September_2021.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
ros
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Неделя о Страшном Суде»

ЗАГАДКА СТРАШНОГО СУДУ

Fra_Angelico-Last_Judgment

Притча про Страшний Суд – це єдине місце в Євангелії, яке розповідає нам про той момент істини, який настане колись у долі людства. У цій притчі показується, як Христос розділяє усіх людей на два стада – овець і козлів. Вівці чують голос божественного Судді: «Прийдіть, благословенні Отця Мого, успадкуйте Царство, уготоване вам від створення світу. Бо голодував Я, і ви дали Мені їсти; спраглим був, і ви напоїли Мене…». Здивовані праведники відповідають Христу: «Господи! Коли ми бачили Тебе голодним, і нагодували? Або спраглим, і напоїли?»

Таке саме нерозуміння викликає в грішників, що відправляються в пекло, гнівні, викривальні слова Спасителя: «Ідіть від Мене, прокляті, у вогонь вічний, уготований дияволу і ангелам його. Бо голодував Я, і ви не дали Мені їсти; спраглим був, і ви не напоїли Мене». – «Господи! Коли ж ми бачили Тебе голодним, або спраглим?». У відповідь і ті, і другі, і праведники, і грішники чують одне і те ж від Христа Спасителя: «Зробивши це одному з цих братів Моїх менших, Мені зробили» (Мф. 25:31-46).

У цій притчі мене завжди дивував подив, який абсолютно щиро виражають, як праведники, так і грішники. Ні праведники в дні свого життя не замислювалися про те, що, роблячи добро ближнім, вони, тим самим, заробляють Царство Небесне; ні, тим більше, грішники не думали, що, коячи зло ближнім, тим самим вони виключають себе з числа благословенних чад цього Царства.

У чому ж тут загадка, звідки цей щирий подив? Річ у тім, що кожен з нас колись стикався з ситуацією, коли необхідно поступити дуже швидко, прийняти якесь рішення набагато швидше, ніж ми можемо обдумати ситуацію. Кожен з нас дуже добре знає, що далеко не завжди те рішення, яке ми приймали, та дія, яку ми робили, правильні. У цей момент ми іноді самі дивуємося, звідки або з’являються в нас сили, або, навпаки, кудись зникають. Відповідь насправді дуже проста. Ми живемо певним станом душі. Коли приходить цей момент істини, цей стан стає очевидним для нас і для оточення.

Страшний Суд – це розкриття того самого потенціалу, який визрівав у людській душі впродовж усього минулого життя. Це не якесь зовнішнє засудження, це природне розкриття тієї самої сокровенної суті, яку людина виношувала у своїй душі упродовж усього свого життя. Саме тому цей суд праведний. Це суд не зовнішній, а суд найголовнішого, що є в нашій душі – стану любові або стану нелюбові. Хіба може людина, яка живе любов’ю, відмовити в допомозі, відмовити тому, хто потерпає від спраги, голоду, хто страждає, вимагає розради? Звичайно ж, ні.

І навпаки, той, хто живе тільки собою, той, у кого серце закрите для оточення, не бачить навколо себе всіх тих, хто вимагає в даний момент від нього допомоги і участі. Головне завдання, яке стоїть перед кожним вірним, особливо в дні Великого Посту – навчитися любові, навчитися долати нескінченне тяжіння власного егоцентризму, навчитися відкривати своє серце для інших, щоб колись так само і Христос зміг відкрити нам ворота Царства Небесного.

протоієрей Павло Великанов

Про Страшний Суд

В.Васнецов, «Страшный Суд» (1904)

Притча про Страшний Суд. Задамося питанням: що сказане нам у ній, у чому суть цього суду, який називають Страшним? У слово “суд” ми звикли вкладати цілком визначений і саме страхітливий сенс: суд для нас – це грізний трибунал, що застосовує до нас безособовий і абстрактний закон; суд – це покарання чи виправдання. Але нічого цього немає в цьому останньому суді Христовому, і якщо він, як ми завжди називаємо його, Страшний, то з якоїсь іншої причини. Бо чи не ясно, що суддею і законом виявляється тут не якась абстрактна норма, а тільки одне: любов.

Насправді, з буденної точки зору можна спокійнісінько прожити все життя, бути шанованим членом суспільства, мати чисту совість, не знати навіть, де розташований суд, і при цьому жодного разу не нагодувати голодного, не одягнути бідного, не відвідати хворого чи ув’язненого. Бо жодний людський закон не вимагає від нас нічого подібного.

Навпаки, нам з усією певністю кажуть сьогодні, що це справа не наша, а відповідних органів або інстанцій, які займаються голодними і бідними, хворими і ув’язненими: “Не втручайтеся, собі дорожче буде!” Закон, отже, нічого не каже про любов, він просто ігнорує її. Більш того: любов може призвести нас до того, що вважається іноді порушенням закону.

Ні, тут, очевидно, інший суд і інший закон. І перше, що говорить нам Своєю притчею Христос, – це те, що любов вища за всякий закон, вища за всякий суд. У цьому нещадна правда Євангелія. Можна все життя прожити, не порушивши жодного закону, та все ж бути злочинцем в якнайглибшому значенні цього слова, бо не закон робить нас людьми, а тільки любов.

Законом може прикритися будь-який мерзотник і завдяки цьому виправдати свою байдужість до людей, байдужість до їх страждання, страх перед начальством і, нарешті, простий егоїзм. І от цю маску псевдозаконності і зриває Христос, встановлюючи у світі вищий закон любові, з яким віднині порівнюється всякий закон і всякий суд.

Друге, про що говорить нам притча Христова, те, що мірилом усього в нашому житті являється людина, людська особистість. Не абстрактне “людство”, не примарне “суспільство”, не інтереси держави, партії і колективу, а жива людина. Усе інше можна шанувати, визнавати із страху чи слухняності, але любити справжньою любов’ю можна тільки живу і конкретну людину, яка була голодна, була хвора, була в темниці.

І знову перевернуті всі наші звичні погляди і уявлення. Ми судимо людину в ім’я і від імені абстрактних початків – держави, суспільства, колективу. Але на суді, про який розказано в притчі Христовій, усе це судиться у світлі особистості. Людина, яка сидить у темниці, може бути злочинцем, але залишається людиною і на неї спрямована любов Божа. І так в усьому.

Нарешті, останнє: чому, звідки ця любов, це співчуття, ця неможливість залишити будь-яку людину в біді? Христос відповідає і на це: “Я був, – каже Він, – у темниці; Я був хворий; Я голодував, і ви допомогли Мені”. Жодна держава, жодне суспільство, жодний земний колектив не можуть бути джерелом цієї особистої любові. Але якщо ми одного дня побачили Христа, вслухалися в Його слова, вдумалися в Його життя і Його вчення, то ми знаємо безперечним і абсолютним знанням, що кожна людина – Його брат і друг, і тому – мій брат, мій друг.

Він перестав бути для мене безіменним незнайомцем, бо його вічною любов’ю полюбив Той, Кого люблю я. Люблячи Христа, я не можу не любити Його любов’ю. І от усе у світі стає особистим, усе у світі просвітлюється і судиться любов’ю, і ця Божественна любов дійсно найстрашніший з усіх судів.

протопресвітер Олександр Шмеман

Возвращение в рай

Izaak van Oosten, Эдемский сад , 1655 г.

Начиная с понедельника православные на долгих пятьдесят пять дней отказываются от вкушения мяса. Если прибавить ко грядущему Великому посту и другие постные дни, то мы обнаружим, что более полугода церковные люди не дерзают касаться мясной пищи, отказывают себе в праве, дарованном Богом, поддерживать жизненные силы своего тела при помощи еды, приготовленной из плоти зверей и птиц.

Если бы мы с вами жили в «краях полуденных», то есть в странах с мягким тропическим климатом, где по определению незачем защищать свои бренные тела от морозов, кутая их в шкуры животных, можно было бы и не удивляться столь долгому воздержанию от высококалорийной пищи. Но поскольку самые длинные и строгие посты у нас приходятся как раз на самое холодное, самое энергозатратное время года, на зиму, то, естественно, возникают вопросы: зачем нужны столь суровые пищевые утеснения? что кроме телесных потерь они приносят? что дают они вечной и бессмертной душе человека? и возможно ли, чтобы один лишь простой отказ от определённых блюд смог решить нашу вечную участь — помочь нам оказаться после неумытного Суда Господня «по правую сторону» от Престола Славы Божией (Мф. 25, 33)? Тем более что, судя по сегодняшнему евангельскому чтению, если и суждено нам пойти в муку вечную (Мф. 25, 46), то уж никак не за вкушение мяса, а за немилосердие и неспособность сострадать чужой боли.

Совершенное и бессмертное творение Божие, каким был Адам до своего падения, не нуждалось ни в ризах кожаных (Быт. 3, 21), ни в мясной пище. И не только потому, что в раю, как вы понимаете, не было зимы, а стало быть, не было нужды согревать себя мясом убитых животных изнутри, а их шкурами — снаружи; так было прежде всего потому, что прародители в своей райской чистоте не ведали чувства стыда (Быт. 2, 25), зато с избытком обладали чувством жалости и сострадания к «братьям меньшим».

Немыслимо и представить себе, что в раю, каким его создал Бог, проливалась кровь животных для того, чтобы человек был сыт и согрет! Потому и дал Бог в пищу святому и праведному Адаму всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя (Быт. 1, 29). Потому и не бежали от первого человека звери в ужасе и страхе, но любили его как своего хозяина и повелителя, от которого ни урона, ни обиды, ни тем более смерти претерпеть они не могли.

Преподобные и богоносные отцы наши тяжким и беззаветным подвигом поста и молитвы вернули себе райскую чистоту, и дикие звери, свирепые хищники приходили к святым Герасиму Иорданскому, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, не боясь, не содрогаясь от страха, потому что не слышали от этих блаженных мужей омерзительного запаха греха, крови и смерти, который всегда сопровождает нас, грешных.

Мы срослись с ним, он пропитывает всё наше существо, потому что мы наследуем потомкам праведного Ноя, наследуем тем, о ком Бог сказал: помышление сердца человеческого — зло от юности его (Быт. 8, 21). Мы наследуем тем, которым было сказано: Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и весь скот земной, и все птицы небесные, всё, что движется на земле, и все рыбы морские; в ваши руки отданы они. Всё движущееся, что живёт, будет вам в пищу, как зелень травную, даю вам всё (Быт. 9, 2-3).

Наше мясоядение — знак нашей падшести. Шкуры зверей, которыми мы укутываем наши тела, как некогда свои тела укутывали «ризами кожаными» Адам и Ева, — символ нашего изгнания из рая. Поэтому сдаётся мне, что поборники «здорового образа жизни», вегетарианцы и борцы за права животных, хотя в чём то существенном они и правы, начинают просто не с того конца. Они призывают нас уничтожить знаки нашего отпадения от Бога, забывая о том, что бороться то нужно не со следствием, а с причиной: не с ношением лисьих шуб и бобровых шапок, а с собственной греховностью, которую никаким вегетарианством не отменишь и не замаскируешь!

Потому и пост для нас — это постоянно возобновляемая попытка указать самим себе направление нашего движения, ибо мы хотим вернуться в рай. Ведь если мы на самом деле христиане, а не притворяемся только таковыми, то и цель у нас не одно лишь «доброе здоровье», а прежде всего — Жизнь Вечная. Когда то очень и очень давно пост был естественным состоянием человека. В Царствии Божием не только ни женятся, ни замуж не выходят (Лк. 20, 35), там не едят и не пьют, а потому ещё в здешней жизни нам надо приучить себя к этой малой жертве, к этим двум лептам бедной вдовы (Мк. 12, 42). Нам надо научиться отказываться от малого, чтобы, сделавшись совершенными, услышать в конце долгого и тяжкого пути: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34)!

протоиерей Сергий Ганьковский

Неделя о Страшном Суде

На Первое послание к Коринфянам (1 Кор.8:8-9:2)
«Как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне». Так скажет нам Единый великий всемирный Царь Христос на Его будущем последнем Страшном Суде над родом человеческим. Христос всегда стоит на стороне тех братьев наших, которые нуждаются в нашем милосердии к ним. «Что вы сделали или же не сделали им, то вы сделали или же не сделали Мне» – это будет Его последним словом, когда Он оценит все деяния и события всей нашей человеческой истории (Мф.25:31-46). И Его посланник, святой апостол, предостерегая нас сегодня от греха против братьев, говорит: «Согрешая против братьев … вы согрешаете против Христа».

В прошедшее воскресенье мы слышали слова апостола Павла, что мы должны добровольно ограничивать свое человеческое своеволие, отрекаться от всякого греховного произвола, подчиняться Заповедям Божиим – ради пользы для своей собственной души, так как, хотя, может быть, все нам кажется позволительным, не все нам действительно на пользу, не все нам служит к вечному спасению наших бессмертных душ (1 Кор.6:12-20). А сегодня апостол еще раз призывает нас к добровольному самопожертвованию нашей свободой – но уже не во имя нашей собственной душевной пользы, а прежде всего во имя пользы для братьев, во имя любви к ближним, во имя служения спасению их душ. «Берегитесь, чтобы свобода ваша не послужила соблазном» для братьев. Ибо «уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа», Который умер за них.

Пренебрегая братьями, мы явно не уважаем не только их, но и Самого Христа и Его страшную крестную жертву, принесенную Им и для тех, которыми мы пренебрегаем. И как же нам после этого ожидать от Него милости на Его последнем Страшном Суде? А милуя братьев, мы этим выражаем нашу любовь и наше благоговение к Самому Христу и к Его Крови, пролитой для спасения всех нас. Итак, смотри, говорит апостол, дабы через твое горделивое презрение и пренебрежение не погиб бы твой «брат, за которого Христос умер».

Во имя Христово апостол требует от нас такой любви, которая даже в случаях ясного осознания своей правоты, подвигает не отстаивать свою правоту, если это лучше для душевной пользы ближнего. Так он в сегодняшнем апостольском чтении и подходит к вопросу, волновавшему тогда Совет коринфских христиан, к вопросу частному, но который имел в то время большую важность для практической жизни и внешнего поведения христиан в тогдашнем языческом мире: как лучше всего христианину ограждать себя от осквернения яствами, которые были в свою очередь осквернены при принесении языческих жертв идолам. Одни христиане боялись даже не только в гости ходить, когда их приглашали знакомые им язычники, но и покупать мясо, которое продавалось на торгу (1 Кор.10:25 и 27), – все это ведь действительно могло быть оскверненным проникающим всю тогдашнюю общественную жизнь идолослужением; мясо и в самом деле могло быть оставшимся после языческой жертвы, принесенной какому-нибудь кумиру в его храме. А другие христиане считали такую осторожность излишней, ссылаясь на свое христианское знание о ничтожности самих идолов и на свою христианскую свободу, часто слишком далеко уходили в другом направлении. И именно таким христианам, считающим себя свободными и часто превозносящими себя над немощною совестью братьев, апостол сегодня говорит: «Берегитесь однако же, чтобы свобода ваша не послужила соблазном для немощных». И даже если какая-нибудь пища – которая сама по себе ни приближает к Богу, ни удаляет нас от Бога, – «соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего».

Итак, апостол требует от нас готовности к некоторой уступчивости в делах, безразличных самих по себе, во имя любви к брату. Надо любить ближнего, и это значит: не во всех наших делах – часто совсем мелких – настаивать на своем. Надо искать не своей пользы, но прежде всего пользы братьев. Так жил сам великий апостол языков, который по правде мог о себе говорить: «Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор.9:22). Но и нам нужно подражать Его примеру.

Братья и сестры! «Суд без милости» будет подобен «не оказавшему милости» (Иак.2:13). Только любовь и милосердие могут устоять перед судом вечной Любви. Да, «милость превозносится над судом» (Иак.2:13). Христос говорит: «Блаженны милостивые, ибо тии помилованы будут» (Мф.5:7). Да даст нам Он Свою благодатную помощь, чтобы мы жили по Его новой Заповеди любви и чтобы Его обещание: «Блаженны милостивые, ибо тии помилованы будут», – исполнилось и в нас в последний великий день Его Страшного Суда. Аминь.

архиепископ Георгий (Вагнер)

НЕДЕЛЯ МЯСОПУСТНАЯ, О СТРАШНOМ СУДЕ

Святитель Николай (Велимирович)Евангелие о Страшном Суде Те, кто считал и вычислял, утверждают, что на земле полтора миллиарда живых людей. Из этих полутора миллиардов живых людей ни один не в состоянии сказать вам от своего ума, что будет с миром в конце времен и что будет с нами после смерти. И все многие и многие миллиарды человеческих существ, жившие на земле до нас, не были в состоянии ничего от своего ума определенно и с уверенностью сказать о кончине мира и о том, что нас ожидает после смерти, — ничего, что мы могли бы разумом, сердцем и душою принять как истину.
МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • От злой воли возникает похоть; ты рабствуешь похоти – и она обращается в привычку; ты не противишься привычке – и она обращается в необходимость. Блаженный Августин
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2021. Всі права захищені.