Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Преображение»

Преображення Господнє: віддання свята

19_08_2018 (24-2)

В цю неділю ми відзначали віддання свята Преображення Господнього. З приводу цього дня  о.Іоанн, який нещодавно повернувся у наш храм, сказав проповідь, яку ми і пропонуємо вашій увазі.

Преображення Господнє 2018

19_08_2018

 

Де світло, там нема місця для темряви, де радість, там нема приводу для смутку. Саме тому в яскравий день Преображення Господнього всі були радісні і натхненні. А ще цього дня до нас повернувся о.Іоанн, що лише підсилило відчуття від свята. І все це ви побачите у нашій фоторозповіді.

Слова Праздника

гора Фавор

Тропарь

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.
 Изменив свой вид на горе, Христе Боже, Ты показал Своим ученикам славу Твою, насколько они могли выдержать. Пусть, молитвами Богородицы, и нам грешным воссияет Твой вечный свет! Податель света, слава Тебе.

Кондак

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание бо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние.
 Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько могли, видели Твою славу, чтобы они поняли, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедовали миру, что Ты воистину есть Отцовское сияние.

Беседа на Преображение

Почему Господь нашел нужным преобразиться перед Своими учениками и явиться им в этом блистании лучезарного света, осиявшего Его как отражение небесной славы? Какая цель преображения?

Кондак праздника, поемый Православною Церковью, отвечает на этот вопрос.

«На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша; да егда Тя узрят распинаема страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние».

Наступали тяжелые дни, полные горя и муки неизъяснимой, – дни крестных страданий и смерти Господа. Слабая вера Его учеников должна была пережить страшное потрясение: им предстояло увидеть любимого Учителя, их гордость и надежду, их Великого Пророка, которого они искренно признавали могущественным Мессией, на Кресте, окровавленного, израненного, распятого как злодея, окруженного позором и насмешками. Устоит ли их вера? Сумеют ли они сохранить преданность своему Равви? По-прежнему ли будут они признавать в этом опозоренном человеке, доведенном до последней степени страдания и тоски, того Мессию, которого они ожидали видеть в ореоле славы и земного блеска? Не отвернутся ли они от Него с грустью и болью за то, что Он обманул их надежды и мечты?

Это было возможно.

И вот для того, чтобы укрепить их веру в Мессию-победителя, чтобы поддержать их в минуты надвигающихся испытаний, надо было показать им хотя бы слабый отблеск будущей славы, ожидающей их Учителя, не той славы, которая составляет украшение земных царствований, славы позолоченных регалий и мишурного великолепия, но нетленной славы Царства Божия с его немеркнущей, вечной красотой святости и духовного величия. Пережив незабываемые минуты Преображения, они увереннее могли смотреть на ужас и позор распятия и, чувствуя в душе копошащиеся лукавые сомнения, легко могли подавить их воспоминанием о лучезарном Фаворском свете.

Вера в Учителя, в Его силу и в Его грядущую победу должна была остаться непоколебимой, несмотря на распятие и крестную смерть.

Кроме того, после Преображения ученики могли со всею решительностью засвидетельствовать перед всем миром, что их Учитель есть «Сын Божий возлюбленный», «Свет от Света», «сияние славы и образ ипостаси Отца Небесного» (Евр.1:3), что Он есть воистину Отчее сияние в сумерках земной, омраченной грехом жизни, ибо они слышали об этом свидетельство неба.

Наконец, Преображение открывало перед учениками уголок будущего Царства Божия, той славы и того блаженства, которое ожидает всех истинных последователей Господа. Если Он будет в славе, то и верные ученики Его будут также наслаждаться этой славой, ибо «где Я, – обещал Он, – там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой» (Ин.12:26). Смертному трудно представить и ощутить это блаженство, ибо «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2:9), но в момент Преображения, по крайней мере три избранных ученика Спасителя, несомненно почувствовали, хотя не в полной степени, блаженство будущей жизни, ощущение небесного мира и веяние благодати Божией, наполнившие их сердца невыразимым счастьем и радостью. Недаром порывистый Петр, скорее всех отзывавшийся на впечатления, засвидетельствовал немедленно об этой радости: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии».

Испытав хотя бы однажды это блаженство, ученики, конечно, никогда впоследствии не забывали, не могли забыть этих минут и в воспоминаниях о них и предвкушении счастья небесной жизни находили, конечно, опору для убеждения в правильности избранного ими пути и могучее побуждение ревностно и неуклонно исполнять в жизни заветы Господа, оставаясь верными Его последователями, чтобы войти «в радость господина» своего (Мф.25:21).

Но такое же значение имеет Преображение Господне и в нашей жизни. Ученики Господа испытали непосредственно блаженство этого момента; мы, доверяя их свидетельству, убеждаемся в несомненной действительности того счастья, которое является следствием и наградой жизни во Христе. Преображение и для нас – залог и свидетельство будущего небесного блаженства, его отблеск, сверкнувший, как зарница, среди горя, уныния и тоски нашей жизни. Оно явило нам образ того, каким будет возрожденный, просветленный человек, когда он достигнет высоты совершенства и отразит в себе сияние славы Отчей. Без Фаворского откровения мы никогда не имели бы понятия о том просветленном состоянии праведников, которое может быть достигнуто и проявиться внешним образом до известной степени даже здесь на земле, но которое во всей полноте раскроется в будущем, когда «праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф.13:43).

Этот образ будущего состояния и явил нам Господь на Фаворе, когда «просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф.17:2).

Эта мысль о счастье как результате праведной жизни, приводящей к единению с Богом, должна быть особенно дорога и ценна для человека. Все люди без исключения стремятся к счастью, хотя различно его понимают, судорожно мечутся из стороны в сторону в тщетных поисках и в конце концов с отчаянием убеждаются в том, что они гоняются за призраками и все-таки не знают, где ключи их счастья.

Как древний витязь на распутье, человек всегда в недоумении стоит перед вечным вопросом: где дорога к счастью?

Преображение отвечает на этот вопрос.

Как бы ни спорили о возможности факта Преображения и о природе Фаворского света, несомненно одно: луч высшего счастья озарил в эту минуту сердца учеников Господа, и причина этого заключалась в созерцании Божественной славы.

Если одно созерцание этой славы наполнило учеников блаженством, то каково должно быть счастье человека, достигшего тесного и приискреннего единения с Богом в такой степени, что Господь обитает в нем, пронизывая все его существо лучами Своей немеркнущей славы, которая как бы струится из освященного и просветленного Его присутствием человека!

В этом и состоит высшее счастье: в единении с Богом, делающем человека причастником Божественной славы.

В этом же заключается и разрешение проблемы общего счастья. Ведь счастье чувствуется каждым человеком лично, в своем собственном сердце. Счастье всегда индивидуально. Общество не имеет какого-либо особого органа, какого-нибудь коллективного сердца, способного переживать какое-то особенное, специфически общественное состояние счастья. Поэтому проблема общественного счастья не может быть поставлена так, как ее часто ошибочно ставят: осчастливьте общество, и каждый член его будет счастлив. Опытов осуществления этой программы в такой постановке было много, и все они были неудачны. Здесь необходимо сделать совершенно обратную перестановку: если каждый в отдельности член общества счастлив, то и общественная жизнь счастлива. Общее счастье, как коралловый остров из полипов, вырастает из слагаемых индивидуального счастья. Счастливое общество есть сумма счастливых людей.

Но в чем состоит личное переживание счастья, мы уже знаем теперь из евангельской повести о Преображении. Через этот же этап проходит и дорога к общему счастью, ключ к которому все тот же: единение с Богом.

Вывод для нас драгоценный, особенно в настоящее безрадостное, темное время, когда, по-видимому, ни один луч счастья – ни личного, ни общественного – не блестит среди мрачных, сгустившихся туч ненависти и уныния.

Но для того, чтобы достигнуть блаженства единения с Богом, необходимо каждому из нас духовно переродиться, преобразиться, ибо «Бог свет есть, и тьмы в Нем несть ни единыя» (1Ин.1:5), у света же не может быть общения со тьмой, и наша мрачная душа в ее настоящем виде Бога воспринять не может.

Для общего счастья, таким образом, необходимо личное возрождение, личное преображение. Чтобы изменить, улучшить жизнь, необходимо преобразиться нам самим.

На жизнь теперь жалуются очень часто и очень многие. Довольных почти нет. Но всегда в ответ на эти жалобы и вздохи просится невольный вопрос: «А что вы сделали, чтобы улучшить жизнь?» Уныние, жалобы и полная бездеятельность делу не помогут. Мы все ждем готового счастья: кто-то придет, кто-то все наладит, кто-то устроит нашу жизнь. Нам предстоит только принять эти заботы и наслаждаться создавшимся помимо нас благополучием. Надо понять, что такое отношение к жизни в корне ошибочно. Кто бы ни взялся за устройство нашей жизни и как бы талантливо он это ни делал, мы непременно испортим всякую жизнь, если не переменимся сами и не будем работать над своим духовным совершенствованием. Из плохого материала всегда получится плохая постройка. Поэтому на каждом из нас лежит обязанность развить и улучшить свою духовную природу, и этой работе над собой не могут помешать никакие внешние условия существования.

Духовное преображение необходимо для каждого из нас как обязательное условие личного и общественного счастья.

Что же для этого нужно?

Прежде всего необходимо отдаться Богу вполне. Это первый момент.

Необходимо найти в себе силу и желание прийти к Богу и сказать: «Господи! Вот я весь пред Тобою! Я хочу быть Твоим! Мои мысли, мои таланты, мои силы – все, все должно принадлежать только Тебе! Всего себя целиком, без остатка я отдаю и посвящаю Тебе на служение! Для себя я не оставляю ничего… Тебя любить, Тебе служить, Тобою, для Тебя и в Тебе жить – вот все, что мне надо и о чем я молю Тебя!»

Это не значит, конечно, что вы тотчас же сумеете осуществить в своей жизни этот святой порыв, эту мольбу: борьба предстоит длинная и упорная, но надо искренне принять это величайшее решение жизни и обречь себя бесповоротно на новую жизнь, жизнь послушания и служения Богу, как бы ни велики были предстоящие трудности.

Наша беда состоит в косности, в духовной неподвижности.

Мы слишком сроднились с известными условиями жизни. Образовались определенные привычки не только внешнего поведения, но и отношения к жизни, все мировоззрение, настроение, вкусы – все отлилось в определенные формы, приноровленные к существовавшей жизненной обстановке. Все было так прилажено, так ловко пригнано к окружающей среде, все было на своем месте и чувствовалось так уютно и спокойно! В душе не было сомнений, и по гладкой поверхности обывательской психологии не пробегало ни малейшей тревожной ряби беспокойства мысли. И вот все это надо изменить и изменить коренным образом! Конечно, это трудно.

Чтобы разбить старые, укоренившиеся привычки, нужна решимость и духовная энергия. Но этого-то и не хватает.

Нам необходимо внести в жизнь струю евангельского миропонимания и христианской морали. Только апостольский подвиг искренних христиан, составляющих соль земли, может остановить процесс гниения жизни.

Необходимо вспомнить ту удивительную, радостную и волнующую жизнь первых веков христианства, представлявшую непрерывный подвиг глубокой веры, бескорыстной любви и беззаветного служения людям, и на этих принципах далекого, но великого прошлого строить свою личную и общественную жизнь.

Два главных препятствия стоят, обыкновенно, на этом пути обновления жизни. Первое – наш эгоизм, который препятствует нам отдаться целиком Богу. Этим объясняется наша нерешительность и незаконченность добрых порывов. Мы часто готовы бываем отдать Богу многое, но всегда в душе остается заповедный уголок, где царит наше «я» и который мы бережем для себя. Расстаться с этим уголком, допустить в него кого-нибудь и отдать заветный ключ от него мы долго не решаемся, и в этом кроется большая опасность, ибо эгоизм, не сломанный совершенно и укрывшийся хотя бы в одном закоулке души, рано или поздно разрастается опять, как бурьян, и заглушает добрые всходы. «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак.1:8). Нельзя одновременно служить двум господам – себе и Богу, ибо в жизни человека может быть только один центр, и балансировать на скользком рубеже, разделяющем эгоизм и самоотречение, самолюбие и служение Богу, в течение долгого времени совершенно невозможно. Если человек не сделает над собой усилия, чтобы окончательно и бесповоротно склониться на сторону добра и самоотречения, он рано или поздно обязательно свалится в бездну греха и служения своему эгоизму. Это мы уже знаем.

Другое препятствие на пути возрождения ставят наши косность и лень, постоянно нашептывающие нам лукавую мысль: «Зачем менять свои привычки, вкусы, взгляды, все направление жизни? Это так трудно и требует усилий почти невероятных. И к чему? Разве нельзя без этого обойтись? Ведь жили же раньше хорошо, спокойно, благополучно, и ничего не требовалось… Никаких усилий, никаких перемен внутренней жизни. Быть может, и теперь обойдемся без этого. Увы! Жизнь в послушании Богу и Его заповедям, жизнь, полная внутренней борьбы, нравственных усилий воли и духовной работы над собой, требовалась всегда, и если мы этой жизни не вели и все-таки не испытывали над собой грозы гнева Божия, то это был лишь акт Божественного долготерпения, готового миловать самых закоренелых грешников в ожидании их исправления. Но и долготерпение Божие имеет пределы и сменяется гневом Божиим, если люди упорно не хотят расстаться с грешной жизнью.

Третьим обычным препятствием для перемены прежнего пути жизни является боязнь, что в случае обращения к Богу от нас потребуется слишком много, и непосильная тяжесть ляжет на наши плечи: придется отказаться от всех радостей жизни и взять на себя тяжелый ярем испытаний и аскетических подвигов. Частые посты, долгие молитвы, бесконечные поклоны, коленопреклонения, суровая простота одежды и т.д. – так обычно представляется истинно христианская жизнь пугливому воображению, воспитанному в разнузданности и постоянной привычке угождать своим страстям.

Страх неоснователен. В нем кроется оскорбительное недоверие к Богу.

Это страх от лукавого, который подобными мыслями старается удержать человека от обращения к Богу. В действительности христианская жизнь вовсе не есть жизнь беспросветного, мрачного аскетизма и непосильного подвига. Господь, призирающий на немощи наши, ведет каждого из новообращенных с такой премудрой постепенностью, с такой нежной заботливостью и любовью, особенно на первых порах, что трудность нового пути почти не замечается. Сначала человек встречает и испытывает гораздо больше радости и счастья, чем огорчений от неудач и утомления от трудов. Он летит, как говорят святые отцы, на крыльях благодати. Испытания и трудности обычно начинаются позднее и увеличиваются по мере того, как вырастают наши нравственные, духовные силы, никогда, впрочем, не превышая меры нашего терпения и нашей ревности. Аскетическая дисциплина христианской жизни точно так же никогда не требует от человека сверхсильных подвигов, и опытные старцы руководители на первых порах стараются, наоборот, умерить жажду подвига и горячую ревность пылких неофитов, намеренно делая для них ярем нового пути как можно легче.

Но преодолев все названные препятствия и твердо решившись вступить на новый путь, мы сейчас же встречаемся с вопросом о том, как наиболее целесообразно вести борьбу с ветхим человеком, с пороками и страстями, говоря иначе – перед нами встает вопрос о методе и способах возрождения.

Существует довольно широко распространенное мнение, что бороться со всеми страстями разом невозможно, что врагов лучше бить по частям, то есть вытравлять из души греховные склонности и привычки одну за другой, как выпалывают сорную траву в поле, так, чтобы в каждый момент борьба велась только с одной преобладающей страстью. Но беда в том, что жизнь человека коротка, а имя греху – легион, и человек, несомненно, успеет умереть раньше, чем справится с последней страстью. Не следует забывать, что застарелые пороки искореняются очень медленно и с большим трудом. Кроме того, по выражению одного духовного писателя, виды греха, оттесненные в одном месте, скопляются и прорываются в другом, то есть греховная энергия побежденной страсти иногда непонятным образом превращается в новую страсть или же идет на усиление прежних, сравнительно более слабых пороков. Наконец, борьба не может вестись одними только отрицательными способами. У дерева с подгнившими корнями бесполезно обрывать пожелтевшие сухие листья и ожидать от этого оздоровления. Надо лечить корень.

Первое условие для этого – менее всего рассчитывать на свои усилия и на свою деятельность. Человек, воображающий, что он собственными силами может победить грех и возродиться, подобен утопающему, который сам себя пытается вытащить из воды за волосы. Ясно, что в этом случае успех невозможен. Чтобы вырваться из трясины порока, нужна точка опоры, и этой опорой может быть только Бог!

Здесь требуется не одно только молитвенное, обращение к Богу с просьбой о помощи.

Апостол Павел такими словами изображает самую сущность процесса возрождения: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор.3:18).

Что это значит? Как можно преобразиться в образ Божественной славы Господа Иисуса Христа?

На языке Священного Писания выражение «слава Господня» обыкновенно означает «Божественные свойства». «Небо и земля исполнены славы Твоея», то есть небо и земля отражают свойства Божии: величие, премудрость, всемогущество и т. д. Преображаться в образ Господень от славы в славу – значит поэтому постепенно проникаться Божественными качествами и воплощать их в себе, насколько это возможно для слабой и грешной души человека.

Человеческая душа представляет собой чудесное зеркало, которое не только отражает предметы внешнего мира, но и фотографирует их, то есть задерживает в себе.

Обстановка жизни, ее внешние события всегда кладут свой отпечаток на душу. Вот почему по этим следам-отпечаткам нередко можно угадать прошлое человека или определить ту обстановку, в которой происходило его воспитание. Содержание души обыкновенно в большей своей части есть не что иное, как ряд пережитых впечатлений и образов, полученных извне. Зная этот закон, можно воспитывать человека и влиять на его душу путем определенного подбора тех образов и впечатлений, которые предстоит ему пережить и воспринять. На этом и основывается наука воспитания.

Если вы мечтаете о духовном возрождении, взирайте на славу Господню и преображайтесь в тот же образ от славы в славу, то есть имейте всегда перед своим умственным взором образ Господа, чаще бывайте в общении с Ним в молитве, в мыслях, в чувствах, в доброделании, и влияние этого дивного образа не замедлит отразиться в душе вашей. Вы будете воспринимать Его качества, вы будете похожи на Него в силу закона психологического влияния. Нравственно сильная личность всегда подчиняет себе более слабую душу и отражается в ней через подражание. Недаром ученики и апостолы Господа так выделялись среди окружавшей толпы, ибо влияние Спасителя накладывало на них особый отпечаток. Учеников Христа узнавали сразу.

«Они были с Ним», – говорили о них, ибо печать близости и общения с Господом была на них.

Правда, нет теперь Воплощенного Господа на земле, но то, что влияет на человека в Его образе, – духовно и потому вечно. Тысячи верных поклонников Господа испытали это влияние, перерождаясь в тот же образ. Если мы стремимся к возрождению, мы должны поставить себя на пути влияния личности Господа Иисуса Христа.

Когда астроном хочет сфотографировать какую-нибудь звезду, он наводит на нее свой телескоп и ставит часовой механизм, приводящий его в движение, так,чтобы аппарат двигался вслед за звездою, отражая ее все время в одной и той же точке фокуса. Звезда фотографируется сама собою.

Так и в нашей жизни: не сводите духовных очей с Господа, ищите постоянного единения с Ним в молитве, чтении Евангелия, в размышлениях, в приобщении Святых Тайн, и «изобразится в вас Христос!» (Гал.4:19).

Непосредственная близость Господа и общение с Ним – вот единственная и главная основа для возрождения человека.

Умерла однажды девушка, поражавшая всех, кто ее знал, необычайной красотой и чистотой своей души. На ее груди нашли медальон и в нем начертанные слова: «Люблю Того, Кого никогда не видала». Она преобразилась в образ Того, Кого любила. Итак, будем чаще с Господом. Пусть Он будет постоянным спутником нашей жизни. Его образ отразится в нашей душе и переродит ее. Возродимся мы – возродится и наша жизнь, проникнувшись духом Его Божественной святости, ибо океан жизни составляется из капель отдельных личностей.

Это – единственный способ преобразовать жизнь, ибо жизнь не есть что-либо внешнее, отдельное от нас.

Это – мы сами.

епископ Василий Кинешемский

Слова Праздника

гора Фавор, место Преображения Господня

Тропарь праздника

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Изменив свой вид на горе, Христе Боже, Ты показал Своим ученикам славу Твою, насколько они могли выдержать. Пусть, молитвами Богородицы, и нам грешным воссияет Твой вечный свет! Податель света, слава Тебе.

Кондак

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание бо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние.

Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько могли, видели Твою славу, чтобы они поняли, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедовали миру, что Ты воистину есть Отцовское сияние.

Преображение Господне: ничто доброе в человеке не пропадет

Сегодняшний праздник, дорогие братия и сёстры, даёт нам богатую пищу для размышлений. Мне хотелось бы отметить вот какую черту воспоминаемого ныне евангельского события. На горе Фаворской Христу, приоткрывшему нам в возможной для нашего земного восприятия мере Свою небесную славу, явились Моисей и Илия. Богослужебные тексты раскрывают нам один из смыслов этой встречи Бога с двумя величайшими ветхозаветными пророками: «яко небом владычествующему, и землею господствующему, и над преисподней власть имеющему, Христе, предстали Тебе от земли – апостолы, с небесе – Фесвитянин Илия, Моисей же – от мертвых, поюще согласно: людие, превозносите во вся веки» (канон, песнь 8-я).

Но в предстоянии Христу именно Моисея и Илии было ещё и нечто очень личное; на это указывают паремии праздника, которые читались вчера на Всенощном бдении. В Книге Исход говорится о том, как Моисей воззвал ко Господу: «если я обрёл благоволение в очах Твоих, то молю: яви мне Самого Тебя разумно, да вижу Тебя; покажи мне славу Твою». И ответил Господь Моисею: «Лица Моего нельзя тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». И сказал Господь: «Вот место у Меня – стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лицо Моё не будет видимо тебе» (Исход, гл. 33). А в Третьей книге Царств повествуется о пророке Илии, возревновавшем о Господе Боге Саваофе. И сказал ему Господь: «Выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдёт; и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня – глас хлада тонка, и там Господь». Услышав это, Илия закрыл лицо своё милотью своею (3 Царств, гл. 19).

Конечно, такая просьба, такое желание Моисея и Илии видеть Бога исходили из каких-то сущностных глубин их духовной жизни, потому что не просто так человек говорит Богу: яви мне Себя, покажи мне Себя. Из праздного любопытства эту просьбу обратить к Богу невозможно; она рождается из сердца только тогда, когда человек всеми своими силами хочет преобразить себя и всю свою жизнь так, чтобы в ней жил и действовал только Бог, и ничего, кроме Него. И то, что Господь на такую просьбу откликнулся, говорит именно об этом.

Ветхий Завет свидетельствует, что ни Моисею, ни Илии Бог Самого Себя не показал, а только дал Себя ощутить лишь неким краешком, прикрыв их восприятие Своею десницей. Но желание Моисея и Илии тем не менее не осталось без исполнения. Вот уже и Моисей отошёл в страну мёртвых, и Илия был таинственно взят с земли, и прошло много тысяч лет – и их стремление видеть Бога в полноте исполнилось. На горе Фаворской Моисей и Илия созерцали Бога лицом к лицу – а ученики Христовы не могли смотреть на это и пали в ужасе на землю.

И это большое нам утешение от Бога и назидание. Даже когда мы просим что-то у Бога от всей души, от всего сердца, и Господь не исполняет этого по каким-то причинам, которые нам не ведомы – всё равно наше благое желание обязательно исполнится, если не в этой жизни, то в будущей. И в этом – очень важная, глубинная суть Евангелия: ничего доброго в человеке не пропадает, любое его желание, обращённое к Богу, будет исполнено. И на это нужно всегда с верой и радостью уповать – особенно когда мы находимся в тяжких обстоятельствах, например когда человек претерпевает какое-то длительное внутреннее искушение. Бывает, что годами мы молимся Богу, а всё остаётся так же, как будто Бог нас не слышит. И тогда нужно вспоминать Преображение Христово и пророков Моисея и Илию, которые просили у Бога немыслимую, высочайшую вещь – и получили просимое от Него, хотя прошло и очень много времени. Но у Бога нет времени – и для христиан, приобщающихся Ему евангельской жизнью и святыми Таинствами, время никакого значения не имеет. Когда верою мы живём в Боге, то Он преображает нашу жизнь, облегчает нам наши скорби – и непременно исполнит все желания, исходящие из верующего сердца.

игумен Петр (Мещеринов)

Обычай освящения винограда и других плодов

Принято на праздник Преображения, после литургии, освящать виноград, яблоки и другие фрукты. Обычай приносить плоды в храм для освящения восходит к ветхозаветным временам (Быт. 4:2-4; Исх. 13:12 -13; Числ. 15:19-21; Втор. 8:10-14). От апостолов этот обычай перешел в новозаветную Церковь (1 Кор. 16:1-2). Предписания относительно приношения плодов в храм можно найти в 3-ем Апостольском правиле. («Апостольскими правилами» именуется древнейший сборник церковных законов (канонов), известный уже со 2-го века.) В Греции в августе поспевают плоды, важнейшие из которых — новые колосья и виноград. Издревле православные люди приносили эти плоды в храм для благословения в знак благодарности Богу. По этому поводу св. Иоанн Златоуст писал: «Земледелец получает плоды от земли не столько за свои труды и прилежание, сколько по благости Бога, возращающего их, потому что «насаждающий и поливающий — ничто, но все Бог возращающий.»

Виноград приносится в храм для благословения по прямому отношению его к таинству Евхаристии, почему в молитве на освящение винограда иерей молится: «Благослови, Господи, этот новый плод лозы, который Ты благоволил благорастворением воздуха, каплями дождя и тишиною времени достигнуть зрелости. Да послужит вкушение этих плодов лозы в веселье нам. И удостой нас приносить их Тебе, как дар очищения грехов, вместе с священным Телом Христа Твоего.»

В первые века христианства верующие приносили в храм плоды нового урожая: хлеб, вино, елей, фимиам, воск, мед и т.п. Из этих приношений к алтарю представлялись только хлеб, вино, фимиам, елей и воск, а прочие приношения поступали на нужды клира и бедных, которых опекала церковь. Этими приношениями выражалась благодарность Богу за посланные блага и одновременно оказывалась помощь людям, посвятившим себя на служению Богу и нуждающимся. В настоящее время освящение хлеба и вина, яиц и молока, разных яств сохранилось в освящении пасхального артоса в храме и пасхальных яств в домах. Освящение цветов и ветвей древесных совершается и теперь в праздники Вербного воскресения, Св. Троицы, Воздвижения Креста Господня и в воскресение Крестопоклонной недели.

Преображение: что мы услышим на праздничной службе

Иже с Моисеом глаголавый древле / на горе Синайстей образы, глаголя: / Аз есмь Бог Сый; / днесь же на горе Фаворстей преобразися, / началообразное показуя, лучами облистаяся. / Темже, Христе, величаю Твою силу.

 

С    Моисеем говоривший в древности / на горе Синае посредством образов, / говоря: «Я – Бог вечно Существующий», / Он же в сей день на горе Фавор преобразился / первоначальный образ наш показывая, лучами заблистав. / Потому, Христе, величаю Твою силу.

Мрак законный / светлый преображения прият облак, / в немже Моисей и Илия бывше / и пресветлыя славы сподобльшеся, Богу глаголаху: / Ты еси Бог наш, Царь веков.

 

Мрак Закона сменило / светлое облако преображения: / в нем оказавшись, Моисей и Илия, / и пресветлой славы удостоившись, Богу возглашали: / «Ты – Бог наш, Царь веков!»

Днесь Христос / на горе Фаворстей, / Адамово пременив / очерневшее естество, / просветив, богосодела.

 

В сей день Христос на горе Фаворской, / изменив почерневшее Адама естество / и дав ему блистать, божественным соделал.

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора Небеси подобящися, / и облак, яко сень, протязашеся, / Тебе преобразующуся, / от Отца же свидетельствуему: / тамо бе Петр со Иаковом и Иоанном, / яко хотяху быти с Тобою и во время предания Твоего, / да, видевше чудеса Твоя, / не устрашатся страданий Твоих, / имже поклонитися нам в мире сподоби, / великия ради Твоея милости.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора уподоблялась небу / и облако как шатер распростиралось. / Когда Ты преображался / и принимал свидетельство от Отца, / был там Петр с Иаковом и Иоанном, / ибо им предстояло быть с Тобою / и в час предания Твоего на смерть, / чтобы увидев дивные дела Твои, / не убоялись страданий Твоих, / которым удостой нас поклониться в мире / по великой Твоей милости. 

Прежде Креста Твоего, Господи, / поим ученики на гору высоку, / преобразился еси пред ними, / лучею силы озаряя их, / отсюду убо человеколюбием, / отонуду властию, / показати хотя воскресения светлость, / егоже и нас, Боже, в мире сподоби, / яко Милостив и Человеколюбец.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / взяв учеников на гору высокую, / Ты преобразился перед ними, / лучами силы озаряя их, / желая показать, как человеколюбием, так и могуществом, / светлость воскресения; / и нас, Боже, в мире того удостой, / как Милостивый и Человеколюбец. 

На горе высоце преображся, Спас, / верховныя имея ученики, / преславно облистал есть, / показуя, яко высотою добродетелей облиставше / и Божественней славе сподобятся. / Глаголющии со Христом Моисей и Илия показоваху, / яко живыми и мертвыми обладает / и иже древле законом и пророки глаголавый есть Бог, / Емуже и глас Отеч из облака светла послушествоваше, глаголющий: / Того послушайте, / Иже Крестом ада пленивша / и мертвым дарующа живот вечный.

 

На горе высокой преобразившись / в присутствии верховных учеников, / Ты славно просиял, Спаситель, / показывая, что высотою добродетелей блистающие / и Божественной славы удостоятся. / Беседовавшие же со Христом Моисей и Илия / открывали, что Он – над живыми и мертвыми владычествует, / и Богом, в древности через закон и пророков вещавшим является, / о Ком из светлого облака и свидетельствовал / голос Отца, говорящий: / «Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад / и мертвым дарует жизнь вечную!»

Прообразуя воскресение Твое, Христе Боже, / тогда поят три Твоя ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор возшел еси. / Тебе же, Спасе, преобразующуся, / Фаворская гора Светом покрывашеся, / ученицы Твои, Слове, / повергоша себе долу на земли, / не терпяще зрети невидимаго зрака, / Ангели служаху страхом и трепетом, / небеса убояшася, / земля вострепета, / видяще на земли славы Господа.

 

Прообразуя воскресение Свое, Христе Боже, / берешь тогда с Собою трех Твоих учеников / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор взойдя. / И при Твоем, Спаситель, преображении / гора Фаворская светом озарялась. / Ученики Твои, Слово, / поверглись ниц, простершись на земле, / не вынося созерцания недоступного взорам образа. / Ангелы служили Тебе со страхом и трепетом, / небеса содрогнулись, земля затрепетала, / видя на земле Славы Господа.

Иже на горе Фаворстей преображся во славе, Христе Боже, / и показав учеником Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего разумения / и настави на стезю заповедей Твоих, / яко един Благ и Человеколюбец.

 

На горе Фавор преобразившийся во славе, Христе Боже, / и показавший ученикам Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего познания / и направь на путь заповедей Твоих, / как единый Благой и Человеколюбец!

Божества Твоего, Спасе, малу зарю обнажив / совозшедшим с Тобою на гору, / премирныя Твоея славы сотворил еси рачители. / Темже ужасно зовяху: / добро есть нам зде быти. / С нимиже и мы Тебе, преображшагося Спаса Христа, / поем во веки.

 

 

 

Божества Своего сияние отчасти приоткрыв / взошедшим вместе с Тобой на гору, / Ты, Спаситель, сделал их / неотмирной славы Твоей ревнителями. / Потому они в восхищении взывали: / «Хорошо нам здесь быть!» / С ними и мы Тебя, преобразившегося Спасителя Христа, / воспеваем вовеки.

О чём говорит канон Праздника

Бог Слово Сый, весь землен бысть, / всему Божеству смесив человечество во ипостаси Своей, / юже во двою существу Моисей и Илия же видеша на горе Фаворе.

 

Будучи всецело Богом, / Ты совершенным человеком сделался, / соединив с совершенным Божеством / человечество в Лице Твоем, / Которое в двух естествах увидели / Моисей и Илия на горе Фаворе.

Скрыся зарею Божества чувственное солнце, / яко на горе Фаворе видев Тя преобразующася, Иисусе мой: / слава силе Твоей, Господи.

 

Скрылось в лучах Божества Твоего / чувственное солнце, / когда увидело Тебя преображающимся / на горе Фаворской, Иисусе мой; / слава силе Твоей, Господи!

Се Спас, – / вопияху Моисей и Илия учеником, / на горе святей Фаворстей оглашаемым, – / Христос, Егоже древле провозвестихом Сущаго Бога.

 

«Вот Спаситель», – восклицали Моисей и Илия / в слух учеников на святой горе Фаворе, – / «Христос, о Котором в древности / мы как о Боге истинном предвозвестили!»

Неизменное естество, человеческому примешся, / обильно невещественнаго Божества Свет / изобнажив апостолом, неизреченно возсия.

 

Неизменяемое естество / со смертным соединившееся, / проявляя свет, присущий невещественному Божеству, / неизреченно пред Апостолами воссияло.

Тя, присносущное сияние, во Отечестей славе / ученицы яко видевше возсиявша, Христе, Тебе вопияху: / во свете Твоем пути наша направи.

 

 

Увидев Тебя, вечное сияние, Христе, / блистающим во славе Отчей, / ученики Тебе взывали: / «Во свете Твоем пути наши направь!»

Ветийствующий язык Твоего величества не может вещати: / яко бо, Держай живот и смертию Владый, / представил еси на Фаворстей горе Моисея и Илию, / свидетельствующия Твое Божество.

 

Красноречивый язык / величия Твоего выразить не может; / ибо Ты, владеющий жизнью / и над смертью господствующий, / представил на горе Фаворе Моисея и Илию / свидетелями Твоего Божества.

Иже руками невидимыми создав по образу Твоему, Христе, человека, / началообразную Твою в создании доброту показал еси, / не яко во образе, но яко Сам Сый по существу, / Бог был еси и Человек.

 

Создавший невидимыми руками человека / по образу Своему, Христе, / Ты ныне явил в этом создании / первообразную красоту Свою / уже не как во образе, но каков Ты Сам по естеству, / будучи Богом и вместе человеком.

Срастворився неслиянно, угль горящ показал еси нам Божества, / попаляющ убо грехи, души же просвещающ, на Фаворстей горе, / Моисея со Илиею, учеников же старейшия удивил еси.

 

Соединив в Себе две природы неслиянно, / Ты показал нам на горе Фаворе / уголь горящий Божества, / сжигающий грехи, но души просвещающий, / и тем изумил Моисея с Илиею / и верховных из учеников.

Прейде убо сень законная, изнемогшая, / прииде же яве Христос истина, – Моисей возопи, / на Фаворе видев Твое Божество.

 

«Прошла обессилевшая тень Закона, / и пришла явно истина – Христос!» – / Моисей воскликнул на Фаворе, / увидев Твое Божество.

Привлекл еси любовию мя, Спасе, / и пременил еси Божественным Твоим желанием, / но попали огнем невещественным грехи моя / и насытитися Твоея пищи сподоби, / да, обое играя, величаю, Блаже, величия Твоя.

 

Ты привлек меня любовью, Христе, / и изменил божественным к Тебе стремлением. / Но сожги огнем невещественным грехи мои / и насытиться наслаждением в Тебе сподоби, / чтобы я, ликуя, величал / два пришествия Твои, Благой.

Преображение Господне

60547Бывают в духовной жизни, но даже и в самой простой человеческой жизни мгновения, которые так прекрасны, так дивны, что хотелось бы, чтобы время, жизнь, вечность на них остановились и никогда ничего другого не случалось. И когда произошло это таинственное Преображение Господне, так случилось с Апостолами, которых Христос с Собой взял на гору Преображения. Это выразил апостол Петр, когда сказал: Господи! Нам здесь хорошо! Построим три кущи — Тебе одну, Моисею одну, одну Илии, и останемся здесь, осиянные этим невещественным, Божественным светом, окутанные этим дивным покоем…

Ни Петр, ни другие апостолы не заметили того, о чём потом сами же и поведали другим: что Христос преобразился, — т.е. явился в сиянии вечной славы — в момент, когда Моисей и Илия говорили с Ним о грядущем Его восходе в Иерусалим и распятии.

Здесь, как в стольких местах Нового Завета, мы видим, что, как и мы, апостолы способны уловить светлое, дивное, и так часто пройти мимо того, чего Христу это стоит. Святой Серафим Саровский, говоря с одним из своих посетителей, сказал ему: «Проси у Бога именем Христа то, что тебе нужно, но помни: какой ценой Христос получил власть тебе это даровать». Этим он хотел сказать: не проси ни о чем, что недостойно Божией крестной любви, смерти, распятия Спасителя Христа.

Как и Апостолам, в моменты самые светлые нам хотелось бы, чтобы время остановилось и чтобы нам пребыть навсегда — в чем? В забытье! Как бы нам навсегда забыть, что в нашей жизни и в жизни других людей порой происходит страшное: бывает одиночество, бывает болезнь, бывает страх, бывают ужасы всякого рода.

Хотелось бы войти в тот дивный покой преображенного мира, которого мы все ожидаем, но который еще не явлен, еще не стал действительностью. Мы должны в него верить, мы порой имеем возможность его пережить с большой, преображающей нас глубиной, но мы должны помнить, что это переживание нам дано для того, чтобы мы пронесли в темный, скорбный, холодный мир это сияние преображения.

Моисей на Синайской горе стоял перед Богом, озаренный Божией славой, и настолько приобщился к ней, что, когда он спустился с горы, люди не могли вынести сияние его лица. Вот какими мы должны быть, когда переживём земное или небесное чудо, чудо преображения. И то, что случилось с Апостолами, то, что случилось с Моисеем, должно случиться и с нами: Моисей не остался на горе Синайской в созерцании, говоря с Богом, как друг говорит с другом. Апостолам не было дано остаться на этой дивной горе Преображения, Христос им сказал: пойдем отсюда.

И пришли они в долину, на равнину палестинскую, и застали там неизбывное горе отца о том, что неисцельная болезнь поразила ребенка, и еще, может быть, более скорбный ужас о том, что и ученики Христовы, к которым обращался отец, не смогли ему помочь. Помог только Христос, Он исцелил ребенка. И когда ученики спросили Его: почему мы не могли этого сделать? — Он им сказал: этот род изгоняется только молитвой и постом.

По временам нам дается это переживание преображенного мира, переживание чего-то дивного, Божественного, вошедшего в жизнь. Переживание это мы должны сохранить, как самое драгоценное, и войти в мир для того, чтобы этим поделиться.

А поделиться этим мы сможем, только если возьмем на себя подвиг поста и молитвы: не только вещественного, физического поста, но воздержания от всего, что центром своим имеет нас самих, воздержания от всякого себялюбия, всякого эгоизма, всякой жадности душевной или духовной, а не только телесной, от желания всякого обладания. А это мы можем осуществить, только если будем молиться.

И опять же: не только произносить молитвенные слова, не только себя заставлять войти в мысль и дух святых, но всеми силами стремиться к тому, чтобы в тусклом, темном, осиротелом мире оставаться в общении с Живым Богом, Который есть свет, радость и жизнь.

Подумаем о Преображении, подумаем о нашем опыте преображенного мира, о тех мгновениях или периодах, когда всё внутри нас и вокруг было озарено действительно Божественным светом. И с этим светом пойдем к каждому человеку, во все обстоятельства жизни, и принесем туда свет Христов.

митрополит Антоний Сурожский

Преображение Господне

Великий праздник Преображения Господня как будто бы приурочен, братья и сёстры, к освящению плодов благословенных трудов, которое совершается осенью, ради собирания этих плодов, их благословения и частичного приношения Господу Богу. Но не это — существенное в празднике Преображения.

Благословенные труды — разные, и плоды этих трудов тоже могут быть разными. Есть делание духовное, труды духовные, и есть плоды этого духовного делания, трудов духовных — Царство Небесное. И Преображение есть явление красоты Царства Небесного в его силе, красоты, явленной Господом Иисусом Христом во славе Его на горе Фаворской в святом Его Преображении. Это было явление Царства Божия, его славы, дивной красоты славы Царства Божьего на земле, славы Божией, присущей Богочеловеку Господу Иисусу Христу, показавшего эту славу людям в лице Его учеников и апостолов.

Зачем Он это сделал? Всю свою земную жизнь Он сокрывал эту славу. Божественная сила иногда, и даже часто, открывалась в чудесах. Но славу свою в красоте и силе Царства Божия Он показал ученикам впервые на горе Фаворской. И показал Он её впервые перед тем, как вступить в Иерусалим для того, чтобы принять последние страдания, последние муки и крестную смерть. Потому что эти страдания, это уничижение Господа, и эта крестная смерть Богочеловека — они, ведь, могли соблазнить веру учеников. Они могли, всё-таки, усомниться в том, что Божественная сила Ему присуща, а где уж слава, если висит Распятый на кресте! И вот, для того, чтобы знали они, что всё это принимает Он, Богочеловек, вольно, свободно, Он и показывает славу свою на Фаворской горе. Когда увидят Распинаемого, тогда пусть разумеют, что эти страдания — вольные, свободные. Вот для чего была показана эта слава ученикам и апостолам Господа Иисуса Христа на Фаворской горе.

Нужно ли вам повторять рассказ о том, как совершилось Преображение? Христом было взято туда, на гору, только три ученика. И вот, после молитвы Спасителя, они вдруг увидели Его преобразившимся и рядом с Ним стоящих Моисея и Илью. И говорили они о будущем веке… А слава эта была видением чудесного света. Фаворский свет вовсе не был зрительным ощущением, восприятием этих учеников. Это был необычайный, чудесный, это был присносущный — всегда существовавший и существующий, но нами, простыми людьми, невидимый свет Божества, славы Божией. Тот самый свет, братья и сёстры, который иногда показывали людям святые. Например — Симеон Новый Богослов; преподобный Серафим Саровский показал этот свет, открыл своему ученику Мотовилову, что он, Серафим, — в нём, в этом свете. И как стало хорошо на душе Мотовилову! Почти, а может быть и совсем так же, как и ученикам на Фаворской горе, когда они увидели этот свет и почувствовали, что лучшего ничего не может быть: что это совершенство всяческой красоты и всяческого добра! И поэтому: «Позволь нам построить здесь три кущи и остаться здесь навсегда!»

Но видение славы Божией погасло, ушло… Потому, что то был образ будущего века. И говорили Моисей и Илья между собой и со Спасителем о тайнах будущего века. Вы об этом слышали в сегодняшнем евангельском чтении и в послании апостола Петра, которое сегодня читалось. Это была тайна будущего века — преображение нашей земли и нашего неба, их преображение в будущем веке, когда будет и новая земля, и новое небо, прославленные так, как было прославлено человеческое естество Господа Иисуса Христа, соединённое с Божеским естеством. И поэтому-то то, что было там, на Фаворской горе — прославление этого человеческого естества Божественною славою, присущей Божескому естеству Господа Иисуса Христа, это будет и со всею тварью: со всей землёй и со всем небом, потому что явленная там слава проникла в этот мир, и осталась в этом мире, она есть в нём! Божественная Красота, которую нам не дано видеть по нашим грехам, которая остаётся ещё сокровенной, потому что мы не достойны открытия её силы, видения её, жизни в ней. Но она есть, она — здесь, уже в этом мире, и действует вместе с благодатью Божией. И придёт день и час, когда она откроется, и будут новая земля, и новое небо. Это и есть тайна будущего века.

Братья и сёстры! Весь смысл нашей христианской жизни в том как раз и заключается, чтобы трудиться таким трудом, который как бы ни был плох, увенчался постепенным вхождением в эту славу не только всего мира, но и каждого из нас, обязательно! Для того чобы и мы спаслись… И не только, а и были бы прославлены в будущем веке, за всё то, что мы делаем здесь, трудясь над спасением нашей души, над спасением душ наших ближних, трудясь над спасением мира от всего того зла, в котором он лежит…

Красота Царства Божия, явленная на Фаворской горе в силе — вот смысл сегодняшнего праздника Святого Преображения. Мы всегда молились, молимся, и будем молиться — всегда молитесь, братья! — о том, чтобы нам стать и всегда оставаться причастниками присносущного света, чтобы и мы увидели, вошли в него и радовались и этому вхождению, и прославлению и нас, и всего мира Божественною славою, явленною на Фаворской горе.

протоиерей Всеволод Шпиллер

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Только христианство делает человека нормальным, как было со святыми. Норма человека — Христос. игумен Никон (Воробьёв)
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.