September_2021.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
ros
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Прощеное воскресенье»

Повод ненадолго стать хорошим

Простите, дорогие братья и сестры. Хоть и далеко не каждый из тех, кто читатет этот текст, видел меня когда-нибудь, тем не менее – поскольку я пишу в Прощеное воскресенье, надо, чтобы вы все меня простили. И я всех вас прощаю. За всё. Оптом.

Удобно, правда?

Да, конечно, выполнение этой традиции в таком виде – профанация самого понятия прощения, обесценивание этого великого слова – «прости». Хорошо, а если не через интернет, а с поклоном перед толпой прихожан в храме? Вроде бы лучше, но оптовый эффект и тут сохраняется. А при встрече «прости – Бог простит» по принципу «пароль – отзыв»?

На самом деле иногда трудно провести грань между искренним желанием всех простить (и быть прощенным) и формальным следованием традиции. Я вот, например, искренне хотел бы избавиться от всех осадков непрощения в своей душе, ведь иначе я теряю надежду на прощение моих грехов. И, конечно, мне хотелось бы, чтобы на меня никто не обижался, не злился и не роптал. Абсолютный мир со всеми людьми – и в помыслах, и во внешних проявлениях. Считай половина необходимого для райского состояния. Ну как не воспользоваться традиционной возможностью достичь этого хоть раз в год?

Хотя если прилагать к этому усилия лишь раз в год и лишь по традиции – получится ли что-нибудь?..

Мало того – для полноценного райского состояния необходимы и другие составляющие. Очищение от страстей. Дела милосердия… Вот он как раз и пост начинается, самое время. Есть даже мнение, что главный смысл пищевого поста – в экономии средств на питании ради перераспределения их на помощь бедным.

Вот эта идея мне кажется еще более странной, чем практика прощать друг друга раз в году. А что, нуждающиеся в нашем милосердии как-то особенно нуждаются в нем именно в дни Великого поста? Потому что у них весенний автитаминоз, наверное? А в остальное время года, стало быть, всё как-то более терпимо…

Итак, что есть пост, и зачем он нужен. Давайте попробуем определить пост как повышение приоритета духовной жизни на определенный период. Невозможно всегда пребывать на максимуме молитвы и аскезы (об исключениях отшельничества говорить не будем). Человеку, как и природе, необходимо чередование разных состояний – смены времен года и суток, чередование работы и отдыха… И супругам рекомендовано «уклоняться друг от друга на время для упражнения в молитве» (см. 1 Кор.7.5), однако плотское воздержание не возведено в норму христианской жизни. Есть время для свадебного пира в Кане, но есть и Гефсиманский сад с прозвучавшим там призывом «бодрствуйте и молитесь».

Так вот, у христианина духовная жизнь должна быть всегда на первом плане, но «первость» эта может быть разной в том, насколько далеко отходят вторые-третьи планы. Великий пост – это период, на который христианин отодвигает от близости к первому плану всё, что можно, и понуждает себя к усилиям по укреплению веры и очищению души накануне празднования Воскресения Христа.

Дела милосердия – это не отдельный пункт устава поста.

Это естественная потребность христианина, на исполнение которой он и внимания-то обращать не должен: У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая” (Матф.6.3). Зато христианин должен обращать внимание на отсутствие этой потребности: это будет сигнал об отсутствии у него любви и о мертвости его веры. И покаяние в том, что показано этим сигналом, проявляется в приложении усилий к делам милосердия.

Но только если воздержание от мясной и молочной пищи, от супружеской близости и от участия в вечеринках должно быть оставлено, когда закончится пост, то усиление доброделания заканчиваться не имеет права. Именно поэтому дела милосердия – это не особенность поста. Это всего лишь особенность жизни христианина, которую он не должен замечать – как не замечаем мы собственное дыхание. Зато нам становится сразу понятно, когда дышать нечем.

То же и с необходимостью прощения и примирения с ближними. Это не особенность поста. Это норма для христианина на каждый день. Просто повышение приоритета духовной жизни на время поста понуждает нас смотреть на индикаторы: а всё ли у тебя в порядке в отношениях с ближними – не бесполезно ли твоё воздержание, если «брат твой имеет нечто против тебя» (Мф 5.23), а ты не видишь ни его обид, ни его нужды?

Только бы еще удержаться от поставленной себе хорошей оценки: вот как я хорошо со всеми примирился, да еще и бомжу целых 50 рублей подарил по дороге на службу… Или, в моём случае – вот я какую хорошую статью написал. Ну, мне проще – если бы я сам исполнял то, о чем пишу, было бы чем гордиться. А пока что только лишь есть за что просить прощения…

протоиерей Димитрий Струев

Неділя прощена

Ієрей Олександр Тригуба розмірковує на тему вигнання Адама з Раю та підказує, які висновки з цього трагічного факту може зробити кожен з нас.

ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ

Мы вступаем в Великий пост. Сегодня прощеный день. Мы собрались в храме, чтобы по-настоящему, всерьез взглянуть на себя и друг на друга.

Конечно, этот день каждый из нас переживает особенным образом, с большой надеждой на то, что наступит пост, и мы сможем измениться, что наконец-то что-то в нас прорастет, станет иным, похожим на Царствие Небесное. Это правильно, Великий пост, действительно, дан нам для того, чтобы в нас отразилось Царствие Небесное. А Царство Небесное – это Царство любви.

А этого как раз очень не хватает в нашей жизни. Христос сказал, что по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф.24:12). И действительно, мы видим, как мало людей любит друг-друга по-настоящему, как много подмен и мало истинной любви.

Источником любви в мире является Церковь, и нет другого источника для любви и преображения этого мира. И самая большая трагедия, когда и в самой Церкви любви мало, когда мы ее хранить не можем. Вот это – огромная беда.
Ведь на самом деле, смотришь на себя и окружающих людей и понимаешь, что ничего нам не надо кроме любви. В чем еще человек нуждается? Да ни в чем. Все остальное является только подменой. Если человек не знает истинной любви в Боге, он постоянно пытается компенсировать ее отсутствие разной ерундой, пустотой, развлечениями, какими-то внешними вещами…

А как на самом деле хочется любви… Но она не дается никак иначе, как только через подвиг во Христе, постоянным раскрытием себя для другого человека, открытием дверей своего сердца для каждого. Это очень тяжело, даже мучительно – быть доверчивым, совершенно открытым для всех. Так и написано у апостола Павла, что любовь все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит (1 Кор.13:7). Об этом мы часто слишком поздно, только в последний момент вспоминаем.

Все, что произошло с нами дурного, произошло только потому, что мы не умеем любить по-настоящему. Все жизненные ошибки, недоуменные вопросы, невозможность поменять свою жизнь или идти дальше, потому что мы не знаем, куда идти, – произошли только по одной причине: нет этой любви. Она не хранится, даже в Церкви люди перестали друг другом дорожить, видеть друг друга в свете любви. Мы хорошо понимаем, как легко отказаться от любви, как легко все забыть, вычеркнуть, – из-за гордыни, самости, желания замкнуться на себе и жить своим миром, никого не впуская. Мы знаем, как много хотим друг от друга получить, и как мало способны друг другу отдать.
Это самая большая наша проблема. С этим в пост идти нельзя. Если человек не открыт для другого, не способен собой для другого пожертвовать, не готов свои личные страстные амбиции, свои пусть даже благие желания убрать в сторону ради другого, такая жизнь ни к чему не приведет, все будет бессмысленно и бесполезно.

И вот сегодня Господь дает нам такой замечательный день, когда Он понуждает нас взглянуть друг на друга с любовью, как на очень дорогих друг для друга людей. Нам кажется, что мы еще можем что-то успеть друг другу отдать, примириться, выяснить отношения, но этого может и не случиться, ведь жизнь проходит очень быстро. Мы с вами прекрасно знаем, как легко, как внезапно человек может из жизни уйти … Поэтому так важно помнить, что надо дорожить каждым днем, каждым человеком, друг другом дорожить. Мы живем внутри Церкви, где нам дана колоссальная возможность любить друг друга. Если здесь мы не сумеем стяжать любовь, ни в каком другом месте мы ее никогда не найдем. Надо учиться этой любви, и тогда что-то может поменяться и в нас, и вокруг нас. Ради этой любви, собственно говоря, надо жить. Христианство только ради этого и существует. Христос только с этим к нам пришел, чтобы мы научились у Него любить друг друга.

И вот сегодняшний день – такой долгожданный, такой желанный, все взволнованы, настроены очень высоко, все ждут и любят этот день. Сейчас, когда мы внутренне готовы посмотреть друг на друга другими глазами, попросить прошения и от сердца друг друга простить, давайте это сделаем по-настоящему. Важно не то, как мы эмоционально его переживаем, а как мы потом стараемся это в себе хранить, как мы стараемся переступить через себя ради ближнего, который нуждается в нас, который смотрит на нас с надеждой и упованием на то, что мы можем ради него хотя бы немножечко забыть о себе. Аминь.

протоиерей Алексий Уминский

ИГУМЕН СПИРИДОН (БАЛАНДИН): Прощение — освобождение

Прощёное воскресенье

Когда в прощеное воскресенье православные испрашивают прощения друг у друга, то в ответ слышат:

— Бог простит, и я прощаю.

Именно изначально «Бог простит», а уж затем собственное извинение. Иначе и быть не может, потому что это очень тяжело для человека — взять и простить. Обычно лишь дежурное: «Я зла него не держу», а вот чтобы забыть и не вспоминать о боли, тебе причиненной, не получается. Это сверх наших сил. Все равно напомнится, и сердце кольнет несправедливость или безвинное обвинение. Разумея, что трудно вытравить память о несправедливости, что она имеет свойство раз за разом напоминать о себе, мы именно и говорим в начале «Бог простит». Только у Него, у Спасителя, хватит прощения на всех…

Почему же так трудно дается прощение и столь тягостно перенесение винных и невинных скорбей? Ответ прост и для собственного «я» крайне неблагозвучен: желание обличать и клеймить брата своего за его реальные или мнимые грехи укоренено в каждом из нас. Попрекать, укорять, винить и воспитывать стало любимым занятием. Этот грех сладок. И если не будет рядом близкого человека или соседа с соседкой, то мы тут же переходим на обличение дальних. Молодежь развращена, врачи и судьи — взяточники, начальники — глупы и самолюбивы, правительство — непрофессионально и сребролюбиво и так далее, и тому подобное…

Хотя молодежь мы сами такой воспитали, а врачи с судьями уже не один раз прямо или косвенно нас с того света вытаскивали, да и начальники с правительством нами же и избраны.

Есть еще один риторический злободневный вопрос: откуда приходит и почему так комфортно устраивается в душе нашей это желание осуждения иных? Ответ дан уже давно и заключен он в словах апостольских:

 Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего (1Ин. 2,15- 16).

Любовь к миру, упоение благами этого мира, ежедневное стремление к телесным услаждениям и есть то уютное кресло, в котором столь уверенно и по-хозяйски сидит в нас осуждение и обвинение. И не приведи Господь покуситься хотя бы на малую толику нашего собственного любимого «я», — тут же камни осуждения и булыжники обвинений полетят в обидчика. Хотя, как часто бывает, «обидчик» и не виноват вовсе, или по нашей вине стал таким «плохим и нехорошим».

Есть такая популярная, к месту и ни к месту применяемая библейская фраза: «Время собирать камни». Так вот, прежде чем собирать камни для возрождения утерянного, забранного и разрушенного, надобно выбросить глыбы греха из своего сердца.

Наверное, многие помнят старую притчу о том, как однажды приехал на рынок крестьянин по делам своим хозяйским. Привязал лошадь с повозкой там, где полагалось, да пошел за нужным ему товаром.

Около привязи подростки баловались (они всегда во все века балуются, когда без пригляду остаются). Наносили они крестьянину в повозку валунов каменных, да сверху попоной прикрыли.

Вернулся хозяин. Мешок с покупками в телегу бросил, лошадь отвязал, вожжами подергал, поехали, мол. Стоит кобылка. Дернулась, и ни с места. Кнута безвинно получила, брани наслушалась, да что толку? Не хватает силы лошадиной…

Лишь глянув внимательно на телегу, понял крестьянин, что зря животину вожжами да кнутом хлестал. Поругался еще хозяин маленько, валуны каменные сгрузил и домой отправился.

Прошло много лет. Перед очередным постом, в один из вечеров, постучались в избу к крестьянину четверо уже немолодых седовласых человека. Бухнулись на колени, да и просят прощения за ту давнюю и далекую глупую «шутку».

Улыбнулся хозяин, с колен гостей поднял да и сказал: «Вы вот почти всю жизнь свою камни эти в душе носили, а я их еще тогда, на базаре, выбросил из своего сердца».

Вот и нам нынче предстоит — выбросить то, что сердце отягощает и от Бога отделяет. Сложно это. По многим причинам. И первая из них та, что камни греха стали необходимым приложением собственной повседневности. Загрузили мы ими повозку тела своего и, задыхаясь от болячек, от них произошедших, тащим этот груз из года в год до самой ямы… Хотя там камни не нужны. Землей обходятся.

Прощенное воскресенье. Затем Великая Четыредесятница. Пост.

Уже нынче священники и храмы к концу службы будут в темных облачениях покаяния, чтобы через 47 дней в Великую Субботу переоблачиться в белый цвет очищения, а затем, на следующий день, засверкать радостными красными пасхальными ризами.

Надобно, чтобы и души наши, нынче темные от струпьев грехов, стали к Христову Воскресению «паче снега убеленными», поэтому и звучит в этот день в устах православных умилительная и искренняя просьба:

«Простите меня грешного».

 

протоиерей Александр Авдюгин

Непрощение — суд без адвоката

2 марта — Прощёное воскресенье

Заканчивается последняя подготовительная неделя к Великому посту или, по-церковному, – сырная седмица. Она называется так потому, что церковный Устав позволяет есть только молочные продукты, яйца и рыбу. Смысл этого древнего обычая (зафиксированного уже в V в.) в том, чтобы «мало-помалу приучать себя отступать от приятных яств и без печали переходить к великопостному воздержанию».

Согласно преданию, обычай превратился в закон после обета, данного византийским императором Ираклием (610– 641), который воевал с персидским царем Хосроем, захватившим Святую землю. В случае победы он обещал Богу отказаться от мяса ещё и в неделю перед постом. Соответственно последнее перед постом воскресенье именуется сыропустным: в этот день происходит «отпуст», т. е. прекращение вкушения сыра и молочных продуктов.

В это воскресенье в молитвах и песнопениях Церковь вспоминает грехопадение прародителей, происшедшее по причине недоверия к словам Создателя и невоздержания. Это – образ гордыни и темного бунта своеволия, приведшего к разрушению первоначальной гармонии («изгнанию из рая»). Все мы в большей или меньшей степени заражены недугом ложного самоутверждения, означающего на деле лишь пленённость человека низшими иррациональными стихиями, неспособность критически посмотреть на себя со стороны. Человек начинает жить по природному закону пожирания сильными слабых, отказываясь от звания homo sapiens. Мы с грустью наблюдаем это вокруг себя. Воздерживаясь на время от животной пищи (разумеется, если позволяет здоровье), христианин сознательно противится этому страшному закону, пытаясь обрести свое человеческое достоинство, не унижая в то же время других, «слабых в вере». В этом – а не в «разгрузочном изменении рациона» – смысл поста.

Это же воскресенье называется прощёным. За богослужением читается евангельское поучение о бессмысленности начинать дело личного духовного совершенствования, не примирившись с ближними. Кроме того, у древних палестинских монахов из лавры Святого Саввы существовал обычай расходиться в этот день по пустыне и проводить пост поодиночке, собираясь вместе в монастыре к празднику Входа Господня в Иерусалим. Перед расставанием они заранее испрашивали друг у друга прощения, ведь никто не знал – вернется ли он живым (тогда там водились львы, подстерегали их и другие опасности).

В память этой психологически гениальной традиции в наших храмах совершается трогательный и поучительный Чин прощения, когда священник просит прихожан простить ему причиненные им вольные или невольные обиды, становясь при этом на колени и делая земной поклон. Люди сначала просят у него ответного прощения, а затем – друг у друга и целуются в знак примирения.

 

Сказать другому «прости меня!» может каждый и не обязательно в церкви. Правда, для многих это необыкновенно трудно, а для иных гордецов, как правило, людей ограниченных, – совсем невозможно.

Таинство прощения

Вечером накануне наступления Великого поста в храмах совершается одна из самых трогательных служб в году — вечерня с чином прощения. А в течение всего дня по сложившемуся обычаю христиане просят друг у друга прощения за причиненные обиды, почему и носит последний день Масленицы, день воспоминания Адамова Изгнания, еще одно название — «Прощеное воскресенье».

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Если мы отдадим свое сердце пустым, ничтожным вещам, то как оно сможет возрадоваться о Христе? Если в нашем сердце Христос, то освящено и дело рук наших, а мы в полноте сохраняем душевные силы и имеем подлинную радость. Не прилагайте своего сердца к бесполезным предметам, не растрачивайте его по пустякам. Сердце, израсходованное на мелочи, не может болеть о том, что на самом деле заслуживает боли. преподобный Паисий Святогорец
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2021. Всі права захищені.