fall_2021.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
ros
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Записи с меткой «Неделя 11-я по Пятидесятнице»

ПРО НЕМИЛОСЕРДНОГО БОРЖНИКА

Сьогодні Церква пропонує нашій увазі притчу Христову про борг. Про борг людський. Про борг, який ми повинні своєму Творцеві.

Інші люди думають: «Кому я винен? Я нічому і нікому не винен». Але давайте згадаємо про всіх, хто створював наше життя: про матір, про батьків, про учителів, про вихователів, про тих, хто чинив на нас добрий вплив – скільком людям у житті ми зобов’язані! У скількох людей ми знаходимося в боргу! Але мало того. Ми знаходимося у боргу у всієї природи, що оточує нас. Хто дає нам повітря, яким ми дихаємо? Рослини дають. Чиєю плоттю ми живимося? Плоттю тварин і рослин.

Усе, що ми отримали, саме життя – усе пов’язано зі світом, що оточує нас. Ми усі отримали в позику. А якщо так, то кінцева причина – це Сам Господь, бо це по Його волі народили нас батьки, і ми живемо на землі. По Його волі маємо ми все те, що є в нас сьогодні. І тому, коли ми дякуємо людям, дякуємо життю за все те, що є в нас прекрасне і добре, ми насправді дякуємо Богові. Врешті-решт Він є кінцева причина – Той, Кому ми найбільше винні!

Але людям ми можемо віддячити любов’ю у відповідь, якимись справами. І природі, яка нас годує, живить і одягає, ми теж можемо якусь данину вдячності і дбайливості віддавати. А чим може людина віддячити Богові, Який її створив? У псалмі 49-му як би Господь говорить:

«Якщо ви будуєте храми, то чи не Мої всі гори, чи не Мої земля і небо? Якщо у ваших храмах горять вогні, лампади, світильники, то чи не Мої всі зірки на небі? Якщо ви приносите в жертву тварин, то чи не Мої всі живі істоти під небом?»

Чим може людина віддячити Богові? І виявляється може! Господь Ісус пояснює нам, що наша вдячність полягає в тому, щоб ми самі поступали в житті за Його заповідями. Не просто покоряючись указці, не просто покоряючись наказу, а з любові до Того, Хто нас створив і дав нам усі дари життя – бо ми живемо вже в Новому Завіті, коли людина вільно вибирає шлях Божий.

Коли звершується таїнство, на якому ми сьогодні всі є присутніми, священик виголошує: «Твоє від Твоїх Тобі приносимо…». Чому ці слова звучать? Бо ми приносимо Богові свою любов, свою молитву, свою працю, втілену в хлібі і вині, в їжі людській, яка лежить на престолі.

Усе це ми приносимо Тобі, Господи!

Але це все Твоє, бо Ти це все створив!

І від Твоїх, бо ми Тобі належимо, і Тобі це повертаємо.

Повертаємо свою любов і повертаємо вірність і бажання поступати по волі Твоїй.

От у чому полягає наш обов’язок, і ми знаємо, як мало його платимо, як часто, на жаль, залишаємося неоплатними боржниками, некредитоспроможними, які не можуть сплатити свій рахунок. І от тоді ми кажемо:

«Господи, у нас не вистачило ні тілесних сил, ні душевних, ми просимо Тебе, залиш нам борги наші, прости нам, що ми не зуміли Тобі віддати те, що мали віддати, і додаємо так, як нас учив Христос: І прости нам провини наші, як і ми прощаємо винуватцям нашим».

Виявляється, якщо ми взиваємо про це прощення, якщо ми хочемо примиритися з Богом, Якому винні, і нічим нам відплатити, ми маємо навчитися прощати один одному. Без цього немає життя, життя неможливе… І тому Господь наводить притчу, яку ми всі сьогодні чули.

Притча проста. І ця проста притча нам усім нагадує, що ми не можемо, не маємо права, навіть вимовляти слова «Господи, помилуй», тобто, прости наші гріхи, якщо ми самі не здатні прощати один одному.

Ми слабкі люди. У всіх у нас можуть бути гріхи і образи один на одного. Але що було б, якби люди не прощали один одному? Життя перетворилося б на пекло, бо все зло залишалося б з нами, і воно відкладалося б у нашій душі, як якась чорна гора. Якщо благодать Господня приходить до нас і змиває наш гріх, як потужним потоком води змивається бруд, так і наше мале прощення один одному, як чиста вода змиває все сміття і бруд життя. «Будьте досконалі, – каже Господь, – як Отець ваш Небесний досконалий» (Мф. 5:48). Це означає, як Він прощає нам, так і ми повинні вчитися прощати боржникам нашим. Амінь.

протоієрей Олександр Мень

Апостольское чтение этого дня

Печать моего апостольства — это вы сами, ваша жизнь с Господом. Вот что я говорю в свою защиту тем, кто меня допрашивает. Разве у нас нет права есть и пить? Разве нет права жениться и возить с собой жену из наших сестер, как остальные апостолы, как братья Господа или Кифа? Или это только у нас с Варнавой нет права не работать?
А какой наемник воюет на собственные деньги? Какой земледелец, посадив виноградник, не ест своего винограда? Какой пастух не пьет молока от собственного стада? Но это не только примеры из обыденной жизни, о том же говорит и Закон. Ведь в Законе Моисея написано: «Не надевай намордника молотящему волу». Разве о волах заботится Бог? Не для нас ли Он это говорит? Это же для нас написано: «Пахарь пашет и молотильщик молотит в надежде на свою долю урожая».

И если мы, посеяв среди вас семена Духа, будем рассчитывать и на материальную долю урожая, неужели мы требуем слишком многого? И раз другие пользуются правом на вашу помощь, то у нас куда больше прав! И всё же мы никогда не пользовались этим правом, наоборот, мы миримся со всем, чтобы ничем не помешать Радостной Вести о Христе.

(1 Кор. 9, 2-12)

Прочитанный отрывок из Первого послания к Коринфянам рассматривает важную для апостола Павла тему соотношения свободы и ответственности. «К свободе призваны вы, братия, — писал он в другом своём послании, — только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5:13). Да, любовь только тогда бывает любовью истинной, когда она — жертвенная. Тем более это относится к любви во Христе. И Апостол на примере собственного поведения показывает, каким образом жертвенное самоограничение в любви не только не противоречит христианской свободе, но, напротив, её утверждает в Духе Святом.
Конкретно речь у него идёт о его отказе от содержания Церковью. Как ни странно нам сегодня это покажется, такой отказ от содержания был смущающим моментом в отношениях апостола Павла и Церкви. Дело в том, что уже с первых шагов своей миссионерской деятельности ему пришлось столкнуться с тем, что его апостольский авторитет иногда подвергался сомнению. При этом указывали на то, что он не был свидетелем ни Воскресения, ни Вознесения Иисуса Христа, как другие апостолы.

Косвенно против его апостольства как бы говорил и его отказ от содержания: в глубине, мол, его совесть нечиста, если он не пользуется своим апостольским правом. Критики не останавливались и перед личными обвинениями, заочно устраивая над ним суд. И вот перед этим «судом» Апостол как бы произносит речь в свою защиту. Эта речь, апология, и составляет содержание прочитанного отрывка.
Разумеется, апостол Павел всегда настаивал на своём апостольстве, основанием которого он считал то явление ему Воскресшего Господа на пути в Дамаск, которое сделало из гонителя Христа Савла великого «апостола язычников» Павла. Но не только это. Он доказывает своё апостольское достоинство тем, что его миссионерский труд был плодотворным.

Сами Коринфяне тому доказательство. Ведь основание их Церкви — его дело: он понимает себя как её духовного отца, а само существование Коринфской церкви в Господе — как подтверждающую печать, всем видимый знак его законного апостольства.

Все апостолы, проповедники Евангелия, согласно указаниям Самого Иисуса Христа, имели право на скромное содержание от Церкви. Апостол Павел об этом пишет довольно подробно, и мы из его слов узнаём некоторые подробности из истории миссии раннего христианства. Так, например, мы узнаём, что апостолы имели право не работать своими руками ради заработка на жизнь. «Разве мы не имеем права есть и пить?», риторически спрашивает Апостол. Св. Иоанн Златоуст комментирует: «Неужели он не ел, не пил? Действительно, часто не ел, не пил. Ведь он сам говорит: Были часто в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11:27). Но здесь он разумеет не то, а что? — Мы не едим и не пьём за счёт учеников, хотя и имеем право брать от них».

Мы узнаём также, что апостолы имели право брать с собою в нелёгкий и долгий путь свою христианку-жену, или, как выразился Павел, «сестру жену». Ведь некоторые миссионеры были женаты, как, например, апостол Пётр. И их жёны тоже находились на содержании церквей. Так было принято. Наряду с Кифой-Петром упоминаются и «братья Господа», то есть близкие родственники Иисуса Христа, которые в ранней Церкви играли ведущую роль.

Однако, принятое большинством современных толковников мнение, будто речь идёт о супругах апостолов, разделялось далеко не всеми. Некоторые отцы Древней Церкви полагали, что слова «сестра жена» обозначают не супругу, а просто женщину из верующих. «Как за Господом следовали верные жёны, снабжавшие учеников необходимою пищею, так и за некоторыми апостолами следовали жёны, которые показывали в себе горячую веру, привязаны были к их учению, и содействовали божественной проповеди» (блаж. Феодорит).

Что ж? Миссионерская работа — такая же работа, как и всякая другая. За труд положена плата. Это апостол Павел образно показывает на нескольких житейских примерах, добавляя к ним свидетельство из Священного Писания — о воле, которому, когда он молотит собранное зерно, не следует зажимать намордником рот, то есть ему следует дать поесть зерна. В Писании (Втор. 25:4) это выражение простой и практичной заботы о животных. Но Апостол толкует это место принятым тогда способом, применяя его к миссионерам: они не менее «волов» и прочих работающих имеют право получать плату за свой труд.

Апостол Павел основал Церковь в Коринфе, посеял в ней духовное, то есть, образно говоря, принёс им Евангелие о спасении во Христе и тем самым заронил в души людей семена Святого Духа. Так не имеет ли он полное право, по меньшей мере, пожать земное, то есть получить за свой труд скромную материальную поддержку? Коринфяне, конечно, поддерживали других миссионеров. Однако апостол Павел не хотел пользоваться своим правом и не хочет им пользоваться в дальнейшем, хотя определённые лица в Церкви и ставили ему в упрёк этот отказ.
С их точки зрения заниматься ручным трудом ради заработка для истинного апостола было недостойным занятием. Сейчас нам такое мнение кажется странным, ибо мы воспитаны на словах: «Кто не работает, тот не ест!». Но не забудем, что эти слова были впервые произнесены апостолом Павлом (2 Сол. 3:10), и казались отнюдь не чем-то само собой разумеющимся. Они, во-первых, шли вразрез с устойчивым в глазах людей образом римлянина: гражданин Рима не работает! Для работы существуют рабы и рабочая скотина. А ведь Павел был римским гражданином, и то, что он занимался ручным трудом, казалось чем-то странным.

Во-вторых, в Греции, — а не забудем о том, что Коринф — большой греческий город, — занятие духовными предметами (философией, религией) ставилось неизмеримо выше презренной, с их точки зрения, физической работы. Отсюда и пренебрежение к ручному труду со стороны парящих в духовных высотах коринфян.

Однако Апостол вырос в других традициях. Он воспитан на Священном Писании, которое не знает такого противопоставления ручного и интеллектуального труда. Но ещё важнее то, что он не желал никаким образом дискредитировать свою проповедь, не желал полагать никакого препятствия на пути спасительного Слова Божия о Христе. Он стремился избегать всякого впечатления, будто он рассматривает проповедь Евангелия как заработок на хлеб.

Это бродячие философы зарабатывали себе на жизнь проповедью той или иной философии. Нет, апостол Павел — не философ, он посланник Господа; он нёс людям не новую мировоззренческую систему, но сеял семена Духа, из которых вырастает преображённое человечество, глубоко изменяющего не свои философские взгляды на мир, но изменяющего свою жизнь в её глубине и сущности.

Чему же учат нас слова апостола Павла, на первый взгляд имеющие отношения только к частному случаю его жизни и проповеди? Они учат нас тому, что христианская свобода не есть бездумный произвол, она также не совпадает с правом, ни с естественным, ни с законным. Божественная свобода христианина имеет своим источником свободный Дух Божий, определяющий направление воли и поведение христианина, тот Дух, Который ведёт людей не к разрушению, а к созиданию спасительного дела Христова на земле.

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Неделя 11-я по Пятидесятнице

В сегодняшней притче мы слышали о том, как некий царь решил спросить долг у своего должника. Долг в десять тысяч талантов.

Десять тысяч талантов золота, если переводить в вес, это несколько сот тонн золота. Но на самом деле это не говорит о величине этой суммы. Вспомним, что в период расцвета Израильского царства во время царя Соломона налогов поступало в казну всего 666 талантов. То есть 10 тысяч талантов это 15-ти летний бюджет Израильского царства. С чем сравнить эту цифру сейчас? Не с миллиардом долларов, не с десятью миллионами, не с десятью миллиардами, а наверное, с несколькими триллионами долларов США. То есть сумма невероятна, которую невозможно заработать, невозможно и её отдать.

Господь в этой притче показывает нам, что человек безмерно должен Ему, должен саму жизнь, само существование, само бытие за то, что Господь постоянно помогает нам в нашей жизни, сохраняет нас, питает нас силой, разумением, а главное, дарует нам возможность спасения. Господь совершает для этого человека чудо — прощает ему весь долг. Что же делает этот человек? Он идет, находит своего должника, который должен ему не в пример меньше — всего лишь сто динариев, и влечет его в темницу.

Это образ мышления плотского человека. Максимум на что падшее человечество на нравственном уровне дошло, это до возвеличивания принципа справедливости, того принципа, который можно проиллюстрировать словами «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21, 24). Этот иудей, а притча была обращена к иудеям, безусловно поступил по закону. Он имел право требовать возмещения долга, имел право совлечь своего должника в темницу. Но Господь показывает нам, что этот принцип, который главенствует в нашем мире, он исключает принцип Царства Небесного. А принцип Царства Небесного — прощайте долги должником вашим, прощайте грехи, и Отец ваш Небесный отпустит вам грехи ваши.

Мы говорим, что государство цивилизованное тогда, когда в нем главенствует закон. На самом деле это та же самая реализация принципа «око за око, зуб за зуб»(Исх. 21, 24). Государство через свои институты обещает человеку, даже бедному, даже безвестному защиту от богатого и сильного. Обещает, что воздаст ему по заслугам его еще в этой жизни. И человек современный, как и древний человек, пропитан этой мыслью о воздаянии. О воздаянии за добро добром и злом за зло. В сердце падшего человека в ответ на оскорбление и обиду неминуемо рождается негодование. Он желает воздать злом за зло. Это естественная реакция человека, пораженного грехом. Человек даже если его обидчик сильнее его или их разделяет расстояние или время или другие обстоятельства, если он не воздал обидчику злом, то зло все равно притаилось в его сердце. И он однажды ужалит другого человека, а тот ужалит третьего и так далее.

Зло распространяется как вирус, передаваясь от одного оскорбленного к другому, умножая себя и не имея никаких препятствий для своего распространения. Но Господь в этой притче говорит о принципе, который выше принципа справедливости — о принципе прощения обид, о принципе безоговорочного милосердия, когда в ответ на свое прощение мы не ждем никаких услуг. Мы не ждем никакого воздаяния. В этой притче помилованный при всем своем желании, при всей своей благодарности никак не может воздать Богу за помилование. Слишком велика сумма. Никакими услугами, никакими дарами он не способен покрыть совершенное Богом чудо, чудо Божьего милосердия.

Вот этот принцип — принцип Царствия Небесного, Господь огласил и сделал известным для всех нас. Если в Ветхом Завете это принцип не был законом. Одни люди были милосердны, могли прощать грехи, то в Новом Завете, в наше время, мы все призваны к тому, чтобы прощать ближнему его согрешения, его долги. Мы часто боимся это делать по причине того, что мы думаем или нам кажется, что если мы начнем прощать обиды, если мы начнем прощать ближнему грех в отношении нас, то зло, которое он причинил нас заживо съедят и мы окажемся в этом мире слабыми, окажемся мальчиками для битья. По этой причине мы стараемся защищаться, защищать свои права. Тем более этому учит нас пропаганда, которая сейчас в мире, о том, что мы должны отстаивать свои права, отстаивать свое человеческое достоинство.

Но этот принцип, надо помнить, он не христианский. Христианский принцип заключается в прощении врага своего, в том, что мы должны творить добро ненавидящим нас, любить врагов наших. Христиане призваны именно к тому, чтобы быть «не от мира сего». Как Господь сказал о Себе: «Мое Царство не от мира сего». И принципы и правила Царства Небесного они не от мира сего. Они соединяют нас не с этим миром, а именно с Царствием Божьим, которое, Господь сказал, «внутри вас есть». Человек, который незлобив, который прощает ближним и врагам своим, уничтожает это зло, которое образуется в его душе по причине оскорбления или обиды, причиненной ему. И наступает прерывание вот этой цепочки передачи зла от человека к человеку. Как христианин, который истинно прощает окружающим его обиды, он становится тем участком, той частичкой пути, который прерывается на нем. Он не передает зло дальше.

Посмотрим на самих себя. Мы часто общаемся с другими, словно запершись в броню, в какую-то крепость, боясь сказать что-то лишнее, боясь другого оскорбить, обидеть, потому что ожидаем от него такой же реакции. Это показывает, что мы в постоянном напряжении. Поэтому не случайно рядом со святыми очень многие приходили к вере. Рядом со святыми человек чувствует легкость, светлость, чувствует, как благодать касается его сердца. И напротив, зло, затаенное в душе, желание мести оно как бы под спудом хранится в нашем сердце и отравляет все наше существование.

В Киево-Печерской Лавре жили два монаха, которые однажды поссорились и враждовали долгое время. И вот один из них оказался на смертном одре и передал через братий-монахов попросить у другого брата прощения. Тот отказался простить его. Когда братия привела того монаха к одру умирающего, и тот испрашивал прощения у своего брата. Тот ответил: не примирюсь с тобой ни в этом веке, ни в будущем. Как только он это сказал, то упал и умер здесь же у ног своего брата.

И вот, сегодня, разбирая эту притчу, мы должны все с вами понять одну простую вещь, которая обращена к каждому из нас. Она не как некая недосягаемая вершина, на которую можно взирать, но никогда не дерзнем добраться до нее. Она для нашей практической жизни очень важна, чтобы мы сроднялись с ней. Многие святые подвижники, святые отцы особенно последних времен говорили, что ничто так не очищает душу, как клевета, напраслины, обиды, которые человек благодарно и незлобиво терпит. Никакие поклоны, даже молитвы не идут в сравнение с этими скорбями, которые человек терпит.

Поэтому призываю вас всех к тому, чтобы в первую очередь помнить о не осуждении, помнить о том, что прощение ближнего это не только благо для него, а для нас самих. Оно соединяет нас с Богом, с ангелами и со святыми. Спаси всех Господь.

optina.ru

Слово в 11-ю неделю по Пятидесятнице

Господь пришёл взыскать, то есть найти и спасти погибшего. Именно из-за погибшего ходит бездомным Господь по бесконечным дорогам своей земной жизни по Палестине. Именно в этом поиске погибшего Он ходит и по местам пустынным, и среди прокажённых, и среди бесноватых, Он ходит по многолюдным городским площадям, и в храме Иерусалимском… И всюду-всюду Он ради погибшего. Он как пастух, как добрый пастырь: когда найдёт заблудшую овцу, так ей радуется! Он ищет её, и когда находит, тогда 99 незаблудших овец Ему не доставляют такой радости, как та, которую Он нашёл и спас, как об этом добром пастыре говорится в Евангелии. Такова любовь, братья и сёстры, этого доброго пастыря — Господа — к людям, ко всем нам. Такова любовь Божия, ищущая и спасающая погибшее, любовь трудящаяся над тем чтобы найти и вернуть его в стадо верных.

Но для того чтобы найти, спасти и радоваться этому заблудшему, найденному, для этого, ведь, заблудшего надо простить, братья и сёстры. И эта любовь всегда — прощающая любовь. Всегда прощение и спасение всех даёт… А до каких пор можно прощать заблуждения, грехи? Разве справедливость не требует положить какой-то предел этой всепрощающей любви? Разве можно без конца всё прощать? Будет ли это справедливо?

Справедлива любовь. Там где любовь, там всегда справедливость. Там где нет любви, там нет никакой справедливости. Справедливость — это любовь, любовь — это справедливость. Всегда! И Бог справедлив потому, что Бог есть любовь. А с этим вопросом — можно ли без конца прощать грехи, заблуждения — к Спасителю обратился, как вы помните, вероятно, апостол Пётр. Он спросил: «А сколько же раз можно прощать? До семи ли раз?» Вы помните, что ответил Спаситель: «До семидесяти семи по семь!» Без конца надо прощать! «И так, как вы будете прощать грехи другим людям, так и вам Отец ваш Небесный простит ваши грехи.» Это слова Спасителя.

И это не только слова — это заповедь! И для того чтобы пояснить мысль, заключающуюся в этих словах, Спаситель и рассказывает ту самую притчу о двух должниках, которую вы слышали в сегодняшнем евангельском чтении.

Мы всё время говорим о справедливости, но очень любим самих себя. И очень часто являются эти вопросы: А до каких пор прощать наших врагов, или просто согрешивших перед нами, что-то нам должных? До каких пор? А сами себя мы спрашиваем или нет: а только ли семь раз мы согрешили перед Богом? А перед ближним? Какая граница, где предел того прощения, на которое мы можем рассчитывать в прощении наших грехов у Бога? Мы без конца просим у Него прощения, а сами не прощаем… Так редко кто из нас не похож на лукавого раба! И может быть именно вследствие этого так много в жизни всякого горя?

Вы знаете, что Спаситель ответил Петру: «Если вы будете прощать своего ближнего, то и Отец ваш Небесный простит вам все ваши грехи.» Мы так не прощаем грехи своему ближнему, и подвергаемся опасности — да ещё и какой! — быть осуждёнными Самим Богом за это. Эта опасность очень часто и реализуется в нашей жизни здесь, потому-то наша жизнь и несчастна. От нас отнимаются счастье, радость, элементарное иногда благополучие и не только духовное, а и физическое и именно за то, что мы так часто бываем похожи на этого лукавого раба, непрощающего, лишённого силы прощающей любви.

Мир задыхается в несчастьи. И задыхается в скорбях, в несправедливости именно потому, что нет в этом мире прощающей любви, с которой справедливость всегда связана непосредственно, без которой никакой справедливости нет и не может быть! Нет и не может быть правды! Мы с вами все, ведь, должники у Бога и должники друг у друга! Общество должников, но только считаем, что нам все должны, а не мы — кому-нибудь и что-нибудь, начиная даже с Самого Бога! И только там, где есть Христос, только там, где есть вера во Христа и верность Христу, там у людей проясняется сознание. Там начинает человек понимать, что он должник и Богу, и ближнему своему, и что нужно жить иначе — не как лукавый раб, а совсем по-другому, силою прощающей любви. Потому что путь к счастью, к благополучию, путь ко спасению, а не только к справедливости, здесь, на этой земле прокладывает прощающая любовь, наши способность и умение прощать, любя Бога и человека.

Будем лучше это с вами помнить и знать, братья и сёстры. И всегда с совершенно особенным чувством, из последней глубины нашего сердца молясь Богу, будем просить у Него всегда словами той молитвы, которую Он же нам и оставил, оставить наши прегрешения, яко же и мы оставляем должником нашим.

протоиерей Всеволод Шпиллер

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Мы не слышим Евангелие как слова того, которого мы любим. Мы слышим его как идеи. И никогда идея еще не воспламеняла сердце огнем. Любовь разогревала сердце огнем.У нас нет с Ним взаимоотношений, поэтому мы не получаем это любовное письмо. Он не живой для нас. cхиархимандрит Иоаким (Парр)
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2021. Всі права захищені.