december_2.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Преображение»

Слова Праздника

гора Фавор, место Преображения Господня

Тропарь праздника

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Изменив свой вид на горе, Христе Боже, Ты показал Своим ученикам славу Твою, насколько они могли выдержать. Пусть, молитвами Богородицы, и нам грешным воссияет Твой вечный свет! Податель света, слава Тебе.

Кондак

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание бо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние.

Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько могли, видели Твою славу, чтобы они поняли, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедовали миру, что Ты воистину есть Отцовское сияние.

Преображение Господне: ничто доброе в человеке не пропадет

Сегодняшний праздник, дорогие братия и сёстры, даёт нам богатую пищу для размышлений. Мне хотелось бы отметить вот какую черту воспоминаемого ныне евангельского события. На горе Фаворской Христу, приоткрывшему нам в возможной для нашего земного восприятия мере Свою небесную славу, явились Моисей и Илия. Богослужебные тексты раскрывают нам один из смыслов этой встречи Бога с двумя величайшими ветхозаветными пророками: «яко небом владычествующему, и землею господствующему, и над преисподней власть имеющему, Христе, предстали Тебе от земли – апостолы, с небесе – Фесвитянин Илия, Моисей же – от мертвых, поюще согласно: людие, превозносите во вся веки» (канон, песнь 8-я).

Но в предстоянии Христу именно Моисея и Илии было ещё и нечто очень личное; на это указывают паремии праздника, которые читались вчера на Всенощном бдении. В Книге Исход говорится о том, как Моисей воззвал ко Господу: «если я обрёл благоволение в очах Твоих, то молю: яви мне Самого Тебя разумно, да вижу Тебя; покажи мне славу Твою». И ответил Господь Моисею: «Лица Моего нельзя тебе увидеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых». И сказал Господь: «Вот место у Меня – стань на этой скале; когда же будет проходить слава Моя, Я поставлю тебя в расселине скалы и покрою тебя рукою Моею, доколе не пройду; и когда сниму руку Мою, ты увидишь Меня сзади, а лицо Моё не будет видимо тебе» (Исход, гл. 33). А в Третьей книге Царств повествуется о пророке Илии, возревновавшем о Господе Боге Саваофе. И сказал ему Господь: «Выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдёт; и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь; после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня – глас хлада тонка, и там Господь». Услышав это, Илия закрыл лицо своё милотью своею (3 Царств, гл. 19).

Конечно, такая просьба, такое желание Моисея и Илии видеть Бога исходили из каких-то сущностных глубин их духовной жизни, потому что не просто так человек говорит Богу: яви мне Себя, покажи мне Себя. Из праздного любопытства эту просьбу обратить к Богу невозможно; она рождается из сердца только тогда, когда человек всеми своими силами хочет преобразить себя и всю свою жизнь так, чтобы в ней жил и действовал только Бог, и ничего, кроме Него. И то, что Господь на такую просьбу откликнулся, говорит именно об этом.

Ветхий Завет свидетельствует, что ни Моисею, ни Илии Бог Самого Себя не показал, а только дал Себя ощутить лишь неким краешком, прикрыв их восприятие Своею десницей. Но желание Моисея и Илии тем не менее не осталось без исполнения. Вот уже и Моисей отошёл в страну мёртвых, и Илия был таинственно взят с земли, и прошло много тысяч лет – и их стремление видеть Бога в полноте исполнилось. На горе Фаворской Моисей и Илия созерцали Бога лицом к лицу – а ученики Христовы не могли смотреть на это и пали в ужасе на землю.

И это большое нам утешение от Бога и назидание. Даже когда мы просим что-то у Бога от всей души, от всего сердца, и Господь не исполняет этого по каким-то причинам, которые нам не ведомы – всё равно наше благое желание обязательно исполнится, если не в этой жизни, то в будущей. И в этом – очень важная, глубинная суть Евангелия: ничего доброго в человеке не пропадает, любое его желание, обращённое к Богу, будет исполнено. И на это нужно всегда с верой и радостью уповать – особенно когда мы находимся в тяжких обстоятельствах, например когда человек претерпевает какое-то длительное внутреннее искушение. Бывает, что годами мы молимся Богу, а всё остаётся так же, как будто Бог нас не слышит. И тогда нужно вспоминать Преображение Христово и пророков Моисея и Илию, которые просили у Бога немыслимую, высочайшую вещь – и получили просимое от Него, хотя прошло и очень много времени. Но у Бога нет времени – и для христиан, приобщающихся Ему евангельской жизнью и святыми Таинствами, время никакого значения не имеет. Когда верою мы живём в Боге, то Он преображает нашу жизнь, облегчает нам наши скорби – и непременно исполнит все желания, исходящие из верующего сердца.

игумен Петр (Мещеринов)

Обычай освящения винограда и других плодов

Принято на праздник Преображения, после литургии, освящать виноград, яблоки и другие фрукты. Обычай приносить плоды в храм для освящения восходит к ветхозаветным временам (Быт. 4:2-4; Исх. 13:12 -13; Числ. 15:19-21; Втор. 8:10-14). От апостолов этот обычай перешел в новозаветную Церковь (1 Кор. 16:1-2). Предписания относительно приношения плодов в храм можно найти в 3-ем Апостольском правиле. («Апостольскими правилами» именуется древнейший сборник церковных законов (канонов), известный уже со 2-го века.) В Греции в августе поспевают плоды, важнейшие из которых — новые колосья и виноград. Издревле православные люди приносили эти плоды в храм для благословения в знак благодарности Богу. По этому поводу св. Иоанн Златоуст писал: «Земледелец получает плоды от земли не столько за свои труды и прилежание, сколько по благости Бога, возращающего их, потому что «насаждающий и поливающий — ничто, но все Бог возращающий.»

Виноград приносится в храм для благословения по прямому отношению его к таинству Евхаристии, почему в молитве на освящение винограда иерей молится: «Благослови, Господи, этот новый плод лозы, который Ты благоволил благорастворением воздуха, каплями дождя и тишиною времени достигнуть зрелости. Да послужит вкушение этих плодов лозы в веселье нам. И удостой нас приносить их Тебе, как дар очищения грехов, вместе с священным Телом Христа Твоего.»

В первые века христианства верующие приносили в храм плоды нового урожая: хлеб, вино, елей, фимиам, воск, мед и т.п. Из этих приношений к алтарю представлялись только хлеб, вино, фимиам, елей и воск, а прочие приношения поступали на нужды клира и бедных, которых опекала церковь. Этими приношениями выражалась благодарность Богу за посланные блага и одновременно оказывалась помощь людям, посвятившим себя на служению Богу и нуждающимся. В настоящее время освящение хлеба и вина, яиц и молока, разных яств сохранилось в освящении пасхального артоса в храме и пасхальных яств в домах. Освящение цветов и ветвей древесных совершается и теперь в праздники Вербного воскресения, Св. Троицы, Воздвижения Креста Господня и в воскресение Крестопоклонной недели.

Преображение: что мы услышим на праздничной службе

Иже с Моисеом глаголавый древле / на горе Синайстей образы, глаголя: / Аз есмь Бог Сый; / днесь же на горе Фаворстей преобразися, / началообразное показуя, лучами облистаяся. / Темже, Христе, величаю Твою силу.

 

С    Моисеем говоривший в древности / на горе Синае посредством образов, / говоря: «Я – Бог вечно Существующий», / Он же в сей день на горе Фавор преобразился / первоначальный образ наш показывая, лучами заблистав. / Потому, Христе, величаю Твою силу.

Мрак законный / светлый преображения прият облак, / в немже Моисей и Илия бывше / и пресветлыя славы сподобльшеся, Богу глаголаху: / Ты еси Бог наш, Царь веков.

 

Мрак Закона сменило / светлое облако преображения: / в нем оказавшись, Моисей и Илия, / и пресветлой славы удостоившись, Богу возглашали: / «Ты – Бог наш, Царь веков!»

Днесь Христос / на горе Фаворстей, / Адамово пременив / очерневшее естество, / просветив, богосодела.

 

В сей день Христос на горе Фаворской, / изменив почерневшее Адама естество / и дав ему блистать, божественным соделал.

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора Небеси подобящися, / и облак, яко сень, протязашеся, / Тебе преобразующуся, / от Отца же свидетельствуему: / тамо бе Петр со Иаковом и Иоанном, / яко хотяху быти с Тобою и во время предания Твоего, / да, видевше чудеса Твоя, / не устрашатся страданий Твоих, / имже поклонитися нам в мире сподоби, / великия ради Твоея милости.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора уподоблялась небу / и облако как шатер распростиралось. / Когда Ты преображался / и принимал свидетельство от Отца, / был там Петр с Иаковом и Иоанном, / ибо им предстояло быть с Тобою / и в час предания Твоего на смерть, / чтобы увидев дивные дела Твои, / не убоялись страданий Твоих, / которым удостой нас поклониться в мире / по великой Твоей милости. 

Прежде Креста Твоего, Господи, / поим ученики на гору высоку, / преобразился еси пред ними, / лучею силы озаряя их, / отсюду убо человеколюбием, / отонуду властию, / показати хотя воскресения светлость, / егоже и нас, Боже, в мире сподоби, / яко Милостив и Человеколюбец.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / взяв учеников на гору высокую, / Ты преобразился перед ними, / лучами силы озаряя их, / желая показать, как человеколюбием, так и могуществом, / светлость воскресения; / и нас, Боже, в мире того удостой, / как Милостивый и Человеколюбец. 

На горе высоце преображся, Спас, / верховныя имея ученики, / преславно облистал есть, / показуя, яко высотою добродетелей облиставше / и Божественней славе сподобятся. / Глаголющии со Христом Моисей и Илия показоваху, / яко живыми и мертвыми обладает / и иже древле законом и пророки глаголавый есть Бог, / Емуже и глас Отеч из облака светла послушествоваше, глаголющий: / Того послушайте, / Иже Крестом ада пленивша / и мертвым дарующа живот вечный.

 

На горе высокой преобразившись / в присутствии верховных учеников, / Ты славно просиял, Спаситель, / показывая, что высотою добродетелей блистающие / и Божественной славы удостоятся. / Беседовавшие же со Христом Моисей и Илия / открывали, что Он – над живыми и мертвыми владычествует, / и Богом, в древности через закон и пророков вещавшим является, / о Ком из светлого облака и свидетельствовал / голос Отца, говорящий: / «Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад / и мертвым дарует жизнь вечную!»

Прообразуя воскресение Твое, Христе Боже, / тогда поят три Твоя ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор возшел еси. / Тебе же, Спасе, преобразующуся, / Фаворская гора Светом покрывашеся, / ученицы Твои, Слове, / повергоша себе долу на земли, / не терпяще зрети невидимаго зрака, / Ангели служаху страхом и трепетом, / небеса убояшася, / земля вострепета, / видяще на земли славы Господа.

 

Прообразуя воскресение Свое, Христе Боже, / берешь тогда с Собою трех Твоих учеников / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор взойдя. / И при Твоем, Спаситель, преображении / гора Фаворская светом озарялась. / Ученики Твои, Слово, / поверглись ниц, простершись на земле, / не вынося созерцания недоступного взорам образа. / Ангелы служили Тебе со страхом и трепетом, / небеса содрогнулись, земля затрепетала, / видя на земле Славы Господа.

Иже на горе Фаворстей преображся во славе, Христе Боже, / и показав учеником Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего разумения / и настави на стезю заповедей Твоих, / яко един Благ и Человеколюбец.

 

На горе Фавор преобразившийся во славе, Христе Боже, / и показавший ученикам Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего познания / и направь на путь заповедей Твоих, / как единый Благой и Человеколюбец!

Божества Твоего, Спасе, малу зарю обнажив / совозшедшим с Тобою на гору, / премирныя Твоея славы сотворил еси рачители. / Темже ужасно зовяху: / добро есть нам зде быти. / С нимиже и мы Тебе, преображшагося Спаса Христа, / поем во веки.

 

 

 

Божества Своего сияние отчасти приоткрыв / взошедшим вместе с Тобой на гору, / Ты, Спаситель, сделал их / неотмирной славы Твоей ревнителями. / Потому они в восхищении взывали: / «Хорошо нам здесь быть!» / С ними и мы Тебя, преобразившегося Спасителя Христа, / воспеваем вовеки.

О чём говорит канон Праздника

Бог Слово Сый, весь землен бысть, / всему Божеству смесив человечество во ипостаси Своей, / юже во двою существу Моисей и Илия же видеша на горе Фаворе.

 

Будучи всецело Богом, / Ты совершенным человеком сделался, / соединив с совершенным Божеством / человечество в Лице Твоем, / Которое в двух естествах увидели / Моисей и Илия на горе Фаворе.

Скрыся зарею Божества чувственное солнце, / яко на горе Фаворе видев Тя преобразующася, Иисусе мой: / слава силе Твоей, Господи.

 

Скрылось в лучах Божества Твоего / чувственное солнце, / когда увидело Тебя преображающимся / на горе Фаворской, Иисусе мой; / слава силе Твоей, Господи!

Се Спас, – / вопияху Моисей и Илия учеником, / на горе святей Фаворстей оглашаемым, – / Христос, Егоже древле провозвестихом Сущаго Бога.

 

«Вот Спаситель», – восклицали Моисей и Илия / в слух учеников на святой горе Фаворе, – / «Христос, о Котором в древности / мы как о Боге истинном предвозвестили!»

Неизменное естество, человеческому примешся, / обильно невещественнаго Божества Свет / изобнажив апостолом, неизреченно возсия.

 

Неизменяемое естество / со смертным соединившееся, / проявляя свет, присущий невещественному Божеству, / неизреченно пред Апостолами воссияло.

Тя, присносущное сияние, во Отечестей славе / ученицы яко видевше возсиявша, Христе, Тебе вопияху: / во свете Твоем пути наша направи.

 

 

Увидев Тебя, вечное сияние, Христе, / блистающим во славе Отчей, / ученики Тебе взывали: / «Во свете Твоем пути наши направь!»

Ветийствующий язык Твоего величества не может вещати: / яко бо, Держай живот и смертию Владый, / представил еси на Фаворстей горе Моисея и Илию, / свидетельствующия Твое Божество.

 

Красноречивый язык / величия Твоего выразить не может; / ибо Ты, владеющий жизнью / и над смертью господствующий, / представил на горе Фаворе Моисея и Илию / свидетелями Твоего Божества.

Иже руками невидимыми создав по образу Твоему, Христе, человека, / началообразную Твою в создании доброту показал еси, / не яко во образе, но яко Сам Сый по существу, / Бог был еси и Человек.

 

Создавший невидимыми руками человека / по образу Своему, Христе, / Ты ныне явил в этом создании / первообразную красоту Свою / уже не как во образе, но каков Ты Сам по естеству, / будучи Богом и вместе человеком.

Срастворився неслиянно, угль горящ показал еси нам Божества, / попаляющ убо грехи, души же просвещающ, на Фаворстей горе, / Моисея со Илиею, учеников же старейшия удивил еси.

 

Соединив в Себе две природы неслиянно, / Ты показал нам на горе Фаворе / уголь горящий Божества, / сжигающий грехи, но души просвещающий, / и тем изумил Моисея с Илиею / и верховных из учеников.

Прейде убо сень законная, изнемогшая, / прииде же яве Христос истина, – Моисей возопи, / на Фаворе видев Твое Божество.

 

«Прошла обессилевшая тень Закона, / и пришла явно истина – Христос!» – / Моисей воскликнул на Фаворе, / увидев Твое Божество.

Привлекл еси любовию мя, Спасе, / и пременил еси Божественным Твоим желанием, / но попали огнем невещественным грехи моя / и насытитися Твоея пищи сподоби, / да, обое играя, величаю, Блаже, величия Твоя.

 

Ты привлек меня любовью, Христе, / и изменил божественным к Тебе стремлением. / Но сожги огнем невещественным грехи мои / и насытиться наслаждением в Тебе сподоби, / чтобы я, ликуя, величал / два пришествия Твои, Благой.

Преображение Господне

60547Бывают в духовной жизни, но даже и в самой простой человеческой жизни мгновения, которые так прекрасны, так дивны, что хотелось бы, чтобы время, жизнь, вечность на них остановились и никогда ничего другого не случалось. И когда произошло это таинственное Преображение Господне, так случилось с Апостолами, которых Христос с Собой взял на гору Преображения. Это выразил апостол Петр, когда сказал: Господи! Нам здесь хорошо! Построим три кущи — Тебе одну, Моисею одну, одну Илии, и останемся здесь, осиянные этим невещественным, Божественным светом, окутанные этим дивным покоем…

Ни Петр, ни другие апостолы не заметили того, о чём потом сами же и поведали другим: что Христос преобразился, — т.е. явился в сиянии вечной славы — в момент, когда Моисей и Илия говорили с Ним о грядущем Его восходе в Иерусалим и распятии.

Здесь, как в стольких местах Нового Завета, мы видим, что, как и мы, апостолы способны уловить светлое, дивное, и так часто пройти мимо того, чего Христу это стоит. Святой Серафим Саровский, говоря с одним из своих посетителей, сказал ему: «Проси у Бога именем Христа то, что тебе нужно, но помни: какой ценой Христос получил власть тебе это даровать». Этим он хотел сказать: не проси ни о чем, что недостойно Божией крестной любви, смерти, распятия Спасителя Христа.

Как и Апостолам, в моменты самые светлые нам хотелось бы, чтобы время остановилось и чтобы нам пребыть навсегда — в чем? В забытье! Как бы нам навсегда забыть, что в нашей жизни и в жизни других людей порой происходит страшное: бывает одиночество, бывает болезнь, бывает страх, бывают ужасы всякого рода.

Хотелось бы войти в тот дивный покой преображенного мира, которого мы все ожидаем, но который еще не явлен, еще не стал действительностью. Мы должны в него верить, мы порой имеем возможность его пережить с большой, преображающей нас глубиной, но мы должны помнить, что это переживание нам дано для того, чтобы мы пронесли в темный, скорбный, холодный мир это сияние преображения.

Моисей на Синайской горе стоял перед Богом, озаренный Божией славой, и настолько приобщился к ней, что, когда он спустился с горы, люди не могли вынести сияние его лица. Вот какими мы должны быть, когда переживём земное или небесное чудо, чудо преображения. И то, что случилось с Апостолами, то, что случилось с Моисеем, должно случиться и с нами: Моисей не остался на горе Синайской в созерцании, говоря с Богом, как друг говорит с другом. Апостолам не было дано остаться на этой дивной горе Преображения, Христос им сказал: пойдем отсюда.

И пришли они в долину, на равнину палестинскую, и застали там неизбывное горе отца о том, что неисцельная болезнь поразила ребенка, и еще, может быть, более скорбный ужас о том, что и ученики Христовы, к которым обращался отец, не смогли ему помочь. Помог только Христос, Он исцелил ребенка. И когда ученики спросили Его: почему мы не могли этого сделать? — Он им сказал: этот род изгоняется только молитвой и постом.

По временам нам дается это переживание преображенного мира, переживание чего-то дивного, Божественного, вошедшего в жизнь. Переживание это мы должны сохранить, как самое драгоценное, и войти в мир для того, чтобы этим поделиться.

А поделиться этим мы сможем, только если возьмем на себя подвиг поста и молитвы: не только вещественного, физического поста, но воздержания от всего, что центром своим имеет нас самих, воздержания от всякого себялюбия, всякого эгоизма, всякой жадности душевной или духовной, а не только телесной, от желания всякого обладания. А это мы можем осуществить, только если будем молиться.

И опять же: не только произносить молитвенные слова, не только себя заставлять войти в мысль и дух святых, но всеми силами стремиться к тому, чтобы в тусклом, темном, осиротелом мире оставаться в общении с Живым Богом, Который есть свет, радость и жизнь.

Подумаем о Преображении, подумаем о нашем опыте преображенного мира, о тех мгновениях или периодах, когда всё внутри нас и вокруг было озарено действительно Божественным светом. И с этим светом пойдем к каждому человеку, во все обстоятельства жизни, и принесем туда свет Христов.

митрополит Антоний Сурожский

Преображение Господне

Великий праздник Преображения Господня как будто бы приурочен, братья и сёстры, к освящению плодов благословенных трудов, которое совершается осенью, ради собирания этих плодов, их благословения и частичного приношения Господу Богу. Но не это — существенное в празднике Преображения.

Благословенные труды — разные, и плоды этих трудов тоже могут быть разными. Есть делание духовное, труды духовные, и есть плоды этого духовного делания, трудов духовных — Царство Небесное. И Преображение есть явление красоты Царства Небесного в его силе, красоты, явленной Господом Иисусом Христом во славе Его на горе Фаворской в святом Его Преображении. Это было явление Царства Божия, его славы, дивной красоты славы Царства Божьего на земле, славы Божией, присущей Богочеловеку Господу Иисусу Христу, показавшего эту славу людям в лице Его учеников и апостолов.

Зачем Он это сделал? Всю свою земную жизнь Он сокрывал эту славу. Божественная сила иногда, и даже часто, открывалась в чудесах. Но славу свою в красоте и силе Царства Божия Он показал ученикам впервые на горе Фаворской. И показал Он её впервые перед тем, как вступить в Иерусалим для того, чтобы принять последние страдания, последние муки и крестную смерть. Потому что эти страдания, это уничижение Господа, и эта крестная смерть Богочеловека — они, ведь, могли соблазнить веру учеников. Они могли, всё-таки, усомниться в том, что Божественная сила Ему присуща, а где уж слава, если висит Распятый на кресте! И вот, для того, чтобы знали они, что всё это принимает Он, Богочеловек, вольно, свободно, Он и показывает славу свою на Фаворской горе. Когда увидят Распинаемого, тогда пусть разумеют, что эти страдания — вольные, свободные. Вот для чего была показана эта слава ученикам и апостолам Господа Иисуса Христа на Фаворской горе.

Нужно ли вам повторять рассказ о том, как совершилось Преображение? Христом было взято туда, на гору, только три ученика. И вот, после молитвы Спасителя, они вдруг увидели Его преобразившимся и рядом с Ним стоящих Моисея и Илью. И говорили они о будущем веке… А слава эта была видением чудесного света. Фаворский свет вовсе не был зрительным ощущением, восприятием этих учеников. Это был необычайный, чудесный, это был присносущный — всегда существовавший и существующий, но нами, простыми людьми, невидимый свет Божества, славы Божией. Тот самый свет, братья и сёстры, который иногда показывали людям святые. Например — Симеон Новый Богослов; преподобный Серафим Саровский показал этот свет, открыл своему ученику Мотовилову, что он, Серафим, — в нём, в этом свете. И как стало хорошо на душе Мотовилову! Почти, а может быть и совсем так же, как и ученикам на Фаворской горе, когда они увидели этот свет и почувствовали, что лучшего ничего не может быть: что это совершенство всяческой красоты и всяческого добра! И поэтому: «Позволь нам построить здесь три кущи и остаться здесь навсегда!»

Но видение славы Божией погасло, ушло… Потому, что то был образ будущего века. И говорили Моисей и Илья между собой и со Спасителем о тайнах будущего века. Вы об этом слышали в сегодняшнем евангельском чтении и в послании апостола Петра, которое сегодня читалось. Это была тайна будущего века — преображение нашей земли и нашего неба, их преображение в будущем веке, когда будет и новая земля, и новое небо, прославленные так, как было прославлено человеческое естество Господа Иисуса Христа, соединённое с Божеским естеством. И поэтому-то то, что было там, на Фаворской горе — прославление этого человеческого естества Божественною славою, присущей Божескому естеству Господа Иисуса Христа, это будет и со всею тварью: со всей землёй и со всем небом, потому что явленная там слава проникла в этот мир, и осталась в этом мире, она есть в нём! Божественная Красота, которую нам не дано видеть по нашим грехам, которая остаётся ещё сокровенной, потому что мы не достойны открытия её силы, видения её, жизни в ней. Но она есть, она — здесь, уже в этом мире, и действует вместе с благодатью Божией. И придёт день и час, когда она откроется, и будут новая земля, и новое небо. Это и есть тайна будущего века.

Братья и сёстры! Весь смысл нашей христианской жизни в том как раз и заключается, чтобы трудиться таким трудом, который как бы ни был плох, увенчался постепенным вхождением в эту славу не только всего мира, но и каждого из нас, обязательно! Для того чобы и мы спаслись… И не только, а и были бы прославлены в будущем веке, за всё то, что мы делаем здесь, трудясь над спасением нашей души, над спасением душ наших ближних, трудясь над спасением мира от всего того зла, в котором он лежит…

Красота Царства Божия, явленная на Фаворской горе в силе — вот смысл сегодняшнего праздника Святого Преображения. Мы всегда молились, молимся, и будем молиться — всегда молитесь, братья! — о том, чтобы нам стать и всегда оставаться причастниками присносущного света, чтобы и мы увидели, вошли в него и радовались и этому вхождению, и прославлению и нас, и всего мира Божественною славою, явленною на Фаворской горе.

протоиерей Всеволод Шпиллер

Отдание праздника

preobr2014

Каждый великий праздник нашей Церкви начинается за день до свой даты – это называется «предпразднство», и точно так же имеет небольшой период после, который называется «попразднство». В конце же происходит «отдание праздника» — это значит, что праздничные песнопения в текстах богослужения поются именно до этого дня. Сегодня мы отпускаем праздник Преображения Господня, который уступает место следующему – дню Успения Божией Матери.

Вспомним ещё раз этот светлый день.

Праздник Света

Лето приносит нам свои плоды, радует солнечным светом. Через эти простые и понятные явления Церковь веками доносит до нас суть праздника Преображения Господня: не бывает бесплодной веры, наша цель — подготовить себя к принятию Божественного света, наполняющего Небесное наше Отечество.

Рады предложить Вам фото-рассказ о том, как мы встречали Праздник. 19_08_rannyaya (1)

19_08_rannyaya (7)

19_08_pozdnyaya (1)

19 августа — Преображение Господа и Спаса нашего Иисуса Христа

transfiguration

Еще раз мы с вами переносимся туда, где Господь ходил со своими учениками. Он поднимался на высокую гору, и вот, когда наступила ночь (а может быть, жаркий полдень), ученики устроились у подножия горы, а троих из них Он взял с Собой. Мы знаем из Евангелия, что Господь часто уходил в горы молиться — подальше от шума городов и сел — на уединенные вершины. Даже когда Он был на озере, отправив учеников ночью на лодке. Сам поднялся на гору молиться. И в самый последний раз Он явился ученикам на горе Елеонской — Он любил горы. И тут Он поднялся на высокую гору, и только трех учеников взял с Собой: возлюбленного Иоанна, первоверхов-ного Петра и Иакова. И стал молиться, а они тем временем заснули (как это похоже на нас! Господь молится, а в двух шагах от Него спят ученики). Итак, была ночь, а может быть, жаркий полдень, все устали от подъема в гору, утомились. Вначале они тоже молились вместе с Господом, а потом заснули. Заснули и пропустили, возможно, самое важное из того, что там происходило, а когда они открыли глаза, их ослепил свет — Господь весь сиял и разговаривал с двумя таинственными мужами…

Его лицо и все тело сияли так, что даже одежда Его стала белее снега. И они почувствовали такое райское блаженство, такую близость Бога, такое счастье, что Петр, не зная, что сказать, проговорил: «Учитель, давай сделаем здесь три шалаша — Тебе и пророкам, которые к Тебе пришли». А был такой древний ветхозаветный обычай: в память о странствиях Народа Божия по пустыне (когда они жили в шатрах и им был дан Божий закон) на праздник Кущей собира лись люди у Храма, строили шатры-кущи и молились Богу, благодаря Его за то, что Он дал им Закон жизни. Закон правды.

И вот явились как бы Закон и пророки. Закон — это Моисей, а пророки — это Илия. Откуда же апостолы узнали, что это они? Не написано на них было — сердцем почувствовали, что это древние пророки пришли из иного мира, чтобы беседовать с их Учителем и Господом. И им показалось (Бог был так близок!), что праздник этот наступил и что надо сделать эти шатры и жить перед лицом Божиим. «Хорошо нам здесь быть! — сказал Петр (вот как чувствует себя человек около Святыни…) — Хорошо нам здесь быть».

И в тот момент, когда он это проговорил, как гром раздался Голос: «Се есть Сын Мой возлюбленный, Его послушайте!» Это нам всем ответ. Нам будет хорошо, если мы будем рядом с Ним, если мы будем Его слушать, если Он будет вблизи нас. И этот гром, и сияющий свет, и облако, которое покрыло вершину горы, — все так поразило апостолов, что они упали на колени, закрыли лица в страхе, а когда поднялись, вершина горы была уже пустой, и стоял там уже Один Господь. Он коснулся их, чтобы успокоить, и сказал: «Вставайте, не бойтесь, идем отсюда».

Вот так, на минутку, они увидели Его Славу, Его Божественность, а перед этим они шли в гору. Кто из вас ходил в горы, тот знает, что это трудно: они поднимались по камням, скользили, все были уставшие, у Него на одежде и на обуви была пыль, и, поднявшись на гору. Он тяжело дышал, как и они, — ведь и Он был человек. И вот на миг, на миг Его молитвы, вся усталость как бы исчезла, и все заблистало. Перед ними блистал Его лик, потому что открылся им не просто путник, кото рый взбирается на гору помолиться, а Сын Божий, которого они и мы должны слушать.И это было дано ученикам, чтобы они увидели, что ожидает человека в конце жизни, какой свет Преображения ждет нас в конце веков. И поэтому праздник этот, праздник Преображения, Церковь приурочила к последним дням календарного церковного года, времени итогов и плодов.

В это время мы чувствуем, что близка осень. Многие смотрят на нее грустно и говорят: «Вот падают листья, вот желтеют деревья — конец лета!» Не так ли и человек? Когда приходит осень его жизни, когда появляются седые волосы, когда уже не хватает сил в сердце и в ногах, мы думаем: «Вот пришла осень нашей жизни». И мы с вами, собравшиеся здесь помолиться, все почти уже приблизились, переступили в осень жизни. Но это вовсе не плохо. Осень — время плодов, осень — время подведения итогов, в это время многое лишнее отходит.

И мы в это время должны постараться отойти от суеты. Человек в осень жизни своей может подняться на гору молитвы, ближе к Богу, туда, где «хорошо нам быть». У нас иногда появляется в это время больше свободных минут и часов, мы больше можем посещать храм Божий, больше можем читать Священное Писание — это время благословенное. Очень горько и страшно, когда человек в осеннее время своей жизни тупеет, становится злобным и ограниченным, когда его ничто больше не интересует. Тогда душа его гаснет, и он умирает еще при жизни тела. Но тот, кто верует, кто молится, кто любит людей, тот никогда не состарится, тот всегда будет чувствовать присутствие Божественной благодати. Даже если нас будут покидать силы, есть Тот, Кто нам их снова умножит.

Так мы будем идти до конца дней. И когда прервется миг нашей жизни на земле и мы уйдем в вечность, где Господь нас ждет, там нам будет так прекрасно, как не думал даже Петр, говоривший: «Господи, хорошо нам здесь быть».

протоиерей Александр Мень

 

 

Преображенские мгновения

19-08-13

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Молитва – простертая рука для принятия благодати Божьей. cвятитель Филарет Московский
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2017 . Все права защищены.