Vel_Pist_2019.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Новый год»

В новолетие обостряется откровение вечности

В час новолетия в нас естественно рождается потребность встретиться со своими близкими, вместе с ними его провести, обменяться взаимными благожеланиями и приветствиями. Но Церковь зовет нас прежде всего предстать пред лицо Божие, воспринять новолетие как дар милости Божией, в Боге его пережить. В новолетие обостряется откровение вечности. Мы не видим света, хотя в нем лишь различаем все видимое. Мы не опознаем и вечности, так как знаем времена и сроки, но в ее лишь свете мы ощущаем сверхвременность нашего бытия, как укорененного в вечности.

Поворотные времена и сроки говорят нам прежде всего о нашем рождении и смерти, о вступлении в мир и исхождении из него, о гранях, жизни во временной ее ограниченности. Нам даже тягостно исчислять время нашей текущей и утекающей жизни, нас при этом охватывает смущение, но вместе с тем испытывается и чувство легкости при созерцании этого течения, как свободы от времени, взлета над ним.

Мы причастны вечности в каждом мгновении жизни. «Царство Божие внутрь вас есть», как сила вечности и ее откровение, касание Божества. Мы — дети Божии, несущие в себе образ Отца Небесного, вечного, превыше временного бытия. Живя во времени, мы носим в себе этот образ вечности, такова противоречивость нашего тварного бытия, но и свобода чад Божиих.

Мы встречаем новолетие в молитвах, которые суть дыхание нашей жизни. О чем же надлежит нам молиться в этот час? Есть у нас общая церковная молитва, в которой мы все объединяемся, как найдется у каждого и своя личная, особая молитва. Господь сказал: «Чего ни попросите с верой в молитве, получите» (Мт. 21,22), таково чудо-творение веры. И знаем, однако, что не обо всем мы смеем молиться со всем дерзновением. Есть, прежде всего, многое в нас, о чем мы вовсе не должны молиться, таково в нас все греховное себялюбивое, низкое, что владеет душой, но чего мы не можем принести на суд Божий, который есть совесть молитвы. И есть своевольное, которое, если даже облекается в образ молитвы, не возносится к небу, но опускается на землю, как сухие листья, упадающие с дерева жизни. И не всякая молитва, хотя и слышима Богом, исполняется согласно нашему желанию, как нам этого хочется. Премудрость Божия и воля Отца Небесного правят миром, и не всякое наше желание и молитва подлежат прямому исполнению. Не было никогда молитвы более всесильной, нежели Сына Божия к Отцу своему — и такова была Его Гефсиманская молитва «Отче Мой, если возможно, да минует Меня чаша сия, впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мт. 26,39). И эта молитва Сына не была исполнена Отцом, ибо чаша не миновала, не могла Его миновать. Но тогда Сын так вторично молился: «Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя». И нас примером научил Он так молиться всегда и обо всем, ко всякому нашему, даже благому и праведному, молению приразумевать: «но да будет воля Твоя», как бы ни казалась она нам сурова, неприятна, несоответственна. Будем же прежде всего желать друг другу этой готовности к принятию воли Божией, с христианским мужеством, терпением, упованием, верою, побеждающими страх, изнеможение, отчаяние.

Так будем молиться и ныне пред лицом всего теперь совершающегося в мире. Ведь и тогда, когда в небесах пели ангелы о мире на земле и благоволении в человеках, Ирод готовил избиение иудейских младенцев ради умерщвления Царя Иудейского, которого надлежало спасти бегством в Египет. И Царь Иудейский воцарился в мире, чрез распятие на кресте, такова была Его победа, и Он, во славе сидящий в небесах одесную Отца, Он и ныне сораспинается с человечеством своим. Мира нет и не было в этом мире, и не тщетно ли надеются народы теперешнею ценою достигнуть земного благоденствия? Таковы неумолчные вопрошания наши и в этот час новолетия. Как и тогда, в душах людей звучит искусительное слово: «Пусть теперь сойдет со креста,и мы уверуем в Него. Уповал на Бога, пусть теперь избавит Его, если Он угоден Ему» (Мт. 27,42-43). Но молчаливый ответ Отца, услышанный Сыном, был таков, что надлежало Ему до конца испить чашу крестную, чтобы крестом спасти мир. Каждому же из нас дается собственный крест, и лишь претерпевший до конца спасется…

Однако и в этой юдоли скорби вслед за испытанием подается и земное утешение. Войны сменяются миром, междоусобие согласием, порабощение освобождением. Молитвенно призываем все это для многострадальной родины нашей, которой да будут беспредельно посвящены и наша мысль, и любовь, и упование в лете наступающем.

Промысел Божий ведет нас через настоящее и будущее ко Христу Грядущему, к Царству Его, приходящему в силе. В свете грядущего гаснет наше временное земное борение. Из плена временности должны мы чаять победы над нею и в час новогодний наипаче призывать Христа грядущего, молясь молитвой первохристианской, которая есть молитва всех молитв христианских: «Ей, гряди Господи Иисусе!» Аминь.

протоиерей Сергий Булгаков 

К НОВОМУ СЧАСТЬЮ

Что бы ни говорили самые строгие православные, а Новый год у нас встречают почти все. В том числе и большинство прихожан. В новогоднюю ночь сложно найти дом, где не накрывали бы стол, не откупоривали шампанское и не желали бы друг другу «нового счастья». И как дети с нетерпением ждут наступления той ночи, когда Дед Мороз кладет подарки под ёлку, так и взрослые встречают Новый год с таинственным замиранием сердца, надеясь, что следующий этап жизни будет хоть чуточку лучше уходящего.

Однако для многих из нас, православных христиан, встреча Нового года — это определенное искушение или компромисс. Особенно в тех семьях, где не все верующие. В самом деле: Новый год приходится на время Рождественского поста. И хоть это еще не сама строгая его часть (более строгий пост начинается со 2 января — за пять дней до праздника), но все же состояние поста трудно совместить с мирским празднованием, особенно если это празднование с безудержным весельем, вечеринками и просто бесцельной тратой времени у «голубого экрана».

С другой стороны, мы знаем, что определенное празднование допускается и в постное время. Так, на время Рождественского поста приходится один из самых больших православных праздников — Введение во храм Пресвятой Богородицы. В эти же дни отмечается и память святителя Николая Чудотворца — праздник, очень любимый в христианских семьях и гораздо более широко отмечаемый на внелитургическом уровне, чем Введение.

Конечно, церковный праздник и светский — разные вещи, но настолько ли разные? И что мешает христианам совершенно светский Новый год праздновать по-христиански?

У всех нас праздник Нового года родом из детства. У большинства — еще и из советского прошлого, из той богоборческой эпохи, когда церковные традиции были запрещены, а за посещение храма можно было лишиться престижной должности. Советская система представляла собой квазирелигию. Исповедуя доктрину «воинствующего атеизма», она вместе с тем пыталась ответить на потребность человека в религиозном опыте. Эта система имела свои «догматы» (вера в победу коммунизма), «пророков» (Маркс, Энгельс), «мессию» (Ленина), «храмы» (дворцы культуры), «соборы» (партсъезды), «писание» (собр. соч. Ленина), «патриарха» (генсека), «иконы» (портреты вождей), «крестные ходы» (демонстрации), своих «еретиков» (Троцкий) и, конечно же, праздники. Советские обряды жестко противопоставлялись церковным, а значит, вместе с тем и зависели от них.

Именно Новому году — далеко не главному советскому празднику — суждено было стать действительно всенародным и пережить саму советскую систему. Люди ходили на демонстрации 7 ноября и 1 мая, просто отдыхали в день Конституции, но любили только Новый год. Не потому ли, что Новый год в Советском Союзе был единственным праздником, лишенным какой бы то ни было идеологической нагрузки?

Празднование Нового года в советское время отвечало глубинной потребности людей в празднике как утверждении жизни. Забывший о Христе народ тем не менее понимал, что жизнь без праздника превращается в простое существование без смысла и радости. И эта потребность присуща человечеству во всех культурах. Люди празднуют, чтобы вновь осознать себя, ближних, мир в контексте ситуации или причины. Празднуя, человек вырывается за пределы будничной рутины.

Любой праздник, который действительно переживается таковым, всегда имеет религиозное измерение. Он пробуждает в человеке стремление к вечности, вопреки повседневному опыту тленности и конечности жизни. Конечно, это справедливо преимущественно для праздников церковных. Но именно по этой причине и из светских праздников приживаются только те, которые отвечают потребности утверждения бытия.

Встречая Новый год и придавая празднованию характер некоего «таинства», люди хотят на самом деле того, что созвучно с христианскими идеями покаяния и обновления. Оставить все прошлое в прошлом — не об этом ли молится Церковь при совершении таинства Крещения и не к этому ли призывает священник кающихся грешников? Обрести новое счастье — не об этом ли всё христианство, начинающегося с «молодого вина» Нового Завета и зовущее к «обновлению ума вашего», словами апостола Павла? Христианская вера устремлена в будущее, там — то, что дает смысл нашему существованию сегодня и делает возможным празднование вечности в этом преходящем мире. «Се, творю всё новое», — говорит Сидящий на престоле. «Новое небо и новая земля» — явление Царства Божия, которое случится в конце времен, но приоткрывается уже сейчас и может быть принято и пережито каждым христианином в эсхатологическом праздновании Евхаристии.

Сегодня православный христианин, встречающий Новый год во время поста, находится в шизофренической ситуации. Вроде бы, он знает, что отмечать этот праздник «не положено». Но в то же время отмечает, находя для себя какой-то компромисс. Есть ли выход?

С тем, что само по себе празднование Нового года не противоречит христианской традиции, согласятся, думаю, все. Отмечают же до сих пор «Старый Новый год» — странный праздник, возникший только у нас после введения григорианского календаря. Да и в богослужебных книгах до сих пор 1 сентября по старому стилю обозначается как «начало индикта» или церковное новолетие. Значит, отмечать Новый год в принципе можно, вопрос только в дате 1 января, приходящейся на период поста.

Видится два способа решения этой проблемы: переход на новый стиль либо «христианизация» существующего праздника.

Способ первый кажется практически нереальным в связи с особой склонностью народа к расколам из-за обрядовых вопросов. Об это «споткнулась» и попытка патриарха Тихона ввести новый стиль в Российской Церкви в 1923 году, продолжавшаяся всего 24 дня. Однако если общецерковный переход на новоюлианский календарь, которого придерживаются сегодня 11 из 15-ти Поместных Православных Церквей, видится нереальным, то частичное введение нового стиля в приходском употреблении может быть гораздо менее болезненным.

В практике ряда Поместных Церквей допускается параллельное сосуществование общин с разным календарем богослужения, порой даже в рамках одного прихода. Так, например, восточные епархии Польской Православной Церкви придерживаются старого календаря, а в Никольском кафедральном соборе г. Вашингтона Православной Церкви в Америке мирно сосуществуют две общины: старо- и новостильная. Существуют новостильные приходы и в Московском Патриархате, причем не только на Западе. Значительное количество приходов, придерживающихся нового календаря, есть в Черновицкой епархии Украинской Православной Церкви.

Поэтому, если вопрос о введении нового календаря в богослужебный обиход Церкви будет подниматься в будущем, то наиболее приемлемый способ его решения — переход отдельных общин, но не Церкви в целом.

Второй же способ решения «новогодней» проблемы — христианизация светского празднования — действительно традиционен. Церковь имеет успешный опыт христианизации наиболее популярных языческих праздников. Так, в конце IV века Церковь задумалась над тем, что делать с чрезвычайно популярным в народе римским языческим праздником «сатурналий» и «днем рождения непобедимого солнца» 25 декабря, учредив в этот день праздник Рождества Христова, который ранее отмечался под названием Богоявления 6 января вместе с Крещением Господним.

Ситуация сегодня отличается от IV века в лучшую сторону. Праздник, на смену которому пришло христианское Рождество, был откровенно языческим. Нынешний же «новый год» не нагружен никакой идеологией. А значит, Церкви самое время «подобрать» этот любимый всеми праздник и сделать его «своим».

Так что христианам, которые в новогоднюю ночь соберутся за праздничным столом, не надо идти на компромисс с совестью. Кто желает праздновать — будем праздновать, но так, как подобает христианам. Возблагодарим Бога, давшего нам прожить еще один год, и поднимем бокалы, желая друг другу в новом году счастья и радости. Пусть все невзгоды и ошибки окажутся позади, а в году наступающем мы постараемся быть верными друзьями Христовыми!

протоиерей Андрей Дудченко

Новый 2017 год!

ny2017Предновогодняя суета, музыка, огни, запах ели дотрагиваются до наших самых чувствительных струн.
Мы подводим итоги, бродим в мыслях по событиям уходящего года, расставляем на его картке сигнальные флажки, обозначающие места и дела, и людей, которые укрепляли нас, радовали, были ресурсом, источником. Кто-то смело и уверенно, кто-то осторожно и робко загадывает желания, строит планы для будущего года, старается разглядеть грядущую радость.
Можно только представить сколько семей соберутся сегодня вместе или созвонятся, или подумают друг о друге, передадут мысленный привет и поздравления.
И в этом желании быть вместе, разделять умножая радость, мы видим особую силу. Ведь многие сегодняшние традиции достались от предыдуших поколеней. И можно пофантазировать и представить, с какими мыслями, настроением встречали Новый год те, кто был перед нами, что желали друг другу, на что надеялись. И вот с помощью этих наших фантазий семейный круг становится шире, ожидания, пожелания и светлый взгляд в будущее тоже прибавляются.
Кто-то советует наполнить этот день чем-то особенно любимым, ценным, тем, что неизменно радует, тем, к чему тянется душа. Мы желаем, чтоб среди всего прочего, сегодняшний день и праздник, и мысли были наполнены Богом! Радостью и благодарностью о событиях уходящего года, надеждой и доверием Ему в будущем году. И тогда Он проникает во все глубины сердца, соединяет семьи и поколения, играет сказочную мелодию на душевных струнах.
А не это ли хорошая подготовка к большему Празднику, ко встрече с Богомладенцем, ведь к Нему же идем!
Дорогие читатели, спасибо, что прожили с нами еще один год! Поздравляем с Новым 2017 годом!

15824490_1384546548281961_1441385003_o-1

Последование молебна на новый год

Начальный возглас Благословенно Царство, после обычных предначинательных молитв — Прииди́те, поклони́мся, и читается псалом 64-й.

Боже, Спасителю наш, Упование всех концев земли, и сущих в мори далече, уготовляяй горы крепостию Своею, препоясан силою, смущаяй глубину морскую, шуму волн его кто постоит? Смятутся языцы, и убоятся живущии в концах от знамений Твоих, исходы утра и вечера украсиши. Посетил еси землю и упоил еси ю, умножил еси обогатити ю. Река Божия наполнися вод. Уготовал еси пищу им, яко тако [есть] уготование. Бразды ея упой, умножи жита ея, в каплях ея возвеселится возсияющи. Благословиши венец лета благости Твоея, и поля Твоя исполнятся тука, разботеют красная пустыни, и радостию холми препояшутся. Одеяшася овни овчии, и удолия умножат пшеницу, воззовут, ибо воспоют.

[Услышь нас, Боже, Спаситель наш, упование всех концов земли и сущих в море далеко! Ты утверждаешь горы силою Своею, препоясан могуществом, Возмущаешь глубину моря. Пред шумом волн его кто устоит? Придут в смятение народы, И убоятся знамений Твоих живущие во всех концах (земли). Пределы утра и вечера Ты украшаешь. Ты посетил землю и напоил ее, обильно обогатил ее: река Божия наполнилась водами, Ты приготовил пищу им, ибо таково (есть) устройство ее. Борозды ее напой, умножь плоды ее, от капель своих она возвеселится, произращая (их). Ты благословишь венец лета благости Твоей, и поля Твои наполнятся туком. Утучнеют прекрасные места пустыни, и холмы опоясаны будут радостью. Овны (от) овец оденутся, и долины в обилии умножат пшеницу. Воззовут (все) и воспоют.]

Диакон произносит великую ектению «Миром Господу помолимся», дополненную прошениями из существующего чина новогоднего молебна.

О еже милостивно нынешнее благодарение, и мольбу нас, недостойных рабов Своих, в пренебесный Свой жертвенник прияти, и благоутробно помиловати нас, Господу помолимся. О еже благоприятным быти молениям нашим, и простити нам и всем людем Своим вся согрешения, вольная и невольная, в мимошедшем лете зле нами содеянная, Господу помолимся!

О еже благословити начаток и провождение лета сего, благодатию человеколюбия Своего; времена же мирна, благорастворенны воздухи, и безгрешен нам в здравии с довольством живот даровати, Господу помолимся!

О еже отвратити от нас весь гнев Свой, праведно на ны грех ради наших движимый, Господу помолимся!

О еже отгнати от нас вся душетленная страсти и растленный обычаи; страх же Свой Божественный всадити в сердца наша, ко исполнению заповедей Его, Господу помолимся.

О еже обновити дух правый во утробах наших, и укрепите нас в православной вере, и спешных к деланию добрых дел, и исполнению всех заповедей Его сотворити, Господу помолимся.

О еже избавити Церковь Святую Свою и всех нас от всякия скорби, беды, гнева и нужды, и от всех врагов, видимых и невидимых, здравием же, долгоденствием, и миром, и ангел Своих ополчением верных Своих всегда оградити, Господу помолимся.

Поется тропарь индикта:

Всея твари Содетелю, / времена и лета во Своей власти положивый, / благослови венец лета благости Твоея, Господи, / сохраняя в мире люди и град Твой молитвами Богородицы // и спаси ны

Читается 50-й псалом.

Читается канон «новому лету», с припевами: Милостиве Господи, услыши молитву раб Своих, молящихся Тебе.

Читается Евангелие — Лк., зач. 13.

По 9-й песни канона поем Достойно есть.

Читается Трисвятое по Отче наш. поется тропарь индикта, Слава, и ныне — кондак индикта:

В вышних живый, Христе Царю, / всех видимых и невидимых Творче и Зиждителю, / Иже дни и нощи, времена и лета сотворивый, / благослови ныне венец лета, / соблюди и сохрани в мире град и люди Твоя, // Многомилостиве.

Возглашается ектения сугубая с прошениями из существующего новогоднего молебна:

Еще молимся о плодоносящих во святем и всечестнем храме сем, труждающихся, поющих и предстоящих людех, ожидающих от Тебе великия и богатыя милости.
Благодаряще со страхом и трепетом, яко раби непотребнии Твоему благоутробию, Спасе и Владыко наш Господи, о Твоих благодеяниих, яже излиял еси обильно на рабех Твоих, и припадаем и славословие Тебе яко Богу приносим, и умиленно вопием: избавн от всех бед рабы Твоя, и всегда, яко милостив, исполни во благих желание всех нас, прилежно молимся Ти, услыши и помилуй!

О еже благословити венец наступаемаго лета благостию Своею, и утолити в нас вся вражды, нестроения и междоусобныя брани; подати же мир, твердую и нелицемерную любовь, благочинное же строение и добродетельное житие, молим Ти ся, Всеблагий Господи, услыши и помилуй.
О еже не помянути безчисленная беззакония и лукавая наша деяния, в мимошедшем лете бывшая, и не воздати нам по делом нашым; но в милости и щедротах помянути нас, молим Ти ся, Милосердый Господи, услыши и помилуй!

О еже подати дожди благовременны, ранны же и поздны, росу плодоносну, ветры мерны и благорастворенны, и теплоту солнечную возсияти, молим Ти ся, Всещедрый Господи, услыии и помилуй!

О еже помянуты Церковь Святую Свою, и укрепити, утвердити же, разрешити, и умирити ю, и невредиму адовыми враты, и всеми наветы видимых и невидимых врагов непребориму во веки соблюсти, молим Ти ся, Вседержавный Владыко, услыши и помилуй!

О еже избавитися нам в сие грядущее лето, и во вся дни живота нашего от глада, губительства, труса, потопа, града, огня, меча, нашествия иноплеменных, и междоусобныя рати, и всякия смертоносныя раны, скорби же и нужды, молим Ти ся, Милосерде Господи, услыши и помилуй!

После ектении священник читает молитву:

Владыко Господи Боже наш, Источниче жизни и безсмертия, всея твари видимыя и невидимыя Содетелю, времена и лета во Своей власти положивый, и управляяй всяческая премудрым и всеблагим Твоим Промыслом. Благодарим о щедротах Твоих, яже удивил еси нас в мимошедшее время живота нашего, молим Тя, всещедрый Господи! Благослови венец наступающего лета Твоею благостию. Подаждь свыше благая Твоя всем людем Твоим, здравие же, спасение и во всем благое поспешение. Церковь Твою Святую, град сей и вся грады и страны от всякаго злаго обстояния избави, мир и безмятежие тем даруй. Тебе, Безначальному Отцу, со Единородным Твоим Сыном, Всесвятым и Животворящим Твоим Духом, во Едином Существе славимому Богу, всегда благодарение приносити, и Пресвятое Имя Твое воспевати да сподобиши.

Отпуст: «Иже времена и ле́та в Своей власти положи́вый, Христос, Истинный Бог наш…» и поется многолетие.

Слово перед молебном на начало нового года

«Просил я стража, который стоял у дверей нового года:
Дай мне свет, чтобы я с уверенностью мог вступить
безопасно в неизвестное… И он мне сказал: Вступи во тьму,
и вложи руку твою в руку Божию, — это будет для тебя лучше,
нежели свет, и вернее известного пути».

Перед тем, как мы помолимся, я хотел бы сказать несколько слов, чтобы затем нам молиться вместе более убежденно, единым сердцем и единой мыслью,

Из года в год я говорил о наступающем Новом годе, как о снежной равнине, ничем не запятнанной, чистой; и особое внимание я обращал на то, что мы со всей ответственностью должны вступать на эту еще не запятнанную белизну, потому что в зависимости от того, как мы будем по ней ступать, мы или проложим на этой равнине дорогу, согласную с волей Божией, или оставим на ней блуждающие следы, которые только запятнают снежную белизну.

Но в наступающем году, может быть, больше чем когда-либо мы не должны забывать одного: эту белизну, эту неизведанность окружает мрак, нависая над ней как бы сводом; мрак с малым — а может быть и большим — количеством звезд, но все же мрак, густой и непрозрачный, угрожающий и страшный. Мы сейчас расстаемся с годом, когда мы все этот мрак могли чувствовать, и насилие и жестокость его все продолжаются. Как мы отзовемся на это?

Было бы наивно и очень не по-христиански просить Бога защитить нас от этого зла и сделать Церковь мирным пристанищем, когда вокруг мира нет. Вокруг — раздоры, вокруг — напряженность, обескураженность и страх, вокруг — насилие и убийства: мы не можем просить о мирной жизни для себя, если этот мир не распространяется за пределы Церкви, если он не рассеивает эту тьму, как лучи света.

Один западный писатель сказал, что христианин это тот, кому Бог поручил ответственность за других людей, и мы должны быть готовы эту ответственность понести. Через несколько минут мы будем призывать и на грядущую неизвестность, и на этот мрак величайшее из благословений, которое произносятся в наших богослужениях: «Благословенно Царство Отца и Сына и Святого Духа» — благословен Бог царствующий… Эти слова произносятся редко: в начале Литургии, в благословение Нового года и в такие моменты, когда время и вечность соединяются, когда глазами веры мы можем видеть, как вечность переплетается со временем и побеждает его.

Христианин — это тот, кто должен быть способен видеть историю так, как ее видит Бог: как тайну спасения, но также и как трагедию человеческого падения и греха. И перед лицом того и другого мы должны найти свое место; Христос говорит в Евангелии: Когда вы услышите о войнах и о военных слухах, не ужасайтесь: поднимите головы ваши… В сердце и в жизни христианина нет места для трусости, малодушия и страха: они все рождаются от себялюбия, заботы о себе — даже если это страх за любимых.

Бог есть Господь истории, но мы должны быть со-трудниками Богу, и мы посланы Им в мир для того, чтобы привести этот нестройный град человеческий в гармонию, которая назовется Градом Божиим. И мы должны помнить слова Апостола, сказавшего: кто захочет работать Господу, того поведут на судилище; и другие слова: Не бойтесь суда огненного… В нашем мире мы должны быть готовы, что нас могут привести на суд, и мы должны быть готовы на этом суде устоять — может быть, со страхом в душе по слабости нашей веры, но устоять непоколебимо в служении Богу и в служении людям.

И когда мы оглядываемся назад, на прошедший год, то слова ектеньи бьют и осуждают нас. Мы просим Бога простить нам все, что мы сделали — или чего, наоборот, не сделали в прошедшем году. Мы говорим, что мы — православные: быть православным не значит только исповедовать Евангелие в его целостности и провозглашать его во всей его чистоте, но означает нечто гораздо большее: это значит жить в соответствии с Евангелием, и мы знаем, что Христу нельзя принести ничто меньшее, чем все величие человека в благовестии любви и поклонения.

И нам есть в чем каяться, потому что кто, глядя на нас, скажет, как люди говорили о ранних христианах: Как они друг друга любят!.. Кто скажет, глядя на нас, хотя бы, что мы обладаем пониманием жизни, любви, которая делает нас непохожими на других, которая заставляет других удивляться, — откуда такая любовь, кто дал ее этим людям, как могут они выстоять испытание суда? И если мы хотим, чтобы этот год был достоин Бога и нашего христианского призвания, святого имени православия, мы должны, каждый из нас и все сообща, быть для всех, для каждого человека, у которого может оказаться нужда в нас, образом того, чем человек может стать и чем община может стать под водительством Бога.

Станем же молиться о прощении, что мы так далеки от нашего призвания, станем молиться о силе духа, о мужестве, о решимости идти мимо себя, не ставить себя ни во что, взять на себя крест свой и последовать по стопам Христа, куда бы Он нас ни позвал.

Быть может, мы должны сегодня принять решение быть верными своему призванию, и начать Новый год с мужеством. Аминь!

митрополит Антоний Сурожский

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Время покаяния коротко, Царствию же Небесному нет конца. преподобный Ефрем Сирин
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2019. Всі права захищені.