fall_2017_2.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Страстная – стать соучастниками Спасителю

Страдания Христа, всё то, что Ему пришлось претерпеть до распятия и уже на Кресте, в нашем сознании отпечатываются согласно восточной иконографии, когда Спаситель изображается с одной ранкой на ребре и с ранами от гвоздей. Мы уже не понимаем всей богословской глубины этой иконографии, считываем ее внешне и потому как-то особо не чувствуем, ЧТО пришлось перенести Господу.

Фильм Мэла Гибсона «Страсти Христовы», мне кажется, и был для того создан, чтобы показать современным людям все Его мучения и страдания. Для христиан первых веков они были очевидны, их не надо было так подробно описывать, потому нет их подробного описания в Евангелии. Интересно, что в Символе веры говорится: «И страдавша и погребенна», но даже не сказано, что Христос умер. Потому что для всех было понятно, что у распятого человека нет других вариантов. Все знали, что это за казнь, что это за «скорпионы», которыми избивали Господа, что это были за удары.

А мы остроту именно телесных Его мучений уже не осознаем, не понимаем. Поэтому Страстная неделя, особенно Великий четверг, Великая пятница должны нас, современных людей, немного отрезвить, дать понять, какие страшные муки испытал Господь.

Богослужебные тексты Страстной недели помогают этому отрезвлению. «Днесь висит на древе» – известная стихира, в которой говорится о том, что Творец всего мира висит на Кресте, Тот, который всё основал, всю Землю украсил, а теперь в «багряницу ложную облачается», Царь Ангелов терновым венцом украшается. В этом диапазоне – величие Бога и Его умаление, Его страдания. Господь умалился настолько, что Сам, по Своей воле, принял на Себя всё то, что Ему пришлось вынести. Бог добровольно стал Человеком, приняв на Себя страдания и боль всего мира.

 

Сейчас идет Страстная неделя. Не только она, но и любой христианский праздник относит человека к Вечности. Когда празднуется какой-то мирской праздник, – речь идет о воспоминаниях события, произошедшего столько-то лет назад. Никому и в голову не приходит в этом событии участвовать. Церковный праздник – всегда участие человека. События, связанные с земным путем Бога – вечны. Время значения не имеет. Вот именно сейчас Господь входит в Иерусалим, именно сейчас Иуда предает Спасителя, именно сейчас Христос совершает Тайную вечерю, вот сейчас Он распят, а вот в эту минуту произошло Его Воскресение. Мы, живущие здесь и сейчас, выходим из границ времени в перспективу Вечности.

Церковная жизнь помогает нам понять это, осознать. Даже какими-то внешними атрибутами, как, например, верба в праздник Входа Господня в Иерусалим. Но часто в атрибутике праздника люди теряют самое главное – то, на что эта атрибутика указывает. Вода на Крещение, окунание в прорубь становятся важными сами по себе, а не потому, что ты погружаешься в воду вместе со Христом. Или вербочки, с которыми люди стоят в храме в Вербное воскресенье, многими считаются значимыми сами по себе, как что-то материальное, что можно домой принести, а потом задавать священнику вопрос: «Батюшка, а для чего эта верба нужна? Что с ней делать дома? Под икону поставить? Детей шлепать, чтобы они не болели?» То есть таким людям кажется – верба имеет значение после того, как всё в храме произошло.

На самом деле богослужение Входа Господня в Иерусалим говорит о том, что главный смысл этого атрибута – происходящее в храме. Мы, так же как и две тысячи лет назад стояли взрослые и дети с пальмовыми ветками, стоим перед воротами Иерусалима и встречаем Христа, который идет на вольную смерть.

Когда начинается Страстная неделя, во многих храмах на середину ставят большое распятие – крест с предстоящими Матерью Божьей и Иоанном Богословом. И это ведь тоже не просто украшение, а образ того, что и мы перед этим крестом предстоим. Подножие креста поднято вверх, в сторону, где, как мы помним, находился раскаявшийся разбойник, и опущено с левой стороны, где находился неблагоразумный разбойник. Оно тоже разделяет нас, предстоящих.

Мы тоже должны ощутить свое место перед Крестом, с кем мы в данный момент? Или мы с апостолами, которые разбежались и оставили Христа? Или мы с теми иудеями, которые разочаровались в Христе и требовали Его распятия? Или мы, может быть, даже с Иудой, который предал Господа за деньги, за материальные блага? Конечно, приятно думать, что мы с Божией Матерью, с Иоанном Богословом. Страстная неделя – это повод задуматься и честно себе на этот вопрос ответить: с кем мы у Креста?

Мы как-то привыкли думать, что Великий Пост – это время подготовки к Пасхе, к празднованию Воскресения Господня. Но в древней Церкви было еще понятие Страстной Пасхи. Великая Пятница – это Страстная Пасха. И Великий пост готовит нас и к той и к другой Пасхе, мы готовимся к тому, чтобы переживать страдания Христа, а потом радоваться Его воскресению. Не нужно забывать об этом, и в Великую пятницу всё-таки стоит очень постараться быть в храме, рядом с распинаемым и умирающим Господом, чтобы через это прийти в храм уже к воскресшему Спасителю.

протоиерей Димитрий Климов

Оставить комментарий

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Не для того дано Писание, чтобы мы имели его в книгах, но чтобы начертали в сердцах наших. преподобный Исидор Пелусиот
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.