Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Церковный год»

12 июля — день памяти святых первоверховных апостолов Петра и Павла

Петр и Павел. Их имена принято называть вместе. Создается впечатление, что всю жизнь (или, по крайней мере, всю жизнь во Христе) они провели вместе.  Или что они были братьями или учителем и любимым учеником… Ни то, ни другое, ни третье неверно. Тогда почему эти апостолы так близки?

Они были совершенно разными людьми. Петр — простой рыбак, Павел — самый образованный из апостолов. Симон, которого называют Петром, должен был прожить спокойную жизнь человека, добывающего пропитание для себя и своей семьи непрестанным физическим трудом. Павел же  готовился стать иудейским учителем, знатоком тонкостей Писания — раввином.
Петр был со Христом практически с самого начала Его проповеди. Он всем сердцем возлюбил Учителя и со времени своего обращения готов был разделить с Ним все тяготы служения. Фарисей Павел был одним из самых рьяных гонителей христиан, пришествия которого с трепетом ожидали последователи Иисуса. Он стал христианином уже спустя некоторое время после смерти Христа.

Converion of PaulКогда Павел со спутниками шел в Дамаск, его внезапно ослепил удивительный свет. «Что ты гонишь Меня?» — спросил неведомо откуда исходящий голос. «Кто Ты, Господи?» — испугавшись, спросил Павел. — «Я Иисус, Которого ты гонишь». Можно только догадываться о том, что происходило в это время в душе Павла. Он должен был испытать невероятный страх, осознав, какие неправедные дела совершал, гоня и истребляя христиан. Ослепший, он пришел в Дамаск и там принял крещение. С этого времени начинается совершенно новая для него жизнь. Новая прежде всего в духовном плане. Теперь он стал одним из Апостолов — ближайших учеников Христа, первых христианских миссионеров, которые благовествовали народам о пришествии в мир Искупителя, Сына Господа Бога, претерпевшего крестные муки ради спасения человечества.

Из Павловых посланий и из книги Деяний апостольских мы можем понять, что о сущности христианства Павел узнал от Самого Господа. Неведомым образом он был вознесен до третьего неба (что это за пространство, богословы наверняка сказать не могут)  и там узнал всю полноту нового учения. Таким образом, Павел, подобно 12-ти апостолам, перенял апостольство непосредственно от Бога, потому его и называют 13-м апостолом. Но не только из-за этого. Павел, как никто другой, потрудился в деле проповеди. Благовествование было для него единственной желанной деятельностью. Его не страшили муки, не пугала смерть. Он сокрушался только в том случае, когда не мог проповедовать.

Павел не просто сообщал людям о том, что в мир пришел Сын Божий. Он подробно разъяснял им содержание христианства. От апостола Петра нам осталось 2 послания. От Павла — 14.

Проповедовали Петр и Павел совершенно разным людям. Петр нес благую весть прежде всего иудеям, Павел — язычникам. Хотя, поскольку его знали как безупречно знавшего закон фарисея, Павлу нередко предоставлялся случай говорить о Христе в местах собрания иудеев-фарисеев — синагогах.

Не совсем правильно задаваться вопросом о том, кто из апостолов был главнее. По идее они равны между собой. Однако нельзя не увидеть, что Господь особенно отличил и Петра, и Павла. Ни тот, ни другой внешне не походили на роль избранных провозвестников Слова Божия. Что мог поведать людям необразованный рыболов, к тому же трижды отрекшийся от Христа, несмотря на всю свою любовь к Нему? А как можно было предположить, что ученик знаменитейших раввинов, гонитель христиан, больше других послужит Господу в деле проповеди Евангелия? «Пути Господни неисповедимы», — гласит древняя мудрость. И биографии Петра и Павла еще раз доказывают правильность этой идеи. Только Бог, Который «есть любовь», мог знать двух этих людей настолько хорошо, чтобы доверить им такую сложную миссию. Только Он мог разглядеть в глубине их сердец не явленную еще миру искру любви, которая после крещения разгорелась настоящим огнем любви.

«Что больше Петра! Что равно Павлу делом и словом! Они превзошли всю природу земную и небесную. Связанные телом, они сделались превосходнее ангелов… Петр есть предводитель апостолов, Павел — учитель вселенной и причастник горних сил. Петр — узда беззаконных иудеев, Павел — призыватель язычников; и усматривай высочайшую премудрость Господа, Который Петра избрал из рыбарей, Павла — из скинотворцев. Петр — начало православия, великий священнослужитель Церкви, необходимый советник христиан, сокровищница горних даров, избранный апостол Господа; Павел — великий проповедник Истины, слава вселенной, парящий в высоте, духовная лира, орган Господень, бдительный кормчий Христовой Церкви», — пишет об апостолах святитель Иоанн Златоуст.

Как повествует предание, апостолы претерпели мученическую кончину в Риме. Когда император Нерон поджег Рим, чтобы насладиться фантастическим зрелищем горящего города, в поджоге обвинили христиан. Сотни мучеников были сожжены или растерзаны зверями на арене цирка. Говорят, что апостол Петр, тогда бывший в городе, решился покинуть Рим. Когда он вышел из столицы, на дороге ему явился Христос, Который нес на Себе крест. «Я иду в город, чтобы искупить его вину, потому что мои ученики оставляют его», — объяснил Христос. Тогда Петр понял, что ему надлежит остаться и погибнуть в Риме.

Апостол был приговорен к распятию за проповедь Евангелия, но он не считал себя достойным погибнуть смертью Спасителя, поэтому по его просьбе был распят вниз головой.

Павла, как римского гражданина, распять не могли. Поэтому ему мечом отрубили голову. Рассказывают, что вместо крови из его шеи потекло молоко.

Святых апостолов Петра и Павла начали почитать сразу же после их казни. Место их погребения было священно для первых христиан. В IV веке святой равноапостольный Константин Великий построил храмы в честь святых первоверховных апостолов в Риме и Константинополе.

 по материалам taday.ru

Слова праздника: СВЯТЫХ, СЛАВНЫХ И ВСЕХВАЛЬНЫХ ПЕРВОВЕРХОВНЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА

St.-Peter-and-St.-Paul-the-Apostles

Дал еси утверждение Церкви Твоей, Господи, / Петрову твердость, и Павлов разум, / и светлую мудрость, / и обоих богогласие истинное, / еллинскую прелесть отгонящее, / темже, тайноводими от обоих, / поем Тя, Иисусе Всесильне, / Спасе душ наших.

 

Дал Ты устои Церкви Твоей, Господи, / – твердость Петра и Павла разум, / и блистательную мудрость, / и истинно божественную обоих проповедь, / обман безбожия отгоняющую. / Потому мы, ими обоими в таинства вводимые, / воспеваем Тебя, Иисусе всесильный, / Спаситель душ наших.

Петре, верховне славных апостол, каменю веры, / и Павле чудне, Святых Церквей вития и светильниче, / Божественному престолу предстояще, / о нас Христу молитеся.

 

Петр, глава славных Апостолов, камень веры, / и Павел чудный, Святых Церквей оратор и светило! / Божественному престолу предстоя, / о нас перед Христом ходатайствуйте.

Трикратным вопрошением, / еже: Петре, любиши ли Мя? / трикратное отвержение Христос исправил есть. / Темже и к Тайноведцу Симон: / Господи, вся веси, вся знаеши, / Ты веси, яко люблю Тя. / Темже к нему Спас: / паси овцы Моя, паси избранныя Моя, / паси агнцы Моя, яже Моею кровию снабдех во спасение. / Того моли, Богоблаженне апостоле, / даровати нам велию милость.

 

Троекратным вопросом: / «Петр, любишь ли ты Меня?» / троекратное отречение Христос исправил. / Потому и к тайны Ведающему Симон: / «Господи, Ты все знаешь, все ведаешь, / Тебе известно, что я люблю Тебя!» / Тогда Спаситель к нему: / «Паси овец Моих, паси избранных Моих, / паси агнцев Моих, которых Своею кровию приобрел Я во спасение!» / Его моли, Богоблаженный Апостол, / даровать нам великую милость.

Павле, уста Господня, основание учений, / иногда убо гонитель Иисуса Спаса, / ныне же и первопрестольник апостолов быв, блаженне. / Темже неизглаголанная видел еси, мудре, / даже до третияго небесе возшед, и взывал еси: / приидите со мною, и благих не лишимся.

 

Павел, уста Господни, догматов основание, / некогда – гонитель Иисуса Спасителя, / но ныне сам ставший первопрестольным среди Апостолов, блаженный. / Потому неизреченное ты увидел, мудрый, / взойдя до третьего неба, и взывал: / «Придите со мною, и не лишимся благ!»

Апостолов первопрестольницы / и вселенныя учителие, / Владыку всех молите / мир вселенней даровати / и душам нашим велию милость.

 

 

Первенствующие из Апостолов / и вселенские учители, / Владыку всего молите / мир вселенной даровать / и душам нашим великую милость.

 

Величание:

Величаем вас, апостоли Христовы Петре и Павле, / весь мир ученьми своими просветившия / и вся концы / ко Христу приведшия.

 

Величание

Величаем вас, / Апостолы Христовы Петр и Павел, / весь мир учениями своими просветившие / и все концы земли / ко Христу приведшие.

 

Троица. Андрей Рублев. Божественное в искусстве

TrinityОписание работы «Троица» взято с искусствоведческого источника. Удивительным образом при стараниях автора статьи посмотреть на работу как на картину, нежели икону, перед нами открывается ее сокровенный смысл.
«Троицу», написанную Андреем Рублевым, никто не видел лет четыреста. Спустя столетие после создания ее, потемневшую от свечного дыма, покрытую олифой, впервые «поновили», то есть наложили поверх новый слой краски. А потом еще три или четыре, один другого темнее и благостнее. Сохранялся образ, а не живопись.Павел Флоренский увидел настоящую «Троицу» Андрея Рублева одним из первых людей за последние несколько веков. Уникальная возможность для священника, философа и искусствоведа. В самом начале советского государства, в 1919 году, он был членом Комиссии по охране памятников искусства Троице-Сергиевой лавры и присутствовал при снятии золотого оклада, при расчистке более поздних слоев, на протяжении веков ложившихся сверху на рублевскую живопись. «Есть «Троица» Рублева, следовательно есть Бог», — спустя несколько лет напишет Флоренский в книге «Иконостас».

Эта фраза, мистическая и богословская, на первый взгляд, была вписана во вполне конкретный философский и искусствоведческий контекст. Есть художники, утверждал Флоренский, которые пишут библейские сюжеты, восходя в своем вдохновении в другой, духовный мир – и тогда их образы основаны на земных видениях, на человеческих лицах и поступках. Они от земли только отрываются и не всегда достигают истины. А есть художники, которые создают картины, уже возвращаясь из мира высшего – и тогда образы основаны исключительно на образах этого мира, увиденного духовным зрением. И Андрей Рублев (как и Рафаэль, например) – один из художников, видевших Бога и видевших истину.

«Троица» никогда не была ни чудотворной, ни исцеляющей иконой, с нее не делали множество списков, как, например, с Владимирской иконы Божьей матери. Ее удивительное воздействие на человека не объясняется чудесами, оно само по себе чудо. Чистая живопись. Советские искусствоведы и историки, написавшие сотни монографий к 600-летию Рублева в 60-х годах, Андрей Тарковский, показавший в своем фильме «Троицу» единственно цветными кадрами, реставраторы, верующие, священники, посетители Третьяковской галереи, наконец – все видевшие икону ощущали неземное спокойствие и тихий восторг.

Но вместе с мистическими переживаниями советские реставраторы, открывая «Троицу», сделали возможным еще и ее художественное изучение. И восторг искусствоведов оказался сродни благоговению верующих. Даже комментируя композиционное совершенство или колористическое решение иконы, они рано или поздно сбиваются с терминов на эмоции: «обаяние», «загадочный творческий скачок», «откровение», «внутренняя гармония». И все же «Троицу» за последнее столетие достаточно изучили.

Краски. Византийские иконы, которые видел Рублев и на которых учился, были совсем иными по колориту. Гармоничность цветовых сочетаний в них достигалась выбеливанием цветов, приглушенностью благородных, смешанных оттенков. Чистого цвета в них не было, и уж тем более контраста чистых цветов. Рублев был первым, кто чистоту и неземное сияние выразил цветом. Яркий синий, использованный в «Троице» называют «рублевским голубцом», до сих пор.

Сюжет. Каноничный ветхозаветный сюжет об Аврааме и Сарре, которые угощали трех странников и понимали, что это сам Бог находится с ними за одним столом, Рублев тоже исполнил по-новому. На гостеприимном столе осталась одна чаша, а хозяев просто нет, как нет и самого действия угощения. Это мы, стоящие перед иконой, принимаем Бога вместо Авраама и замираем от открывшегося нашим глазам бессловесного общения трех ангелов.

Символы. Обычные для иконографии этого сюжета элементы пейзажа – Мамврийский дуб, дом Авраама, гора – у Рублева становятся многозначными символами, над толкованием которых критики спорят до сих пор. Дерево за спиной среднего ангела, скорее всего Христа, символизирует воскресение, а его изогнутый ствол, как и зигзагообразный вырез хитона, говорит о сложной, мученической судьбе, ожидающей Божьего сына на земле. Гора – это символ восхождения к небу, «восхищения духа», а значит правый ангел – Святой Дух. Над ангелом, воплотившим Бога-Отца, возвышаются палаты, которые есть символ «домостроительства», созидания и сотворения.

Композиция. Круговая композиция иконы – это все то же изображение единства, нераздельности, троичности Бога, а вместе с тем символ единения в любви. Очень важный смысл для того периода междоусобиц, побоищ и выжигающих дотла пожаров.

Но даже когда открываются тысячи смыслов, символов, особенностей композиции и ритмов, «Троица» остается произведением, несущим необъяснимое «обаяние», «загадочный творческий скачок», «откровение» и «внутреннюю гармонию», произведением человека, который видел Бога.

Церковь празднует Преполовение Пятидесятницы

Название праздника – Преполовение – означает половину срока, т.е. середину по времени между двумя величайшими праздниками – Пасхой и Троицей, иначе называемой Пятидесятницей, отмечаемой на 50-й день после Пасхи. Отмечается в среду 4-ой седмицы (недели) после Пасхи.

Наименование праздника Церковь заимствовала из Евангелия, благовествующего об Иисусе Христе, что Он, во дни Своей земной жизни, в третий год Своей Евангельской проповеди, в преполовение Ветхозаветного праздника Кущей, вошел в церковь и учил.

Праздник Кущей был одним из трех великих всенародных еврейских праздников, в память пребывания евреев в кущах (шалашах) во время странствованиях их по пустыне, и особенно в память показанной Богом Моисею на горе кущи, по образу которой Моисей поставил скинию. Праздник продолжался восемь дней, из которых первый и последний были особенно святы. Обрядом восьмого дня, состоявшим в связи с христианским праздником преполовения, был обряд торжественного возлияния воды.

В преполовение праздника Кущей Господь вошел в храм Иерусалимский и учил. Иудеи, слыша учение, произносимое Господом в праздник, «дивились, говоря: как Он знает Писания, не учившись?» От Божественного учения Господа преполовение стало праздником для Церкви Христовой

День Преполовения – древний христианский праздник. О нем упоминал в своих поучениях свт. Иоанн Златоуст. В V веке Анатолий Константинопольский, в VII – преподобный Андрей Критский, в VIII – св. Иоанн Дамаскин, в IX – преподобный Феофан Исповедник воспели Преполовение в духовных песнях, которыми Церковь ныне восхваляет Господа в праздник Преполовения Пятидесятницы.

Вспоминая в Неделю о расслабленном освящение воды от Ангела в купели Силоамской, и Божественное учение Иисуса Христа, произнесенное Им в Пятидесятницу, которое Господь уподоблял воде, «подающей грешнику, жаждущему спасения, жизнь и мудрость», Церковь в день Преполовения после литургии совершает малое водоосвящение, прося Господа «напоить жаждущие души водами благочестия».

Великая среда

C содроганием сердца слушаем мы страшный рассказ о предательстве Иудой своего Божественного Учителя. Конечно, вполне понятно и законно глубокое негодование против того, о ком Сам Господь наш Иисус Христос сказал Своим ученикам: Не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол (Ин. 6:70).

Вероятно, не раз возникал у вас вопрос: зачем Господь, Всеведущий Бог, избрал Иуду в число двенадцати апостолов, ведь Он знал, что это за человек, знал, что он предаст Его?

То, что сделал Иуда, было предсказано пророком Давидом более, чем за тысячу лет до Рождества Христова. От лица Господа Иисуса Христа он говорит: Даже человек мирный со мною, на которого я полагался, который ел хлеб мой, поднял на меня пяту (Пс. 40:10). А в шестьдесят восьмом псалме сказано: жилище их да будет пусто, и в шатрах их да не будет живущих (Пс. 68:26).

Все то, что случилось в жизни Господа на земле, еще до сотворения мира было предуставлено в совете Божием: предусмотрено было падение Адама и Евы, предусмотрена глубокая развращенность рода человеческого. Было принято решение о том, что Второе Лицо Святой Троицы, Бог Слово, сойдет на землю, воплотится и Своей проповедью, Своей смертью на Кресте спасет погибающий род человеческий. И нас изумляет та бездна любви к погибающему человечеству, которая породила это решение. Итак, все было заранее предвидено и предвозвещено пророками. Страдания Христовы были описаны святым пророком Исаией так ярко, так сильно, как будто он сам присутствовал при них, за что и именуется он ветхозаветным евангелистом.

Почему же Иуда был избран в число учеников Христа? Потому, что должно было исполниться предвозвещенное пророками. Так было угодно Богу, так предуставил Бог, значит, так должно было произойти.

Об Иуде на Тайной Вечери Господь сказал страшное слово: Один из вас предаст Меня. Лучше было бы этому человеку не родиться (Мф. 26:21–24), – так ужасен грех его.

Чтобы понять, почему нужен был Иуда как орудие предания на смерть Господа, скажу, что Бог в глубокой древности не раз избирал сосудами гнева Своего людей, погрязших в грехах, безнадежных для истины.

Так, Он говорил устами пророка Исаии народу израильскому: И что вы будете делать в день посещения, когда придет гибель издалека? (Ис.10:3) О, Ассур, жезл гнева Моего, и бич в руке его – Мое негодование! Я пошлю его против народа нечестивого и против народа гнева Моего, дам ему повеление ограбить грабежом и добыть добычу и попирать его, как грязь на улицах. Но он не так подумает и не так помыслит сердце его; у него будет на сердце – разорить и истребить немало народов (Ис.10:5–7). Величается ли секира пред тем, кто рубит ею? Пила гордится ли пред тем, кто двигает ее? (Ис. 10:15).

Таким был фараон, не хотевший отпустить народ израильский из Египта; таков был страшный царь Навуходоносор. Таков был и Иуда.

Злыми Господь никого не творит. Злыми не рождаются. Злые потому злы, что сами избирают путь зла. Они могли бы быть добрыми, могли бы избежать страшной участи, если бы захотели. Помните основную, важнейшую истину: Бог насильно никого к Себе не привлекает, страхом и трепетом не заставляет повиноваться Ему. Только чистая и свободная любовь угодна Ему. Подчинение из страха не имеет никакой нравственной ценности.

Однако заглянем поглубже в сердце Иуды, ибо таким образом можем найти важное поучение и для нас самих.

И Иуда, если бы захотел, мог бы избежать этой страшной участи предательства. Он три года ходил с другими апостолами за Господом Иисусом Христом; три года слушал Его Божественные речи и был свидетелем великих чудес, творимых Им.

Сколько доброго и великого видел и слышал он от своего Учителя! Как кротко обращался с ним Спаситель, даже в тот страшный час Тайной Вечери, когда он готов уже был уйти, чтобы предать Господа первосвященникам. Он мог бы сурово и гневно обличить Иуду пред всеми, но не делает этого, а с глубокой печалью говорит ученикам, что один из них предаст Его, даже не называя его имени.

Он ждет, не погаснет ли мысль о предательстве в сердце Иуды, не раскается ли он в злодеянии, которое затевает, не откажется ли от намерения предать Господа. Но зло в сердце Иуды уже достигло такой огромной силы, что он даже не постыдился вместе с другими учениками спросить: Не я ли, Господи?

Господь и теперь не обличил предателя пред всеми учениками, лишь тихо произнес: Ты сказал. Это значило: «Ты признался сам, ты предашь Меня». И подал ему Святой Хлеб. И после сего куска вошел в него сатана, – говорит святой апостол Иоанн (Ин. 13:27). Сатана сотворил обитель свою в сердце Иуды подобно тому, как Дух Святой делает обителью Своей сердца чистых и праведных людей.

Сатана не сразу вселяется в сердце человека, он не имеет власти войти в него, особенно, если это сердце освящено великими Таинствами покаяния и Причащения. Не сразу вошел он и в сердце Иуды. Он соблазнял Иуду на зло и предательство в течение долгого времени, вероятно, и до того, как он стал апостолом, ибо мы знаем из Евангелия, что он был вором, значит и раньше, до апостольства, был поражен сребролюбием.

Когда же сатана полностью овладел сердцем Иуды? Тогда, когда у него уже окончательно созрело решение предать Спасителя и оставил его Дух Святой.

Но не один Иуда был жилищем диавола; многие люди до такой степени погрязли во зле, лжи, убийствах, воровстве, что и в них вселились злые духи. С ними произошло то, о чем говорил Господь Иисус Христос: Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит; тогда говорит: Возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит его незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, вошедши, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого. Так будет и с этим злым родом (Мф. 12:43–45).

Этот ужас вселения злого духа грозит каждому из нас, хотя мы и молимся, причащаемся Святых Тайн; ибо Тело и Кровь Христовы не талисман и не нечто, механически защищающее от всякого зла, от всех наветов диавола и ангелов его. Это великая, безмерная помощь Божия в нашей борьбе с искушениями от злых духов, если будет сердце наше чисто, если не будем постоянно, изо дня в день грешить.

Будем же хранить в сердцах наших слово Спасителя: Царство Небесное силой берется и только употребляющие усилие восхищают его (Мф. 11:12). Будем вести постоянную борьбу с пороками и страстями и не будем никого осуждать, помня о своих прегрешениях. Да подаст нам Свою всесильную помощь Господь и Бог наш Иисус Христос, Которому слава и держава со Безначальным Его Отцом и Пресвятым Духом во веки. Аминь.

святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Страстная Седмица : Великий Вторник

Вторник Страстной седмицы — один из самых главных и насыщенных глубоким духовным смыслом дней богослужебного года.
Приближаясь к дням Своих страданий, Господь был особенно близок и откровенен со Своими учениками. «Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего» (Ин. 15, 15), — говорил в этот день Спаситель апостолам. Теперь Он уже не прикровенно, но с особенной ясностью возвещал им о том, что Ему надобно пострадать, чтобы таким образом приготовить их к Своим страданиям: Вы знаете, что через два дня будет Пасха, и Сын
Человеческий предан будет на распятие (Мф. 26, 2).
В этот день Христос пришёл в Иерусалимский храм, где в последний раз проповедовал перед народом. Он произнёс обличительную речь о лицемерии фарисеев, которые хитростью и льстивыми словами хотели «запутать» Иисуса и дать повод донести на него римским властям. Они спросили: «Как Тебе кажется? Позволительно ли давать подать кесарю или нет?» (Ин. 8, 49). Стоило Христу ответить «да», как фарисеи бы обвинили его в поддержке римских властей, ответ «нет» мог послужить предлогом объявить Иисуса мятежником. Но Христос попросил принести римскую монету, динарий, на которой было отчеканено изображение императора, кесаря, и сказал: «Итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22, 21).
Покинув храм, Христос поведал своим ученикам о грядущих событиях – о разрушении Иерусалима и о Втором пришествии Спасителя. Пророчество о судьбе столицы иудеев сбылось в  70 году н. э., когда город Иерусалим был взят штурмом и разрушен до основания императором Титом. На вопрос учеников, когда именно ждать Второго пришествия, Спаситель сказал в любой момент быть готовыми к встрече с Богом, «потому что не знаете, в который час Господь ваш придёт» (Мф. 24, 42).
Речь здесь идет не только о Втором пришествии Спасителя и последующем за ним Страшном суде, но и неизбежной для каждого человека кончине, дня и часа которой тоже никому не дано знать, кроме Бога. Свою мысль Христос объясняет двумя притчами: о рабах, неверном и благоразумном, и о десяти девах.
Господин покидает свой дом и поручает управление двум слугам. Один, думая, что хозяин вернется нескоро, начинает бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами (Мф. 24, 49); другой исправно делает свое дело. Господин вернется неожиданно и благоразумного раба сделает управляющим имением, а с неверным поступит сурово: рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов (Мф. 24, 51).
Вторая притча повествует о том, как десять дев, взяв свои светильники, вышли навстречу Жениху. Пять мудрых дев взяли с собой запас масла для ламп, тогда как другие пять дев не подумали об этом. В полночь оказалось, что у пяти неразумных дев масло закончилось и светильники перестали гореть. Мудрые же девы воспользовались запасом масла – их светильники не потухли. Пока остальные девы покупали масло, двери дома, куда они должны были войти для встречи с Женихом, уже затворились.
Об этом же поется в тропаре первых трех дней Страстной седмицы: «Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим — тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи. По молитвам Богородицы помилуй нас!».

Песнопения из службы во вторник Страстной седмицы Великого Поста

Душевною леностию воздремався, / не стяжах Женише Христе, / горяща светильника иже от добродетелей, / и девам уподобихся буим, / во время делания глумляся. / Утробы щедрот Твоих не затвори мне Владыко, / но оттряс мой омраченный сон, возстави, / и с мудрыми введи девами в чертог Твой, / идеже глас чистый празднующих, / и вопиющих непрестанно: / Господи, слава Тебе. От душевного нерадения задремав, / не приобрел я, Жених мой, Христе, светильника, горящего добродетелями, / и уподобился девицам неразумным, / во время работы мечтая. / Сострадательного сердца Твоего не затвори от меня, Владыка, / но стряхнув с меня мрачный сон, воздвигни, / и с разумными девами введи в Твой брачный чертог, / где чистый глас празднующих и взывающих непрестанно: / «Господи, слава Тебе!»
Приидите вернии, / делаим усердно Владыце: / подавает бо рабом богатство, / и по равенству кийждо да многоусугубим благодати талант: / ов убо мудрость да приносит делы благими, / ов же службу светлости да совершает. / Да приобщается же словом верный тайны ненаученному, / и да расточает богатство убогим другий: / сице бо заимованное многоусугубим, / и яко строителие вернии благодати, / Владычния радости сподобимся. / Тоя нас сподоби, Христе Боже, / яко Человеколюбец. Придите, верные, / потрудимся усердно для Владыки, / ибо Он подает рабам Своим богатство; / и каждый соразмерно да преумножит благодати талант: / один мудрость да употребляет на добрые дела, / а другой служение просвещения да совершает. / Да приобщает же верный / к слову Божию непосвященного, / и да раздает богатство бедным иной: / ведь так мы взаймы нам данное преумножим, / и как верные распорядители благодати / радости со своим Владыкой удостоимся. / Ее и нас сподоби, Христе Боже, / как Человеколюбец.

 

Что унываеши душе моя окаянная? / Что мечтаеши безвременно попечения неполезная? / Что упражняешися к мимотекущим? / Последнейший час есть отселе, / и разлучитися имамы от сущих зде. / Дондеже время имаши, возникни зовущи: / согреших Ти, Спасе мой, / не посецы мене якоже неплодную смоковницу, / но яко благоутробен Господи, / ущедри со страхом зовущую: / да не пребудем вне чертога Христова. Что в нерадении пребываешь, / душа моя несчастная? / Что не вовремя мечтаешь в заботах о бесполезном? / Что занимаешься бесследно утекающим? / Последний час отныне наступил, / и предстоит нам со всем здешним разлучиться. / Доколе имеешь время, отрезвись, взывая: / «Согрешила я пред Тобою, Спаситель мой, / не сруби меня как бесплодную смоковницу, / но как милосердный, Господи, / пожалейсо страхом восклицающую: / Да не останемся мы вне брачного чертога Христова!»
Се тебе талант Владыка вверяет душе моя, / страхом приими дар, заимствуй давшему, / раздавай нищим, и стяжи друга Господа, / да станеши одесную Его, егда приидет во славе, / и услышиши блаженный глас: / вниди рабе в радость Господа твоего. / Тоя достойна мя сотвори Спасе, заблудившаго, / великия ради Твоея милости.

 

Вот, душа моя, Владыка вверяет тебе талант. / Со страхом дар прими, / отдай в рост для Давшего тебе, / раздай нищим и приобрети этим друга в Господе, / чтобы стать справа от Него, когда Он придет во славе, / и услышать блаженный глас: / «Войди, раб, в радость Господа Твоего!» / Удостой ее, Спаситель, и меня, заблудшего, / по великой Твоей милости.

Страстная седмица: Великий Понедельник

Страстная седмица для каждого христианина — главная неделя в году. В эти дни мы заново переживаем те события, с которыми не сравнятся наши бытовые заботы и жизненные неурядицы. Именно к этим дням подводил и готовил нас Великий пост. Каждый день потому и называется Церковью «Великим»

В Великий Понедельник мы слышим евангельский рассказ о бесплодной смоковнице. После торжественного входа в Иерусалим, в тот же день Иисус удалился из города в Вифанию и провел там ночь. Возвращаясь утром в Иерусалим, Христос захотел есть. Он подошел к смоковнице (т.е. инжирному дереву), но не нашел на ней плодов. Евангелист Марк объясняет это тем, что еще не время было собирания смокв (Мк. 11, 13). И тогда Спаситель сказал смоковнице: да не будет же впредь от тебя плода вовек. И смоковница тотчас засохла (Мф. 21, 19). Казалось бы, Он наказал ни в чем не повинное дерево, хотя оно по всем законам природы просто не могло тогда принести плодов. Проклятие смоковницы не более, чем символ, которым Христос хотел сказать людям нечто существенно важное. Святитель Иоанн Златоуст так объясняет поступок Спасителя: «Христос всегда благодетельствовал и никого не наказывал, между тем надлежало Ему показать и опыт Своего правосудия, чтобы и ученики, и иудеи узнали, что Он хотя и мог иссушить, подобно смоковнице, своих распинателей, однако же добровольно предает Себя на распятие, и не иссушает их. Он не захотел показать этого над людьми, но явил опыт Своего правосудия над растением». Еще раньше апостолы хотели попросить своего Учителя дать им власть низвести огонь на самарянское селение, в котором их не приняли. Господь запретил им это, сказав: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать (Ин. 19, 55-56).

Это чудо также имеет важное нравственное значение и для каждого человека. В каждый миг человек должен быть готов к встрече с Богом, чтобы не оказаться тогда духовно пустым и бесплодным. О том и поет так проникновенно Церковь сегодня:

Се Жених грядет в полунощи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща: недостоин же паки, егоже обрящет унывающа. Блюди убо, душе моя, не сном отяготися, да не смерти предана будеши, и Царствия вне затворишися, но воспряни зовущи: Свят, Свят, Свят еси, Боже, Богородицею помилуй нас. «Вот, Жених приходит в полночь, и блажен тот слуга, которого Он найдет бодрствующим; а кого найдет уныло спящим – тот недостоин. Смотри же, душа моя, не отягощайся сном, чтобы тебя не предали смерти и не закрыли пред тобой двери Царствия, но воспрянь, взывая: Свят, Свят, Свят, Ты Господи. По молитвам Богородицы помилуй нас!»

Тропарь

Изсохшия смоковницы за неплодие, прещения убоявшися, братие, плоды достойны покаяния принесем Христу, подающему нам велию милость. «Братие, убоявшись приговора, постигшего иссохшую смоковницу за неплодие, принесем плоды, достойные покаяния, Христу, дарующему нам великую милость».

Стихира

Чертог Твой вижу, Спасе мой, украшенный, и одежды не имам, да вниду вонь: просвети одеяние души моея, Светодавче, и спаси мя. «Вижу, мой Спаситель, Твой украшенный чертог, и нет у меня достойной одежды, чтобы войти туда: просвети одеяние моей души, о Светодавец, и спаси меня».

Светилен

 

Для мира сего

Опять подходят дни, когда мы вспоминаем удивительный евангельский рассказ: за шесть дней до Пасхи возвращается Иисус Христос в Иерусалим, откуда изгнали Его злоба, страх и зависть врагов. Возвращается и знает, что идёт на смерть: «Се восходим в Иерусалим, — говорит Он на пути ученикам Своим, — и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и убьют Его» (Мф. 20, 18). Он знает, что час Его пришёл; знает, что люди, облечённые властью, уже бесповоротно решили уничтожить Его, одним Своим присутствием подрывающего их авторитет, власть и благополучие.

Но при входе в Святой Город происходит нечто необыкновенное. Христос неизменно уклонялся от прославления Его людьми и никогда не хотел принимать на Себя никакой власти над ними. Но вот за шесть дней до Своего страдания и смерти Он Сам выступает инициатором собственного прославления.

И вот веками мы уже спрашиваем себя? почему Христос захотел этого? И сейчас, за неделю до Пасхи, перед вступлением в печаль и мрак Страстной седмицы, мы празднуем Вербное воскресенье. Мы берём в руки всё те же зелёные ветки, высоко поднимая их, и несётся снова и снова всё то же восторженное приветствие: Осанна! благословен Грядущий во имя Господне!

Вопрос о смысле этого праздника — краеугольный камень для всего понимания христианства. Если Христос захотел земного торжества, то для того, чтобы люди навсегда запомнили: хотя Царство Его не от мира сего, но оно для мира сего — для нашей земли, для нашей жизни на ней, и Царство это имеет первостепенное значение, потому что всё лишь в его свете получает смысл. На несколько часов, лишь в одной точке земного шара Христос становится царём. В нищем Учителе, не имеющем где главу приклонить, не имевшем никакой земной власти и силы, люди признали истинную власть и истинную силу, в Нём, нищем и бездомном и вскоре осуждённом, увидели своего Царя и Господа. Вот чудо , вот вечный смысл Входа Господня в Иерусалим. Ибо если простые люди, такие же , как мы, внезапно и хотя бы на короткое время увидели и поняли это, захотели такой власти и такого Царя, это означает, что на последней глубине тут и только тут смысл и власти и самой жизни. Ибо власть Христа проявляется не в силе, всё себе подчиняющей, не во внешнем величии, вызывающем страх и трепет, а в любви и свободе.

Се Царь твой грядет кроткий (Мф. 21, 5) — нам даже в голову не приходит, что слово «кроткий» может быть применено к носителю власти. Кроткими и смиренными бывают рабы, подчинённые, а носитель власти только и делает, что кричит о своём могуществе, всем угрожает. Гордость за внешнее могущество нашей страны вошла в нашу плоть и кровь и всячески поощряется как нечто законное и необходимое. Но вот приближается, вечно приближается, сегодня, сейчас и уже не только к Иерусалиму, как две тысячи лет назад, но к моей стране, к моему городу, ко мне этот странный Царь, кроткий и смиренный, у которого нет никакой внешней силы, никакого «аппарата власти» — нет ничего, кроме бесконечной любви. Он не призывает к борьбе и восстанию, не выдвигает никаких программ, не говорит ни о каких реформах. Но вот уже две тысячи лет люди в тайниках души своей встречают Его, преклоняют перед Ним колена и радостно восклицают: Осанна! благословен Грядущий во имя Господне! И он воцаряется, и Царство это никто не в силах у Него отнять.

Без Вербного воскресенья было бы невозможно несколько дней спустя понять, что, стоя перед Крестом и созерцая страдания распятой на нём Любви, мы стоим перед Царём и созерцаем победу, а не поражение. Из Иерусалима Царя поведут на смерть, и это будет победное шествие. Его будут бить, оплёвывать и, издеваясь, приговаривать: «Радуйся, Царь!» Но пройдут века, погибнет и обратится в пыль всякая земная мощь и всякая земная власть, сгниют в могилах все золотом осыпанные тамерланы, наполеоны, сталины, а над миром всё так же будет возвышаться Крест и всё так же будут предстоять ему люди, воспевая Распятому на нём: «Ты еси Един Царь, Ты еси Един Господь!» Кто же победил? Тот, Кто всегда побеждает!

Вербное воскресенье — знак и радость победы Христовой в мире, радостная наша уверенность, что только одному Царю и одному Царству нет и не будет конца.

протопресвитер Александр Шмеман

Служба на Вход Господень в Иерусалим

Субота Акафіста

У суботу 5-го тижня Великого посту православні християни мають звичай з особливою шаною прославляти Пресвяту Богородицю. День цей за церковним календарем отримав назву Похвали Божої Матері, або ж Суботи акафіста.

Історія цього святкування, встановленого у ХІ столітті, сягає 626 року – саме тоді спільна армія скіфів та сарацинів підступила під стіни столиці Візантії. Константинополь було врятовано завдяки заступництву Діви Марії, до Якої в молитвах полинуло населення міста – адже недарма ще рівноапостольний Костянтин, засновуючи нову столицю, доручив її молитовному захисту Пречистої. Раптово повстала страшна буря, яка розсіяла і потопила кораблі нападників, а решта ворогів з соромом втікли. Тоді вдячний народ, що перебував у Влахернському храмі, усю ніч стоячи співав своєї Спасительці переможну пісню: «Непереможній Воєводі — переможні ми, звільнившись од бід, вдячні пісні возносимо Тобі, раби Твої, Богородице. А Ти, що маєш силу непереможну, від усяких бід визволи нас, що до Тебе взиваємо: Радуйся, Невісто Неневісная».

Таке ж молитовне заступництво повторювалось і в інші роки – зокрема в 677, 717 та 860, і це – лише крапля в морі серед тих численних випадків, коли Божа Мати рятувала не лише окремі людські душі, а й цілі міста.

Акафіст написаний в VII столітті, на думку багатьох, написаний дияконом великої Константинопольської Церкви Георгієм Пісідійським. Згодом Йосиф Студит написав канон у суботу акафісту, а деякі інші особи додали до нього подячні молитви в спогад того ж всесильного воєводства Божої Матері. Від початку свято акафісту відбувався в Константинополі, в тому Влахернському храмі, де зберігалися чудотворна ікона Божої Матері і священні предмети Її земного життя – риза і пояс; але пізніше свято було внесено в Типікон (статут) монастирів святого Сави Студійського, а згодом і в церковні богослужбові книги, і з того часу зробилося загальним для всієї Православної Церкви.

Власне, слово «акафіст» складається з двох частин — заперечної частки «а» і «kathizo» (сідаю). Звідси зрозуміло, що при виконанні акафісту сидіти не прийнято. У церковному середовищі його ще називають несідальним співом. Це досить тривалий хвалебний гімн. Полягає він з 25 строф: 12 великих і 13 меньших. Називаються вони відповідно ікоси та кондаки. Перший кондак не пов’язаний зі змістом інших частин, це свого роду зачин. А іншіі 24 частини (саме стільки букв в грецькому алфавіті) складені в алфавітному порядку. Тобто перший ікос починається з А, а останній кондак з омеги (остання буква грецького алфавіту). Це звичайно вигук «О». Кондаки та ікоси дуже легко можна визначити на слух.

Кондак акафісту закінчується потрійним співом «алілуя», а в кожному ікосі є декілька виразів, що розпочинаються із слова «радій». Це не заклик до тріумфування, а древнє вітання.

Акафіст читається і в інші дні, але в суботу п’ятої седмиці Великого посту він входить до складу богослужіння і співається на утрені (зазвичай напередодні, в п’ятницю увечері) не весь відразу, але роздільно. Духовенство чотири рази урочисто виходить на середину храму під спів кондаку « Непереможній Воєводі» і співає торжественні несідальні похвали Цариці Небесній. Таким чином відбувається Похвала Пресвятої Богородиці Невтомної Захисниці роду християнського, без Якої немислимим є повноцінне життя кожного. « О, Всеоспівана Мати, що народила за всіх святих Святішого Сина, нинішній прийми наш дарунок, від всяких напастей визволи всіх та майбутньої позбав муки тих, хто через тебе співає Хвалу Богу.», — так Православна Церква вшановує Царицю Небесну, дякуючи їй за неперервну турботу про людство та кожну окрему людину.

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Достойная человека жизнь — только небесная. И на земле надо научиться дышать небом,иначе на небе задохнешься. протоиерей Сергей Правдолюбов
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Стрітення Господнього © 2012-2019. Всі права захищені.