november_2017.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Церковный год»

Слова Праздника

гора Фавор

Тропарь

Преобразился еси на горе, Христе Боже, показавый учеником Твоим славу Твою, якоже можаху. Да воссияет и нам грешным свет Твой присносущный, молитвами Богородицы, Светодавче, слава Тебе.
 Изменив свой вид на горе, Христе Боже, Ты показал Своим ученикам славу Твою, насколько они могли выдержать. Пусть, молитвами Богородицы, и нам грешным воссияет Твой вечный свет! Податель света, слава Тебе.

Кондак

На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша: да егда Тя узрят распинаема, страдание бо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистину Отчее сияние.
 Господи, Ты преобразился на горе и Твои Ученики, насколько могли, видели Твою славу, чтобы они поняли, когда увидят Тебя распинаемым, что Ты страдаешь добровольно, и чтобы они проповедовали миру, что Ты воистину есть Отцовское сияние.

Беседа на Преображение

Почему Господь нашел нужным преобразиться перед Своими учениками и явиться им в этом блистании лучезарного света, осиявшего Его как отражение небесной славы? Какая цель преображения?

Кондак праздника, поемый Православною Церковью, отвечает на этот вопрос.

«На горе преобразился еси, и якоже вмещаху ученицы Твои, славу Твою, Христе Боже, видеша; да егда Тя узрят распинаема страдание убо уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние».

Наступали тяжелые дни, полные горя и муки неизъяснимой, – дни крестных страданий и смерти Господа. Слабая вера Его учеников должна была пережить страшное потрясение: им предстояло увидеть любимого Учителя, их гордость и надежду, их Великого Пророка, которого они искренно признавали могущественным Мессией, на Кресте, окровавленного, израненного, распятого как злодея, окруженного позором и насмешками. Устоит ли их вера? Сумеют ли они сохранить преданность своему Равви? По-прежнему ли будут они признавать в этом опозоренном человеке, доведенном до последней степени страдания и тоски, того Мессию, которого они ожидали видеть в ореоле славы и земного блеска? Не отвернутся ли они от Него с грустью и болью за то, что Он обманул их надежды и мечты?

Это было возможно.

И вот для того, чтобы укрепить их веру в Мессию-победителя, чтобы поддержать их в минуты надвигающихся испытаний, надо было показать им хотя бы слабый отблеск будущей славы, ожидающей их Учителя, не той славы, которая составляет украшение земных царствований, славы позолоченных регалий и мишурного великолепия, но нетленной славы Царства Божия с его немеркнущей, вечной красотой святости и духовного величия. Пережив незабываемые минуты Преображения, они увереннее могли смотреть на ужас и позор распятия и, чувствуя в душе копошащиеся лукавые сомнения, легко могли подавить их воспоминанием о лучезарном Фаворском свете.

Вера в Учителя, в Его силу и в Его грядущую победу должна была остаться непоколебимой, несмотря на распятие и крестную смерть.

Кроме того, после Преображения ученики могли со всею решительностью засвидетельствовать перед всем миром, что их Учитель есть «Сын Божий возлюбленный», «Свет от Света», «сияние славы и образ ипостаси Отца Небесного» (Евр.1:3), что Он есть воистину Отчее сияние в сумерках земной, омраченной грехом жизни, ибо они слышали об этом свидетельство неба.

Наконец, Преображение открывало перед учениками уголок будущего Царства Божия, той славы и того блаженства, которое ожидает всех истинных последователей Господа. Если Он будет в славе, то и верные ученики Его будут также наслаждаться этой славой, ибо «где Я, – обещал Он, – там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой» (Ин.12:26). Смертному трудно представить и ощутить это блаженство, ибо «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор.2:9), но в момент Преображения, по крайней мере три избранных ученика Спасителя, несомненно почувствовали, хотя не в полной степени, блаженство будущей жизни, ощущение небесного мира и веяние благодати Божией, наполнившие их сердца невыразимым счастьем и радостью. Недаром порывистый Петр, скорее всех отзывавшийся на впечатления, засвидетельствовал немедленно об этой радости: «Равви! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: Тебе одну, Моисею одну, и одну Илии».

Испытав хотя бы однажды это блаженство, ученики, конечно, никогда впоследствии не забывали, не могли забыть этих минут и в воспоминаниях о них и предвкушении счастья небесной жизни находили, конечно, опору для убеждения в правильности избранного ими пути и могучее побуждение ревностно и неуклонно исполнять в жизни заветы Господа, оставаясь верными Его последователями, чтобы войти «в радость господина» своего (Мф.25:21).

Но такое же значение имеет Преображение Господне и в нашей жизни. Ученики Господа испытали непосредственно блаженство этого момента; мы, доверяя их свидетельству, убеждаемся в несомненной действительности того счастья, которое является следствием и наградой жизни во Христе. Преображение и для нас – залог и свидетельство будущего небесного блаженства, его отблеск, сверкнувший, как зарница, среди горя, уныния и тоски нашей жизни. Оно явило нам образ того, каким будет возрожденный, просветленный человек, когда он достигнет высоты совершенства и отразит в себе сияние славы Отчей. Без Фаворского откровения мы никогда не имели бы понятия о том просветленном состоянии праведников, которое может быть достигнуто и проявиться внешним образом до известной степени даже здесь на земле, но которое во всей полноте раскроется в будущем, когда «праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их» (Мф.13:43).

Этот образ будущего состояния и явил нам Господь на Фаворе, когда «просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет» (Мф.17:2).

Эта мысль о счастье как результате праведной жизни, приводящей к единению с Богом, должна быть особенно дорога и ценна для человека. Все люди без исключения стремятся к счастью, хотя различно его понимают, судорожно мечутся из стороны в сторону в тщетных поисках и в конце концов с отчаянием убеждаются в том, что они гоняются за призраками и все-таки не знают, где ключи их счастья.

Как древний витязь на распутье, человек всегда в недоумении стоит перед вечным вопросом: где дорога к счастью?

Преображение отвечает на этот вопрос.

Как бы ни спорили о возможности факта Преображения и о природе Фаворского света, несомненно одно: луч высшего счастья озарил в эту минуту сердца учеников Господа, и причина этого заключалась в созерцании Божественной славы.

Если одно созерцание этой славы наполнило учеников блаженством, то каково должно быть счастье человека, достигшего тесного и приискреннего единения с Богом в такой степени, что Господь обитает в нем, пронизывая все его существо лучами Своей немеркнущей славы, которая как бы струится из освященного и просветленного Его присутствием человека!

В этом и состоит высшее счастье: в единении с Богом, делающем человека причастником Божественной славы.

В этом же заключается и разрешение проблемы общего счастья. Ведь счастье чувствуется каждым человеком лично, в своем собственном сердце. Счастье всегда индивидуально. Общество не имеет какого-либо особого органа, какого-нибудь коллективного сердца, способного переживать какое-то особенное, специфически общественное состояние счастья. Поэтому проблема общественного счастья не может быть поставлена так, как ее часто ошибочно ставят: осчастливьте общество, и каждый член его будет счастлив. Опытов осуществления этой программы в такой постановке было много, и все они были неудачны. Здесь необходимо сделать совершенно обратную перестановку: если каждый в отдельности член общества счастлив, то и общественная жизнь счастлива. Общее счастье, как коралловый остров из полипов, вырастает из слагаемых индивидуального счастья. Счастливое общество есть сумма счастливых людей.

Но в чем состоит личное переживание счастья, мы уже знаем теперь из евангельской повести о Преображении. Через этот же этап проходит и дорога к общему счастью, ключ к которому все тот же: единение с Богом.

Вывод для нас драгоценный, особенно в настоящее безрадостное, темное время, когда, по-видимому, ни один луч счастья – ни личного, ни общественного – не блестит среди мрачных, сгустившихся туч ненависти и уныния.

Но для того, чтобы достигнуть блаженства единения с Богом, необходимо каждому из нас духовно переродиться, преобразиться, ибо «Бог свет есть, и тьмы в Нем несть ни единыя» (1Ин.1:5), у света же не может быть общения со тьмой, и наша мрачная душа в ее настоящем виде Бога воспринять не может.

Для общего счастья, таким образом, необходимо личное возрождение, личное преображение. Чтобы изменить, улучшить жизнь, необходимо преобразиться нам самим.

На жизнь теперь жалуются очень часто и очень многие. Довольных почти нет. Но всегда в ответ на эти жалобы и вздохи просится невольный вопрос: «А что вы сделали, чтобы улучшить жизнь?» Уныние, жалобы и полная бездеятельность делу не помогут. Мы все ждем готового счастья: кто-то придет, кто-то все наладит, кто-то устроит нашу жизнь. Нам предстоит только принять эти заботы и наслаждаться создавшимся помимо нас благополучием. Надо понять, что такое отношение к жизни в корне ошибочно. Кто бы ни взялся за устройство нашей жизни и как бы талантливо он это ни делал, мы непременно испортим всякую жизнь, если не переменимся сами и не будем работать над своим духовным совершенствованием. Из плохого материала всегда получится плохая постройка. Поэтому на каждом из нас лежит обязанность развить и улучшить свою духовную природу, и этой работе над собой не могут помешать никакие внешние условия существования.

Духовное преображение необходимо для каждого из нас как обязательное условие личного и общественного счастья.

Что же для этого нужно?

Прежде всего необходимо отдаться Богу вполне. Это первый момент.

Необходимо найти в себе силу и желание прийти к Богу и сказать: «Господи! Вот я весь пред Тобою! Я хочу быть Твоим! Мои мысли, мои таланты, мои силы – все, все должно принадлежать только Тебе! Всего себя целиком, без остатка я отдаю и посвящаю Тебе на служение! Для себя я не оставляю ничего… Тебя любить, Тебе служить, Тобою, для Тебя и в Тебе жить – вот все, что мне надо и о чем я молю Тебя!»

Это не значит, конечно, что вы тотчас же сумеете осуществить в своей жизни этот святой порыв, эту мольбу: борьба предстоит длинная и упорная, но надо искренне принять это величайшее решение жизни и обречь себя бесповоротно на новую жизнь, жизнь послушания и служения Богу, как бы ни велики были предстоящие трудности.

Наша беда состоит в косности, в духовной неподвижности.

Мы слишком сроднились с известными условиями жизни. Образовались определенные привычки не только внешнего поведения, но и отношения к жизни, все мировоззрение, настроение, вкусы – все отлилось в определенные формы, приноровленные к существовавшей жизненной обстановке. Все было так прилажено, так ловко пригнано к окружающей среде, все было на своем месте и чувствовалось так уютно и спокойно! В душе не было сомнений, и по гладкой поверхности обывательской психологии не пробегало ни малейшей тревожной ряби беспокойства мысли. И вот все это надо изменить и изменить коренным образом! Конечно, это трудно.

Чтобы разбить старые, укоренившиеся привычки, нужна решимость и духовная энергия. Но этого-то и не хватает.

Нам необходимо внести в жизнь струю евангельского миропонимания и христианской морали. Только апостольский подвиг искренних христиан, составляющих соль земли, может остановить процесс гниения жизни.

Необходимо вспомнить ту удивительную, радостную и волнующую жизнь первых веков христианства, представлявшую непрерывный подвиг глубокой веры, бескорыстной любви и беззаветного служения людям, и на этих принципах далекого, но великого прошлого строить свою личную и общественную жизнь.

Два главных препятствия стоят, обыкновенно, на этом пути обновления жизни. Первое – наш эгоизм, который препятствует нам отдаться целиком Богу. Этим объясняется наша нерешительность и незаконченность добрых порывов. Мы часто готовы бываем отдать Богу многое, но всегда в душе остается заповедный уголок, где царит наше «я» и который мы бережем для себя. Расстаться с этим уголком, допустить в него кого-нибудь и отдать заветный ключ от него мы долго не решаемся, и в этом кроется большая опасность, ибо эгоизм, не сломанный совершенно и укрывшийся хотя бы в одном закоулке души, рано или поздно разрастается опять, как бурьян, и заглушает добрые всходы. «Человек с двоящимися мыслями не тверд во всех путях своих» (Иак.1:8). Нельзя одновременно служить двум господам – себе и Богу, ибо в жизни человека может быть только один центр, и балансировать на скользком рубеже, разделяющем эгоизм и самоотречение, самолюбие и служение Богу, в течение долгого времени совершенно невозможно. Если человек не сделает над собой усилия, чтобы окончательно и бесповоротно склониться на сторону добра и самоотречения, он рано или поздно обязательно свалится в бездну греха и служения своему эгоизму. Это мы уже знаем.

Другое препятствие на пути возрождения ставят наши косность и лень, постоянно нашептывающие нам лукавую мысль: «Зачем менять свои привычки, вкусы, взгляды, все направление жизни? Это так трудно и требует усилий почти невероятных. И к чему? Разве нельзя без этого обойтись? Ведь жили же раньше хорошо, спокойно, благополучно, и ничего не требовалось… Никаких усилий, никаких перемен внутренней жизни. Быть может, и теперь обойдемся без этого. Увы! Жизнь в послушании Богу и Его заповедям, жизнь, полная внутренней борьбы, нравственных усилий воли и духовной работы над собой, требовалась всегда, и если мы этой жизни не вели и все-таки не испытывали над собой грозы гнева Божия, то это был лишь акт Божественного долготерпения, готового миловать самых закоренелых грешников в ожидании их исправления. Но и долготерпение Божие имеет пределы и сменяется гневом Божиим, если люди упорно не хотят расстаться с грешной жизнью.

Третьим обычным препятствием для перемены прежнего пути жизни является боязнь, что в случае обращения к Богу от нас потребуется слишком много, и непосильная тяжесть ляжет на наши плечи: придется отказаться от всех радостей жизни и взять на себя тяжелый ярем испытаний и аскетических подвигов. Частые посты, долгие молитвы, бесконечные поклоны, коленопреклонения, суровая простота одежды и т.д. – так обычно представляется истинно христианская жизнь пугливому воображению, воспитанному в разнузданности и постоянной привычке угождать своим страстям.

Страх неоснователен. В нем кроется оскорбительное недоверие к Богу.

Это страх от лукавого, который подобными мыслями старается удержать человека от обращения к Богу. В действительности христианская жизнь вовсе не есть жизнь беспросветного, мрачного аскетизма и непосильного подвига. Господь, призирающий на немощи наши, ведет каждого из новообращенных с такой премудрой постепенностью, с такой нежной заботливостью и любовью, особенно на первых порах, что трудность нового пути почти не замечается. Сначала человек встречает и испытывает гораздо больше радости и счастья, чем огорчений от неудач и утомления от трудов. Он летит, как говорят святые отцы, на крыльях благодати. Испытания и трудности обычно начинаются позднее и увеличиваются по мере того, как вырастают наши нравственные, духовные силы, никогда, впрочем, не превышая меры нашего терпения и нашей ревности. Аскетическая дисциплина христианской жизни точно так же никогда не требует от человека сверхсильных подвигов, и опытные старцы руководители на первых порах стараются, наоборот, умерить жажду подвига и горячую ревность пылких неофитов, намеренно делая для них ярем нового пути как можно легче.

Но преодолев все названные препятствия и твердо решившись вступить на новый путь, мы сейчас же встречаемся с вопросом о том, как наиболее целесообразно вести борьбу с ветхим человеком, с пороками и страстями, говоря иначе – перед нами встает вопрос о методе и способах возрождения.

Существует довольно широко распространенное мнение, что бороться со всеми страстями разом невозможно, что врагов лучше бить по частям, то есть вытравлять из души греховные склонности и привычки одну за другой, как выпалывают сорную траву в поле, так, чтобы в каждый момент борьба велась только с одной преобладающей страстью. Но беда в том, что жизнь человека коротка, а имя греху – легион, и человек, несомненно, успеет умереть раньше, чем справится с последней страстью. Не следует забывать, что застарелые пороки искореняются очень медленно и с большим трудом. Кроме того, по выражению одного духовного писателя, виды греха, оттесненные в одном месте, скопляются и прорываются в другом, то есть греховная энергия побежденной страсти иногда непонятным образом превращается в новую страсть или же идет на усиление прежних, сравнительно более слабых пороков. Наконец, борьба не может вестись одними только отрицательными способами. У дерева с подгнившими корнями бесполезно обрывать пожелтевшие сухие листья и ожидать от этого оздоровления. Надо лечить корень.

Первое условие для этого – менее всего рассчитывать на свои усилия и на свою деятельность. Человек, воображающий, что он собственными силами может победить грех и возродиться, подобен утопающему, который сам себя пытается вытащить из воды за волосы. Ясно, что в этом случае успех невозможен. Чтобы вырваться из трясины порока, нужна точка опоры, и этой опорой может быть только Бог!

Здесь требуется не одно только молитвенное, обращение к Богу с просьбой о помощи.

Апостол Павел такими словами изображает самую сущность процесса возрождения: «Мы же все открытым лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор.3:18).

Что это значит? Как можно преобразиться в образ Божественной славы Господа Иисуса Христа?

На языке Священного Писания выражение «слава Господня» обыкновенно означает «Божественные свойства». «Небо и земля исполнены славы Твоея», то есть небо и земля отражают свойства Божии: величие, премудрость, всемогущество и т. д. Преображаться в образ Господень от славы в славу – значит поэтому постепенно проникаться Божественными качествами и воплощать их в себе, насколько это возможно для слабой и грешной души человека.

Человеческая душа представляет собой чудесное зеркало, которое не только отражает предметы внешнего мира, но и фотографирует их, то есть задерживает в себе.

Обстановка жизни, ее внешние события всегда кладут свой отпечаток на душу. Вот почему по этим следам-отпечаткам нередко можно угадать прошлое человека или определить ту обстановку, в которой происходило его воспитание. Содержание души обыкновенно в большей своей части есть не что иное, как ряд пережитых впечатлений и образов, полученных извне. Зная этот закон, можно воспитывать человека и влиять на его душу путем определенного подбора тех образов и впечатлений, которые предстоит ему пережить и воспринять. На этом и основывается наука воспитания.

Если вы мечтаете о духовном возрождении, взирайте на славу Господню и преображайтесь в тот же образ от славы в славу, то есть имейте всегда перед своим умственным взором образ Господа, чаще бывайте в общении с Ним в молитве, в мыслях, в чувствах, в доброделании, и влияние этого дивного образа не замедлит отразиться в душе вашей. Вы будете воспринимать Его качества, вы будете похожи на Него в силу закона психологического влияния. Нравственно сильная личность всегда подчиняет себе более слабую душу и отражается в ней через подражание. Недаром ученики и апостолы Господа так выделялись среди окружавшей толпы, ибо влияние Спасителя накладывало на них особый отпечаток. Учеников Христа узнавали сразу.

«Они были с Ним», – говорили о них, ибо печать близости и общения с Господом была на них.

Правда, нет теперь Воплощенного Господа на земле, но то, что влияет на человека в Его образе, – духовно и потому вечно. Тысячи верных поклонников Господа испытали это влияние, перерождаясь в тот же образ. Если мы стремимся к возрождению, мы должны поставить себя на пути влияния личности Господа Иисуса Христа.

Когда астроном хочет сфотографировать какую-нибудь звезду, он наводит на нее свой телескоп и ставит часовой механизм, приводящий его в движение, так,чтобы аппарат двигался вслед за звездою, отражая ее все время в одной и той же точке фокуса. Звезда фотографируется сама собою.

Так и в нашей жизни: не сводите духовных очей с Господа, ищите постоянного единения с Ним в молитве, чтении Евангелия, в размышлениях, в приобщении Святых Тайн, и «изобразится в вас Христос!» (Гал.4:19).

Непосредственная близость Господа и общение с Ним – вот единственная и главная основа для возрождения человека.

Умерла однажды девушка, поражавшая всех, кто ее знал, необычайной красотой и чистотой своей души. На ее груди нашли медальон и в нем начертанные слова: «Люблю Того, Кого никогда не видала». Она преобразилась в образ Того, Кого любила. Итак, будем чаще с Господом. Пусть Он будет постоянным спутником нашей жизни. Его образ отразится в нашей душе и переродит ее. Возродимся мы – возродится и наша жизнь, проникнувшись духом Его Божественной святости, ибо океан жизни составляется из капель отдельных личностей.

Это – единственный способ преобразовать жизнь, ибо жизнь не есть что-либо внешнее, отдельное от нас.

Это – мы сами.

епископ Василий Кинешемский

Молитва перед Почаевской иконой Божией Матери

Pochaivska_ikona (1)

К Тебе, о Богомати, молитвенно притекаем мы, грешнии, чудеса Твоя, во святей лавре Почаевстей явленная, поминающе и о своих сокрушающеся прегрешениих. Вемы, Владычице, вемы, яко не подобаше нам, грешным, чесого просити, токмо о еже Праведному Судии беззакония наша оставити нам. Вся бо нами в житии претерпенная, скорби же, и нужды, и болезни, яко плоды падений наших прозябоша нам, Богу сия на исправление наше попущающу. Темже вся сия истиною и судом Своим наведе Господь на грешныя рабы Своя, иже в печалех своих к заступлению Твоему, Пречистая, притекоша и во умилении сердец к Тебе взывают сице: грехов и беззаконий наших, Благая, не помяни, но паче всечестнеи руце Твои воздвигши, к Сыну Твоему и Богу предстани, да люте содеянная нами отпустит нам, да за премногая неисполненная обещания наша лица Своего от рабов Своих не отвратит, да благодати Своея, спасению нашему пособствующия, от душ наших не отымет. Ей, Владычице, буди спасению нашему Ходатаица и, малодушия нашего не возгнушавшися, призри на стенания наша, яже в бедах и скорбех наших пред чудотворным Твоим образом возносим. Просвети умиленными помыслы умы наша, веру нашу укрепи, надежду утверди, любве сладчайший дар сподоби нас прияти. Сими убо, Пречистая, дарованьми, а не болезньми и скорбьми живот наш ко спасению да возводится, но, от уныния и отчаяния души наша ограждающи, избави нас, маломощных, от находящих на ны бед, и нужд, и клеветы человеческия, и болезней нестерпимых. Даруй мир и благоустроение жительству христианскому предстательством Твоим, Владычице, утверди Православную веру в стране нашей и во всем мире. Церковь Апостольскую и Соборную умалению не предаждь, уставы святых отец на веки непоколебимы сохрани и всех к Тебе притекающих от рова погибельнаго спаси. Еще же и ересию прельщенных братий наших или веру спасительную в греховных страстех погубивших паки ко истинней вере и покаянию приведи, да вкупе с нами, Твоему чудотворному образу покланяющеся, Твое предстательство исповедят. Сподоби убо нас, Пресвятая Госпоже Богородице, еще в животе сем победу истины Твоим заступлением узрети, сподоби нас благодатную радость прежде кончины нашея восприяти, якоже древле насельники Почаевския Твоим явлением победители и просветители агарян показала еси, да вси мы благодарным сердцем вкупе со Ангелы, и пророки, и апостолы, и со всеми святыми, Твое милосердие прославляюще, воздадим славу, честь и поклонение в Троице певаемому Богу Отцу, и Сыну, и Святому Духу, во веки веков. Аминь.

Пророк Илия — утешитель умирающего мира

Prophet_Elijah

Пророк Илия — один из двух святых, которые сочетают в себе Ветхий и Новый завет. Илия, как и когда-то Енох, не умирает, а на огненной колеснице возносится на небо. Настолько он любил Бога, настолько горячей была его вера, что смерть не смогла его удержать.

Этот его переход в вечность на глазах у изумленного пророка Елисея и у всех нас не завершается в вечности, а является временным.

В самом конце мировой истории Антихрист воцарится на земле, и мы, люди, окончательно растлимся в своих страстях, отвернемся от Бога, предадим Его, погрузимся в мерзкое болото греха — мелкого или крупного и страшного. Избранные будут претерпевать великие скорби и муки — не потому, что их будут мучить и пытать (это не самое страшное), а потому что на их глазах будет умирать мир, и мертвые души будут размножаться и клонироваться с безумной скоростью). Эти люди Церкви последних дней, возможно, не умрут, но изменятся (о чем пишет апостол Павел: «Не все мы умрем, но все изменимся»(1 Кор.,15:51)) в день последнего преображения и воскресения всего мира.

Для последней встряски, чтобы избранные Божьи не отчаялись и не опустили руки —

пророк Илия и праведный Енох

пророк Илия и праведный Енох

на землю придут Илия и Енох, два праведника, и им будет дана власть затворить небо.

По молитве Илии оно было уже затворено: чтобы народ очнулся от своего язычества, чтобы Ветхий Израиль избавился от идолопоклонства. Мы знаем, что Израиль встрепенулся и некая часть его вспомнила о Боге. Другая, к сожалению, нет.

Скорбь засухи и томление голодом принесли некую пользу Израилю, но соотечественники Илии и царь, искавший его убить, злобой и ненавистью воспылали к пророку, ибо понимали, кто молился о засухе, и о том, чтобы вспомнили о Боге.

Бесконечно большей ненавистью воспылают к Илии и Еноху в те самые последние дни народы земли. Они будут прекрасно понимать, по чьей молитве Бог не дает урожая и на земле начинается скорбь и теснота. Но вместо того, чтобы повернуться к Богу, сбросить владычество страстей, перестать быть рабами греху, народ придет и по великой злобе к Богу и к Его святым будет смотреть, как будут убиты Енох и Илия. Мы не знаем, как это свершится, но знаем, что это будет совершено при непосредственном участии Антихриста и бесов, вещающих в последние дни через лжепророков падшему человечеству. Это случится не скоро, но мы к этому приближаемся со скоростью греха.

Смерть Илии и Еноха не будет долговременной. Их разделение души и тела (именно это и есть смерть) завершится воскресением в третий день. Оно будет знамением и свидетельством, призванным укрепить нас, христиан последних дней, всю Церковь страждущую, чтобы не боялись, шли до конца, знали, что Господь Воскресший хранит мир и присутствует в нем и каждого, кто обратит к Нему свой взор, примет в Свои объятия.

Ответ на вопрос, почему Илия был удостоен высшей чести мученичества за Христа единственным из пророков завета Ветхого вместе с праотцем Енохом, мы найдем в житии Еноха: «И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его» (Быт. 5:22–24).

Точно так же ходил пред Богом Илия. Ходил, молился Богу и призывал Его изменить мир и прежде всего сердца людей — его соотечественников, таких же израильтян, как и он, которые о Боге забыли.

Как и мы сейчас, в нашей стране. Ничем мы не лучше израильтян.

Мы помним ревность Илии. Мы помним, как он избил четыреста жрецов. Никаким экуменизмом, никакой толерантностью, никакой религиозной терпимостью пророк не страдал. Но именно ему Господь открывает Себя не в буре и громе, не в молниях, а в дыхании, веянии тихого ветра (3 Цар.,19:12). «Хлада тонка глас», говорит нам церковнославянский текст.

Это уже совершенно новозаветное измерение той удивительной божественной реальности, с которой мы встречаемся в христианской молитве и христианской жизни.

Илия в отчаянии. Он видит, что все рушится, что его слово не находит адресата, что его вопль доходит до неба, но не до людей. Но отчаяние Илии опровергается Словом Божиим, которое говорит, что семь тысяч верных осталось в Израиле, которые не преклонили сердца перед ваалами (3 Цар.,19:18).

Почему мы — не Илия?

Потому что мы очень далеки от того, чем мы должны быть. Илия не был далек, и за ним пошел народ израильский. Там, в Израиле, семь тысяч человек не склонили колена перед ваалами — и этот остаток Израиля продолжил историю Израиля и всей земли. Через них продолжилось свидетельство о Боге. Через них Священная история вела к рождению Богоматери и через Нее — рождению Христа в нашем мире.

Вопрос: а через нас — какая история продолжается? Спасения или гибели? Свидетельства правды Божией или обратного свидетельства?

Когда мы сегодня вспоминаем пророка Илию и его восхождение на огненной колеснице на небеса — давайте посмотрим на себя. Конечно, нам далеко до такой ревности и до такой веры. Но некая ревность и нам присуща — мы давали крещальные обеты, наплевали на диавола в чине крещения и оглашения, сочетались Христу и были миропомазаны. Священник говорил и о нас тоже: «Печать дара Духа Святаго», налагая миром крест на наши органы, запечатывая все их Божественной славой и Божественной благодатью, чтобы нам в земной жизни быть свидетелями жизни вечной.

Вспоминая весь путь земной жизни пророка Илии, его свидетельство и явление на земле, укрепляющее в грядущих веках последних христиан, мы понимаем, что тоже призваны к такому свидетельству, к такой правде. Чтобы кто-то другой через нашу молитву, нашу жизнь и заботу о ближних пришел ко Христу, обрел спасение, внутренне восшел к Богу Отцу, Сыну и Духу Святому и вступил в общение с Ним — в то общение, в которое мы все вступаем в таинстве Святой Евхаристии.

Напомню, что в чине проскомидии, перед литургией, священник, вынимая частицы из просфоры, вспоминает и пророка Илию.

иеромонах Димитрий (Першин)

МОЛИТВЫ ПРЕПОДОБНОМУ ИОАННУ МНОГОСТРАДАЛЬНОМУ, ПЕЧЕРСКОМУ

Молитва 1-я
Преподобне отче Иоанне! Воззри на нас милостивно и к земли приверженных возведи к высоте небесней. Ты горе на небеси, мы на земли низу, удалены от тебе, не толико местом, елико грехми своими и беззаконии, но к тебе прибегаем и взываем: настави нас ходити путем твоим, вразуми и руководствуй. Вся твоя святая жизнь бысть зерцалом всякия добродетели. Не престани, угодниче Божий, о нас вопия ко Господу. Испроси предстательством своим у Всемилостиваго Бога нашего мир Церкви Его, под знамением креста воинствующей, согласие в вере и единомудрие, суемудрия же и расколов истребление, утверждение во благих делех, больным исцеление, печальным утешение, обиженным заступление, бедствующим помощь. Не посрами нас, к тебе с верою притекающих. Вси православнии христиане, твоими чудесы исполненнии и милостями облагодетельствованнии, исповедуют тя быти своего покровителя и заступника. Яви древния милости твоя, и ихже отцем всепомоществовал еси, не отрини и нас, чад их, стопами их к тебе шествующих. Предстояще всечестней иконе твоей, яко тебе живу сущу, припадаем и молимся: приими моления наша и вознеси их на жертвенник благоутробия Божия, да приимем тобою благодать и благовременную в нуждех наших помощь. Укрепи наше малодушие и утверди нас в вере, да несомненно уповаем получити вся благая от благосердия Владыки молитвами твоими. О, превеликий угодниче Божий! Всем нам, с верою притекающим к тебе, помози предстательством твоим ко Господу, и всех нас управи в мире и покаянии скончати живот наш и преселитися со упованием в блаженныя недра Авраамова, идеже ты радостно во трудех и подвизех ныне почиваеши, прославляя со всеми святыми Бога, в Троице славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва 2-я
О, святый преподобне отче Иоанне! Много пострадал ты ради девства, томимый страстию плотской и подвигами разными удручая себя. Последи в глубокую вшел и по плечи землею себя засыпал еси и тако в лютом страдании всю святую четыредесятницу пребыл еси. В светоносную же ночь Воскресения Христова осиял тебя Божественный свет и голос Божий был к тебе, и исчезла борьба похоти телесной с того часа, и свет тот пребыл с тобою до самой кончины. О, Иоанне преподобне, многими страданиями страсть телесную победив, буди заступником и помощником одержимым похотию и вожделением страстным, но хотящим лучше умрети, нежели согрешити. Свободи страдальцев сих, Иоанне многострадальне, подай им терпение, дабы не падая и не ослабевая переносили они борьбу сию, и моли Господа, да избавит Он их из пучины страстей и от брения нечистоты. Отгони от них сластолюбивые образы и упраздни страсть, подавляющую их, и внуши им уверение, яко Господь сверх силы не попускает человеку искушатися, и избави их от уныния, да исцелившись, прочее время живота проведут в покое. Осен’и их надеждою будущего света, и настави их упованием на Обетованную Землю Небесную, да прославят Единаго в Троице Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

 

 

Глава Иоанна Предтечи: неужели святыню трижды теряли?

III_obretenie

7 июня (за месяц до празднования дня рождения Иоанна Предтечи) православные христиане вспоминают день третьего обретения его главы. Значит ли это, что эту великую святыню три раза теряли?

Иоанну Крестителю отрубили голову по приказу иудейского царя Ирода.

Из Евангелия мы знаем, что царь Ирод, восхищенный танцем Саломеи, поклялся исполнить все, чего она пожелает. По совету матери, Иродиады, (возлюбленной Ирода и жены его родного брата) Саломея попросила преподнести ей на блюде голову Иоанна Крестителя. Побоявшись преступить клятву, Ирод велел отрубить великому пророку голову и отдать ее Саломии, то же отдала ее своей матери.

По преданию, когда ученики пришли забрать тело Иоанна Предтечи, чтобы предать его земле, Иродиада не отдала им голову, но надругалась над ней и закопала ее отдельно. Некая Иоанна, жена царского домоправителя Хузы (об этой женщине говорит евангелист Лука в 3-м стихе 8-й главы Евангелия), знала, где Иродиада закопала голову. Она взяла святыню, поместила в сосуд и погребла на Елеонской горе в одном из поместий Ирода.

Спустя много лет поместье это перешло во владение благочестивому вельможе Иннокентию, который стал строить там церковь. Когда копали ров для фундамента, нашли сосуд с честной главой Иоанна Крестителя.

Так произошло Первое обретение главы. Некоторое время она тайно хранилась у Иннокентия, а перед смертью, боясь, что святыня может быть поругана неверными, Иннокентий снова закопал голову в том же самом месте. где она была найдена.

Когда голову нашли во второй раз, во времена царствования императора Константина Великого, после ряда событий ее привезли в столицу Византийской империи – Константинополь. Когда в империи началось иконоборчество, от греха подальше голову увезли в город Команы и закопали в землю. Как и вельможа Иннокентий, христиане рассудили, что лучше святыне временно пребывать в земле, чем быть поруганной.

Когда ересь была побеждена, почитание икон и святынь восстановлено, опасность поругания исчезла. В ночном видении Патриарх Игнатий (847 — 857) узнал, где спрятана глава. Святейший сообщил об этом византийскому императору, и специальное посольство отправилось в Команы за святыней. Там глава и была обретена — уже в третий раз в истории. Произошло это около 850 года.

Позже святыню привезли в Константинополь и 25 мая (а по новому стилю – 7 июня) положили в придворной церкви.

Часть святой главы позднее была передана на Афон.

taday.ru

Святые – это те, кто поверили, что Евангелие написано про них

В первый воскресный день после дня Пятидесятницы Церковь прославляет всех святых. Вот и сегодня, празднуя этот день, каждый так или иначе становится именинником, зная, что каждый из нас крещен во имя Христово и имя носит одного из тех, кто угодил Богу и прославился, и стал святым.

Протоиерей Алексий УминскийКто эти люди — святые? Какое они к нам еще отношение имеют, кроме того, что мы носим их имена? Что мы перед их иконами ставим свечи и заказываем молебны, обращаемся к ним в трудную минуту, когда нам нужна их молитвенная помощь и поддержка. Мы, в общем, даже знаем к каким святым, по какому поводу стоит обращаться, какие святые при каких случаях лучше всего могут нам помочь.

Вопрос вот в чем: что же делает человека святым, насколько эти люди, которых мы называем святыми, чьи иконы сейчас на нас смотрят, имеют к нам прямое отношение? Когда мы обращаемся к таким источникам, как жития святых или каноны, прославляющие их память, иногда создается такое впечатление, что эти люди — особенные, и мы на них никак не можем быть похожи. Что мы и они из разного теста. Другие эти люди — святые.

И действительно, читаешь житие кого-нибудь из святых подвижников, и думаешь, что, наверное, Бог специально посылает на землю особенных людей, для того чтобы они здесь прожили особенную жизнь. И эти люди не могут с нами быть близки, потому что мы все время падаем, сомневаемся, нас обуревают страсти и искушения, нас всегда, все время что-то раздирает. А они такие цельные, такие правильные, такие сильные, у них все получается правильным образом.

Думаешь, что человек — святой, понятно, что он таким родился, и изначально ему такое место в жизни уготовано — быть святым. Он родился святым, во чреве матери уже был святой, когда появился на свет, то в среду и пятницу не вкушал молока материнского, с детства был предназначен особым видениям, чудотворениям и так далее, и тому подобное. Понятно, что с нами ничего такого никогда не случалось, у нас все как у людей, а у него все — не как у нас.

И тогда получается, что святые — это особые инопланетяне, которых Господь забрасывает к нам на нашу землю, для того чтобы они тут прожили, нас удивили, восхитили, а потом забирает их обратно и делает специальными исполнителями наших заемных желаний. Мы им молимся, заказываем молебны: «Святителю Николае, моли Бога о нас», — святитель Николай нам помогает всегда. «Блаженная Матрона, проблемы все мои реши», — и Матрона бежит к нам на помощь.

У них есть своя функция, их специально для этого Господь создал, чтобы они прожили на земле, а потом нам помогали. Но если это так, то тогда мы к ним никакого отношения иметь не можем. И тогда нет смысла прославлять их память, потому что раз их Господь специально создал святыми, то в этом и нет их особенного подвига, нет личной заслуги, потому что им от Бога было уготовано быть святыми.

Недавно я имел разговор с одной женщиной, которая говорила: «Батюшка, как вы считаете, я про Марию Магдалину все время думаю — у нее была такая полнота, она ни в чем не сомневалась, жила, шла за Христом — как бы достичь такого, чтобы у меня тоже была такая полнота, чтобы тоже у меня так все было, все на своих местах, ничего не раздирало меня».

Действительно, такое впечатление, что раз он — святой, то у него все в порядке, уж если есть искушение, то поборется святой и обязательно победит, у святого нет вопросов, нет сомнений, внутренних мучений, нет никакого состояния, которое бы разделяло его в отношениях с Богом, как это бывает с нами иногда. Со святыми такого не происходит.

И я подумал, что, наверное, это не так. Если со святыми такого не происходит, если святые живут на земле без сомнений, если у них нет внутреннего состояния хоть иногда богооставленности, то тогда что-то не так, тогда это какая-то иная жизнь, потому что мы знаем о жизни святых в основном из таких источников, которые называются «жития». И смотрим в основном на иконы, то есть на такое изображение, которое показывает нам святого уже прославленным, уже победившим всякие искушения, победившим этот мир.

А потом встречаешься с какими-нибудь другими источниками, например, с дневниками. С дневниками, скажем, святителя Николая Японского, или с дневниками святого праведного Иоанна Кронштадтского, или с записями наших новомучеников и исповедников и воспоминаний о них. И вдруг понимаешь, что эти люди — они такие же, как мы. Они очень на нас похожи, у них много сомнений, внутренних переживаний, у них есть настоящая, глубокая тоска по Богу, у них нет никаких описаний собственных чудес или подвигов, а только описание собственного недостоинства и постоянного поиска Бога до самого конца.

И тогда задается вопрос: кто же эти святые, если они — такие же люди, как мы? Если это не такие люди, как мы, то тогда, действительно, у нас нет с ними никакой связи, и они существуют только для того, чтобы решать наши квартирные проблемы. А если это люди такие же, как мы, с такой же тоской по Богу, с такими же сомнениями, искушениями, тогда что же их сделало святыми? Почему они стали святыми, а мы ими никак не становимся, у нас ничего в жизни не происходит?

И вот на это есть один ответ: прежде всего эти люди поверили, что Евангелие написано про них, то, что написано в Евангелии, абсолютно каждым словом касается жизни человека. Мы, христиане, за много-много столетий истории нашей веры сумели себя так приучить, что Евангелие к нам отношения не имеет, что это такая прекрасная святая книга, в которой написано о том, как Христос ходил по земле, совершал чудеса, оставил нам свои учения, и как Он кому-то, отдельным людям, ну, скажем, апостолу Петру, говорил так: вот, иди по воде, а другим апостолам, как сегодня сказал: «Кто любит отца или мать свою больше Меня, тот Меня не достоин».

И это сказано про них, а не про нас. А для нас существуют утренние и вечерние молитвы, четыре поста во время года, замечательное правило благочестия и аскетики, все правила, по которым мы живем. Это существует для нас. И если мы будем все делать правильно и хорошо, то мы обязательно спасемся, потому что Церковь существует для нас, чтобы эти вещи наполнять, обслуживать нас, для того, чтобы мы правильным образом выстраивали свою жизнь.

Ну, и святые, соответственно, существуют для этого. Для того, чтобы мы заказывали молитвы, ставили свечи пред их иконами, молились им в случае наших житейских неудач. А святые — они по-другому жили. Прежде всего, они глубочайшим образом поверили в каждое слово Евангелия, и стали это слово применять к себе и поняли, что если Господь говорит это слово Петру, то Он говорит его и мне. И если говорит Господь юноше богатому: «Иди за мной», — то это не про какого-то юношу две тысячи лет назад написано, а про меня написано сегодня.

Так Антоний Великий пришел в храм, услышал вот это евангельское чтение о богатом юноше, вышел из храма, оставил все, и в пустыню ушел, и так монашество родилось. И так все появилось в нашей христианской жизни, святость появилась, потому что каждый понял, что через Евангелие Господь обращается к сердцу человека. С разной интонацией, но всегда через Евангелие и никак по-другому. И это первое, что этих людей сделало другими, христиан.

А второе то, что они не испугались, в отличие от нас, даже когда мы понимаем, что это касается нас, не испугались по этому Евангелию жить. Они решились, как Петр, оставили все и пошли за Христом. И больше ничего. Никаких специальных штук не было, никаких правил. Просто они так же избраны, как и мы с вами, те самые «избранные», о которых говорится сегодня, их много избранных. Много избранных — это все мы. Для того чтобы услышать Евангелие и не испугаться жизнью его прожить. Больше ничего для святости не нужно. Только это и делает человека святым.

Страшно принять это слово Божие, поверить, что Евангелие написано для тебя, страшно взять и пойти за Богом, страшно… Но без этого никогда человек святости не достигнет. Никаким особым подвигом поста или расточения своих имений, или говорением на других языках, нет, даже если тело свое отдаст на сожжение ради великой идеи — нет, все равно это не будет святостью. Святость будет только тогда, когда ты, восприняв Евангелие, как слово, сказанное тебе Богом, не испугался за Ним пойти. Этому и учат нас наши святые. И мне кажется, об этом прежде всего нам и стоит у них просить в будущем.

протоиерей Алексий Уминский

Что Бог дал Церкви взамен дара говорения «на иных языках»?

Наместник Троицкого Ионинского монастыря о главном чуде праздника Троицы.

Без синяков в духовной жизни — никак
Кто из нас не помнит благодатного времени своего воцерковления? На всю жизнь остаётся в памяти та ревность в посещении богослужений, в чтении книг и в домашней молитве, которую Господь нам тогда давал, чтобы мы укрепились в вере, чтобы устояли в истине, которую только что узнали.

Но, как младенец не может постоянно находиться в одном и том же состоянии, но растет и развивается, и если сначала его кормят мягкой пищей, пеленают и заботятся особенно внимательно, то когда начинает ходить, его потихоньку отпускают, так и Господь по мере нашего духовного возрастания потихонечку отпускает нас, как говорится, в свободное плавание.

И хотя ребенок падает, набивает шишки и синяки, но без этого нельзя, иначе он не вырастет. Так и человек наделен свободной волей, и его нельзя — даже такими благими средствами, как призывающая благодать — насильно удерживать в вере.

Церковь выросла
В Евангелии мы читаем, как трогательно Господь Иисус Христос заботился о Своих учениках — об апостолах. Но мы знаем, что чудеса, происходившие тогда, после в истории практически уже не повторялись. Никогда больше Господь так видимо не являлся людям.

И дар говорения на иностранных языках, который получили апостолы в день Пятидесятницы, когда сошел на них Святой Дух, по прошествии какого-то времени в Церкви тоже больше уже не встречался. Почему так?

Потому что Церковь окрепла. Церковь выросла. Появилось множество и устных, и письменных свидетельств о Христе. И стали как никогда актуальными слова, сказанные Господом апостолу Фоме — о том, что «блаженны не видевшие, но уверовавшие».

Мы все с вами и есть эти «блаженные». Потому что не осязали раны Христовы, не видели Его, Воскресшего, своими глазами. Но мы веруем в это. Как апостол Павел говорил, «если Христос не воскрес, то вера наша тщетна», так мы и веруем. И это о нас Господь сказал — «блаженные».

Поиски чудес на срезе дерева

епископ Обуховский Иона

Но, к сожалению, бывают моменты, о которых тоже предупреждал Христос. Когда Его просили явить какое-то свидетельство о Себе, Он отвечал: «Род лукавый и прелюбодейный знамения ищет, и знамение не дастся ему, кроме знамения Ионы пророка».

Действительно, как Иона три дня пробыл во чреве кита, так и Господь три дня был во чреве земли. И, как Иона был спасен и увидел Божий свет, так и Христос на третий день воскрес из мертвых. Это и есть — самое главное знамение. И самое главное чудо, в которое мы должны верить.

Но род сей — лукавый и прелюбодейный. Все равно сердца человеческие остаются в том же поврежденном состоянии, в какое пришли после грехопадения Адама и Евы. Мы повреждены грехом и потому продолжаем искать знамений и чудес.

Какой огромной популярностью пользуются в сети, или из рук в руки передаются фотографии каких-то свечений вокруг храмов или священников. Какие толпы собираются вокруг дерева, если разносится слух, что на его срезе проявилось некое подобие иконы Богородицы. К таким местам начинаются буквально массовые паломничества. И таких примеров — не счесть.

Откликнуться на зов
Но вот оно, перед нами — самое главное чудо в мире. Каждую Литургию, за Царскими вратами — Сам Христос в Своих Пречистых Тайнах, и мы имеем возможность причаститься Его Пречистой Плоти и Крови.

К этому чуду и нужно стремиться. К этому чуду нас призывает Господь — всегда, на каждой Литургии. Он говорит: «Примите, ядите… Пийте от нея вси». И не ищите иных чудес, как это делает лукавый и прелюбодейный мир.

Будем же всегда откликаться на этот зов. На каждой Литургии будем приступать к этому главному чуду, которое происходит в каждом храме Святой Православной Церкви. И вновь и вновь вместе с апостолом Фомой будем исповедовать свою веру во Христа: «Господь мой и Бог мой».

Иона (Черепанов), епископ Обуховский

Слово в день перенесения мощей святителя и чудотворца Николая

«В вечной памяти будет праведник…» (Пс. 111:6).

Сегодня праздник великого праведника и угодника Божия святителя Николая в честь перенесения честных мощей его из города Мира в Бари.

Он — велик в мире. Он — велик в Церкви Христовой! И память его, начиная со дня его кончины 6 декабря 342 года, прошедшая сквозь столетия и достигшая наших дней, лучшее тому свидетельство.

Не изумительно ли, дорогие мои, что недосягаемая высота жизни святителя Николая и служения его Богу не разделяет нас с ним, но делает его особенно близким и желанным нам. А соприкасаются с ним многие и очень многие: и верующие, и неверные, и православные, и инославные — и раньше, и теперь. В чем причина такой всеобъемлющей власти святителя над людьми? Да в том, что он во всей возможной для человека полноте уподобился Подвигоположнику своему Христу, исполняя заповеди Его. А Господь сказал: «Любящих меня я люблю, и ищущие меня найдут меня» (Притч. 8:17).

От юности полюбил святитель Николай Бога, и Бог полюбил его.

А Своим избранникам Господь дает столь великую благодать, что они любовью обнимают всю землю, весь мир, и душа их горит желанием, чтобы все люди спаслись и видели славу Господню.

Собственными свойствами святой души святителя Николая стало умение любить, умение снисходить ко всякому человеку, к разным людям и дать каждому именно то, что ему нужно.

О святителе Николае, архиепископе небольшого малоазиатского городка Миры Ликийские, почти нет достоверных письменных свидетельств, но «дивен Бог во святых Своих», и Он наполнил мир великой славой деяний Своего избранника до сего дня. Сказания и предания многое сохранили из жизни святителя, а еще больше хранится известий о его посмертных чудесах.

Православная Церковь празднует память святителя Николая каждый четверг недели наравне с памятью святых двенадцати апостолов. Она празднует торжественно день его рождества 11 августа (29 июля), день его преставления 19 (6) декабря и также бережно хранит праздничную память о перенесении его святых мощей 22 (9) мая из Мир Ликийских в южный итальянский город Бари, где они покоятся и доселе. Дела жизни сохраняют предания, Господь же сохранил для нас неоспоримое доказательство величия жизни святителя Николая в его святых и нетленных мощах, источающих святое миро, как свидетельство о том, что земная наша жизнь, прожитая беспредельно в Боге, бессмертна.

Семьсот с лишним лет после кончины своей почивал угодник Божий в городе, где некогда служил. Но когда Ликийская страна была разрушена сарацинами и храм, и сама гробница святителя пришли в запустение, он явился во сне священнику города Бари в южной Италии и повелел перенести его мощи в этот город. Не захотел святитель Николай — великий ревнитель и поборник веры Христовой — пребывать святыми мощами своими среди врагов Христовых — магометан.

Тайно, без торжества и пышности, но с горячей верой и любовью, с помощью самого угодника мощи были похищены барянами и на корабле доставлены в Бари, где бесценное сокровище встречали многочисленное духовенство и верующий народ. И ожила память святого в тот момент обильным излиянием его бесчисленных благодеяний в чудесах исцеления.

Знаменательно то, что прибыл святитель в город Бари 9 мая 1087 года, в воскресный день, в день памяти святых отец Первого Вселенского Собора, того Собора, на котором святитель Николай дерзновенно воинствовал против ереси безумного Ария, наставляя Святую Церковь в истинной вере.

И опять в эти дни перенесения святых мощей, как и 762 года назад, святитель Николай дает земной воинствующей Церкви неоспоримое доказательство и свидетельство силы Божией, изливаемой в Православной Церкви через верных ее служителей. В первую ночь по перенесении святых мощей было явлено сорок семь исцелений, на следующий день — двадцать два, в среду — двадцать девять, в четверг исцелен слепой и глухонемой юноша, пять лет страдавший болезнями, в субботу исцелилось одиннадцать недужных… Исцеления продолжались. Продолжаются они и поныне. Исцелял святитель Божий Николай тела и души своих современников при жизни своей, врачует он и теперь всех, призывающих на помощь святое имя его.

Уже тысячелетие наш народ исповедует веру во Христа, и тысячу лет тут почитается имя святителя Божия Николая. К нам он пришел одновременно с Православием, его святая ревность по вере и благочестию воспитывала наш народ. Множество храмов воздвигалось его молитвой и с его именем, каждая церковь, каждый дом хранили как святыню икону святителя, имея его своим помощником и покровителем.

Нелегок исторический путь Церкви. Нельзя нам с вами, дорогие мои, забывать, что начался-то путь Христовой Церкви в Сионской горнице благословением ее основоположника Христа, и почти сразу вместе с Ним вышла она на путь страдания. И не раз уже поднималась она на своем пути на Голгофу. И по тому, сколько пережила Церковь смертей, давно бы ей уже не быть на лице земли.

Но она жива! «…созижду Церковь Мою, и врата адова не одолеют её«, — сказал Господь (Мф. 16:18). Жива Церковь Господом и молитвами святых своих, которые, пройдя крестный путь жизни и все претерпев, получили силу за верность свою войти в Церковь Торжествующую Небесную и стать столпами Церкви земной.

Святителю отче Николае, помогай нам, ведь ты столп и нашей Церкви! Помогай нам, ведь по-прежнему дух века, дух мира сего дышит на нас, на Церковь своим смрадным дыханием, поражая нас маловерием, малодушным неверием и убийственной холодностью к вере.

Будем же помнить и приводить всегда на память потрясающие слова святого праведного Иоанна Кронштадтского, обращенные к нам: «Множество существует отдельных вероисповеданий христианства, с различным устройством внешним и внутренним, с различными мнениями и учениями, нередко противными Божественной истине Евангелия и учениям святых апостолов, Вселенских и Поместных Соборов и святых отец. Нельзя считать их все за истинные и спасительные: безразличие в вере или признание всякой веры за одинаково спасительную ведет к безверию или охлаждению в вере, к нерадению об исполнении правил и установок веры, к охлаждению христиан друг ко другу«.

«… Симон! Симон! се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу» (Лк. 22:31). Это он, сатана, и сделал, и делает, то есть породил расколы и ереси. Строго держись единой, истинной веры и Церкви: «…один Господь, одна вера, одно крещение, один Бог и Отец всех» (Еф. 4:5-6). А для этого борись со всяким злом, немедленно гаси его, воюй с ним данным тебе от Бога оружием святой веры, Божественной мудрости и правды, молитвою, благочестием, крестом, мужеством, преданностью и верностью. Будем все всегда помнить и сознательно исповедовать Символ святой Православной веры, будем в Боге и с Богом.

Мы с вами, дорогие мои,— чада Святой Православной Церкви не по праву нашему, но по любви Божией к нам. И любовь эта безгранична, она не зависит от времени, но всегда имеет силу. И любовь эта сохранит нас во все дни до скончания века.

Святителю отче Николае, моли Бога о нас! Аминь.

архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

Вознесение Господне

После Своего Воскресения Господь наш Иисус Христос в течение сорока дней пребывал на земле. Как только Он воскрес, Ему уже подобало быть на небесах, но Он остался на земле, чтобы уверить всех в действительности Своего Воскресения. Своим святым апостолам Он “явил Себя живым, но страдании Своем, со многими верными доказательствами, в продолжение сорока дней являясь им и говоря о Царствии Божием” (Деян.1,3).

Христос вознесся на небо с горы Елеонской (Деян. 1,12), где так часто проводил ночи в молитве, где предал Его Иуда, откуда начинался Его голгофский путь.Христос возносится на небо, где подобает Ему быть и где Он должен приготовить место для нас: “Я иду приготовить место вам” (Ин.14,2).

Как в Ветхом Завете первосвященник входил во святая святых, чтобы ходатайствовать за людей перед Богом, так и Христос возносится на небо, “чтобы ходатайствовать за нас” (Евр.7,25). Уже одно Его присутствие на небе достаточно для нас, ибо Освятивший и Возвысивший в Его Лице человеческую природу покроет милостью и тех, ради которых: Христос принял человеческое естество. Итак, “нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все” (Еф.4,10).

Христос вознесся на небо Своею божественною силою. Облако, которое сокрыло Его от очей апостольских, было не средством перенесения, а почестью Божества, как и слава Бога Израилева в виде облака наполняла скинию. “И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию” (Исх.40,34). Место Его после Вознесения — место “превыше всех небес”.

Почему же апостолы после Вознесения, разлучившись со Христом, возвращаются во Иерусалим без печали, а с радостью? Они запомнили в первую очередь обещание Христово: “Се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь” (Мф.28,20). Он, вездесущий и все исполняющий, всегда с нами и Своим Божеством и Своим человечеством: в мире, в Церкви, в Евхаристии, в жизни, в душе.

Вознесение Христово укрепляет нашу веру, которая и состоит в том, чтобы верить в невидимое. Велика была заслуга апостолов, ибо они через видимое человечество Иисуса Христа уверовали в Его Божество. Но еще большая заслуга тех, которые верят в Него, не видевши: “Блаженны не видевшие и уверовавшие” (Ин.20,29).

Вознесение Христово утверждает нашу надежду. Уже сам факт, что Христос человеческую природу вознес на небо, дает нам надежду, что и мы там будем. Кроме этого, Сам Христос говорил: “И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я” (Ин.14,3).

Вознесение Христово возгревает в нас любовь к небесным предметам. Апостол Павел говорит: “Ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном” (Кол.3,1 — 2); ибо “где сокровище ваше, там будет и сердце ваше” (Мф.6,21). А о том, что Дух Святой есть та самая любовь, которая направляет нас ко всему небесному, говорит Божественный Учитель Своим ученикам: “Лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам” (Ин.16,7).

“Что далеко от очей — далеко от сердца”. Эта пословица справедлива только в отношениях между людьми, но не в отношении человека к Богу. Здесь вернее будет обратное: “Далеко от очей — близко сердцу”. Но ведь и по Вознесении Христос не сокрылся от взоров человеческих: Он явился на пути в Дамаск, чтобы из Савла, преследовавшего Церковь, сделать апостола народов (Деян.18,8). Можно с верой принять, что являлся Он, вероятно, и Своей Пресвятой Матери, пока Она пребывала на земле. Являлся Он многим святым угодникам. Увидим мы Его при кончине мира, когда Он придет судить мир.

Главным делом для нас должно быть старание, чтобы в тот последний день показать праведному Судии и засвидетельствовать перед Ним, что Его Вознесение действительно было для нас укреплением веры, утверждением надежды и возгреванием любви. Если это совершится, тогда мы услышим из уст Божественного Спасителя: “Приидите… наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира” (Мф.25,34).

Блаженнейший митрополит Владимир

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Страх греха не спасает от греха, радость о Господе — спасает. протопресвитер Александр Шмеман
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012-2018. Все права защищены.