fall_2017.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Преображение: что мы услышим на праздничной службе

Иже с Моисеом глаголавый древле / на горе Синайстей образы, глаголя: / Аз есмь Бог Сый; / днесь же на горе Фаворстей преобразися, / началообразное показуя, лучами облистаяся. / Темже, Христе, величаю Твою силу.

 

С    Моисеем говоривший в древности / на горе Синае посредством образов, / говоря: «Я – Бог вечно Существующий», / Он же в сей день на горе Фавор преобразился / первоначальный образ наш показывая, лучами заблистав. / Потому, Христе, величаю Твою силу.

Мрак законный / светлый преображения прият облак, / в немже Моисей и Илия бывше / и пресветлыя славы сподобльшеся, Богу глаголаху: / Ты еси Бог наш, Царь веков.

 

Мрак Закона сменило / светлое облако преображения: / в нем оказавшись, Моисей и Илия, / и пресветлой славы удостоившись, Богу возглашали: / «Ты – Бог наш, Царь веков!»

Днесь Христос / на горе Фаворстей, / Адамово пременив / очерневшее естество, / просветив, богосодела.

 

В сей день Христос на горе Фаворской, / изменив почерневшее Адама естество / и дав ему блистать, божественным соделал.

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора Небеси подобящися, / и облак, яко сень, протязашеся, / Тебе преобразующуся, / от Отца же свидетельствуему: / тамо бе Петр со Иаковом и Иоанном, / яко хотяху быти с Тобою и во время предания Твоего, / да, видевше чудеса Твоя, / не устрашатся страданий Твоих, / имже поклонитися нам в мире сподоби, / великия ради Твоея милости.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора уподоблялась небу / и облако как шатер распростиралось. / Когда Ты преображался / и принимал свидетельство от Отца, / был там Петр с Иаковом и Иоанном, / ибо им предстояло быть с Тобою / и в час предания Твоего на смерть, / чтобы увидев дивные дела Твои, / не убоялись страданий Твоих, / которым удостой нас поклониться в мире / по великой Твоей милости. 

Прежде Креста Твоего, Господи, / поим ученики на гору высоку, / преобразился еси пред ними, / лучею силы озаряя их, / отсюду убо человеколюбием, / отонуду властию, / показати хотя воскресения светлость, / егоже и нас, Боже, в мире сподоби, / яко Милостив и Человеколюбец.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / взяв учеников на гору высокую, / Ты преобразился перед ними, / лучами силы озаряя их, / желая показать, как человеколюбием, так и могуществом, / светлость воскресения; / и нас, Боже, в мире того удостой, / как Милостивый и Человеколюбец. 

На горе высоце преображся, Спас, / верховныя имея ученики, / преславно облистал есть, / показуя, яко высотою добродетелей облиставше / и Божественней славе сподобятся. / Глаголющии со Христом Моисей и Илия показоваху, / яко живыми и мертвыми обладает / и иже древле законом и пророки глаголавый есть Бог, / Емуже и глас Отеч из облака светла послушествоваше, глаголющий: / Того послушайте, / Иже Крестом ада пленивша / и мертвым дарующа живот вечный.

 

На горе высокой преобразившись / в присутствии верховных учеников, / Ты славно просиял, Спаситель, / показывая, что высотою добродетелей блистающие / и Божественной славы удостоятся. / Беседовавшие же со Христом Моисей и Илия / открывали, что Он – над живыми и мертвыми владычествует, / и Богом, в древности через закон и пророков вещавшим является, / о Ком из светлого облака и свидетельствовал / голос Отца, говорящий: / «Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад / и мертвым дарует жизнь вечную!»

Прообразуя воскресение Твое, Христе Боже, / тогда поят три Твоя ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор возшел еси. / Тебе же, Спасе, преобразующуся, / Фаворская гора Светом покрывашеся, / ученицы Твои, Слове, / повергоша себе долу на земли, / не терпяще зрети невидимаго зрака, / Ангели служаху страхом и трепетом, / небеса убояшася, / земля вострепета, / видяще на земли славы Господа.

 

Прообразуя воскресение Свое, Христе Боже, / берешь тогда с Собою трех Твоих учеников / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор взойдя. / И при Твоем, Спаситель, преображении / гора Фаворская светом озарялась. / Ученики Твои, Слово, / поверглись ниц, простершись на земле, / не вынося созерцания недоступного взорам образа. / Ангелы служили Тебе со страхом и трепетом, / небеса содрогнулись, земля затрепетала, / видя на земле Славы Господа.

Иже на горе Фаворстей преображся во славе, Христе Боже, / и показав учеником Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего разумения / и настави на стезю заповедей Твоих, / яко един Благ и Человеколюбец.

 

На горе Фавор преобразившийся во славе, Христе Боже, / и показавший ученикам Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего познания / и направь на путь заповедей Твоих, / как единый Благой и Человеколюбец!

Божества Твоего, Спасе, малу зарю обнажив / совозшедшим с Тобою на гору, / премирныя Твоея славы сотворил еси рачители. / Темже ужасно зовяху: / добро есть нам зде быти. / С нимиже и мы Тебе, преображшагося Спаса Христа, / поем во веки.

 

 

 

Божества Своего сияние отчасти приоткрыв / взошедшим вместе с Тобой на гору, / Ты, Спаситель, сделал их / неотмирной славы Твоей ревнителями. / Потому они в восхищении взывали: / «Хорошо нам здесь быть!» / С ними и мы Тебя, преобразившегося Спасителя Христа, / воспеваем вовеки.

О чём говорит канон Праздника

Бог Слово Сый, весь землен бысть, / всему Божеству смесив человечество во ипостаси Своей, / юже во двою существу Моисей и Илия же видеша на горе Фаворе.

 

Будучи всецело Богом, / Ты совершенным человеком сделался, / соединив с совершенным Божеством / человечество в Лице Твоем, / Которое в двух естествах увидели / Моисей и Илия на горе Фаворе.

Скрыся зарею Божества чувственное солнце, / яко на горе Фаворе видев Тя преобразующася, Иисусе мой: / слава силе Твоей, Господи.

 

Скрылось в лучах Божества Твоего / чувственное солнце, / когда увидело Тебя преображающимся / на горе Фаворской, Иисусе мой; / слава силе Твоей, Господи!

Се Спас, – / вопияху Моисей и Илия учеником, / на горе святей Фаворстей оглашаемым, – / Христос, Егоже древле провозвестихом Сущаго Бога.

 

«Вот Спаситель», – восклицали Моисей и Илия / в слух учеников на святой горе Фаворе, – / «Христос, о Котором в древности / мы как о Боге истинном предвозвестили!»

Неизменное естество, человеческому примешся, / обильно невещественнаго Божества Свет / изобнажив апостолом, неизреченно возсия.

 

Неизменяемое естество / со смертным соединившееся, / проявляя свет, присущий невещественному Божеству, / неизреченно пред Апостолами воссияло.

Тя, присносущное сияние, во Отечестей славе / ученицы яко видевше возсиявша, Христе, Тебе вопияху: / во свете Твоем пути наша направи.

 

 

Увидев Тебя, вечное сияние, Христе, / блистающим во славе Отчей, / ученики Тебе взывали: / «Во свете Твоем пути наши направь!»

Ветийствующий язык Твоего величества не может вещати: / яко бо, Держай живот и смертию Владый, / представил еси на Фаворстей горе Моисея и Илию, / свидетельствующия Твое Божество.

 

Красноречивый язык / величия Твоего выразить не может; / ибо Ты, владеющий жизнью / и над смертью господствующий, / представил на горе Фаворе Моисея и Илию / свидетелями Твоего Божества.

Иже руками невидимыми создав по образу Твоему, Христе, человека, / началообразную Твою в создании доброту показал еси, / не яко во образе, но яко Сам Сый по существу, / Бог был еси и Человек.

 

Создавший невидимыми руками человека / по образу Своему, Христе, / Ты ныне явил в этом создании / первообразную красоту Свою / уже не как во образе, но каков Ты Сам по естеству, / будучи Богом и вместе человеком.

Срастворився неслиянно, угль горящ показал еси нам Божества, / попаляющ убо грехи, души же просвещающ, на Фаворстей горе, / Моисея со Илиею, учеников же старейшия удивил еси.

 

Соединив в Себе две природы неслиянно, / Ты показал нам на горе Фаворе / уголь горящий Божества, / сжигающий грехи, но души просвещающий, / и тем изумил Моисея с Илиею / и верховных из учеников.

Прейде убо сень законная, изнемогшая, / прииде же яве Христос истина, – Моисей возопи, / на Фаворе видев Твое Божество.

 

«Прошла обессилевшая тень Закона, / и пришла явно истина – Христос!» – / Моисей воскликнул на Фаворе, / увидев Твое Божество.

Привлекл еси любовию мя, Спасе, / и пременил еси Божественным Твоим желанием, / но попали огнем невещественным грехи моя / и насытитися Твоея пищи сподоби, / да, обое играя, величаю, Блаже, величия Твоя.

 

Ты привлек меня любовью, Христе, / и изменил божественным к Тебе стремлением. / Но сожги огнем невещественным грехи мои / и насытиться наслаждением в Тебе сподоби, / чтобы я, ликуя, величал / два пришествия Твои, Благой.

Оставить комментарий

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Наше призвание — святость. По святому Апостолу Павлу, призвание христианина — стать святым. Если мы христиане, то это означает, что мы кандидаты в святые. Различие между нами и святыми состоит не в природе, а в воле и решительности. преподобный Иустин (Попович)
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2017 . Все права защищены.