таким местам начинаются буквально массовые паломничества. И таких примеров — не счесть.

Откликнуться на зов
Но вот оно, перед нами — самое главное чудо в мире. Каждую Литургию, за Царскими вратами — Сам Христос в Своих Пречистых Тайнах, и мы имеем возможность причаститься Его Пречистой Плоти и Крови.

К этому чуду и нужно стремиться. К этому чуду нас призывает Господь — всегда, на каждой Литургии. Он говорит: «Примите, ядите… Пийте от нея вси». И не ищите иных чудес, как это делает лукавый и прелюбодейный мир.

Будем же всегда откликаться на этот зов. На каждой Литургии будем приступать к этому главному чуду, которое происходит в каждом храме Святой Православной Церкви. И вновь и вновь вместе с апостолом Фомой будем исповедовать свою веру во Христа: «Господь мой и Бог мой».

Иона (Черепанов), епископ Обуховский

Пятидесятница: слова праздника

Тропарь

Церковнославянский текст Русский перевод
Благословен еси, Христе Боже наш, иже премудры ловцы явлей, низпослав им Духа Святаго, и теми уловлей вселенную. Человеколюбче, слава Тебе. Благословен Ты, Христе Боже наш, соделавший рыбарей мудрецами, ниспославши на них Св. Духа — и через них уловивший (привлекший к вере) вселенную. Человеколюбец, слава Тебе.

Кондак

Церковнославянский текст Русский перевод
Егда снизшед языки слия, разделяше языки Вышний; егда же огненные языки раздаяше, в соединение вся призва, и согласно славим Всесвятаго Духа. Когда Всевышний нисшедша смешал языки, разделились между собой народы (вавилонское столпотворение, Быт. 2:5-9). Когда же раздав огненные языки (в сошествии Св. Духа) к единению всех призвал. И мы единодушно прославляем Всесвятого Духа.

 

Что мы услышим на праздничной службе

Языками инородных / обновил еси Христе, Твоя ученики, / да теми Тя проповедят / безсмертнаго Слова и Бога, / подающаго душам нашим велию милость. Языками иноплеменников / Ты обновил, Христе, Твоих учеников, / чтобы ими они провозгласили о Тебе, / бессмертном Слове и Боге, / подающем душам нашим великую милость.
Вся подает Дух Святый, / точит пророчествия, священники совершает, / некнижныя мудрости научи, / рыбари богословцы показа, / весь собирает собор церковный. / Единосущне и сопрестольне Отцу и Сыну, / Утешителю, слава Тебе. Все подает Дух Святой: / источает пророчества, священников поставляет, / простецов мудрости научил, / рыбаков богословами явил, / составляет весь устав Церковный. / Единосущный и сопрестольный Отцу и Сыну / Утешитель, слава Тебе!
Во дворех Твоих, Господи, вернии / колена душ и телес преклоньше, / воспеваем Тя безначальнаго Отца, / и собезначальнаго Сына, / и соприсносущнаго и Пресвятаго Духа, / просвещающаго и освящающаго души наша. Во дворах Твоих, Господи, мы, верные, / преклонив колена души и тела, / воспеваем Тебя, безначального Отца, / собезначального Сына, / и столь же вечного и всесвятого Духа, / просвещающего и освящающего души наши.
Троицу единосущную песнословим, / Отца и Сына, со Святым Духом: / тако бо проповедаша вси пророцы, / и апостоли с мученики. Троицу единосущную воспоем / – Отца и Сына со Святым Духом, / ибо так провозгласили все пророки / и Апостолы с мучениками.
Приидите людие, / триипостасному Божеству поклонимся, / Сыну во Отце, со Святым Духом: / Отец бо безлетно роди / Сына соприсносущна и сопрестольна, / и Дух Святый бе во Отце с Сыном прославляемь: / едина сила, едино существо, едино Божество. / Емуже покланяющеся вси глаголем: / Святый Боже, вся содеявый Сыном, содейством Святаго Духа. / Святый Крепкий, Имже Отца познахом, / и Дух Святый прииде в мир: / Святый Безсмертный, утешительный Душе, / от Отца исходяй, и в Сыне почиваяй: / Троице Святая, слава Тебе. Придите люди, / Божеству в трех Лицах поклонимся – / Сыну во Отце со Святым Духом; / ибо Отец вне времени родил / Сына столь же вечного и сопрестольного / и Дух Святой был во Отце, с Сыном прославляемый; / Единая Сила, Единое Существо, Единое Божество. / Ему поклоняясь, мы все возглашаем: / «Святой Боже, все сотворивший через Сына при содействии Святого Духа! / Святой Крепкий, чрез Которого мы Отца познали / и Которым Дух Святой пришел в мир! / Святой Бессмертный Утешитель – Дух, / от Отца исходящий и в Сыне почивающий! / Троица Святая, слава Тебе!»
Преславная днесь / видеша вси языцы во граде Давидове, / егда Дух сниде Святый во огненных языцех, / якоже богоглаголивый Лука повествует, / глаголет бо: / собранным учеником Христовым, / бысть шум, якоже носиму дыханию бурну, / и исполни дом, идеже бяху седяще: / и вси начаша глаголати странными глаголы, / странными учении, / странными повелении Святыя Троицы. Невероятное в сей день / увидели все народы в городе Давидовом, / когда Дух Святой сошел в огненных языках, / как возвестил Лука богословесный; / ибо повествует он: / «Когда были собраны ученики Христовы, / шум произошел, как от несущегося ветра сильного, / и наполнил дом, где они находились, / и все начали изрекать необычайные слова, / необычайные учения, / необычайные наставления Святой Троицы.
Дух Святый бе убо присно, и есть, и будет: / ниже начинаемь, ниже престаяй, / но присно Отцу и Сыну счинен и счисляемь: / Живот, и животворяй, / Свет, и света податель, / самоблагий и источник благостыни: / Имже Отец познавается, и Сын прославляется, / и от всех познавается, / едина сила, едино счетание, / едино поклонение Святыя Троицы. Дух Святой был всегда, и есть, и будет, / не начавшись, не будет иметь и конца, / но всегда поставляем вместе со Отцом и Сыном и причисляем к Ним: / Жизнь и Животворящий, / Свет и Податель света, / Сам благой и Источник благости. / Чрез Него Отец познается и Сын прославляется, / и всеми постигается / одна сила, одно сочетание, / одно поклонение Святой Троице.
Дух Святый Свет и Живот, / и живый источник умный, / Дух премудрости, Дух разума, / благий, правый, умный: обладаяй, / очищаяй прегрешения: / Бог и боготворяй, / Огнь и от Огня происходяй: / глаголяй, деяй, разделяяй дарования, / Имже пророцы вси, / и божественнии апостоли с мученики венчашася, / странное слышание, / странное видение, / огнь разделяяйся в подаяние дарований. Дух Святой – свет и жизнь, / и живой разумный источник. / Дух премудрости, Дух разума, / благой, правый, мыслящий, владычествующий, / очищающий согрешения; / Бог и боготворящий; / Огонь от Огня исходящий; / говорящий, действующий, распределяющий дарования. / Чрез Него увенчались все пророки / и Божии Апостолы с мучениками. / Это – нечто, необычайное для слуха, / необычайное для созерцания: / Огонь, разделяющийся для сообщения дарований!
Царю Небесный, / Утешителю, Душе истины, / Иже везде сый / и вся исполняяй, / Сокровище благих / и жизни Подателю, / прииди и вселися в ны, / и очисти ны от всякия скверны, / и спаси, Блаже, души наша.   Царь Небесный, / Утешитель, Дух Истины, / везде пребывающий / и всё наполняющий, / Сокровищница благ / и жизни Податель, / приди и вселись в нас, / и очисти нас от всякой скверны, / и спаси, Благой, души наши.

Святой Дух

Я хотел бы поговорить о Святом Духе в Церкви, — о Нем Самом и о том, что Он совершает и в Церкви, и над нами, как Он воздействует на нас, как действует в нас и через нас.

В 20-й главе Евангелия от Иоанна мы читаем о первом явлении Христа после Его Воскресения. Первые Его слова — слова успокаивающие: мир вам. Того мира, который даровал Христос, не мог дать мир сей. Мир, который дал Христос, наполнил весь дом, остался с Апостолами навсегда. Это тот мир, который сошел на них, когда они обнаружили, что ужас Великой пятницы ушел навсегда, что человеческая ненависть не убила Божественную Любовь, что человеческое общество не смогло исключить Живого Бога из своей среды во тьму внешнюю. Этот мир сошел на них, потому что они знали, что жизнь не была убита, жизнь не угасла, что Бог поистине среди них и что имя Мессии, Эммануил, о котором мы узнаём в начале Евангелия от Матфея (1:23), истинно не только в начале, но как конечная победа: Эммануил, Бог среди нас, с нами Бог.

И затем Господь дохнул на Своих учеников и сказал: Примите Духа Святого. К этому дарованию Святого Духа следует подойти, мне кажется, очень внимательно и вдумчиво. Во-первых, этот дар был сообщен всем Апостолам в их совокупности, всем присутствующим, но никто из них не обладал им по отдельности. С другой стороны, тем, кто присоединился к апостольскому кругу позднее, не было нужды получать как бы дополнительно этот дар. Вы помните, что апостола Фомы не было в тот вечер вместе с прочими Апостолами. Когда неделю спустя Христос снова явился Своим ученикам и Фома был с ними, и Христос укорил его за неверие и предложил осязать раны на руках и в боку, чтобы не остаться неверующим, уверовать, то после исповедания апостола Фомы: Господь мой и Бог мой! (Ин 20:28) — Христос не стал даровать ему Духа, Которого прежде уже приняли другие Апостолы. Поскольку Фома принадлежал к апостольскому кругу, был одним из них, не откололся от них — он вместе со всеми обладал тем, что было вверено их сообществу, всем в совокупности не как группе людей, а как единому целому.pentecote1

Шло время. Они вместе обладали этим даром Святого Духа, но неспособны еще были приносить плоды Духа, потому что Он был вверен их общности, их единству, но еще не исполнил их, не охватил каждого из них так, чтобы каждый из них мог самолично — пусть и в единстве с другими — действовать во имя Божие. Это произошло через пятьдесят дней, в день Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на них и каждый из них получил дар, принял огненный язык, означавший схождение Святого Духа (Деян 2:3). Никто из них не мог бы обладать Духом, если бы все вместе, в зачаточном единстве как Тело Христово, они не были уже объяты Духом: это было свойственно всем, принадлежало всем и потому могло принадлежать каждому из них. Да, всем, но по-разному. Можно потерять дар Духа. Можно стать чуждым этому Присутствию, даруемому нам в нашей личной жизни, и тем не менее Дух Святой не оставляет Церковь. Скажем, если в древности отступников, тех, кто публично отрекся от Христа и вернулся к язычеству, затем принимали в лоно Церкви, их принимали не только через покаяние, но они должны были снова получить печать Святого Духа. Они стали чужды Ему, потому что сами отреклись от Него.

С другой стороны, не только с богословской точки зрения, но из опыта жизни в Церкви, который у каждого из нас есть, из жизни Церкви в истории или в наши дни, мы видим, что Дух Божий не оставляет Церковь, когда ее члены колеблются, отклоняются от истины, ищут истину, но на пути этого искания впадают в ошибки. Дух Божий всегда присутствует, всегда деятелен, Он призывает, учит, наставляет, действует в нас, обновляет всех нас, остаемся ли мы верными или колеблемся и оказываемся изменниками. Никто не обладает Им, и вместе с тем для каждого, кто входит в апостольский круг, который все расширялся на протяжении веков, — и когда я говорю “апостольский круг”, я не имею в виду духовенство, я имею в виду всех тех, кто связан с апостольской верой, апостольской жизнью, вернее, жизнью Самого Христа, пребывающей, действующей в Его теле, — этот дар Святого Духа составляет условие нашей личной святости.

Если мы поставим себе вопрос, Кто есть Дух Святой, думаю, можно начать с замечания, которое много лет назад высказал Владимир Николаевич Лосский. Он говорит, что Отец открывается в Сыне, через Сына. Сына открывает Святой Дух. Но Сам Дух остается неуловимым. Он еще не явлен так, как Отец явлен в Лице Сына. Откровение Духа, победы Божией, сияние Божественной Жизни явлено самим человечеством. Священномученик Ириней Лионский в одном из своих писаний говорит, что слава Божия — это до конца осуществленный человек. Каждый из нас в отдельности и все вместе, каждый из нас и та общность, которую мы составляем — вот где должно быть видно сияние Духа. Другого не дано. И это ставит нас в совершенно особые отношения с Третьим Лицом Святой Троицы, Господом Духом Святым. Мне кажется, невозможно определить соответствующим образом, Кто такой Святой Дух; мне кажется, самое лучшее, что можно сделать, это подойти к вопросу описательно, в образах, или попытаться уловить через плоды Духа, через Его действование все, что можно уловить о Нем.

Как же тогда понимать, Кто есть Дух Святой и что такое грех против Него? И здесь я хочу подчеркнуть, что то, что я собираюсь сейчас изложить, — это одна из многих и различных догадок, которые были высказаны относительно греха против Духа Святого. Я изложу, как и все, что говорил до сих пор, очень примитивно. Тепло рождается не от пламени, а от того, что горит полено. Тепло исходит из того же источника, что и пламя. Благодаря тому, что есть горящий куст, есть и пламя, и тепло. Одно происхождение, один, единый и единственный источник.

TroitsaОпять-таки, если эти образы по-своему приемлемы, нам делается понятно, что природу пламени мы познаем только через то, что ощущаем тепло. Только Святой Дух может открыть нам зримое проявление Отца в истории. И таково первое действие и свойство Святого Духа. Он есть Дух Истины. Он открывает нам Истину о Боге и Истину о человеке. Он открывает нам в пророке из Галилеи воплощенного Сына Божия. Он открывает нам значение всех Его слов, Его Слова. Он есть Дух Истины и ведет нас ко всякой истине. И я употребил слово “ведет к” не напрасно, потому что истина — не что-то, что установлено раз и навсегда. Это не утверждение, не система верований, не мировоззрение. Это живая, динамичная реальность. Истина — не что-то, Истина — Кто-то: Я есмь истина (Ин 14:6). И потому, открывая нам Христа во всей полноте, во всем Его содержании, во всем, что Христос Сам открывает нам как Слово, являющее глубины Божества, как Сын, являющий тайну Отцовства, Святой Дух шаг за шагом ведет нас не к новым истинам, а во все новые глубины, ко все большему видению Того, Кто есть Истина.

Святой Дух также открывает нам глубины человека. Он открывает нам и связь, которая есть между нами и Богом. Он исследует глубины человека. Он открывает нам ту глубину, которая глубже психологической области: нашу укорененность в творческом Слове Божием, нашу укорененность в животворном Слове Божием. Он учит нас также совершенно новым отношениям с Богом. Вне отношений со Святым Духом, вне доверительных отношений через Него с Единородным Сыном Божиим мы могли бы говорить о Боге как о Творце, о Вседержителе, Господе и Судии, как о Промыслителе, может быть, как о Спасителе. Но мы не могли бы назвать Его Отцом иначе как чисто метафорически, без реального онтологического взаимоотношения между Ним и нами, без сущностной связи. Это был бы образ, а не глубоко подлинное взаимоотношение. Но постольку поскольку мы связаны со Христом, как связаны члены одного тела, поскольку Дух Божий, почивший на Христе, пронизывает это тело дарами Святого Духа (см. Евангелие от Иоанна и книгу Деяний), постольку тем самым Христос — брат нам, мы единосущны Ему. И это Его собственные слова: Идите и скажите братьям Моим, что они встретят Меня в Галилее (см. Мк 16:7). В этом братстве со Христом мы открываем зачаточным образом, смутно, что такое сыновство и чем может быть отцовство — не в эмпирической жизни нашего надломленного, полного разделения мира; мы открываем в Нем, что значит быть сыном, и через Него мы можем зачаточно, гадательно представить себе, что означает иметь Отца и Кто, Каков может быть этот Отец. В тот момент, когда мы перестаем употреблять такие слова как Господь Вседержитель, Господь Бог, Бог Судия, и бываем способны хотя бы зачаточно произнести Отец, мы можем сказать, что нашей молитвы коснулось веяние Святого Духа. Иначе как силой и действием Святого Духа, через откровение, даруемое силой и действием Святого Духа, мы не можем обратиться со словом Отец к Тому, Кто есть Святой Израилев.

И наконец, как я уже упоминал, приход Святого Духа, то, что Он нам открывает, зачаток всего этого совершается в этом мире, но ведет нас к полноте, которая будет явлена в будущем мире, в Царстве Божием, в жизни вечной. У Святого Духа есть свойство, элемент чисто эсхатологический, принадлежащий исключительно последним вещам, конечному свершению всего. Только когда все будет завершено, все человечество станет в своей славе откровением пребывающего в нем Святого Духа, Который приобщает человечество Божеству, превращает весь мир в место вселения Божия.

Всякий раз при совершении таинств, в частности, таинства Евхаристии, Православная Церковь призывает Святого Духа, молит Его прийти и осенить и собравшуюся общину, и приготовленные Дары. Это не просто своеобразный способ совершить таинственное действие, как бы самый лучший способ освятить Святые Дары. Суть эпиклезы, обращения к Святому Духу, чтобы Он сошел на нас и на приготовленные Дары, в том, что то, что должно совершиться, чтобы хлеб и вино могли стать Телом и Кровью Христовыми, приобщиться Божеству, — принадлежит будущему веку. Это может совершиться только потому, что Дух Божий, дарованный Церкви, пребывающий в ней, действующий в ней державной силой и могуществом Божиим, вводит в историческое время измерение и качество последних свершений, исполнения всего. Иначе это не могло бы совершиться в нашем историческом времени, в нашем состоянии становления. Это вторжение вечности, это расширение нынешнего состояния вещей в то, каким оно будет, когда все достигнет полноты, — вот непременное условие совершения таинства. И это становится совершенно ясно (хотя звучит нелепо с языковой точки зрения) из молитвы в литургии, где мы просим Бога даровать нам сегодня Его грядущее Царство.

Святой Дух в Своем эсхатологическом измерении вещей конечных определяет также, каково должно быть действие христианина, христианское действование. Неповторимая отличительная особенность христианского действования в том, что оно — действие Божие, осуществляемое через человека, будь то отдельный человек или община людей. Христианское действие — это действие Бога, исполненное, совершенное посредством человекаВ Божественном действии всегда есть нечто беспрецедентное, неожиданное, что вносит в ситуацию абсолютную новизну. Пример такого действия Святого Духа, принадлежащего истории, — Воплощение. Воплощение — не только ответ на прошлое человечества и на его состояние текущего момента, когда оно произошло, когда все созрело к этому событию. Воплощение — действие Божие, которое вводит в историческую ситуацию нечто, чего прежде в ней не было. Живой Бог становится частью, частицей человеческой истории, становления человека. И одновременно человечество так соединяется с Богом, настолько включено в тайну Божию, что в Вознесении наше человечество унесено в сердцевину тайны Святой Троицы. Здесь можно видеть, как Святой Дух, осенивший Матерь Божию, осуществил действие Божие, в котором Пресвятая Дева полноправно участвует Своим Се, Раба Господня, да будет Мне по слову твоему (Лк 1:38), и вводит в историю нечто небывшее, новый образ Присутствия Божия.

митрополит Антоний Сурожский

День переустройства Вселенной

Что лучше: Рождество или Пасха? Преображение или Сретение? Троица или Рождество?

По идее, все одинаково. Как папа не лучше мамы и наоборот. Но реально, если судить по торжественности службы и отзвуку в народе, Пасха – праздников праздник. Рождество не так значительно, как Пасха. Троица больше Преображения, но меньше Рождества. Крещение главнее Сретения.

А как у Бога? У Бога все праздники абсолютно равны, как дети для отца. Все на своем месте. Все – часть одной логической цепи ведущей к… нет, не к Пасхе и даже не к Пятидесятнице. Господь пришел на Землю не ради того, чтобы родиться в хлеву, не ради того, чтобы обрезаться, креститься или взойти на крест и сойти в ад. Не ради того, чтобы вознестись на глазах у изумленных апостолов. Все эти, без сомнения, необходимые этапы жизни Христа были только промежуточными остановками на пути к одной цели, окончившей земную историю Иисуса.

В нашем теле есть глава, руки, сердце, глаза, уши. Все эти органы важны, но не имеют смысла по отдельности. Они нужны только в общем сборе и соподчинении целому организму. И хороший врач лечит не сердце или глаза, а лечит человека.

Так и с праздниками. Все они логично и необходимо расположились в соответствии с этапами жизни Христа, ведущего человечество к созданию Церкви.

Господь воплотился на земле, учил, творил чудеса, страдал, умер и воскрес только ради одной цели – создания Церкви.

Сначала Сын Божий прошел стадии, демонстрирующие очищение человеческого естества и посвящения его Богу: Рождество, Обрезание, Сретение, Крещение. Затем последовали события, имеющие отношение к духовной составляющей человека: Преображение, Воскресение, Пасха и Вознесение.

Бог сотворил этот мир не ради нашей праздничной службы, тропарей, кондаков и икосов. Не ради канона на цветах. А для того, чтобы нас собрать всех вместе, разделить с нами агапу и соединиться нами с Собой в одно целое мистическое тело – Церковь.

Его проект «Воплощение Бога на Земле» устремлен не в праздники, а в жизнь. Все имеет только одну цель – восстановление Рая и святости человека. Остальное – это стадии лечения Земли от греха. Для сотворения нового человека и создания условий для его жизни на Земле была создана Церковь.

Она как посольство Рая на земле.

Она как батискаф, позволяющий дышать на дне морском.

Она как оранжерея для взращивания особой породы людей – святых.

Ничего подобного не было на земле до Пятидесятницы. Дух Святой почивал на праведниках в качестве исключения. Они заслуживали эту честь великими трудами праведности.

И до христианства была жизнь народов с Богом. Бог никого не оставлял нигде и никогда. Но в какой мере? Кто-то принимал от Бога знание. Кто-то – колесо и маис. Кто-то – Закон. Но никто не принимал Бога в себе лично. Не было ни одного народа, в котором Бог решил сотворить Себе дом, прямо в сердце народа, в сердце каждого человека.

Такая история планировалась, но не удалась. Однажды, осматривая весь мир, Господь увидел одного такого человека, сердце которого оказалось на тот момент самым лучшим сердцем мира. Это был Авраам.

Другие религии выбирали себе отцами веры богатырей, колдунов, мыслителей, молитвенников, а Бог выбрал себе человека с чистым и добрым сердцем. И решил посадить в нем зерно будущей Церкви святых. Господь заключил договор с Авраамом и его потомками о том, что мужи этого народа будут праведны и великодушны, как Авраам. А женщины будут чисты и молитвенны, как Сара. И тогда Бог даст им царство и власть на Земле. Хотя, если бы они стали такими, как Божия Матерь, власть этому народу не нужно было бы давать. Люди сами бы охотно приняли над собой власть святых.

Но история пошла не так, как хотел Бог. Люди почему-то решили, что Бог им даст Землю только потому, что они имеют кровь Авраама, а их праведность вместится в расписание запретов и разрешений мелочного закона быта. Они думали, что небо отворяется генетикой и пин-кодом. Нет. Не отворяется.

Один философ написал, что нравственность лежит в природе вещей. Нет, не лежит. Ни нравственность, ни святость не передается ни по наследству, ни природой вещей. Праведность и нравственность имеют не материальную, а духовную природу.

История Бога и человека – не есть сценарий, жестко расписанный Богом, в котором все давно уже прописано и каждому из нас определены роли. История Бога и человека – это история непрерывных предложений Бога человеку и реакция свободного человека на них. Часто драматическая и ошибочная.

Бог только предположил гибель Ниневии. Через пророка Иону Он сообщил о Своем решении горожанам. Они правильно среагировали, и город был спасен. И сценарий Бога был Им самим откорректирован. Вот пример исторического взаимодействия Бога и человека.

Так продолжалось до тех пор, пока человечество в лице самого лучшего народа окончательно утратило память о том, зачем их создал Бог. Они решили, что Бог создал мир не ради людей, а людей ради мира или какого-то там земного царства, зачем-то нужного Богу. Богу не нужно тленное царство. Земное отечество или земное царство – только лишь рабочий цех или университет, в котором Бог готовит людей к небесной жизни.

Ошибка древних состояла том, что они поставили и царство и закон выше души человека. Им ошибочно показалось, что исполнение закона, обряда и служба какому-то избранному царству дает святость и право быть с Богом.

Но разве не ясно, что из гнилых бревен и трухлявых кирпичей нельзя ничего построить, даже если их расположить по самому лучшему чертежу? Царство Небесное на земле нельзя устроить из негодяев. Нельзя его также построить из коммерсантов, которые заключают сделки с Богом. Богу не нужны слуги. У него полно слуг и без человека. Ангелы, Архангелы, Престолы, Силы и несть числа архангельскому воинству. Бог создал человека, как существо, подобное Себе, не для коммерции, не для юридического торга и не ради того, чтобы быть гарантом какого-то там царства какого-то народа.

Бог создал себе свободное существо, главное достоинство которого заключается в способности любить и творить дела любви. Для этого Господь даровал Адаму не столько Закон, сколько божественную свободу. Свобода – атрибут Бога.

И мы чувствуем, что дар любви и свободы – главнейшая наша драгоценность. Мы всю жизнь ищем эту свободу. Но часто не там, где живет эта свобода. Часто мы обманываемся в этих поисках, и ищем не божественной свободы, а свободы быть без Бога. Человек торгуется с Богом, и так появляется Закон. Так Закон становится богом.

Апостол Павел точно подметил отношение между людьми любви, людьми Закона, и свободой:

– На таковых нет закона ( для людей живущих в Духе-Любви).

Человечество тысячи лет искало свободу. Искало ее в законе, данном от Бога. А Бог пришел и вместо закона принес свободу и любовь. Наибольшая степень свободы состоит в подобии Богу. Для большего подобия и большей свободы Бог дал человеку причастие Духа Святого и освободил человека от уз тяжкой материи.

Материя менее всего влиятельна тогда, когда жизнь всего существа духовна. А максимум духовности – в любви.

Это так просто! Это просто и логично. Для того, чтобы быть подобным Богу и быть свободным от мира, нужно любить. Любовь менее всего связана с материей и более всего приближает к Богу. Никакой закон не может идти в сравнение с любовью. Никакое Царство Божие не может быть построено на расчете. Только на любви. А любовь – это дар Божий.

А так, как любовь отмирна, то Царство Божие отмирно и никогда не может быть создано на Земле в принципе. Человечество вновь запуталось. Поэтому Богу пришлось обновить завет с человечеством, заключенный с Авраамом, через Марию. Господь нашел новую ниву для укоренения лозы Царства Небесного – сердце непорочной Девы. Он выбрал самое лучшее сердце на Земле и сотворил нечто новое и удивительное – послал Своего Сына на Землю, в эту чистую плоть, для того, чтобы из нее, как из плодородной земли проросло зерно вечной жизни. И оно успешно взошло. Бог сроднился с человеком. В Христе сочетались два совершенных естества – божественное и человеческое. Эта новая модель соединения Бога и человека была предложена людям, и апостолы первые примерили ее на себя.

В Пятидесятницу в конструкцию человека было внесено серьезное усовершенствование. Человеку была добавлена божественная часть – дары Святого Духа. Человек стал подобен Христу Богу по благодати.

Отныне “Человек—не только темное хотение, но и светлый образ; не только стихийный напор, но и просвечивающий в реальности его лик, явно выступающий у святых, художественно показываемый на иконе Человек — не только бытие, но и п ρ а в д а, не только жизнь, но и и с т и н а, не только мощь, но и ум не только плоть, но и дух” (о. Павел Флоренский).

Человек стал как поплавок рыбака – верхняя часть его существа пребывает в небе, нижняя – на земле.

Человек после Пятидесятницы приблизился к Богу на максимально допустимое расстояние, приобщившись и приняв в себя Святого Духа. Ближе уже нельзя в силу инертности природы.

Но отдельный, наполовину обожествленный человек не стал целью Бога. Богу угодно было собрать образ Адама, разрозненный в человечестве, в единое целое. В образе нового Адама – Христа. Новые люди Небесного Царя, собравшись вместе, образовали новую природную и обожженную сущность – Церковь.

Сегодня – День Рождения нового человека, нового творения Божия. А также, в этот день Бог создал и новый дом нового человека и новую сущность – Церковь. Она есть Тело Христово, в котором собраны все верующие в Бога.

Апостолы, приняв в себя Духа Святого, были посланы набирать в это новое царство новых граждан. Они не разносили новое учение, как разносят его приверженцы идей и религиозных толков. Они понесли народам мира не идеи, а образ жизни с Богом в любви. Но теперь небесное гражданство стало выдаваться не по тесту хромосом или не по знанию предписаний запретов и разрешений на еду, труд, молитву и на всякую мелочь, а по расположенности человека к святости, по чистоте сердца и способности любить – быть похожим на Бога. Апостолы разнесли по миру Грин-карту Царства Небесного. Получив ее и доказав свою способность стать гражданином неба, теперь любой человек может стать жителем Рая.

Если бы в нашей галактике появилась новая планетная система, то это было бы меньшим событием для Вселенной. Если бы среди галактик появилась бы еще тысяча новых галактик или тысяча черных дыр, то и это событие не могло бы сравниться с созданием нового божественного образования – Церкви, ставшей мостом между пространством мира и пространством Бога. Вселенная была потрясена не столько схождением Христа в Ад. Потрясение земли в третий час Голгофы было не таким значительным, как сошествие Святого Духа на апостолов и созидание Вселенской Церкви.

В день Троицы мы одновременно празднуем день переустройства Вселенной и день создания нового человека. Опять, как в день творения Адама, Бог дал человеку аванс свободы, силы и любви.

Это не значит, что мы святы или призваны на царство автоматически, как это однажды подумали потомки Авраама. Нет. Сошествие Святого Духа – только потенциальная возможность стать святым и вечно жить рядом с Богом. Это как закваска. Но, какая радость: действие этой закваски приносит нам свет, силу и радость. Душе не трудно идти в Рай. Бог ободряет ее Своими благодатными дарами и дарует силу пройти путь от земли к небу.

Отсвет Божественной славы веселит нашу душу. Тепло божественной любви греет нам сердце. Мы через причастие Святого Духа становимся свободными от уз земли, поднимаемся душой в небо и уже сейчас можем испытывать радость свободы в Боге. Она приносит нам покой в Боге, счастье в жизни и смелость перед смертью. А что еще надо? И есть ли на земле что-то больше сих даров?

Человечество рвется в космос. Оно, вращая электронным оком телескопов, ищет себе новую Землю, потому что знает, что эту Землю оно скоро убьет, сожжет и взорвет. Человек предчувствует гибель Земли. Он уже боится и ищет спасения в небе. Но в каком небе нас ожидает спасение? Даже если мы откроем и заселим миллион новых планет, это не избавит человечество от жадности, глупости и зла. Бесам не нужны паспорта. Они с легкостью поедут с нами хоть в Америку, хоть на Альфа Центавру. Новые миры космоса только умножат наше зло на число новых планет.

Бог распахнул врата Вселенной в неожиданном месте – в глубине нашей души. Мы уходим в иное пространство, перпендикулярное видимой Вселенной, в тот мир, где нет зла, где нет бесов, где нет войн, где нет смерти. Спасение приходит не от звезд. Оно приходит от Бога через дары Святого Духа.

Конечно, Пасха нам праздников праздник еще и потому, что в ней видим наибольший драматизм и наибольшую жертву Христа. Нам проще видится то, что земное: Крест, кровь, копие, смерть на кресте, разодранная завеса и положение во гроб. Но ведь это не значит то, что жертва Христа в духовном мире была меньше. Мы не знаем, но можем догадываться, что та жертва, которая приносится Богу-Отцу Богом-Сыном еще более грандиозна, величественна и полна.

И жертва Бога совсем не окончена с Голгофой. Чего стоит сошествие Бога-Духа в наши мутные и грешные души?! Там все намного хуже Иисусова вертепа. А Бог терпит и, ни смотря ни на что, сходит. Эта Его не прекращаемая жертва длится вот уже две тысячи лет.

А что терпят наши ангелы, предстоя рядом с нами и взирая на наши безобразия?

Император Константин Великий умер точно в день Пятидесятницы. Он умер арианином, крестившись только перед самой смертью. Он позволил римским язычникам устроить в свою честь храм. Он… Да что там, все что ни на есть – против Твоего милосердия! И, не смотря ни на что, Ты дал знак Церкви, что он принят в Царство Небесное. Имея в виду такую милость Господню, помолимся Богу и о себе:

“Боже, ты спас царя Константина и тысячи немощных людей только за одну любовь к Тебе. Ты не возгнушался их слабостью, а принял во внимание их малую жертву правды. Ты как драгоценность принял от них не только их дела, но и намерение не утаилось от Тебя, ни слеза. Даже часть слезы была принята тобой как драгоценное подношение людей, любящих Тебя. Мы, видя такое Твое милосердие к нам – Твоим детям, и сами дерзаем просить Тебя о нашем собственном спасении, приводя Тебе пример Твоей милости. Увиждь, Господи и сердца нашего воздыхание о Тебе, и жертву, творимую по силам нашим. И прими покаянное сокрушение, как жертву, приносимую Тебе в мыслях о том, что нам нечем ответить на Твою любовь, и мы должники Твоей любви. Хотя, в любви долга быть не может.

Любим Тебя, но немощны. Помоги нам и не отнимай от нас благодать пресвятого Твоего Духа, изливаемого на нас. Не отними от нас Благодать, но обнови нас, любящих Тебя. Да, узнав всесокрушающее действие благодати Святого Духа, изливаемого на нас, воспрянем душой, разрывающей цепи греха, и вслед за апостолами потрудимся на всяком месте жизни нашей, просвещая ближних любовью и жертвой Христа ради. Благослови нас действием Духа Утешителя, елеем сострадания, делая нас, на удивление ангелам, Твоими друзьями и собеседниками”.

священник Константин Камышанов

День Святого Духа

Freska_Фреска. Святой Дух на престоле. Рильский монастырь

Святой Дух на престоле. Фреска, Рильский монастырь

Сегодня наша Церковь празднует день Святого Духа. Подобно ясным светилам в небе светят нам с высоты умного духовного неба истины нашей православной веры в Единого Бога, в Троице славимого, в Бога Отца, Бога Сына, Бога Духа Святого, в Единосущную и Нераздельную Пресвятую Троицу. В свете этих истин нет места ничему темному, даже простой тени. Свет их освещает и просвещает все силой, превосходящей всякое разумение. Он согревает душу человека и наполняет ее благодатной радостью. Особенным светом, особенным теплом и радостью наполняет сердце человеческое вера наша в Духа Святого. С ней связаны наши самые лучшие надежды, самые сокровенные наши чаяния. С верой в Духа Святого и в действия Его в мире соединены возвышеннейшие христианские упования.

Так и должно быть. Разве Господь Иисус Христос не говорил, что ради дарования людям благодати Святого Духа Он принимает на Себя страдания и даже смерть? Именно это означают сказанные Им перед самым Его отшествием на муку слова: Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам…(Ин. 16, 7). Пусть навеки останется тайной та связь, которая существует между воплощением Бога-Слова и ниспосланием в мир Духа Святого лишь после Его крестной смерти, после воскресения Его и вознесения. Нам, однако, дано было знать, что после того, как совершится вся полнота искупительного подвига и прославление человеческого естества в Господе Иисусе Христе в воскресении Его, в вознесении Его и одесную Отца седении, совершится и сошествие Святого Духа в мир. Дано было знать, что будет оно после всецелого обожения человеческого естества в лице Господа Иисуса Христа. И вот исполнилось и это обетование Спасителя, в нем как бы открывшего последнюю цель Своего вочеловечения: Ждите обещанного от Отца, о чем вы слышали от Меня, ибо Иоанн крестил водою, а вы, через несколько дней после сего будете крещены Духом Святым (Деян. 1, 4-5). И теперь дарованное Господом Иисусом Христом спасение каждому человеку как действительная возможность и как основа для единения и соединения человеческой жизни с жизнью Божественной уже совершается, осуществляется силой ниспосланного по этому обетованию Духа.

Самое важное, самое главное для христианина во всей его жизни заключается в приятии Святого Духа. Его силой внутри каждого человека может открыться и открывается Царство Божие. А о нем сказано: «Ищите же прежде Царства Божия и правды его…» (Мф. 6, 33; Лк. 12, 31). Вот почему вера наша в Духа Святого имеет такое важное для нас значение. Вот почему среди всех истин нашей христианской веры она занимает центральное место.

Ниспосланный в мир Дух Святой созидает в мире Церковь — Тело Христово, созидает царство святых, ждущих грядущей славы. К этой славе предназначен и человек, и весь мир. Царство Славы Божией совершит, по вере нашей, Дух Святой, ныне живущий в Церкви. И тогда свет Славы Божией просветится во всем творении, и будет Бог всяческая во всех. Вот что дает приятие человеком Духа Святого с Его все освящающей и преображающей силой.

Но как же приемлется нами эта сила? Когда мы чувствуем в себе присутствие откуда-то приходящих сил, находим в себе неизведанные чувства и возможности, мы говорим, что нас посетили минуты вдохновения. Конечно, это есть также и образ приятия силы Духа Святого. Облагодатствование Духом Святым приводит человека в состояние вдохновения. И все в нем меняется тогда, и каждое чувство, каждая мысль, каждое движение становятся чудесно вдохновенными, очищенными и освященными. Однако, к этим состояниям ведут тесные врата и узкий путь (Мф. 7,14). И мы это должны знать. Если хотим иметь в себе Духа, то во что бы то ни стало должны бороться с грехом. Как-то преподобный Антоний Великий говорил своим ученикам: «Я молился о вас, да сподобитесь и вы получить того великого огненного Духа, Которого получил я. Если хотите получить Его, так чтобы Он пребыл в вас, принесите прежде труды телесные и смирение сердца, и, восторгая помышления свои на небо день и ночь, взыщите с правотою сердца сего огненного Духа и Он дастся вам… И Он, когда принят будет, откроет вам высшие тайны; отгонит от вас страх людей и зверей, и будет у вас небесная радость день и ночь; и будете в этом теле как те, кои уже находятся в Царствии Небесном» (Добротолюбие, т. 1, С. 35).

В жизни так много скорбей! Жизнь земная бывает такой тяжкой, и было бы так безотрадно, если бы в ней не было никаких утешений! Но мы с вами, братия, утешения имеем, потому что имеем Утешителя, ниспосланного Господом Иисусом Христом. И Им даруются людям бесценные сокровища совершенных благ. Не убоимся же труда, который требуется для стяжания Духа с дарами Его, несущими в мир столько света, столько тепла, столько радости. Не убоимся тесноты пути, ведущего сынов человеческих в Царство Славы, где силой Духа преобразится весь мир и вся его жизнь в Новое Небо и Новую Землю. И да будет всегда в сердцах наших сильной и действенной, воодушевляющей нас и вдохновляющей та первая молитва, которой святая Церковь не случайно начинает все свои моления: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй, Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша».

протоиерей Всеволод Шпиллер

Пятидесятница

Пасхальные дни кончились, но ничего не изменилось, и если бы мы с вами оказались в то время около дома, в котором собирались ученики Христовы, что бы мы увидели? Мы увидели бы запертые двери и людей, которые за ними скрылись. Они еще не избавились от страха, и о них еще никто не слышал. Между собой они делят радости веры. Внутри их дома как бы горит огонек, а снаружи свет его не виден. К людям, к ученикам Его пришло радостное известие.

Но давайте вспомним, кто они были, эти ученики? Конечно, самолюбивые, конечно, ищущие своих благ. Вспомните, как они делили места в будущем, когда Господь сядет во Славе, как спорили, кто будет среди них первый. Вспомним, что, когда Господь предсказывал свою смерть, Петр сказал: «Да не будет с Тобою этого, Господи», — потому что он думал о человеческом, а не о Божием. И много, много раз, говорит евангелист, они не понимали того, что говорил им Иисус. А один из них настолько далек был в своем непонимании, что потом разуверился и стал Его предателем. Ученики — слабые, немощные, грешные, делают шаг вперед, а потом колеблются, немногие идут по водам, а потом начинают тонуть. Ведь даже Петр отрекся от Господа в самую ночь Его страстей. Трижды отрекся.

Вот такие были ученики. Для нас с вами и их слабость — тоже утешение, потому что мы видим, как Господь из этой глины, из этого праха сделал своих служителей. Коснувшись, как волшебным жезлом, Он превратил их в апостолов в день Святой Пятидесятницы, который мы ныне празднуем.

Закрыты двери, спрятались ученики. Вдруг шум, подобный шуму грома, бури, грозы, распахивает окна, и все падают на колени, и видение огненных языков разверзается над ними. И над каждым в отдельности пламя почило. И вот эти слабые, испуганные люди, упав на землю, встают апостолами Христовыми. И в этот день, когда множество народа собралось в Иерусалиме, они поднимаются на кровлю и начинают оттуда бесстрашно возвещать слово Божие. «Мужи и братья, — говорит апостол Петр, тот самый, который отрекся, — Иисуса Назарянина, которого вы распяли, Бог воскресил из мертвых, мы свидетели этому».

Забыто все, и страх, и немощь. Мало того, такая сила была в их словах, что тысячи людей поверили этому свидетельству. Такая сила была, что она пошла дальше и дошла до нас с вами. Ведь вы подумайте, если бы не был тогда послан Дух Христов, Дух Божий, Дух, исходящий от Отца, если бы Он не был послан в эту комнату, в которой собрались ученики, то они бы не пошли и не понесли нам слово Божие и слово Евангельское — мы были бы во тьме.

Но с нами происходит то же самое. Ведь мы тоже слабые и грешные люди, гораздо, может быть, грешнее, чем были апостолы вначале. Когда мы обращаемся ко Христу, то прежде всего ищем покоя своей душе, пищи для своего разума, уверенности для своей жизни, ищем для себя, как искали апостолы; но Господь их не укорил и не отверг. Он и нас не отвергает, полных себялюбия, потому что Он ждет обращения нашего сердца.

До Пятидесятницы, до сошествия Святого Духа, апостолы были только в возможности своей учениками Христовыми, а потом стали ими. И мы с вами пока только можем стать учениками Христовыми, только можем стать христианами, а до сих пор мы были больше похожи на учеников до Воскресения. Но Господь посылает и нам Свой Дух, и, если мы захотим Его принять, мы увидим, какими были мы раньше и что делали в жизни. Тогда в сердце должен произойти переворот.

Надо оставить сон духовный. Дух Божий касается нас, но мы этого не чувствуем. Толстые стены нашего дома не пускают этот свет, толстые стены нашего сердца не пропускают лучи благодати, и мы ковыляем вновь, как и раньше, как будто бы Дух Божий нас не касался, и тащим в Царство Божие вереницу своих грехов, целый ворох своих страстей, повозки своих немощей. И ничего в нас нет такого, что было бы рождено Духом Божиим. Вот как надо проверять себя, есть ли в нас этот Дух. Но если в нас Его нет, то мы не настоящие христиане.

Апостол Павел рассказывает, как он приходил в общины верующих и говорил: «Вы знаете, что такое Дух Божий?» Они говорили: «Не знаем, мы и не слыхали». А мы с вами можем сказать, что мы слыхали, но мы не знаем, мы читали, но мы не знаем. Может быть, мы умом знаем, но на самом деле Он нас не коснулся, потому что мы сами того не захотели. Надо сделать шаг навстречу, и тогда Господь скажет то, что он сказал ученикам, как вы слышали сегодня в Евангелии: «Я посылаю вас, посылаю вас всех, всех верующих, как Отец послал Меня, я посылаю двенадцать, я посылаю семьдесят учеников. Я посылаю пятьсот, и тысячи, и всех. Я посылаю вас — свидетельствуйте о правде Моей во всем мире, потому что Я хочу, чтобы каждый человек спасся».

А мы говорим: «Господи, как можешь Ты нас посылать, годимся ли мы свидетельствовать о Тебе? Ведь мы можем только позорить Твое Учение и имя христианина». Но Господь говорит: «Да, Я это знаю и вижу, но тем не менее Я посылаю вас, чтобы вы не думали, что все совершается вашей силой. Через немощные и скудельные сосуды, через ваше недостоинство скажется Дух Мой». Будьте готовы принять Его. Неустанно, денно и нощно старайтесь очищать свое сердце, потому что оно должно быть Храмом Духа.

Храм должен быть украшен. Мы с вами сегодня украшали храм зелеными ветвями в честь праздника. Надо украсить и сердце, чтобы туда сошел огонь Духа Божия. Если будет не готов храм, не придет Господь; если он не будет украшен, не придет Дух, а если Он не придет, то будет наш дом оставлен пуст. Поэтому в день Святой Пятидесятницы мы будем говорить не только: «Душе Святый, прииди и вселися в ны, прииди к нам», мы будем говорить также: «Мы хотим быть готовыми принять Тебя, мы хотим, чтобы храм нашей души был к этому готов. Мы не знаем, не можем, но мы хотим. Научи нас и дай нам силу встретить Тебя и быть готовыми к Твоему огненному крещению, которого мы еще не сподобились».

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Наше православие открывается не только в наших строго религиозных взглядах, но и во всем, что мы делаем и говорим. иеромонах Серафим (Роуз)
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2021. Всі права захищені.