december_2.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Церковный год»

Судьба Креста Христова, его обретение и воздвижение

С праздником Воздвижения Креста Господня Православная Церковь соединяет благоговейное и благодарное воспоминание о самом Кресте, на котором был распят наш Спаситель, и отрадно-грустное воспоминание событий обретения  древа этого Креста Господня.

В этот день Православная Церковь приглашает верующих воздать благоговейное поклонение Честному и Животворящему Кресту, на котором Господь наш и Спаситель перенес величайшие страдания ради нашего спасения.
На этом Кресте, по словам церковных песнопений, «смерть умерщвляется и ныне пуста явися», на нем «содела спасение Предвечный Царь посреди земли» и им осуществлена «вечная правда»; для нас же Крест Христов — божественная лестница, «еюже восходим на небеса»; спасительное это древо — «оружие мира, непобедимая победа», которое «вознесе нас на первое блаженство, яже прежде враг сластию украд, изгнаны нас от Бога сотвори», и мы — «земнии обожихомся» и «вси к Богу привлекохомся». Как же нам не благодарить Господа в этот праздник, воздавая поклонение Кресту Христову, который явился для нас «зарями нетленными» нашего спасения, которым открыт для нас доступ в царство Божие, к небесному блаженству, через который мы получили «бессмертную пищу»!

По словам одного великого отца Церкви, «Крест — глава нашего спасения; Крест — причина бесчисленных благ. Через него мы, бывшие прежде бесславными и отверженными Богом, теперь приняты в число сынов; через него мы уже не остаемся в заблуждении, но познали истину; через него мы, прежде покланявшиеся деревьям и камням, теперь познали Спасителя всех; через него мы, бывшие рабами греха, приведены в свободу праведности, через него земля, наконец, сделалась небом». Крест — «твердыня святых, свет всей вселенной. Как в доме, объятом тьмою, кто нибудь, зажегши светильник и поставив его на возвышении, прогоняет тьму, так и Христос во вселенной, объятой мраком, водрузив Крест, как бы некоторый светильник, и подняв его высоко, рассеял весь мрак на земле. И как светильник содержит свет вверху на своей вершине, так и Крест вверху на своей вершине имел сияющее Солнце правды» — нашего Спасителя.

Вот чем является для нас Крест Христов, и мы свято и благоговейно должны почитать и почитаем его. Каждый из нас всю жизнь свою освящает крестом и крестным знамением. С раннего детства и до самой смерти каждый христианин носит на себе, на груди своей крест как знамение Христовой победы и нашей защиты и силы; каждое дело мы начинаем и оканчиваем крестным знамением, делая все во славу Христову. Как такую защиту и охрану, мы начертываем знамение креста на всем для нас дорогом и святом, и на своих домах, и на стенах, и на дверях. Крестным знамением мы начинаем день, и с крестным знамением мы погружаемся в сон, заканчиваем день.
Теперь крест — наша величайшая святыня, наша слава, наш духовный всепобеждающий меч, и таким его сделал для нас Христос своей смертью и своими страданиями на Кресте.

Спаситель принял на Кресте мучительнейшую из казней, грехи наша вознесе на Теле Своем на древо (1 Пет. 2, 24), смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя (Флп. 2, 8). Какое, в самом деле, поразительное, превышающее человеческое понимание зрелище. «Вот, — воспевает сегодня Церковь, — Владыка твари и Господь славы пригвождается на Кресте и прободается в ребра; Сладость Церкви вкушает желчь и оцет; Покрывающий небо облаками облагается терновым венцом и одевается одеждой поругания; Создавший рукою человека заушается тленною рукою; Одевающий небо облаками принимает удары по плечам, принимает заплевания и раны, поношения и заушения и все терпит ради нас, осужденных» (стихира). Как же мы, облагодетельствованные крестной смертью и страданиями Спасителя, можем не преклоняться в благоговейном трепете перед «треблаженным древом, на немже распяся Христос, Царь и Господь», не чтить свято Крест, — нашу славу, нашу победу во Христе и со Христом.

Такое высокое и священное значение Креста Господня, естественно, делало в глазах христиан величайшей святыней и самое древо Креста Господня, тот самый деревянный крест, на котором был распят Спаситель. Но первоначально этот святой Крест не был сохранен христианами, не был достоянием верующих, в течение целых трех столетий не было даже известно точно место, где эта христианская святыня укрыта. По раввинскому предписанию, «камень, которым кто нибудь был убит, дерево, на котором кто либо был повешен, меч, которым кто нибудь был обезглавлен, и веревка, которой кто нибудь был задушен, должны быть погребены вместе с казненными». Но, не говоря о том, что Спаситель был предан смерти по законам римской казни, это требование раввинского закона не могло быть исполнено в отношении ко Христову Кресту еще и потому, что пречистое тело Спасителя было погребено руками Его учеников и друзей. Во всяком случае, весьма вероятно, что все три креста (Спасителя и двух разбойников) были положены или зарыты вблизи от места распятия и смерти Спасителя. Благоговейная память непосредственных свидетелей и очевидцев распятия Спасителя — Его любящих учеников и учениц, конечно, свято хранила своим почитанием и поклонением это место. Никакие последующие обстоятельства жизни первых христиан, как бы тяжелы для них эти обстоятельства ни были, не могли заставить их забыть места, освященные величайшими событиями жизни Спасителя. Впоследствии хранителями воспоминаний о святых местах смерти и погребения Спасителя были первые иерусалимские епископы и последующие христиане. Уже св. Кирилл Иерусалимский свидетельствует, что со времен апостольских начались путешествия в Иерусалим для поклонения местам, освященным воспоминаниями о разных событиях земной жизни Господа Иисуса Христа. Взятие и разрушение Иерусалима Титом в значительной степени изменили многие места города, — могли подвергнуться изменению, засыпанию мусором и развалинами также и священные места распятия и смерти Спасителя. Кроме того, историк IV в. Евсевий свидетельствует, что враги христиан — язычники — принимали меры к тому, чтобы скрыть и даже осквернить святые для христиан места; что нечестивые люди с нарочитой безумной целью совершенно изменили вид местности Голгофы и святого Гроба. Святую пещеру они засыпали мусором, насыпь сверху вымостили камнем и здесь воздвигли алтарь богини сладострастной любви. Другие историки свидетельствуют, что особенно старался осквернять все святые места бесовскими идолами и жертвами нечестивый император римский Адриан (117-138 гг. по Р. Х.). Воздвигнув на месте разоренного Титом Иерусалима город, он велел засыпать гроб Господень землей и множеством камней, а на той горе, где был распят Спаситель (на «скале Креста»), он построил храм языческой богине распутства Венере и поставил ее идол, а над Гробом Господним поставил идол Юпитера. Но ни разрушение Иерусалима Титом, ни восстановление его Адрианом не могли так изменить город и святые места, чтобы благоговейно помнившие эти места христиане не узнали бы их, не могли бы их найти. А стремления нечестивцев и язычников осквернить и скрыть эти места достигали совершенно обратной цели: своими насыпями и идольскими сооружениями они прочно отмечали эти места, делали невозможным забвение их верующими и даже самими язычниками. Так разрушает Господь «советы нечестивых» и самое зло людское обращает к благу Церкви своей!

Благоговейно хранимое в памяти верующих и прочно отмеченное язычниками, хотя и оскверненное ими, святое место смерти Господней оставалось в неприкосновенности до времени царя Константина Великого. Этот христолюбивый император, еще будучи внешне язычником, а по деятельности являясь христианским государем, имел основания особенно чтить Крест Христов. Это знамя Христовой победы, по Божественному устроению, трижды послужило для Константина Великого знамением его победы над врагами. В 312 г. Константин воевал против жестокого Максентия, воцарившегося в Риме, преследовавшего и убивавшего христиан, проводившего нечестивую жизнь. По словам тогдашнего историка (Евсевия), Максентий, готовясь к борьбе с Константином, прибегал к разным волшебствам и суеверным обрядам; Константин же, не совсем полагаясь на силу своего войска, чувствовал необходимость в сверхъестественной помощи над врагом, а потому размышлял о том, какому Богу он должен молиться об этой помощи. В эту тяжелую минуту вспомнил Константин о том, что его отец Констанций, оказывавший покровительство христианам, пользовался благосостоянием, тогда как гонители христиан имели бедственную кончину, — и потому решился обратиться с молитвой к Богу Констанция, единому, верховному Существу. И вот, когда он отдался усердной молитве, то около полудня увидел на небе лучезарный крест, сиявший сильнее солнечного света, с надписью на нем: «сим победиши». Это чудесное знамение видели и воины, среди которых был полководец Артемий, впоследствии замученный (при Юлиане Отступнике) за Христа. Пораженный необычайным небесным видением, Константин впал в глубокий сон, и во сне явился ему сам Спаситель, опять показал ему то же знамение креста, повелел ему употреблять изображение креста, как знамя в войсках, и обещал ему победу не только над Максентием, но и над всеми врагами. Проснувшись, Константин повелел сделать Крест Господень, по подобию виденного им знамения, из драгоценных камней, а также начертать изображение креста на знаменах, на оружии, шлемах и щитах воинов. С тех пор войска Константина совершали походы, имея своим знамением крест, соединенный с первыми буквами имени Спасителя. В битве на Мельвийском мосту (через Тибр) Константин одержал блестящую победу над Максентием (28 окт. 812 г.). Сам Максентий утонул с множеством своих воинов в реке, а Константин победоносно вошел в Рим. После этого он воздвиг в Риме статую себе, державшую в правой руке крест, а в надписи на статуе победа над Максентием приписывалась «спасительному знамению» креста. Также в войне с византийцами и скифами еще дважды Константин видел на небе чудесное знамение креста, которое возвестило ему победу над врагами.

Легко понять, каким благоговением к Кресту Господню было преисполнено после этих событий сердце христолюбивого царя Константина. И вот этот император, «не без внушения свыше, но побуждаемый Духом самого Спасителя» решил не только отыскать честное древо Креста Господня, воздать ему поклонение, но и «священнейшее место спасительного воскресения в Иерусалиме сделать предметом всеобщего благоговейного почитания» — построить над ним храм. Исполнительницей благочестивого намерения императора явилась его мать, блаженная царица Елена, по настояниям самого императора принявшая христианство, отличавшаяся благочестием и пламенной ревностью по вере Христовой. В 326 г. Елена отправилась в святую землю с целью отыскать и посетить места, освященные главнейшими событиями жизни Спасителя. Прибыв в Иерусалим, исполненная благочестивого желания найти пещеру гроба Господня и честное древо Креста, она ревностно принялась искать их. Патриархом в Иерусалиме был в то время Макарий, встретивший царицу с подобающими почестями и оказывавший ей помощь в ее святом деле.
По преданию, в деле обретения Честного Креста Господня оказал помощь один еврей, по имени Иуда. К евреям, жившим в Иерусалиме, царица Елена обратилась с просьбой указать ей место, где скрыт Крест Господень. Они отказались сделать это, ссылаясь на свое незнание, и только после угроз царицы мучениями и смертью указали на некоего старца Иуду как могущего указать царице это место. Но и Иуда долго не соглашался исполнить требование царицы и только после истязаний привел ее к тому месту, где был насыпан большой холм из земли, мусора и камней и где некогда римский царь Адриан построил капище в честь языческой богини Венеры. Когда разрушили идольский храм, разбросали мусор и раскопали землю, были обретены место Гроба Господня и Воскресения, а также Лобное место — место распятия Христа. Чудесное благоухание указало рывшим землю и присутствовавшим эти места. Вблизи Лобного места нашли три креста, гвозди и ту дощечку с надписью на трех языках, которая была прибита над головой распятого Спасителя.

Однако теперь она лежала отдельно от крестов, и поэтому не было возможности узнать, на котором из трех крестов был распят Спаситель. Велика была радость царицы Елены и патриарха, когда они увидели священнейшие для христианина места и предметы. Но для полноты этой радости не доставало знания, какому из трех крестов воздать благоговейное поклонение, как Кресту нашего Спасителя. Тогда патриарх Макарий предложил произвести испытание: была принесена на место обретения крестов одна находившаяся при смерти женщина; присутствовавшие, с Макарием во главе, вознесли молитвы, чтобы Крест Христов был указан через исцеление этой женщины, — и после этого сначала два креста без успеха были приложены к болящей, а при прикосновении третьего совершилось исцеление больной.
В полноте благоговейной радости и духовного умиления царица и все бывшие с ней воздали поклонение и целование Кресту. А так как, вследствие множества народа, не все могли поклониться честному древу Креста Господня и даже не все могли видеть его, то патриарх Макарий, став на высоком месте, поднимал — воздвизал св. Крест, показывая его народу. Народ поклонялся Кресту, восклицая: «Господи, помилуй!» Отсюда и получил свое начало и название праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня. Это событие обретения Честного Креста Господня и чудеса, сопровождавшие его, произвели великое впечатление не только на христиан, но и на иудеев. Иуда, так неохотно указавший нахождение святых мест, вместе с многими евреями уверовал во Христа и крестился, получив в святом крещении имя Кириака. Впоследствии он был патриархом Иерусалимским и претерпел мученическую кончину при императоре Юлиане Отступнике. Сам Константин впоследствии в послании к Иерусалимскому патриарху Макарию писал об обретении Честного Креста Господня: «нет слов для достойного описания этого чуда. Знамение святейших страстей, скрывавшееся так долго под землей и остававшееся в неизвестности в течение целых веков, наконец воссияло». Святая царица Елена, при могущественном содействии своего сына царя Константина, начала строить в Иерусалиме и по всей Палестине храмы на местах, освященных событиями из жизни Спасителя. И прежде всего было, по воле царицы и царя, положено основание и приступлено к постройке на месте Гроба Господня и обретения св. Креста церкви Воскресения Господа нашего Иисуса Христа, освящение которой было совершено 13 сентября 335 г. Потом благочестивая царица приказала соорудить храм в Гефсимании на месте, где находился гроб Пресвятой Богородицы, во имя Ее успения и, кроме того, восемнадцать церквей в разных местах святой земли.
Что касается судьбы самого обретенного св. Еленой честного древа Креста Господня, то она, к сожалению, не может быть указана точно и вполне определенно. Это древо Креста Господня представляло для христиан столь великую святыню, что христиане, уже при самом обретении его в большом количестве наполнявшие Иерусалим, не только горели желанием поклониться ему, но, если возможно и удастся, получить от него частичку. Действительно, св. Кирилл Иерусалимский (IV в.) свидетельствует, что уже в его время маленькие части Животворящего Креста были распространены по всей земле. И св. Иоанн Златоуст (IV в.) свидетельствует, что «многие, как мужи, так и жены, получив малую частицу этого древа и обложив ее золотом, вешают себе на шею».

Но не все древо крестное было унесено таким образом из Иерусалима. Часть обретенного древа Креста и гвозди от него царица Елена послала своему сыну Константину, а остальное было заключено в серебряный ковчег и вручено предстоятелю Иерусалимской Церкви с приказанием хранить для грядущих поколений.

И свт. Кирилл Иерусалимский подтверждает, что честное древо Креста Господня в его время хранилось и показывалось народу в Иерусалиме. А в описании богослужения Великой Пятницы в Иерусалиме, сделанном некоей знатной паломницей IV в. (Сильвией, или Етерией), мы находим интересное описание самого обряда поклонения древу Креста Господня с указанием тех мер, какие при этом принимались против расхищения святого древа благочестивыми паломниками. «На Голгофе, — говорится в этом описании, — за Крестом, т. е. за храмом в честь св. Креста, еще до шестого часа утра поставляется епископу кафедра. На эту кафедру садится епископ, перед ним ставится стол, покрытый платком, кругом стола стоят диаконы и приносится серебряный позолоченный ковчег, в котором находится святое древо Креста; открывается и вынимается; кладется на стол как древо Креста, так и дощечка (titulus). Итак, когда положено на стол, епископ сидя придерживает своими руками концы святого древа; диаконы же, которые стоят вокруг, охраняют. Оно охраняется так потому, что существует обычай, по которому весь народ, подходя по одиночке, как верные, так и оглашенные, наклоняются к столу, лобызают святое древо и проходят. И так как, рассказывают, не знаю когда, кто то отгрыз и украл частицу святого дерева, то поэтому теперь диаконы, стоящие вокруг, так и охраняют, чтобы никто из подходящих не дерзнул сделать того же. И так подходит весь народ поодиночке, все преклоняясь и касаясь сперва челом, потом очами Креста и дощечки и, облобызав Крест, проходят; руку же никто не протягивает для прикосновения». Нахождение части древа Креста Господня в Иерусалиме подтверждается и другими историческими данными. В VII в. в царствование византийского императора Фоки (602-610 гг.) эта великая христианская святыня на время попала в руки персов. Хозрой, царь персидский, вступив в войну с Фокой, покорил Египет, Африку и Палестину, взял Иерусалим, разграбил его сокровища и в числе этих сокровищ взял из Иерусалима и древо Животворящего Креста Господня и отвез его в Персию. Но Господь не попустил неверным долго владеть христианской святыней. Преемник Фоки имп. Ираклий некоторое время не мог победить Хозроя, и тогда он обратился к Богу с молитвой о помощи. Он приказал и всем верующим своего царства совершать молитвы, богослужения и посты, чтобы Господь избавил от врага. Господь даровал Ираклию победу над Хозроем, который сам был убит своим сыном. Ираклий после этого отобрал у персов многоценную святыню христиан — честное древо Креста Господня и решил перенести его торжественно снова в Иерусалим. В 628 г. император Ираклий, достигнув Иерусалима, возложил св. древо на свои плечи, нес его, одетый в свои царские одежды. Но вдруг у ворот, которыми восходили на Лобное место, неожиданно остановился и не мог сделать дальше ни шагу. И тогда Захарии, патриарху константинопольскому, вышедшему вместе с жителями Иерусалима навстречу царю, было откровение от светоносного ангела, что невозможно древо, которое нес Христос в состоянии уничижения, нести в царских одеждах. Тогда царь облекся в простую и бедную одежду и, с босыми ногами, в таком виде внес св. древо в церковь на то место, где оно находилось до взятия Хозроем. Здесь честное древо Креста Господня находилось и в последующее время. По крайней мере, в начале IX в. в числе клира храма Воскресения были два пресвитера стража, на обязанности которых лежало охранять св. Крест и сударий. При крестоносцах св. древо также, несомненно, находилось в Иерусалиме и не раз служило ободрением и охраной их войскам в битвах с неверными. Однако дальнейшая судьба честного древа Креста Господня в точности не известна. Весьма вероятно, что с течением времени, постепенно уменьшаясь в своем объеме, вследствие благочестивого желания различных обителей и монастырей иметь у себя частицу св. древа, оно совершенно было раздроблено на отдельные частицы, которые и указываются теперь во многих храмах и монастырях. В частности, в Риме в базилике Святого Креста хранится деревянная дощечка, которую выдают за ту дощечку, titulus, которая была прибита над головой Спасителя и после найдена св. Еленой лежащей отдельно от Креста.

В день праздника Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, мы, христиане, можем лишь мысленно воздать благоговейное поклонение честному древу Креста, на котором был распят наш Спаситель. Но этот Крест неизгладимо начертан на благодарных сердцах наших, а вещественный образ его — перед нами в храме и на нас — на нашей груди, в наших жилищах.

«Приидите, вернии, животворящему древу поклонимся, на немже Христос, Царь славы, волею руце распростер, вознесе нас на первое блаженство!»

Михаил Скабалланович

Слова Праздника

28-08-2016Приидите, всемирное успение / Всенепорочныя Богородицы празднуем, / днесь бо Ангели торжествуют / честное преставление Божия Матере / и к веселию нас, земных, призывают, / вопити немолчным гласом: / радуйся, преставльшаяся, от земли / и к Небесным обителем пресельшаяся. / Радуйся, яже ученический лик / облаком легким во eдино собравшая. / Радуйся, упование и спасение наше, / Тя бо христианский род непрестанно ублажает.

Придите, всемирное успение / Всенепорочной Богородицы отпразднуем, / ибо в сей день Ангелы торжествуют / ради священного преставления Богоматери / и к пиршеству нас, земных созывают, / восклицать неумолкающим гласом: / «Радуйся, перешедшая от земли / и к небесным обителям переселившаяся! / Радуйся, хор учеников / облаком легким воедино собравшая! / Радуйся, надежда и защита наша, / ибо Тебя мы, христианский род / непрестанно блаженной именуем!

стихира праздника

Тропарь

Церковно-славянский текст

Перевод

В рождестве девство сохранила еси, во успении мира не оставила еси, Богородице, преставилася еси к животу, Мати сущи Живота, и молитвами Твоими избавляеши от смерти души наша.

Ты, Богородица, при рождении (Христа) сохранила девство, и по преставлении (успении) Своем не оставила мира: будучи Матерью Жизни (т.е. Христа), Ты переселилась к (вечной) жизни и Своими молитвами избавляешь души наши от смерти.

 

Кондак

Церковно-славянский текст

Перевод

В молитвах неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное упование, гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь, к животу престави, во утробу Вселивыйся приснодевственную.

Неутомимую в молитвах Богородицу и в ходатайствах непоколебимую надежду не в силах были удержать в своей власти гроб и смерть: ибо Обитавший в приснодевственной утробе Ее (Христос), как Матерь жизни, преставил (переселил) к жизни (вечной).

 

Слова Праздника

гора Фавор, место Преображения Господня

Тропарь праздника

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.

Изменив свой вид на горе, Христе Боже, Ты показал Своим ученикам славу Твою, насколько они могли выдержать. Пусть, молитвами Богородицы, и нам грешным воссияет Твой вечный свет! Податель света, слава Тебе.

Кондак

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание бо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние.

Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько могли, видели Твою славу, чтобы они поняли, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедовали миру, что Ты воистину есть Отцовское сияние.

Преображение: что мы услышим на праздничной службе

Иже с Моисеом глаголавый древле / на горе Синайстей образы, глаголя: / Аз есмь Бог Сый; / днесь же на горе Фаворстей преобразися, / началообразное показуя, лучами облистаяся. / Темже, Христе, величаю Твою силу.

 

С    Моисеем говоривший в древности / на горе Синае посредством образов, / говоря: «Я – Бог вечно Существующий», / Он же в сей день на горе Фавор преобразился / первоначальный образ наш показывая, лучами заблистав. / Потому, Христе, величаю Твою силу.

Мрак законный / светлый преображения прият облак, / в немже Моисей и Илия бывше / и пресветлыя славы сподобльшеся, Богу глаголаху: / Ты еси Бог наш, Царь веков.

 

Мрак Закона сменило / светлое облако преображения: / в нем оказавшись, Моисей и Илия, / и пресветлой славы удостоившись, Богу возглашали: / «Ты – Бог наш, Царь веков!»

Днесь Христос / на горе Фаворстей, / Адамово пременив / очерневшее естество, / просветив, богосодела.

 

В сей день Христос на горе Фаворской, / изменив почерневшее Адама естество / и дав ему блистать, божественным соделал.

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора Небеси подобящися, / и облак, яко сень, протязашеся, / Тебе преобразующуся, / от Отца же свидетельствуему: / тамо бе Петр со Иаковом и Иоанном, / яко хотяху быти с Тобою и во время предания Твоего, / да, видевше чудеса Твоя, / не устрашатся страданий Твоих, / имже поклонитися нам в мире сподоби, / великия ради Твоея милости.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / гора уподоблялась небу / и облако как шатер распростиралось. / Когда Ты преображался / и принимал свидетельство от Отца, / был там Петр с Иаковом и Иоанном, / ибо им предстояло быть с Тобою / и в час предания Твоего на смерть, / чтобы увидев дивные дела Твои, / не убоялись страданий Твоих, / которым удостой нас поклониться в мире / по великой Твоей милости. 

Прежде Креста Твоего, Господи, / поим ученики на гору высоку, / преобразился еси пред ними, / лучею силы озаряя их, / отсюду убо человеколюбием, / отонуду властию, / показати хотя воскресения светлость, / егоже и нас, Боже, в мире сподоби, / яко Милостив и Человеколюбец.

 

Прежде Креста Твоего, Господи, / взяв учеников на гору высокую, / Ты преобразился перед ними, / лучами силы озаряя их, / желая показать, как человеколюбием, так и могуществом, / светлость воскресения; / и нас, Боже, в мире того удостой, / как Милостивый и Человеколюбец. 

На горе высоце преображся, Спас, / верховныя имея ученики, / преславно облистал есть, / показуя, яко высотою добродетелей облиставше / и Божественней славе сподобятся. / Глаголющии со Христом Моисей и Илия показоваху, / яко живыми и мертвыми обладает / и иже древле законом и пророки глаголавый есть Бог, / Емуже и глас Отеч из облака светла послушествоваше, глаголющий: / Того послушайте, / Иже Крестом ада пленивша / и мертвым дарующа живот вечный.

 

На горе высокой преобразившись / в присутствии верховных учеников, / Ты славно просиял, Спаситель, / показывая, что высотою добродетелей блистающие / и Божественной славы удостоятся. / Беседовавшие же со Христом Моисей и Илия / открывали, что Он – над живыми и мертвыми владычествует, / и Богом, в древности через закон и пророков вещавшим является, / о Ком из светлого облака и свидетельствовал / голос Отца, говорящий: / «Послушайте Того, Кто Крестом пленит ад / и мертвым дарует жизнь вечную!»

Прообразуя воскресение Твое, Христе Боже, / тогда поят три Твоя ученики, / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор возшел еси. / Тебе же, Спасе, преобразующуся, / Фаворская гора Светом покрывашеся, / ученицы Твои, Слове, / повергоша себе долу на земли, / не терпяще зрети невидимаго зрака, / Ангели служаху страхом и трепетом, / небеса убояшася, / земля вострепета, / видяще на земли славы Господа.

 

Прообразуя воскресение Свое, Христе Боже, / берешь тогда с Собою трех Твоих учеников / Петра, и Иакова, и Иоанна, / на Фавор взойдя. / И при Твоем, Спаситель, преображении / гора Фаворская светом озарялась. / Ученики Твои, Слово, / поверглись ниц, простершись на земле, / не вынося созерцания недоступного взорам образа. / Ангелы служили Тебе со страхом и трепетом, / небеса содрогнулись, земля затрепетала, / видя на земле Славы Господа.

Иже на горе Фаворстей преображся во славе, Христе Боже, / и показав учеником Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего разумения / и настави на стезю заповедей Твоих, / яко един Благ и Человеколюбец.

 

На горе Фавор преобразившийся во славе, Христе Боже, / и показавший ученикам Твоим славу Твоего Божества, / озари и нас светом Твоего познания / и направь на путь заповедей Твоих, / как единый Благой и Человеколюбец!

Божества Твоего, Спасе, малу зарю обнажив / совозшедшим с Тобою на гору, / премирныя Твоея славы сотворил еси рачители. / Темже ужасно зовяху: / добро есть нам зде быти. / С нимиже и мы Тебе, преображшагося Спаса Христа, / поем во веки.

 

 

 

Божества Своего сияние отчасти приоткрыв / взошедшим вместе с Тобой на гору, / Ты, Спаситель, сделал их / неотмирной славы Твоей ревнителями. / Потому они в восхищении взывали: / «Хорошо нам здесь быть!» / С ними и мы Тебя, преобразившегося Спасителя Христа, / воспеваем вовеки.

О чём говорит канон Праздника

Бог Слово Сый, весь землен бысть, / всему Божеству смесив человечество во ипостаси Своей, / юже во двою существу Моисей и Илия же видеша на горе Фаворе.

 

Будучи всецело Богом, / Ты совершенным человеком сделался, / соединив с совершенным Божеством / человечество в Лице Твоем, / Которое в двух естествах увидели / Моисей и Илия на горе Фаворе.

Скрыся зарею Божества чувственное солнце, / яко на горе Фаворе видев Тя преобразующася, Иисусе мой: / слава силе Твоей, Господи.

 

Скрылось в лучах Божества Твоего / чувственное солнце, / когда увидело Тебя преображающимся / на горе Фаворской, Иисусе мой; / слава силе Твоей, Господи!

Се Спас, – / вопияху Моисей и Илия учеником, / на горе святей Фаворстей оглашаемым, – / Христос, Егоже древле провозвестихом Сущаго Бога.

 

«Вот Спаситель», – восклицали Моисей и Илия / в слух учеников на святой горе Фаворе, – / «Христос, о Котором в древности / мы как о Боге истинном предвозвестили!»

Неизменное естество, человеческому примешся, / обильно невещественнаго Божества Свет / изобнажив апостолом, неизреченно возсия.

 

Неизменяемое естество / со смертным соединившееся, / проявляя свет, присущий невещественному Божеству, / неизреченно пред Апостолами воссияло.

Тя, присносущное сияние, во Отечестей славе / ученицы яко видевше возсиявша, Христе, Тебе вопияху: / во свете Твоем пути наша направи.

 

 

Увидев Тебя, вечное сияние, Христе, / блистающим во славе Отчей, / ученики Тебе взывали: / «Во свете Твоем пути наши направь!»

Ветийствующий язык Твоего величества не может вещати: / яко бо, Держай живот и смертию Владый, / представил еси на Фаворстей горе Моисея и Илию, / свидетельствующия Твое Божество.

 

Красноречивый язык / величия Твоего выразить не может; / ибо Ты, владеющий жизнью / и над смертью господствующий, / представил на горе Фаворе Моисея и Илию / свидетелями Твоего Божества.

Иже руками невидимыми создав по образу Твоему, Христе, человека, / началообразную Твою в создании доброту показал еси, / не яко во образе, но яко Сам Сый по существу, / Бог был еси и Человек.

 

Создавший невидимыми руками человека / по образу Своему, Христе, / Ты ныне явил в этом создании / первообразную красоту Свою / уже не как во образе, но каков Ты Сам по естеству, / будучи Богом и вместе человеком.

Срастворився неслиянно, угль горящ показал еси нам Божества, / попаляющ убо грехи, души же просвещающ, на Фаворстей горе, / Моисея со Илиею, учеников же старейшия удивил еси.

 

Соединив в Себе две природы неслиянно, / Ты показал нам на горе Фаворе / уголь горящий Божества, / сжигающий грехи, но души просвещающий, / и тем изумил Моисея с Илиею / и верховных из учеников.

Прейде убо сень законная, изнемогшая, / прииде же яве Христос истина, – Моисей возопи, / на Фаворе видев Твое Божество.

 

«Прошла обессилевшая тень Закона, / и пришла явно истина – Христос!» – / Моисей воскликнул на Фаворе, / увидев Твое Божество.

Привлекл еси любовию мя, Спасе, / и пременил еси Божественным Твоим желанием, / но попали огнем невещественным грехи моя / и насытитися Твоея пищи сподоби, / да, обое играя, величаю, Блаже, величия Твоя.

 

Ты привлек меня любовью, Христе, / и изменил божественным к Тебе стремлением. / Но сожги огнем невещественным грехи мои / и насытиться наслаждением в Тебе сподоби, / чтобы я, ликуя, величал / два пришествия Твои, Благой.

Начало Успенского поста

“Пост в августе (Успенский) учрежден в честь Матери Божия Слова, Которая, узнавши Свое преставление, как всегда подвизалась и постилась за нас, хотя, будучи святой и непорочной, и не имела нужды в посте; так особенно Она молилась о нас, когда намеревалась перейти от здешней жизни к будущей и когда Ее блаженная душа имела чрез Божественного духа соединиться с Ее сыном.” 

Святой Симеон Солунский

 

Этот пост – самый короткий из всех постов, он длится всего две недели. Начинается янтарным медовым Спасом, центр его – Преображение Господне, заканчивается лазурным праздником Успения Божией Матери.

“В отличие от того, что считают и чувствуют многие, период духовного напряжения (например, во время Великого поста) – это время радости, потому что это время возвращения домой, время, когда мы можем ожить.

Это должно быть время, когда мы отряхиваем с себя все, что в нас обветшало и омертвело, для того чтобы обрести способность жить, – жить со всем простором, со всей глубиной и интенсивностью, к которым мы призваны.

И пока нам недоступен, непонятен этот момент радости, у нас и будет получаться чудовищная пародия; мы, будто бы во имя Божие, превратим жизнь в сплошное мучение для самих себя и для тех вокруг нас, кому придется расплачиваться за наши бесплодные потуги стать святыми.

Это понятие радости может показаться странным рядом с предельным напряжением, подвигом воздержания, с настоящей борьбой, и тем не менее радость проходит через всю нашу духовную жизнь, жизнь церковную и жизнь евангельскую, потому что Царствие Божие усилием берется.” (митрополит Антоний Сурожский)

Успение – один из самых любимых и почитаемых на нашей земле праздников: со времени святого князя Владимира Успенские храмы стали появляться по всей Руси: соборный Киевский храм, Десятинная церковь была посвящена Успению Богородицы.

Успенский пост – единственный, посвященный Богородице: он начинается за две недели до праздника Успения Пресвятой Богородицы, он  уже считается осенним,  открывающий врата нового времени года и завершая церковный год , а 14 сентября по новому стилю – церковное новолетие.

Этот пост почти такой же строгий, как и Великий пост: рыба разрешается только в Праздник Преображения Господня.

Успенский пост установлен с древних времен христианства – упоминания о нем известны с 450 г.

 

Постясь от брашен, душа моя, а от страстей не очищаясь, — напрасно утешаемся неядением: ибо — если пост не принесет тебе исправления, то возненавидена будет от Бога, как фальшивая, и уподобится злым демонам, никогда не ядущим…

14 серпня — потрійне свято та початок Успенського посту

14 серпня Православна Церква відзначає відразу три значущих події духовної історії: Винесення животворящого Хреста Господнього, Перший Спас, або – Святкування Всемилостивому Спасу і Пресвятій Богородиці, та пам’ять ветхозавітних мучеників за віру Маккавеїв.

Почнемо з останнього – адже саме від імені цих мучеників, а зовсім не від маку, який освячується, і походить одна з найбільш розповсюджених назв цього дня.

Маккавеї – відомий своїм благочестям давній юдейській рід. Коли в Ізраїлі вже вкотре запанували язичницькі звичаї, вони своєю кров’ю довели відданість монотеїзму – вшануванню Єдиного Бога.

Справа в тому, що в ІІ столітті до Різдва Христового єврейський народ, а особливо його очільники, черговий раз підпали під чари масової культури, якою на той час була культура грецька. Скрізь вводилися грецькі звичаї: театр, олімпійські ігри, присвячені еллінським богам, і, звісно ж, релігія, а саме – язичництво. Тодішній юдейський володар — сирійський цар — навіть взяв собі грецьке ім’я – Антіох Єпіфан, і почав привчати народ до еллінського ідолопоклонства, пішовши на таке зухвале кощунство, як встановлення в Єрусалимському храмі статуї Зевса.

Опір своїм планам він зустрів в особі родини Маккавеїв: Авима, Антоніна, Гурія, Єлеазара, Євсевона, Алима, Маркела, матері їхньої Соломонії і вчителя їхнього Єлеазара. Мученики зволіли радше вмерти під час катувань, аніж зрадити свою віру в Єдиного Істинного Бога.

Їхній подвиг звершився в 166 році до Різдва Христового. Він надихнув Юду Маккавея підняти народне повстання проти Антіоха, яке завершилось перемогою над царем-ідолослужителем.

***

Інша складова дня 14 серпня дає відповідь, чому цей день зветься Першим Спасом.

Саме цього дня в далекому 1164 році відбулися дві битви – греків із сарацинами, а русичів – з язичниками – волзькими болгарами. В обох битвах перемогу здобули війська християн, а після бою і в стані греків, і в стані русичів воїни спостерігали дивне знамення від образів Спасителя і Богородиці, сяйво від яких осіняло війська.

З’ясувавши, що це трапилось в один день, грецький та руський правителі встановили свято на згадку про цю подію.

***

І, нарешті, головна подія цього дня – Винесення чесних древ Животворящого Хреста Господнього. Походить це свято з Візантії.

Зазвичай у серпні траплялось у народі багато хвороб, тож візантійці, з пошаною зберігаючи в себе визначну святиню, утвердили звичай цього дня виносити Чесний Хрест Господній, осіняти ним вулиці Константинополя та молитися Богові про дарування зцілення і відвертання хвороб. По щирих молитвах віруючих Господь через Свою святиню багато разів зупиняв епідемії.

Тому цього дня в усіх православних храмах священики виносять з вівтаря напрестольний Хрест і служать водосвятний молебень, просячи в Бога милості, здоров’я і благословення для нашого народу.

***

Вітаємо із святом та початком Успенського посту, який триватиме рівно 2 тижні — до свята Успіння Пресвятої Богородиці, 28 серпня.

Успенский пост, изнесение честных древ Креста Господня

Щиро бажаємо вам, шановні брати й сестри, освятити не лише Божі дарунки нового врожаю, а й передусім – власні тіла і душі, вірно поєднуючи зовнішнє та внутрішнє. А знаряддям для цього нехай стануть достойне несення свого Хреста, твердість у збереженні віри, та постійна пам’ять про Образ нашого Спасителя, Який повинен завжди жити в кожному серці.

Молитва пророку Божию Илие

О святый пророче Божий Илие, моли о нас Человеколюбца Бога, да подаст нам, рабам Божиим, дух покаяния и сокрушения о гресех наших, и всесильною Своею благодатию да поможет нам пути нечестия оставити, преспевати же во всяком деле блазе, и в борьбе со страстьми и похотьми нашими да укрепит нас; да всадит в сердца наши дух смирения и кротости, дух братолюбия и незлобия, дух терпения и целомудрия, дух ревности ко славе Божией и о спасении своем и ближних доброе попечение. Отврати от нас предстательством твоим праведный гнев Божий, да тако в мире и благочестии поживше в сем веце, сподобимся причастия вечных благ во Царствии Господа и Спаса нашего Иисуса Христа, Ему же подобает честь и поклонение, со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом, во веки веков. Аминь.

СЛОВО В НЕДЕЛЮ ВСЕХ СВЯТЫХ

Через неделю после Пятидесятницы и Cошествия Святого Духа на человечество, нашему молитвенному взору представляется самый непосредственный результат этого события – прекрасный плод Божественного сияния, обильная жатва чистейшей пшеницы Божией, одушевленные храмы Духа Святого, благоуханные цветы рая Христова, таинственные звезды тверди мысленной, неисчерпаемые источники воды живой, глубокие реки слез, орошающие всю вселенную? – бесчисленный сонм всех от века, в каждом роде, благоугодивших Богу. Мужи, и жены, и дети, всякого возраста и сословия, из всех племен, колен, народов и языков, все Святые Божие, друзья Христовы, наши неусыпные предстатели и молитвенники пред Престолом Божьим.

Все они стоят пред Агнцем в белых одеждах и с пальмовыми ветвями, со знамениями вечной победы в руках своих. Все они пришли от великой скорби, все они омыли одежды свои Кровью Агнца – ибо в Царствие Святого Бога, в вечный покой, «идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание» входят только путем великих скорбей, болезней сердечных, Гефсиманской печали и бесчисленных воздыханий покаянных. А одежду плоти своей и ризу души можно омыть только потом, слезами безмерными и кровью сердца, израненного небесной любовью и покаянной болью. Святые победили мир и себя победили силою крестной жертвенной любви Христовой, они возлюбили Христа и брата даже до ненависти к себе, они обнищали, зато богаты они ныне дарованиями Духа Святого, они плакали о себе и о всем мире и ныне утешаются неизреченным утешением Небесного Утешителя. Они смиряли себя и умаляли перед всякой тварью, поэтому велики они у Бога, они страдали и умирали, дабы жили другие, ибо в них жил и живет только Христос, и Дух Христов вдохновлял их безвозвратным желанием идти за Агнцем Божьим, куда бы Он ни пошел, а прежде всего в Гефсиманию, где они тосковали и скорбели со Христом, и на Голгофу, где они приобщались к Страстям Христовым, плача и рыдая с Пречистой Богородицею и мужественно и терпеливо и благородно проливая свою кровь и свои слезы, чтобы принять Духа Небесного, Духа кротости, радости, милосердия, воздержания и излить его на страждущий мир.

Поэтому и в этот день в церковных песнопениях ублажается преимущественно лик мучеников, ибо мученичество есть неотъемлемое и необходимое условие святости, и все святые независимо от своего чина являются мучениками, мучениками кровей, мучениками слез, мучениками совести. «Блаженны мертвые, умирающие в Господе и ради Господа – Ей, говорит Дух, они успокоятся от трудов своих, и дела их идут вслед за ними» (Откр. 14,13). И вот, дорогие братия и сестры, мы с вами являемся живыми делами их творческого подвига, растениями, орошаемыми их учениями и словами, озаряемыми их Божественным светом, хлебом, приправленным солью их любви и сострадательных слез. Вот преп. Сергий Радонежский жестоко смирял себя, как безвестный инок в нищете и служении братии, а благодать Божия поставила его Игуменом Русской земли, духовным вождем русского народа и к нему стекается бесконечная очередь за благословением. Преп. Серафим в глуши Саровского леса взывал: «Боже, милостив буди мне, грешному», а какие чудеса теперь творятся в Дивеево, да и по всему миру, сколько сердец горят любовию к убогому Серафиму!

Преп. Силуан всю жизнь безвестно провел на Афоне, многие годы по ночам проливая великие слезы в келье своей «да все люди познают Христа Духом Святым», и вот сколько судеб он перевернул и переворачивает своими боговдохновенными словами, сколько душ он утешает и вдохновляет на подвиг любви своим сладчайшим, воистину апостольским учением. А он почти наш современник, ибо «Христос вчера и сегодня и во веки тот же».

Все святые шли вниз, туда, где пребыл и взявший на себя грех и тяготу всего мира, по любви к миру, страждущий и распятый Христос. Там, где святые пребывают умом и сердцем, особая жизнь, особый свет, особое благоухание крестной жертвенной любви. Любовь Христова своих избранников мучает, тяготит, делает их жизнь невыносимо тяжелой, доколе не достигнут они последнего своего желания – по образу Христа отдать свою жизнь, дабы жили другие, ибо «больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя». «Молиться за людей – это кровь проливать», – говорит великий Силуан. Носитель такой любви причастен Вечной жизни, несомненное свидетельство о том имея в душе своей: «Мы знаем, что перешли от смерти в жизнь, ибо любим брата крестною любовью». Он жилище Духа Святого и Духом Святым знает Отца и Сына, знает подлинным и живоносным знанием, и силою любви и молитвы своей он может передать это знание окружающим его: «Стяжи Дух мира и вокруг тебя тысячи спасутся», и в Духе Святом он – брат и друг Христа, он – сын Божий и бог по благодати. Святые – самые беззащитные существа, они под ударами всех и каждого, они – всем рабы и всем попрание, и вместе с тем они свободны и неприкосновенны «свободою славы чад Божьих».

Все отвергая, со всем порывая, все ненавидя, Святые получают от Бога Любви дар вечной духовной любви ко всем и всему и любовь к врагам, т.е. жалость любящего сердца ко всякому погибающему, заблудшему, страждущему человеку, в них – единственный верный показатель истинности пути Божия. Святые – соль земли, святые – свет Божий во тьме мира, святые – смысл бытия земли, тот плод, ради которого она хранится.

Каждый святой, как Антоний, Николай, Сергий, Серафим, Силуан, Мария Египетская, Ксения, Матрона, и им подобные, составляют драгоценнейшее вечное достояние всего мира, хотя мир и не хочет знать об этом и часто убивает своих пророков.

Один грузинский поэт Илия Чавчавадзе написал такие слова дивные и странные: «Слышу рыдание небес, словно шум морских волн». С этим пророчественным видением перекликаются и слова великого Силуана: «Дух Святый избрал Святых молиться за весь мир и давал им источник слез. Дух Святой Своим избранникам дает столь много любви, что души их как пламенем объяты желанием, чтобы все люди спаслись и видели славу Господню». И кто может описать сие рыдание небес, Начальницей которого является Пречистая Богородица? Где любовь, там и слезы, и любовь не может не плакать. Святые великими жертвами и подвигом до конца стяжали любовь совершенную, и слезы их теперь тоже совершенны, пречисты, благоуханны. И тогда как слезы бывают болезненными, кровавыми, Гефсиманскими, в Царствии Небесном они являются выражением преизбытка любви, и слезы святых – неизреченны и непостижимы, ибо льются они от сладости Духа Святого, но понять их может только тот, кто носит в себе хоть малую благодать Духа Святого, ибо подобное лишь подобным познается.

Возлюбленные братия, Христос Своею Кровию стяжал нас Себе – «род избранный, царственное священство, народ святый» (1 Петр. 2,9), и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей, должны терпением, кротостью и любовью течь на предлежащий нам подвиг крестный (Евр. 12,1), через который мы действительно вовлекаемся в жизнь Святых и они входят в нашу жизнь. Живя в нас, они сотворят небом землю под ногами нашими и, как повелители, пред нашими мысленными очами распахивают вечные двери. Святые становятся нашим обществом, одновременно даруя нам откровение небесных тайн и вводя нас во Святая Святых Божией Любви. Они суть жизнь наша, дерзание наше, настоящее и будущее наше.

Поэтому, братие, всегда да имеем молитвами Святых радость Христову, исполненную в себе, радость совершенную о Духе Святом, Который прославляет в Совете Святых со Отцом и Единородным Сыном, так и в нас, недостойных, да прославится Пресвятое Имя Живоначальной Троицы, Бога нашего, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

схиигумен Серафим (Барадель), Валаам

Неделя всех святых

О чём напоминает нам сей день, когда мы празднуем память всех святых? Что общего между этими людьми, которые жили в разные исторические эпохи, несли разное служение, говорили на разных языках, по-разному жили и по-разному умирали? Среди святых, от века Богу угодивших, были и мученики, и святители, и преподобные, и благоверные князья, и юродивые. Они по-разному угождали Богу: одних Он ставил на свещницу церковного служения, призывал к защите Православия, другие были призваны к исповеданию имени Христова, к тому, чтобы, не боясь смерти, идти за Христом. Кого-то Господь ставил на высокое общественное служение, вручал светскую власть и ответственность за судьбы людей, и в этом своем делании они следовали пути христианской добродетели. Иным Бог вселял в сердце любовь к монашеству и пустынножительству: они оставляли мир, уходили в пустыни и там наедине с Богом оплакивали свои грехи, молились за своих ближних и за весь мир. У каждого из святых был свой подвиг, но в несении этого подвига они остались верными Богу до конца – не отступились, не свернули с прямого пути, не предпочли человеческое Божественному. Каждый из них на первое место ставил Бога и Божественную правду, а все остальное шло вслед за этим.

Наверное, самое главное, что можно сказать о людях, которых мы прославляем в сей день, которым молимся и которых изображаем на иконах: они отдавали Богу всё, и Господь взамен тоже давал им всё. Ведь как часто мы с вами хотим отдать Богу только часть самих себя, только часть того, что нам принадлежит. Вот мы думаем: «У меня есть неделя, её я посвящу своим делам, а два часа утром в воскресенье – Богу». Кто-то добавит еще два часа в субботу вечером, чтобы побывать в храме на Всенощном бдении, кто-то – по полчаса утром и вечером на ежедневное молитвенное правило. Так, может быть, за неделю наберется пять или восемь часов, которые мы посвящаем Богу. А Господь ждет от нас, что мы посвятим Ему всю нашу жизнь, что мы, следуя призыву, который слышим за каждой Божественной литургией, себя Христу Богу предадим.

Нужно помнить: когда мы отдаем Богу всё, мы всё от Него получаем. Ищите прежде Царства Божия, и всё остальное приложится вам (Мф.6. 33). Опыт святых показывает: когда человек всего себя посвящает Богу, Господь одаряет его особой и обильной благодатью.
Сколько раз, узнавая житие того или иного святого, мы понимали, что не по человеческим силам было сделать то, что совершили эти угодники Божии в короткий промежуток времени, который был отведен им… И вот мы спрашиваем себя, как же это стало возможным. Ответ здесь такой: человек своими силами не может идти по пути Церкви, но если он стремится к этому, желает всего себя отдать Богу, посвятить Ему свои труды, думать о Нем не только в храме или во время домашней молитвы, но всю жизнь свою строить так, чтобы Бог присутствовал в ней, то Господь дает этому человеку сугубую благодать и особые силы для служения, на которое тот призван.

Для того, чтобы посвятить себя Богу, не обязательно стоять круглосуточно на молитве, да это и невозможно. И когда апостол Павел говорит: Непрестанно молитесь (1 Фес 5. 17), он не имеет в виду, что мы должны бросить все свои дела, оставить работу и 24 часа в сутки читать молитвы, прерываясь, быть может, только на сон и еду. Апостол говорит нам, что мы должны строить свою жизнь таким образом, чтобы все наши дела, все наши помышления были настроены на одну волну – на Божественную волну; все, что делаем, мы должны посвящать Богу, молиться Ему и призывать Его благословение перед началом всякого дела. Тогда сама эта молитва будет помогать видеть границу между добром и злом, между тем, что делать дóлжно и тем, что совершать не следует. Сам Господь будет нас научать Своей благодатью и содействовать в нашем делании.

Молясь сегодня всем от века Богу угодившим святым, среди которых у каждого из нас есть угодник Божий, чье имя мы носим и к чьей помощи прибегаем в скорбных обстоятельствах, будем просить о том, чтобы и нам пройти путем правды и научиться посвящать Богу всю свою жизнь без остатка. Только такой путь достоин того, чтобы по нему идти. Именно ради этого Господь привел нас в этот мир, и только та жизнь человеческая является полноценной, которая посвящена Богу не частично или временно, а вся и без остатка.
Будем просить всех святых, чтобы они, будучи нашими небесными заступниками, помогали нам идти по пути, ведущему в Царствие Божие.

митрополит Иларион (Алфеев)

Святой Дух

Я хотел бы поговорить о Святом Духе в Церкви, — о Нем Самом и о том, что Он совершает и в Церкви, и над нами, как Он воздействует на нас, как действует в нас и через нас.

В 20-й главе Евангелия от Иоанна мы читаем о первом явлении Христа после Его Воскресения. Первые Его слова — слова успокаивающие: мир вам. Того мира, который даровал Христос, не мог дать мир сей. Мир, который дал Христос, наполнил весь дом, остался с Апостолами навсегда. Это тот мир, который сошел на них, когда они обнаружили, что ужас Великой пятницы ушел навсегда, что человеческая ненависть не убила Божественную Любовь, что человеческое общество не смогло исключить Живого Бога из своей среды во тьму внешнюю. Этот мир сошел на них, потому что они знали, что жизнь не была убита, жизнь не угасла, что Бог поистине среди них и что имя Мессии, Эммануил, о котором мы узнаём в начале Евангелия от Матфея (1:23), истинно не только в начале, но как конечная победа: Эммануил, Бог среди нас, с нами Бог.

И затем Господь дохнул на Своих учеников и сказал: Примите Духа Святого. К этому дарованию Святого Духа следует подойти, мне кажется, очень внимательно и вдумчиво. Во-первых, этот дар был сообщен всем Апостолам в их совокупности, всем присутствующим, но никто из них не обладал им по отдельности. С другой стороны, тем, кто присоединился к апостольскому кругу позднее, не было нужды получать как бы дополнительно этот дар. Вы помните, что апостола Фомы не было в тот вечер вместе с прочими Апостолами. Когда неделю спустя Христос снова явился Своим ученикам и Фома был с ними, и Христос укорил его за неверие и предложил осязать раны на руках и в боку, чтобы не остаться неверующим, уверовать, то после исповедания апостола Фомы: Господь мой и Бог мой! (Ин 20:28) — Христос не стал даровать ему Духа, Которого прежде уже приняли другие Апостолы. Поскольку Фома принадлежал к апостольскому кругу, был одним из них, не откололся от них — он вместе со всеми обладал тем, что было вверено их сообществу, всем в совокупности не как группе людей, а как единому целому.pentecote1

Шло время. Они вместе обладали этим даром Святого Духа, но неспособны еще были приносить плоды Духа, потому что Он был вверен их общности, их единству, но еще не исполнил их, не охватил каждого из них так, чтобы каждый из них мог самолично — пусть и в единстве с другими — действовать во имя Божие. Это произошло через пятьдесят дней, в день Пятидесятницы, когда Дух Святой сошел на них и каждый из них получил дар, принял огненный язык, означавший схождение Святого Духа (Деян 2:3). Никто из них не мог бы обладать Духом, если бы все вместе, в зачаточном единстве как Тело Христово, они не были уже объяты Духом: это было свойственно всем, принадлежало всем и потому могло принадлежать каждому из них. Да, всем, но по-разному. Можно потерять дар Духа. Можно стать чуждым этому Присутствию, даруемому нам в нашей личной жизни, и тем не менее Дух Святой не оставляет Церковь. Скажем, если в древности отступников, тех, кто публично отрекся от Христа и вернулся к язычеству, затем принимали в лоно Церкви, их принимали не только через покаяние, но они должны были снова получить печать Святого Духа. Они стали чужды Ему, потому что сами отреклись от Него.

С другой стороны, не только с богословской точки зрения, но из опыта жизни в Церкви, который у каждого из нас есть, из жизни Церкви в истории или в наши дни, мы видим, что Дух Божий не оставляет Церковь, когда ее члены колеблются, отклоняются от истины, ищут истину, но на пути этого искания впадают в ошибки. Дух Божий всегда присутствует, всегда деятелен, Он призывает, учит, наставляет, действует в нас, обновляет всех нас, остаемся ли мы верными или колеблемся и оказываемся изменниками. Никто не обладает Им, и вместе с тем для каждого, кто входит в апостольский круг, который все расширялся на протяжении веков, — и когда я говорю “апостольский круг”, я не имею в виду духовенство, я имею в виду всех тех, кто связан с апостольской верой, апостольской жизнью, вернее, жизнью Самого Христа, пребывающей, действующей в Его теле, — этот дар Святого Духа составляет условие нашей личной святости.

Если мы поставим себе вопрос, Кто есть Дух Святой, думаю, можно начать с замечания, которое много лет назад высказал Владимир Николаевич Лосский. Он говорит, что Отец открывается в Сыне, через Сына. Сына открывает Святой Дух. Но Сам Дух остается неуловимым. Он еще не явлен так, как Отец явлен в Лице Сына. Откровение Духа, победы Божией, сияние Божественной Жизни явлено самим человечеством. Священномученик Ириней Лионский в одном из своих писаний говорит, что слава Божия — это до конца осуществленный человек. Каждый из нас в отдельности и все вместе, каждый из нас и та общность, которую мы составляем — вот где должно быть видно сияние Духа. Другого не дано. И это ставит нас в совершенно особые отношения с Третьим Лицом Святой Троицы, Господом Духом Святым. Мне кажется, невозможно определить соответствующим образом, Кто такой Святой Дух; мне кажется, самое лучшее, что можно сделать, это подойти к вопросу описательно, в образах, или попытаться уловить через плоды Духа, через Его действование все, что можно уловить о Нем.

Как же тогда понимать, Кто есть Дух Святой и что такое грех против Него? И здесь я хочу подчеркнуть, что то, что я собираюсь сейчас изложить, — это одна из многих и различных догадок, которые были высказаны относительно греха против Духа Святого. Я изложу, как и все, что говорил до сих пор, очень примитивно. Тепло рождается не от пламени, а от того, что горит полено. Тепло исходит из того же источника, что и пламя. Благодаря тому, что есть горящий куст, есть и пламя, и тепло. Одно происхождение, один, единый и единственный источник.

TroitsaОпять-таки, если эти образы по-своему приемлемы, нам делается понятно, что природу пламени мы познаем только через то, что ощущаем тепло. Только Святой Дух может открыть нам зримое проявление Отца в истории. И таково первое действие и свойство Святого Духа. Он есть Дух Истины. Он открывает нам Истину о Боге и Истину о человеке. Он открывает нам в пророке из Галилеи воплощенного Сына Божия. Он открывает нам значение всех Его слов, Его Слова. Он есть Дух Истины и ведет нас ко всякой истине. И я употребил слово “ведет к” не напрасно, потому что истина — не что-то, что установлено раз и навсегда. Это не утверждение, не система верований, не мировоззрение. Это живая, динамичная реальность. Истина — не что-то, Истина — Кто-то: Я есмь истина (Ин 14:6). И потому, открывая нам Христа во всей полноте, во всем Его содержании, во всем, что Христос Сам открывает нам как Слово, являющее глубины Божества, как Сын, являющий тайну Отцовства, Святой Дух шаг за шагом ведет нас не к новым истинам, а во все новые глубины, ко все большему видению Того, Кто есть Истина.

Святой Дух также открывает нам глубины человека. Он открывает нам и связь, которая есть между нами и Богом. Он исследует глубины человека. Он открывает нам ту глубину, которая глубже психологической области: нашу укорененность в творческом Слове Божием, нашу укорененность в животворном Слове Божием. Он учит нас также совершенно новым отношениям с Богом. Вне отношений со Святым Духом, вне доверительных отношений через Него с Единородным Сыном Божиим мы могли бы говорить о Боге как о Творце, о Вседержителе, Господе и Судии, как о Промыслителе, может быть, как о Спасителе. Но мы не могли бы назвать Его Отцом иначе как чисто метафорически, без реального онтологического взаимоотношения между Ним и нами, без сущностной связи. Это был бы образ, а не глубоко подлинное взаимоотношение. Но постольку поскольку мы связаны со Христом, как связаны члены одного тела, поскольку Дух Божий, почивший на Христе, пронизывает это тело дарами Святого Духа (см. Евангелие от Иоанна и книгу Деяний), постольку тем самым Христос — брат нам, мы единосущны Ему. И это Его собственные слова: Идите и скажите братьям Моим, что они встретят Меня в Галилее (см. Мк 16:7). В этом братстве со Христом мы открываем зачаточным образом, смутно, что такое сыновство и чем может быть отцовство — не в эмпирической жизни нашего надломленного, полного разделения мира; мы открываем в Нем, что значит быть сыном, и через Него мы можем зачаточно, гадательно представить себе, что означает иметь Отца и Кто, Каков может быть этот Отец. В тот момент, когда мы перестаем употреблять такие слова как Господь Вседержитель, Господь Бог, Бог Судия, и бываем способны хотя бы зачаточно произнести Отец, мы можем сказать, что нашей молитвы коснулось веяние Святого Духа. Иначе как силой и действием Святого Духа, через откровение, даруемое силой и действием Святого Духа, мы не можем обратиться со словом Отец к Тому, Кто есть Святой Израилев.

И наконец, как я уже упоминал, приход Святого Духа, то, что Он нам открывает, зачаток всего этого совершается в этом мире, но ведет нас к полноте, которая будет явлена в будущем мире, в Царстве Божием, в жизни вечной. У Святого Духа есть свойство, элемент чисто эсхатологический, принадлежащий исключительно последним вещам, конечному свершению всего. Только когда все будет завершено, все человечество станет в своей славе откровением пребывающего в нем Святого Духа, Который приобщает человечество Божеству, превращает весь мир в место вселения Божия.

Всякий раз при совершении таинств, в частности, таинства Евхаристии, Православная Церковь призывает Святого Духа, молит Его прийти и осенить и собравшуюся общину, и приготовленные Дары. Это не просто своеобразный способ совершить таинственное действие, как бы самый лучший способ освятить Святые Дары. Суть эпиклезы, обращения к Святому Духу, чтобы Он сошел на нас и на приготовленные Дары, в том, что то, что должно совершиться, чтобы хлеб и вино могли стать Телом и Кровью Христовыми, приобщиться Божеству, — принадлежит будущему веку. Это может совершиться только потому, что Дух Божий, дарованный Церкви, пребывающий в ней, действующий в ней державной силой и могуществом Божиим, вводит в историческое время измерение и качество последних свершений, исполнения всего. Иначе это не могло бы совершиться в нашем историческом времени, в нашем состоянии становления. Это вторжение вечности, это расширение нынешнего состояния вещей в то, каким оно будет, когда все достигнет полноты, — вот непременное условие совершения таинства. И это становится совершенно ясно (хотя звучит нелепо с языковой точки зрения) из молитвы в литургии, где мы просим Бога даровать нам сегодня Его грядущее Царство.

Святой Дух в Своем эсхатологическом измерении вещей конечных определяет также, каково должно быть действие христианина, христианское действование. Неповторимая отличительная особенность христианского действования в том, что оно — действие Божие, осуществляемое через человека, будь то отдельный человек или община людей. Христианское действие — это действие Бога, исполненное, совершенное посредством человекаВ Божественном действии всегда есть нечто беспрецедентное, неожиданное, что вносит в ситуацию абсолютную новизну. Пример такого действия Святого Духа, принадлежащего истории, — Воплощение. Воплощение — не только ответ на прошлое человечества и на его состояние текущего момента, когда оно произошло, когда все созрело к этому событию. Воплощение — действие Божие, которое вводит в историческую ситуацию нечто, чего прежде в ней не было. Живой Бог становится частью, частицей человеческой истории, становления человека. И одновременно человечество так соединяется с Богом, настолько включено в тайну Божию, что в Вознесении наше человечество унесено в сердцевину тайны Святой Троицы. Здесь можно видеть, как Святой Дух, осенивший Матерь Божию, осуществил действие Божие, в котором Пресвятая Дева полноправно участвует Своим Се, Раба Господня, да будет Мне по слову твоему (Лк 1:38), и вводит в историю нечто небывшее, новый образ Присутствия Божия.

митрополит Антоний Сурожский

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Молитва – простертая рука для принятия благодати Божьей. cвятитель Филарет Московский
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2017 . Все права защищены.