Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Рекомендуем к прочтению»

Двери ада заперты изнутри

Для чего Христос приходил на землю? Символ веры отвечает предельно четко: «Нас ради человек и нашего ради спасения». Так в чем же состоит это спасение? Оно уже состоялось или мы его еще только ожидаем? И кого мы причисляем к «нам, человекам» — все человечество, своих единоверцев или каких то особых, святых людей?

Если спасение — то от чего?
Христиане настаивают на том, что спасение необходимо каждому человеку и что совершается оно во Христе. Но когда разговор заходит о том, что же такое это самое спасение, и кто конкретно спасен, ответы могут быть разными. Хотя все они будут основаны на Библии! Так что же говорит Писание о спасении? Разве оно не дает исчерпывающей информации?
Библия сообщает человеку самое главное, что ему надо знать. Но часто не полностью удовлетворяет его любопытство. Скажем, она говорит, что Христос умер и воскрес, но не уточняет — как именно. Современные врачи, читая описание смерти Христа, предполагают, что причиной ее был разрыв сердца, но это всего лишь догадка; что касается воскресения — это чудо, и точный его механизм неизвестен, да и не нужно нам, если разобраться, знание этого механизма.

Примерно так же обстоит дело и с самой важной темой Библии — спасением. Поэтому рассмотрим сначала простые вопросы — те, на которые Библия дает однозначные ответы — и затем перейдем к вещам спорным.

Каждый из нас знает, что любой человек несовершенен, у него полно недостатков, он совершает множество ошибок. Но вместе с тем, в каждом есть нечто ценное, прекрасное, уникальное. И, наверное, только Библия из всех духовных книг человечества воспринимает каждую грань этого парадокса как нечто абсолютное, предельное. С одной стороны, человек сотворен по образу и подобию Божиему (Быт. 1, 26). С другой стороны — лукаво сердце человеческое более всего и крайне испорчено (Иер. 17, 9). Как же это получается?
Ответ очень прост — человек обладает свободой воли и может выбирать добро или зло. Бог не делает из человека послушную Ему марионетку, Он предлагает следовать за Собой, но оставляет за человеком право отказать и жить собственным умом: Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего… то будешь жить и размножишься, и благословит тебя Господь Бог твой на земле… если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь, и станешь поклоняться иным богам и будешь служить им, то я возвещаю вам сегодня, что вы погибнете и не пробудете долго на земле (Втор. 30, 15-18). Собственно, история Адама и Евы — именно о том, как люди по собственной воле отказались от общения с Богом, разрушив доверие между Ним и собой.
На библейском языке это называется «грех» и имеет самые серьезные последствия. С одной стороны, человек оказывается виноват перед Богом. С другой — вредит самому себе и окружающим. Грех подобен наркотику: он не просто запрещен законом, его употребление меняет что то в душе и теле самого человека и даже его детей. Тот, кто «сидел» на героине, иногда может, путем титанических усилий, выйти из наркотической зависимости, но он уже никогда не будет таким, каким был до употребления наркотика. И окружающие его — тоже.

Грех как преступление и болезнь
Поэтому христиане говорят не только о личных грехах против Бога и против ближнего, которые совершает каждый из нас, но и о первородном грехе, присущем человечеству в целом. Это та самая неспособность жить в соответствии с собственными принципами, которую так часто нам приходится признавать: вот, хотел как лучше, а получилось… Да, конечно, лично никто из нас не несет ответственности за выбор Адама и Евы, но мы наследуем их природу, искаженную грехом. И если почти сто лет назад наши предки устроили революцию и гражданскую войну, мы можем не соглашаться с их выбором, но мы живем в условиях, сформированных этим выбором, и от этого никуда не деться. Вот так и первые люди решили когда то жить без Бога, и мы по прежнему живем в мире, обусловленном их выбором.
Спасение в христианстве понимается как освобождение от власти греха и смерти и вечная жизнь с Богом. Здесь можно задать вопрос: неужели Бог настолько обидчив, что до сих пор не может простить преступление Адама и Евы? Неужели Он не может просто даровать нам эту вечную жизнь, безо всяких условий? Может, разумеется. Представляете? Нас, такими, какие мы есть, всех скопом пускают в рай. Там не надо работать, никто не болеет и не умирает, люди живут вечно и обладают всем, чего только пожелают. Но что это будет за вечность? Разве мы перестанем ссориться и обижать друг друга? Наоборот, у нас будут для этого совершенно неограниченные возможности и неограниченное количество времени. А ведь никакие болезни не сравнятся с той болью, которую постоянно причиняют друг другу люди; никакие стихийные бедствия — с ужасами войн и концлагерей. Вот такая нас ждет вечность, если ничто не положит ей предел. И называется это — «ад». А чтобы войти в иную вечность, нам нужно достичь двух вещей: примириться с Богом и другими людьми и преобразиться, чтобы следование добру было для нас радостью. И для этого нам, наверное, нужно обрести некоторую общую Истину, иначе нас ждут войны за маленькие, частные правды, причем нам нужно научиться воплощать эту Истину в своей жизни, а не только абстрактно рассуждать о ней. Вот это все и входит в понятие «спасение».

Как описать спасение?
Именно поэтому христианство указывает на Христа как на единственный Источник спасения. Он был не просто очередным проповедником Истины (таких было немало), он был воплощенной Истиной, Богом и Человеком, Который умер на кресте за наши грехи и воскрес, победив тем самым смерть. Его жертва примирила людей с Богом и открыла им возможность преображения. Конечно, нравственно совершенствоваться и упражняться в добродетели можно и без Христа, такой путь знают практически все религии мира, но понятия о совершенстве у каждого свои. К примеру, трое человек совершают подвиги в одной и той же стране, Индии: йог уходит в лес и неделями медитирует там в неудобной позе почти без пищи; Ганди обходит города и призывает к народному единству и ненасильственному сопротивлению колонизаторам; а мать Тереза организует приюты для брошенных младенцев и тех, кто умирает на улицах. Это великие, но очень разные подвиги — где же встретиться этим людям?
Христос и есть та самая точка встречи для верующих в Него, среди которых тоже встречаются и аскеты-затворники, и общественные деятели, и благотворители — да кто угодно. Но свои поступки они стремятся направить на то, чтобы раскрыть образ Божий в себе и в ближнем, уподобиться Христу. Каждый, кто верует в Него, идет своей дорогой, но направлены все дороги к одному Центру, и потому они сближаются.

Спасение неизбежно приходится описывать в образах и метафорах. Влюбленные, описывая свои чувства, тоже говорят о звездах и цветах, а не об эндорфинах и прочих объективных явлениях. Так и со спасением: Библия много говорит о нем, но не раскрывает механизма. Поэтому у богословов последующих времен неизменно появлялось желание уточнить: как именно совершается спасение.
Одни делали упор на наказании за наши грехи, которое добровольно принял на Себя Христос и тем самым избавил нас от вины; другие — на том обстоятельстве, что Он принял на Себя нашу человеческую природу и тем самым позволил нам приблизиться к природе божественной. Эти два объяснения иногда еще называют «юридической» и «органической» теориями спасения. На самом деле они описывают две стороны одного и того же явления, и до тех пор, пока ни одна из них не абсолютизируется, они обе правы. В самом деле, чтобы примириться с Богом и ближним, нам сначала нужно получить прощение, а затем преобразиться.

Билет забронирован?
Но гораздо важнее для нас другой вопрос — а кто, собственно, был спасен? И на него Библия дает, на первый взгляд, разные ответы. Некоторые выражения звучат так, что Христос по воле Божьей спас все человечество. Например:…это хорошо и угодно Спасителю нашему Богу, Который хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины. Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус, предавший Себя для искупления всех (1 Тим. 2, 3-6). Или: Не медлит Господь исполнением обетования, как некоторые почитают то медлением; но долготерпит нас, не желая, чтобы кто погиб, но чтобы все пришли к покаянию (2 Пет. 3, 9).
Но есть и другие цитаты, из которых можно заключить, что Христос спас лишь некоторых, тех, кто изначально был предназначен ко спасению, тогда как всех остальных людей ждет вечная гибель. Например: Язычники, слыша это, радовались и прославляли слово Господне, и уверовали все, которые были предуставлены к вечной жизни (Деян. 13, 48). Или:…помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего… кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает. Ты скажешь мне: «За что же еще обвиняет? Ибо кто противостанет воле Его?» А ты кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «Зачем ты меня так сделал?» Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого? (Рим. 9, 16-21).

Такое избирательное понимание спасения, действительно, характерно для некоторых христианских конфессий. Наиболее последовательно оно излагается в учении Кальвина: Бог сам выбрал тех, кого Он спасет, остальные погибнут; такова Его воля, и вопросы здесь неуместны. Но православию это мнение чуждо, потому что так умаляется или вовсе отрицается свобода человеческой воли. Если Бог изначально решил, что Иван и Мария спасутся, а Петр и Татьяна нет, то, собственно, они ничем не отличаются от подопытных кроликов, одних из которых зарежут, а других оставят жить, никого ни о чем не спрашивая. Это плохо вяжется с тем, что мы узнаем о Господе из Писания и Предания Церкви. Например, в Великую Субботу (перед Пасхой) Церковь поет: «На землю сшел еси, Господи, да спасеши Адама, и на земли не обретох сего, Владыко, даже до ада снизшел еси ищай», — то есть, желая спасти Адама, Господь, не найдя его на земле, спустился в ад. Можно ли поверить, что при этом Он хладнокровно отправил в этот самый ад половину (если не большинство) человечества, не оставив им малейшего шанса?

Нет. По-видимому, даже там, где Писание говорит об избранничестве, речь не идет о «закрытых списках». В число избранных может войти каждый человек, неслучайно на пир из евангельской притчи пригласили всех. Просто не все приняли приглашение. А некоторые из тех, кто принял, не отнеслись к нему серьезно и даже не потрудились переодеться во что то приличное. И те, и другие сами лишили себя приглашения.
Итак, мы уже спасены Христом. Каждый из нас. Но нам еще предстоит принять это спасение. Можно сказать, что билет на поезд в Царствие Небесное каждому из нас забронирован. Но надо собраться в дорогу, не полениться прийти на вокзал, получить билет в кассе, найти свой вагон, суметь не отстать от поезда… Те, кому действительно нужно ехать, наверняка позаботятся обо всем заранее, придут задолго до отправления. А те, кто застрянет за кружкой пива в станционном буфете — значит, не очень то и хотели. Силком туда никого не потащат.
Апостол Павел говорит об этом такими словами: Со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению (Флп. 2, 12-13); ибо благодатью вы спасены через веру, и сие не от вас, Божий дар: не от дел, чтобы никто не хвалился. Ибо мы — Его творение, созданы во Христе Иисусе на добрые дела, которые Бог предназначил нам исполнять (Еф. 2, 8-10). Все эти добрые дела очень важны, они есть проявление нашей веры на практике, вера без дел мертва (Иак. 2, 17), но спасают нас ни в коем случае не они (да и откуда нам их столько взять?), а Господь. Даже сами эти добрые дела, даже одно желание их творить — и те от Господа. Согласие с этим желанием, исполнение его есть наш ответ на Его дар, наша благодарность, наше принятие этого дара. Свидетельство нашей веры.

Отсюда следует один очень важный вывод. На вопрос «спасен ли я?» верующий может ответить «уже да, но еще не до конца». То есть Христос уже сделал все, что было нужно для моего спасения, я могу быть уверен в Нем. Но я не могу быть уверен в себе, каждый день моей жизни — это множество шагов: либо к Нему, либо прочь от Него. Я могу только надеяться, что итогом моей жизни будет окончательное соединение с Ним, но я не могу, как делают некоторые не в меру ретивые протестантские проповедники, утверждать, что теперь спасение «лежит у меня в кармане», и я раздаю его, кому пожелаю.

А как же остальные?
Но если спасение совершается только Христом и принимается нами через веру, то что же — все, кто не были христианами (да еще в правильной церкви, добавят некоторые), обречены, и у них нет ни малейшего шанса? Хорошо ли будет праведникам смотреть с небес, как мучаются в аду их родные и близкие? А как же те, кто вообще никогда не слышал о Христе? Такой вопрос нередко можно услышать.
Во-первых и в главных: спасение — это таинство, его совершает Господь, и нам просто не дано знать, кто и как будет спасен. Библия обращается к нам самим, объясняя, как мы можем его достигнуть, но нигде не говорит, что больше его не достигнет никто. В православной традиции есть замечательная икона «Сошествие во ад». Она изображает Христа, сошедшего между смертью и воскресением в ад, чтобы вывести оттуда Адама с Евой и множество других персонажей Ветхого Завета. Об этом говорится и в Библии: Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал (1 Пет. 3, 19). Напрямую это нигде не сказано, но можно представить себе, что эту проповедь слышали не только те, кто умер к моменту крестной смерти, но и вообще все люди, не знавшие Христа при жизни. Может быть, в их число входят и те, кто слышал слова о Христе, но не встретил в жизни ни одного подлинного христианина — а таких у нас довольно много. Но, еще раз повторю, мы ничего не знаем об этом достоверно.
Но можно быть уверенным, что Господь, сошедший на землю ради нашего спасения, не оставит без помощи людей, которым просто не повезло с местом и временем рождения. А как это произойдет, мы можем спокойно оставить на Его усмотрение. Нам важно знать то, что касается именно нас, и помнить о тех, кому именно мы должны успеть рассказать, а главное — показать Христа.

И все же нельзя забывать, что возможность вечной гибели стоит перед каждым из нас, поскольку Бог уважает свободу воли. Замечательная современная книга, написанная на эту тему, — «Расторжение брака» К. С. Льюиса. Ее герою приснился сон про обитателей «преддверия ада». Они, если пожелают, могут отправиться на экскурсию в «преддверие рая» и даже остаться там. Некоторые из них действительно едут посмотреть, там их радостно встречают те, кого они знали на земле. Их готовы принять, от них требуется только одно — примириться, простить былые обиды и начать трудное восхождение от своего болезненного замкнутого «я» к свободе богопознания и богообщения. Но мало кто из них готов к такому повороту… Большинство предпочитает вернуться в свой ад, скроенный по их мерке, где каждый варится в соку собственных страстей и обид. «Двери ада, — пишет Льюис, — заперты изнутри». И он существует, пока хотя бы один человек говорит Богу «нет».
Поэтому самое важное для нас — чтобы сама наша жизнь говорила Ему «да». А в остальном можно положиться на Него, уж Он то не подведет!

Андрей Десницкий

Воскресни, Боже, суди земли. Литургия Великой Субботы

о.Владимир с сыновьями поют "Воскресни, Боже, суди земли" у плащаницы в Великую Субботу 2015 года
о.Владимир с сыновьями поют «Воскресни, Боже, суди земли» у плащаницы в Великую Субботу 2015 года

Во весь год в любой праздник канон поется, начиная с: «Поим Господеви, славно бо прославися». И вот, рядом с Мариам, стоит инокиня Кассия и вместе с отроковицами они поют «Поим Господеви, славно бо прославися».

Как корабль когда строят, бревно-киль положат на песок, и потом всё к нему размеряют. Эти паримии и это пение «Поим Господеви, славно бо прославися» и «Отроки в пещи» – модули, на которых весь мир сотворен, весь мир из этого и для этого и через это существует. И Господь пришел, –  и вот это всё мы воспеваем, слышим, радуемся. (Читать дальше)

 

Волною морскою

volnoy_morskoy

Волною морскою

Ирмос 1 Канона Великой субботы

Текст:

Волною морскою / скрывшаго древле, / гонителя мучителя, под землею скрыша / спасенных отроцы; / но мы, яко отроковицы, / Господеви поим, / славно бо прославися.

Перевод:

Бога, скрывшего некогда морской волной преследователя-палача (фараона), под землёй скрыли (погребли) дети Им спасённых, но мы, как юные девы, поем Господу, ибо славно Он прославился.
Древле — некогда, прежде; гонитель — преследователь; мучитель — палач, экзекутор, тиран; скрыша — покрыли, накрыли; отроцы — дети.

Текст ирмоса принадлежит византийской поэтессе IX века — инокине Кассии. Помимо него в каноне великой субботы сохранилось ещё несколько текстов ее авторства, которые дошли до нас почти в неизменном виде.

Инокиня Кассия — удивительная фигура в истории Византии. Она стала единственной женщиной, чьи творения вошли в богослужебные книги и исполняются по сей день. Известно, что император Феофил хотел жениться на ней, однако, смутившись ее мудростью, выбрал другую невесту. После этого Кассия построила монастырь и посвятила свою жизнь Богу, сочиняя множество гимнов, стихир и других сочинений, например, канон об упокоении усопших, стихиры Великой Среды.

В день Великой Субботы Церковь вспоминает смерть и погребение Спасителя. Богослужебный текст связывает пророческий смысл Ветхого Завета с этими событиями.

В начале ирмоса говорится об освобождении израильского народа от египетского рабства. Бог сотворил чудо, разделив воды «Чермного» (Красного) моря для спасения народа от египетского войска — «И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным восточным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступились во́ды» (Исход;12,21). Фараон отправился в погоню за израильтянами, чтобы истребить их, но как только народ перешёл море, Бог покрыл водами фараона и всех его слуг.

И потомки спасённого Богом народа, не принявшие Его Сына, распинают и погребают Его.

Таким образом, в тексте переплетаются образы Ветхого и Нового Завета — образ погребшей («скрывшаго») фараона и все его воинство водной стихии («волною морскою») и погребших («скрыша») Христа иудеев — сыновей освобождённого израильского народа («спасённых отроцы»). Как поётся на утро Великой Пятницы: «Днесь Кресту пригвоздиша иудее Господа, / пресекшаго море жезлом, / и проведшаго их в пустыню».

Последняя фраза «…но мы, яко отроковицы, / Господеви поим, / славно бо прославися» — отсылка к книге Исхода: «И взяла Мариам пророчица, сестра Ааронова, в руку свою тимпан (ударный инструмент), и вышли за нею все женщины с тимпанами и ликованием.» (Исх.;15,20-21). Конец стихиры вновь возвращает нас к ветхозаветным событиям: сестра пророка Моисея и Аарона — Мариам — повела за собой женщин-израильтянок с радостными гимнами освободившему их Творцу. Их ликование, данное в сравнении с молящимися («но мы, яко отроковицы»), выражает и нашу радость об избавлении от смерти Христовой жертвой. Так, символически освобождение израильтян и наше освобождение через Христа объединились в тексте вокруг евангельских событий.

Foma.Ru

Пятнадцать ступеней к Пасхе

Пророк Иона и кит. Икона XVIII века

На богослужении в субботу перед Пасхой в храмах вспоминается весь долгий путь к Воскресению, и, в частности, читаются пятнадцать паремий (то есть отрывков) из Ветхого Завета. Это не просто краткая «историческая справка», но своего рода пунктирный взгляд на историю. Выстроены паремии не в хронологическом и не в каком-то ином формальном порядке. Читая их, можно постараться понять смысл и внутреннюю логику именно такого расположения. Вот они:

1. Бытие 1:1–13 говорит нам о начале сотворения мира, не доходя даже до сотворения человека. Эти строки напоминают нам, что для христиан Пасха — явление космического масштаба, меняющее жизнь всего мира.

В начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою. И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью. И был вечер, и было утро: день один. И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. [И стало так.] И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом. [И увидел Бог, что это хорошо.] И был вечер, и было утро: день второй. И сказал Бог: да соберется вода, которая под небом, в одно место, и да явится суша. И стало так. [И собралась вода под небом в свои места, и явилась суша.] И назвал Бог сушу землею, а собрание вод назвал морями. И увидел Бог, что это хорошо. И сказал Бог: да произрастит земля зелень, траву, сеющую семя [по роду и по подобию ее, и] дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так. И произвела земля зелень, траву, сеющую семя по роду [и по подобию] ее, и дерево [плодовитое], приносящее плод, в котором семя его по роду его [на земле]. И увидел Бог, что это хорошо. И был вечер, и было утро: день третий.

2. Исаия 60:1–16, пророчество о грядущей славе Иерусалима, сразу же напоминает нам, что при всем своем космическом масштабе Воскресение произошло в конкретном городе и в определенное время, что оно глубоко связано с историей израильского народа.

Светись, светись, Иерусалим, ибо пришел твой свет, и слава Господня над тобою взошла. Вот, тьма покроет землю, и мрак – на народах; а над тобою воссияет Господь, и слава Его над тобою явится. И будут ходить цари в свете твоем, и народы – в сиянии твоем. Возведи вокруг очи твои и узри собранных чад твоих: (вот,) пришли сыны твои издалека, и дочери твои будут на плечах принесены. Тогда увидишь, и возрадуешься, и устрашишься, и изумишься сердцем, ибо перейдет к тебе богатство моря, и племен, и народов. И придут к тебе стада верблюдов, и покроют тебя верблюды из Мадиама и Гефы; все они из Савы придут, неся золото и ладан, принесут и камень драгоценный, и спасение Господне будут благовествовать. И все овцы Кидарские будут собраны к тебе, и овны Навеофские придут к тебе; и вознесены будут жертвы благоугодные на жертвенник Мой, и дом молитвы Моей Я прославлю. Кто эти, (которые) как облака летят, и как голуби с птенцами (ко Мне)? Меня ожидают острова и корабли Фарсисские – среди первых, чтобы привезти детей твоих издалека и серебро и золото их с ними, и это – ради святого имени Господа, и ради того, что славен Святой Израилев. И будут строить сыны иноплеменников стены твои, и цари их – предстоять тебе; ибо во гневе Моем Я поражал тебя, и по милости возлюбил тебя. И отворены будут врата твои постоянно, днем и ночью, (и) не будут затворяться, чтобы ввести к тебе силу народов и царей их приводимых. Ибо народы и цари, которые не будут служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно запустеют. И слава Ливана к тебе придет в кипарисе, и сосне, и кедре вместе, чтобы прославить место святое Мое; и место ног Моих Я прославлю. И придут к тебе в страхе сыновья смиривших тебя и раздраживших тебя, и преклонятся к следам ног твоих все, раздражившие тебя, и ты будешь назван городом Господа, Сионом Святого Израилева. За то, что ты был оставлен и ненавидим, и не было помощника (тебе), Я [и] сделаю тебя радостью вечною, весельем родам родов. И будешь питаться молоком народов, и богатство царей вкусишь, и узнаешь, что Я – Господь, спасающий тебя, и избавляющий тебя – Бог Израилев.
3. Исход 12:1–11 — этот отрывок описывает правила ветхозаветной Пасхи, которую и по сей день отмечают иудеи, вспоминая исход израильтян из Египта. Толпа рабов стала единым народом. Начиная с ночи того самого Исхода, евреи приносили на Пасху жертву: Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола… пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его (Исх 12:5, 7).

В ночь первой Пасхи в Египте погибли все первенцы, но еврейские дома, отмеченные кровью агнца, остались невредимы: его смерть была искупительной.
Иоанн Креститель в самом начале служения Христа назвал его Агнцем, берущим на себя грехи мира, и христиане действительно верят, что Его жертвенная смерть была искупительной для всего человечества.

Сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: «Месяц этот для вас начало месяцев, первый он для вас между месяцами года. Скажи всему собранию сынов Израилевых, говоря: В десятый день месяца сего пусть они возьмут себе каждый агнца по домам их родов, каждый – по агнцу на дом; если же так немного будет людей в доме, что не довольно на агнца, пусть возьмет с собой соседа, ближнего к нему; по числу душ каждый, чтобы хватило ему, рассчитает на агнца. Агнец совершенный, мужеского пола, без порока, (и) однолетний будет у вас; из ягнят или из козлят его возьмите. И будет он у вас хранится до четырнадцатого дня месяца сего: и заколет его всё множество собрания сынов Израилевых, к вечеру, и возьмут от крови, и нанесут на два косяка и на перекладину дверей в домах, где будут есть его; и съедят мясо в эту ночь, испеченное на огне, и опресноки с горькими травами будут есть. Не будете есть от него ни сырого, ни сваренного в воде, но испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями; не оставьте от него до утра и кость не сокрушите у него, но остающееся от него до утра в огне сожжете. И будете так есть его: чресла ваши препоясаны, и обувь (ваша) на ногах ваших и посохи (ваши) в руках ваших, и будете есть его с поспешностью: это – Пасха Господня».

4. Далее целиком читается Книга пророка Ионы, что кажется очень странным. Здесь не упоминается ни о какой Пасхе, это вообще странная история о пророке, который не захотел исполнять повеление Господа и бежал прочь, но в конце концов вынужден был проповедовать в Ниневии, столице ассирийской империи (для израильтян само название города означало примерно то же самое, что для наших предков гитлеровский Берлин).
Еще прежде смерти Иисус говорил, что проведет во чреве земли три дня и три ночи, как Иона провел такое же время во чреве огромной рыбы. Это совпадение можно было бы считать внешним, но есть в книге Ионы и нечто другое: она рассказывает, что даже самый жестокий и извращенный город, Ниневия, тоже дорог Богу, что Господь желает не покарать его, а обратить к покаянию.
Новозаветная Пасха — праздник прощения и примирения Бога с людьми, и мы в каком-то смысле все выходцы из такой же Ниневии, хотя порой ставим себя в положение упрямого и немилосердного пророка, который «знает, как надо».

Было слово Господне к Ионе, сыну Амафиину, гласящее: «Встань и пойди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нём, ибо взошел вопль злодейства его ко Мне». И встал Иона, чтобы бежать в Фарсис от лица Господня, и сошел в Иоппию, и нашел корабль, идущий в Фарсис, и отдал свою плату за провоз, и взошел на него, чтобы уплыть с ними в Фарсис от лица Господня. Но Господь воздвиг на море ветер сильный, и сделалась буря великая на море, и корабль был в опасности крушения. И устрашились корабельщики, и взывали каждый к богу своему, и выбросили в море вещи, которые были на корабле, чтобы облегчить его от них; Иона же сошел во внутренность корабля, и спал (там), и храпел. И подошел к нему начальник корабля и сказал ему: «Что ты храпишь? Встань и призывай Бога твоего, чтобы спас нас Бог и мы не погибли». И сказал каждый ближнему своему: «Пойдемте, бросим жребии и узнаем, за кого постигает нас эта беда. И бросили жребии, и пал жребий на Иону. И сказали ему: «Объяви нам, за кого на нас эта беда? (И) какое твоё занятие? И откуда идешь и куда направляешься? И из какой ты страны, и из какого народа?» И сказал он им: «Я – раб Господень, и Господа, Бога небесного, я чту, Который сотворил море и сушу». И устрашились те мужи страхом великим, и сказали ему: «Что ты это сделал?» Ибо узнали те мужи, что от лица Господа он бежал, о чем он сам объявил им. И сказали ему: «Что нам сделать с тобою, чтобы море утихло для нас?» Ибо море вздымалось и еще больше поднимало волнение. И сказал им Иона: «Возьмите меня и бросьте меня в море, и утихнет море для вас, ибо я знаю, что ради меня постигает вас эта великая буря». И силились те мужи повернуть к земле, но не могли, потому что море вздымалось и еще больше поднималось против них. И воззвали они к Господу и сказали: «Никак да не погибнем, Господи, за душу человека сего, и да не возложишь на нас кровь праведную; ибо Ты, Господи, как хотел, соделал!» И взяли Иону и бросили его в море, и унялось море от волнения своего. И устрашились те мужи Господа страхом великим, и принесли жертву Господу, и дали обеты. И повелел Господь киту великому поглотить Иону; и был Иона во чреве кита три дня и три ночи. И помолился Иона Господу, Богу своему, из чрева кита и сказал:

«Возопил я в скорби моей к Господу, Богу моему, и Он услышал меня; из чрева ада вопль мой: Ты услышал голос мой. Ты отринул меня в глубины, в сердце моря, и реки окружили меня; все валы Твои и волны Твои прошли надо мною. И я сказал: Отвергнут я от очей Твоих. Придётся ли мне ещё взглянуть на храм святой Твой? Разлилась вокруг меня вода до души моей, окружила меня бездна глубочайшая. Погрузилась голова моя в расселины гор, сошёл я в землю, чьи засовы – преграды вечные. Но да взойдёт от гибели жизнь моя, к Тебе, Господи, Боже мой! Когда оставляла меня душа моя, вспомнил я Господа, и да придёт к Тебя молитва моя, в храм святой Твой! Соблюдающие суетное и ложное милость свою оставили, я же со гласом хвалы и славословия принесу жертву Тебе, всё, что обещал, воздам Тебе, о спасении моём – Господу!» И повелел Господь киту, и он выбросил Иону на сушу.

И было вторично к Ионе слово Господне, гласящее: «Встань и пойди в Ниневию, город великий, и проповедуй в нём, по прежнему слову, которое Я сказал тебе». И встал Иона и пошел в Ниневию, как сказал ему Господь; Ниневия же была город великий у Бога, примерно как путь, проходимый за три дня. И начал Иона входить в город, примерно на переход одного дня, и провозглашал, и говорил: «Еще три дня и Ниневия будет ниспровергнута!» И поверили мужи Ниневийские Богу, и объявили пост, и оделись во вретища, от большого из них до малого. И дошло это слово до царя Ниневии, и встал он с престола своего, и снял одеяние своё с себя, и оделся во вретище, и сел на пепле. И провозглашено было и сказано в Ниневии от царя и от вельмож его, говоривших: «Ни люди, ни скот, ни волы, ни овцы пусть (ничего) не вкушают, не пасутся и воды не пьют» И облеклись во вретища люди и скот и воззвали к Богу усердно, и отвратился каждый от пути своего злого и от неправды, что на руках их, говоря: «Кто знает, не передумает ли Бог, и не примет ли мольбы, и не отвратится ли от яростного гнева Своего, и мы не погибнем?» И увидел Бог дела их, что они отвратились от путей своих злых, и пожалел Бог о бедствии, о котором сказал, что сделает им, и не сделал.

И удручен был Иона скорбью великой и смущен. И помолился он Господу и сказал: «О, Господи! Не это ли слова мои, (которые сказал) я, когда был еще в земле моей? Потому я и поспешил бежать в Фарсис, ибо знал, что Ты милостив и сострадателен, долготерпелив и многомилостив и сожалеешь о бедствиях (человеческих). И ныне, Владыка Господи, возьми душу мою от меня, ибо лучше мне умереть, нежели жить». И сказал Господь Ионе: «Ты опечален так сильно?» И вышел Иона из города, и сел напротив города, и сделал себе навес, и сел под ним в тени, доколе не увидит, что будет с городом. И повелел Господь Бог тыкве, и она поднялось над головою Ионы, чтобы быть тенью над головою его и покрывать его от бедствий его; и возрадовался Иона о тыкве радостью великою. И повелел Бог червю ранним утром на следующий день, и повредил он тыкву, и она засохла. И было вместе с восходом солнца: и повелел Бог ветру знойному, палящему, и поразило солнце голову Ионы, и он впал в малодушие, и отрекался от души своей, и сказал: «Лучше мне умереть, нежели жить». И сказал Господь Бог Ионе: «Сильно ли ты опечален о тыкве?» Он сказал: «Сильно опечален я, даже до смерти». И сказал Господь: «Ты пожалел о тыкве, над которой ты не пострадал и не возрастил ее, которая за ночь выросла и за ночь погибла: А Мне ли не пощадить Ниневии, города великого, в котором обитает более двенадцати мириад человек, которые не знают ни правой руки своей, ни левой, и множество скота?»

5. Иисус Навин 5:10–15 — этот небольшой отрывок рассказывает о первой ветхозаветной Пасхе, которую израильтяне совершили после входа в Землю обетованную. Прежде мы слышали предписания о празднике, здесь идет рассказ об их исполнении.

Стали сыны Израилевы станом в Галгалах и совершили Пасху в четырнадцатый день [первого] месяца с вечера к западу от Иерихона, [на той стороне Иордана], на равнинах; и вкусили от хлеба земли (той) [наутро Пасхи]: опресноки и новые зерна. В тот день прекратила падать манна, после того, как они поели от хлеба той земли, и больше не было у сынов Израилевых манны, но они собрали урожай земли Финикийской в тот год. И случилось, когда был Иисус у Иерихона, и поднял глаза свои, он увидел человека, стоящего перед ним, и меч его обнаженный в руке его. И, подойдя, Иисус сказал ему: «Наш ли ты, или из противников (наших)?» Он же сказал ему: «Я верховный полководец воинства Господня, ныне прибыл (сюда)». И Иисус пал лицом своим на землю, и поклонился (ему) и сказал [ему]: «Владыка! Что приказываешь своему рабу?» И сказал верховный полководец Господень Иисусу: «Сними обувь с ног твоих, ибо место, на котором ты стоишь, свято». И сделал Иисус так.

6. Исход 13:20 — 15:19 повествует о переходе израильтян через море при исходе их из Египта. Конечно, это событие произошло раньше, чем события пятой паримии, но здесь своя логика, связанная с праздником Пасхи. До сих пор шла речь о ритуалах, здесь же звучит ликование о сути праздника — состоявшемся Исходе.

Поднявшись из Сокхофа, сыны Израилевы расположились станом в Офоме, близ пустыни. Бог же шел пред ними днем в столпе облачном, чтобы показывать им путь, а ночью в столпе огненном, [чтобы светить им]. (И) не исчезал столп облачный днем и столп огненный ночью пред лицом всего народа. И сказал Господь Моисею, говоря: «Скажи сынам Израилевым, и пусть они, повернув, расположатся станом перед селением, между Магдолом и между морем, напротив Веел-Сепфона; в виду его поставишь стан у моря. И скажет фараон народу своему: Эти сыны Израилевы блуждают в земле сей, ибо заперла их пустыня. А Я ожесточу сердце фараона, и он погонится им вслед, и явлю славу Мою на фараоне, и на всем войске его, и узнают все Египтяне, что Я Господь». И сделали так.

И возвещено было царю Египетскому, что бежал народ. И обратилось сердце фараона и слуг его против народа, и они сказали: «Что это мы сделали, отпустив сынов Израилевых, чтобы не быть им рабами у нас?» Запряг же фараон колесницы свои и весь народ свой собрал с собою; и взял шестьсот колесниц отборных, и всю конницу Египетскую, и начальников над всеми ими. И ожесточил Господь сердце фараона, царя Египетского (и слуг его), и он погнался за сынами Израилевыми; сыны же Израилевы уходили под рукою высокою. И погнались Египтяне за ними, и нашли их расположившимися станом у моря; – и вся конница, и колесницы фараона, и всадники, и войско его, – перед селением, напротив Веел-Сепфона.

И Фараон приближался. И, возведя глаза свои, сыны Израилевы видят: и вот, Египтяне расположились станом за ними. И устрашились весьма, и возопили сыны Израилевы к Господу, и сказали Моисею: «Оттого, что нет гробов в Египте, ты вывел нас, чтобы умертвить в пустыне? Что это ты сделал с нами, выведя нас из Египта? Не таково ли было слово, что мы сказали тебе (в Египте), говоря: Оставь нас, чтобы нам быть рабами Египтянам? Ибо лучше нам быть рабами Египтянам, чем умереть в этой пустыне!» Но Моисей сказал народу: «Не бойтесь! Стойте – и взирайте на спасение от Господа, которое Он совершит для вас в сей день: ведь так, как вы увидели Египтян сегодня, больше уже не увидите их на вечные времена. Господь будет сражаться за вас, а вы – хранить безмолвие».

Сказал же Господь Моисею: «Что ты вопиешь ко Мне? Скажи сынам Израилевым, и пусть они отправляются; а ты подними жезл твой и простри руку твою на море, и раздели его, и пусть войдут сыны Израилевы в середину моря по суше. И вот, Я ожесточу сердце фараона, [и слуг его,] и всех Египтян, и они войдут вслед за ними; и явлю славу Мою на фараоне, и на всем войске его, и на колесницах, и на всадниках его. И узнают все Египтяне, что Я Господь, когда Я буду являть славу Мою на фараоне, и на колесницах, и на всадниках его». И двинулся Ангел Божий, шедший пред станом сынов Израилевых, и пошел сзади (их); двинулся же и столп облачный от лица их и стал позади их; и вошел между станом Египтян и между станом сынов Израилевых, и стал, и сделался тьмой и мраком. И прошла ночь; и не сблизились они друг с другом за всю ночь. И простер Моисей руку свою на море, и гнал Господь море сильным южным ветром всю ночь и сделал море сушею, и расступилась вода. И вошли сыны Израилевы в середину моря по суше: и была вода им стеною справа и стеною слева. Египтяне же погнались, и вошли вслед за ними, – и вся конница фараона, и колесницы, и всадники, – в средину моря.

Было же в утреннюю стражу: и воззрел Господь на стан Египтян из столпа огненного и облачного и привел в смятение стан Египтян; и связал оси у колесниц их, и они вели их с усилием. И сказали Египтяне: «Побежим от лица Израиля, потому что Господь сражается за них против Египтян». И сказал Господь Моисею: «Простри руку твою на море, и пусть возвратится вода и покроет Египтян, придя и на колесницы, и на всадников». Моисей же простер руку свою на море, и возвратилась вода к наступлению дня на место; а Египтяне побежали навстречу воде. И низверг Господь Египтян в середину моря. И, вернувшись назад, вода покрыла колесницы, и всадников, (и возниц,) и всю силу фараона, вошедших вслед за ними в море; и не осталось из них ни одного. Сыны же Израилевы прошли по суше среди моря: вода же была им стеною справа и стеною слева. И избавил Господь Израиль в день тот из руки Египтян, и увидели (сыны) Израилевы Египтян мертвыми на берегу моря. Увидел же Израиль руку великую: что сделал Господь с Египтянами. И убоялся народ Господа, и поверили Богу и Моисею, служителю Его. Тогда воспел Моисей и сыны Израилевы песнь сию Господу, и сказали, (говоря):

7. Софония 3:8–15 — это снова пророчество о грядущей славе. Ликуй, дщерь Сиона! торжествуй, Израиль! веселись и радуйся от всего сердца, дщерь Иерусалима! Отменил Господь приговор над тобою, прогнал врага твоего! Господь, царь Израилев, посреди тебя: уже более не увидишь зла (Соф 3:14–15). Дочь Сиона — так называли город Иерусалим, расположенный на горе Сион, и в этих строках Церковь, называющая себя «новым Израилем», слышит обращение к себе самой.

Так говорит Господь: Подожди Меня до дня восстания Моего во свидетельство, (ибо суд Мой – на сборища племен, чтобы привлечь царей, чтобы излить на них гнев Мой, весь гнев ярости Моей, потому что огнем ревности Моей истреблена будет вся земля;) ибо тогда обращу у народов язык к роду его, чтобы все призывали имя Господне, служили Ему под ярмом единым. От пределов рек Эфиопии Я приму умоляющих Меня, [сыны] рассеянных (Моих) принесут жертвы Мне. В тот день ты не будешь в стыде от всех обычаев твоих, какими проявил нечестие против Меня; ибо тогда Я удалю от тебя презрительную дерзость твою, и уже не будешь больше величаться на святой горе Моей. Но оставлю среди тебя народ кроткий и смиренный, и будут благоговеть пред именем Господним остатки Израиля. И не сделают они неправды, и не скажут суетного, и не найдется в устах их языка коварного, ибо сами будут пастись и упокоятся, и не будет устрашающего их. Радуйся безмерно, дочь Сиона! Провозглашай, дочь Иерусалима! Веселись и наслаждайся от всего сердца своего, дочь Иерусалима! Устранил Господь преступления твои, искупил тебя из руки врагов твоих! Господь, Царь Израилев – посреди тебя: больше ты не увидишь зла

8. Третья книга Царств 17:1, 8–23 — рассказ о чудесах, сотворенных пророком Илией. Чудесным образом умножаются последние остатки пищи в доме бедной вдовы, а затем, когда ее сын умирает от болезни, Господь по молитве пророка воскрешает его. Основная тема здесь по-прежнему — спасение, но теперь не общенародное, а личное спасение простых и неприметных людей, оказавшихся в отчаянном положении.

Было к Илии слово Господне, гласящее: Встань и пойди в Сарепту Сидонскую, и поселишься там; (ибо) вот, Я повелеваю там женщине-вдове кормить тебя. И встал он, и пошел в Сарепту (Сидонскую), и пришел к воротам города: и вот, там женщина-вдова собирала дрова. И закричал ей вслед Илия, и сказал ей: «Возьми-ка мне немного воды в сосуде, и я попью». И пошла она, чтобы взять; и закричал вслед ей Илия, и сказал ей: «Захвати же для меня и кусок хлеба в руку свою, (чтобы мне поесть)». И сказала женщина: «Жив Господь, Бог твой! Нет у меня печеного; но только горсть муки в водоносе и немного масла в кувшине; и вот, наберу я два поленца, и приду, и приготовлю это для себя и для детей моих, и съедим (это), и умрем. И сказал ей Илия: «Не бойся, пойди и сделай по слову своему; но сперва приготовь для меня из этого маленький хлебец, и принесешь мне; а себе и детям своим сделаешь позже; ибо так говорит Господь, Бог Израилев: В водоносе мука не истощится, и в кувшине масло не убудет до того дня, когда Господь даст дождь на землю». И пошла женщина, и сделала по слову Илии, (и дала ему); и кормилась сама, и он, и дети её. И c того дня в водоносе мука не истощалась, и в кувшине масло не убывало, по слову Господа, которое Он изрек рукою Илии.

И было после того: заболел сын той женщины, хозяйки дома; и была болезнь его весьма сильна, покуда не прекратилось у него дыхание (его). И сказала [женщина] Илии: «Что мне и тебе, человек Божий? Ты вошел ко мне напомнить неправды мои и умертвить сына моего». И сказал Илия женщине: «Дай мне сына твоего». И взял его с лона её, и отнес его наверх, в ту горницу, в которой сам жил, и положил его на постель свою. И воззвал Илия к Господу и сказал: «Увы мне, Господи, Свидетель вдовы, у которой я пребываю! Ты причинил ей зло, умертвив сына её!» И подул он на отрока трижды, и призвал Господа, и сказал: «Господи, Боже мой! Пусть же возвратится душа этого отрока в него!» И стало так. И закричал отрок, и свел он его из горницы в дом, и отдал его матери его. И сказал Илия: «Смотри, жив сын твой». И сказала та женщина Илии: «Вот, я узнала, что ты – человек Божий, и что слово Господне в устах твоих истинно».

9. Исаия 61:10–11; 63:1–5 — здесь вновь звучат пламенные слова пророка, но на сей раз мы слышим в них грозное предупреждение. Как хотелось бы думать, что праздник — это всеобщее торжество, и ждать можно только хорошего… Но Господь говорит: Я топтал точило один, и из народов никого не было со Мною; и Я топтал их во гневе Моем и попирал их в ярости Моей; кровь их брызгала на ризы Мои, и Я запятнал все одеяние Свое; ибо день мщения — в сердце Моем (Ис 63:3–4). Пасха — это еще и праздник посрамления сил ада, пытавшихся поглотить Христа, и всякий, кто выбирает ад, будет точно так же побежден.

Да возрадуется душа моя о Господе, ибо Он облек меня в ризу спасения, и одеждою радости одел меня, как на жениха возложил на меня венец, и как невесту украсил меня нарядом. И как земля, производящая цветы свои, и как сад семенам своим дает прорасти, так Господь – (Господь) возрастит правду и ликование пред всеми народами. Ради Сиона не промолчу, и ради Иерусалима не успокоюсь, доколе не выйдет, как свет, правда Моя, а спасение Мое как светильник не возгорится. И увидят народы правду твою, и [все] цари – славу твою; и назовут тебя именем твоим новым, тем, которое наименует Господь. И будешь венцом красоты в руке Господа и диадемою Царства в руке Бога твоего. И больше не будешь называться «Оставленной», и земля твоя не будет уже называться «Пустынею», ведь дано будет тебе имя: «Желание Моё», а земле твоей – «Обитаемая», ибо будет Господь благоволить к тебе, и земля твоя заселится. И как юноша, живущий с девою, так будут обитать с тобою сыны твои. И будет: так же, как жених возрадуется о невесте, так возрадуется Господь о тебе

10. Бытие 22:1–18. Этот рассказ уводит нас в глубину тех времен, когда не было ни ветхо-, ни новозаветной Пасхи. Праотец Авраам услышал обращенный к нему Божий призыв: Возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе (Быт 22:2). Авраам встал и пошел, куда позвал его Господь, взяв с собой сына. Уже когда он готов был совершить заклание, Ангел остановил его занесенную руку: это было всего лишь испытание, которое Авраам с честью выдержал.
Именно Авраам с его безграничным доверием Богу стоит у истоков ветхозаветного Израиля и новозаветной Церкви, но дело не только в этом. Христиане издревле видели в этом несостоявшемся жертвоприношении прообраз другой жертвы, принесенной на Голгофе. Иисус пошел на смерть беспрекословно, как Исаак, и Отец Небесный был готов к этой жертве Сына «нашего ради спасения», как и Авраам.

Было после этих событий: Бог испытывал Авраама и сказал ему: «Авраам, Авраам!» И сказал он: «Вот я». И сказал: «Возьми сына твоего возлюбленного, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю высокую и вознеси его там во всесожжение на одной из гор, о которых Я скажу тебе. Авраам же, встав рано утром, оседлал ослицу свою, и взял с собою двух отроков и Исаака, сына своего. И, наколов дров для всесожжения, встал и пошел, и пришел на место, о котором сказал ему Бог, в день третий. И, воззрев очами cвоими, увидел Авраам то место издалека. И сказал Авраам отрокам своим: «Посидите здесь с ослицей, а я и мальчик пройдем до туда, и, поклонившись, возвратимся к вам». И взял Авраам дрова для всесожжения, и возложил на Исаака, сына своего; и взял в руки огонь и нож, и пошли двое вместе. Сказал же Исаак Аврааму, отцу своему: «Отец!» Он отвечал: «Что, дитя мое?» Он же сказал: «Вот огонь и дрова, где же овца для всесожжения?» И сказал Авраам: «Бог усмотрит Себе овцу для всесожжения, дитя мое». И совершив путь оба вместе, пришли они на место, о котором сказал ему Бог; и построил там Авраам жертвенник, и положил дрова, и связав Исаака, сына своего, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою, чтобы взять нож и заколоть сына своего. И позвал его Ангел Господень с неба и сказал: «Авраам! Авраам!» Он же сказал: «Вот я». И сказал: «Не налагай руки твоей на мальчика и не делай ему ничего, ибо теперь Я узнал, что боишься ты Бога и не пощадил сына своего возлюбленного для Меня». И, воззрев Авраам очами своими, увидел: и вот, один овен, запутавшийся в растении «Савек» рогами. И пошел Авраам, и взял овна, и вознес его во всесожжение вместо Исаака, сына своего. И нарек Авраам имя месту тому: «Господь усмотрел», – так что говорят по сей день: «На горе Господь явился». И позвал Ангел Господень Авраама вторично с неба, говоря: «Мною Я поклялся, говорит Господь: из-за того, что ты сделал это дело, и не пощадил сына своего возлюбленного для Меня, Я в самом деле благословляя благословлю тебя и умножая умножу семя твоё, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и унаследует семя твоё города противников; и благословятся в семени твоем все племена земли за то, что ты послушался гласа Моего».

11. Исаия 61:1–9 — еще один отрывок из самой цитируемой пророческой книги развивает тему земного служения Христа: Господь помазал Меня благовествовать нищим, послал Меня исцелять сокрушенных сердцем, проповедовать пленным освобождение и узникам открытие темницы. Именно это и происходило до того, как совершилась Голгофская жертва, и эти пророческие слова Сам Иисус читал в синагоге Назарета, как повествует евангелист Лука (4:17–19). Они были своего рода признаком, по которому евреи должны были определить время прихода Мессии, и об этом им напомнил Иисус.

Дух Господень на Мне: из-за того Он помазал Меня; благовествовать нищим послал Меня, исцелить сокрушенных сердцем; провозгласить пленным освобождение и слепым прозрение, объявить год Господень благоприятный и день воздаяния, утешить всех скорбящих, что дастся скорбящим Сиона слава вместо пепла; помазание радости – скорбящим; одеяние славы – вместо духа небрежения, и будут они названы отпрысками правды, насаждением Господа к славе. И застроят пустыни вечные; места, опустошенные прежде, восстановят и обновят города опустелые, опустошенные на много родов. И придут иноплеменники пасти овец твоих, и чужеземцы будут земледельцами и виноградарями (вашими). Вы же священниками Господа будете названы: «служители Бога (вашего» – будет сказано вам); мощь народов поглотите и в богатстве их дивными явитесь. Так во второй раз они наследуют землю (свою), и радость вечная над главою их. Ибо Я – Господь, любящий правду и ненавидящий похищенное с неправдою; и дам труд их праведным, и завет вечный заключу с ними. И известно будет среди племен семя их, и потомки их – между народами; всякий, видящий их, узнает их, что они семя, благословенное Богом, и они радостью возрадуются о Господе.

12. Четвертая книга Царств 4:8–37 рассказывает о воскрешении еще одного мальчика, и на сей раз это чудо произошло по молитве пророка Елисея. Этот рассказ, как и аналогичный рассказ об Илии, подчеркивает, что евангельские чудеса продолжают линию, начатую в Ветхом Завете.

Был день, и пришел Елисей в Соман. И там была знатная женщина, и удержала она его у себя – вкусить хлеба. И было много раз: как он ни приходил, заходил туда вкусить хлеба. И сказала женщина мужу своему: «Вот, теперь я узнала, что это – святой человек Божий, тот кто проходит мимо нас постоянно; сделаем же ему горницу, небольшое место, и поставим ему там постель, и стол, и седалище, и светильник; и будет он, когда приходит к нам, туда и заходить. И был день, и пришел он туда, и зашел в горницу, и лег там. И сказал Гиезию, отроку своему: «Позови мне эту Соманитянку». И тот позвал её, и она стала пред ним. И сказал ему: «Скажи-ка ей: Вот, ты понесла ради нас всю эту заботу; что мы можем сделать для тебя? Нет ли у тебя дела к царю, или к начальникам войска?» Она же сказала: «(Нет), среди народа своего живу я [спокойно]». И сказал он Гиезию: «Что можем мы сделать для нее?» И сказал Гиезий, отрок его: «[И] правда, сына нет у неё, а муж её стар». И сказал он: «Позови её». И он позвал её, и стала она у двери. И сказал ей Елисей: «В эту пору, когда вновь придет это время, ты будешь жить [и] обнимать сына». Она же сказала: «Нет, господин мой, [человек Божий], не обманывай рабы твоей». И понесла во чреве женщина, и родила сына в ту пору, когда пришло время, и была жива, как сказал ей Елисей.

И подрос ребенок. И случилось, когда пошел ребенок к отцу своему, к жнецам, то сказал отцу своему: «Голова моя! голова моя болит!» И сказал тот отроку: «Отнеси его к матери его». И отнес его к матери его. И он лежал на коленях у неё до полудня, и умер. И отнесла она его, и положила его на постель человека Божия, и заперла его, и вышла. И позвала мужа своего и сказала: «Пришли-ка мне одного из отроков и одну из ослиц, и я съезжу к человеку Божию и возвращусь». Он сказал: «Что это ты идешь к нему? Сегодня не новомесячие и не суббота». Но она сказала: «Хорошо». И оседлала ослицу и сказала отроку своему: веди и иди; не задерживай меня на пути, пока не скажу тебе. Отправляйся, и пойдешь, и придешь к человеку Божию, к горе Кармил. И пошла, и пришла к человеку Божию, на гору Кармил.

И было, когда увидел Елисей, что она идет, то сказал Гиезию, отроку своему: «Смотри, эта Соманитянка. Беги навстречу к ней и скажи ей: «Благополучна (ли) ты? Благополучен (ли) муж твой? Благополучен (ли) ребенок?» Она же сказала: «Благополучны!» И пришла к Елисею на гору, и ухватилась за ноги его. И подошел Гиезий, чтобы отстранить её. И сказал Елисей: «Оставь её, ибо душа её страдает в ней; а Господь скрыл от меня и не возвестил мне». И сказала она: «Разве просила я сына у господина моего? Не сказала ли я: не обольщай меня»?» И сказал Елисей Гиезию: «Опояшь чресла твои и возьми посох мой в руку твою, и пойди; если встретишь человека, не приветствуй его, и если будет человек приветствовать тебя, не отвечай ему; и положишь посох мой на лицо ребенка». И сказала мать ребенка: «Жив Господь и жива душа твоя! Не отстану от тебя». И встал Елисей, и пошел за нею. А Гиезий прошел впереди нее и положил посох на лицо ребенка. Но не было голоса, и не было слышно ничего. И возвратился он навстречу ему, и возвестил ему, говоря: «Не пробудился ребенок».

И вошел Елисей в дом; и вот, ребенок умерший лежит на постели его. И вошел Елисей в дом, и запер дверь за ними двумя. И помолился Господу, и поднялся и лег на ребенка, и приложил уста свои к устам его, и глаза свои к глазам его, и руки свои к рукам его, (и ноги свои к ногам его,) [и подышал на него,] и склонился над ним; и согрелось тело ребенка. И распрямился, и прошел по дому туда и сюда; и вновь возлег – и так простирался на ребенке до семи раз; и открыл ребенок глаза свои. И кликнул Елисей Гиезия и сказал: «Позови мне эту Соманитянку». И тот позвал её, и она вошла к нему. И сказал Елисей: «Возьми сына твоего». И подошла женщина, и упала к ногам его, и поклонилась до земли; и взяла сына своего и пошла.

13. Исаия 63:11–64:5 — здесь пророк древнего Израиля обращает к Богу удивительные на первый взгляд слова: Только Ты — Отец наш; ибо Авраам не узнаёт нас, и Израиль не признаёт нас своими; Ты, Господи, Отец наш, от века имя Твое: “Искупитель наш” (Ис 63:16). Это звучит почти как отрывок из Евангелия: не стоит никому надеяться на физическое происхождение от Авраама — подлинным Отцом для верующего остается только Бог.

Так говорит Господь: Где Возведший из земли Пастыря овец (Своих)? Где вложивший в них Духа Святого? Проведший за правую руку Моисея мышцею славы Своей? Он заставил уйти воду от лица Своего, чтобы сделать Себе имя вечное, провел их через бездну, как коня по степи, и они не утомились, и как стадо по равнине. (И) сошел Дух от Господа и направил их – так вел Ты народ Твой, чтобы сделать Себе имя славное. Обратись, (Господи), с неба и воззри из жилища святыни Твоей и славы Твоей: где ревность Твоя и мощь Твоя? Где множество милости Твоей и сострадания Твоего – из-за чего Ты и терпел нас. Ведь Ты – Отец наш; ибо Авраам не узнал бы нас, и Израиль не признал бы нас. Но Ты, Господи – Отец наш; избавь нас: от века имя Твоё на нас. Для чего Ты, Господи, попустил нам сбиться с пути Твоего (и) ожесточиться сердцам нашим, чтобы не бояться Тебя? Обратись ради рабов Твоих, ради колен наследия Твоего, чтобы понемногу унаследовать нам гору святую Твою: противники наши попрали святыню Твою. Мы сделались, какими были от начала, когда Ты не властвовал нами и не именовалось имя Твоё над нами. Если Ты отверзешь небеса, трепет пред Тобою охватит горы, и они растают, как тает воск пред лицом огня. И попалит огонь противников, и явлено будет имя Твое среди врагов: от лица Твоего народы придут в смятение. Когда Ты совершишь дела славные, трепет пред Тобою охватит горы. От века мы не слышали, и глаза наши не видели бога, кроме Тебя, и дел Твоих, которые Ты совершишь для ожидающих милости: ибо встретит она ожидающих и творящих правду; и пути Твои вспомнятся им.

14. Иеремия 31:31–34 — эти слова Ветхого Завета предсказывают заключение Нового Завета, что и отмечается на пасхальном торжестве: Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет… вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. Нетрудно услышать здесь прямую перекличку со словами Исаии из предыдущей паремии.

Так говорит Господь: Вот приходят дни, и заключу с домом Израиля и с домом Иуды завет новый, не как тот завет, который Я заключил с отцами их в тот день, когда Я взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской; потому что они не пребыли в завете Моем, и Я пренебрег ими, говорит Господь. Ибо вот этот завет [Мой], который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: Непременно вложу законы Мои в разум их и на сердцах их напишу их, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И не будет учить каждый ближнего своего, и каждый брата своего, говоря: «Познай Господа», ибо все будут знать Меня, от малого (и) до большого среди них, потому что Я милостив буду к неправдам их и грехов их не вспомню более.

15. Даниил 3:1–88 — длинная и торжественная песнь трех отроков в печи вавилонской стала источником множества цитат в богослужебных песнопениях; вновь и вновь звучит на вечерне голос хора, повторяющий припев: «Господа пойте и превозносите Его во веки». Но это не просто красивая поэзия — история из Ветхого Завета повествует о трех юношах, которые за веру в Единого Бога были брошены в огненную печь, но остались там невредимыми. Их мучители, глядя на огонь со стороны, видели не только их троих, но и таинственного Четвертого. И христиане видят в этом явлении прообраз схождения Христа во ад, откуда он вывел спасенных людей.

В год восемнадцатый Навуходоносор царь сделал золотое изваяние: высота его шестьдесят локтей, ширина его шесть локтей, и поставил его на равнине Деира, в стране Вавилонской. И послал (Навуходоносор царь) собрать князей, и воевод, и наместников, вождей и правителей, и тех, кто стоит у власти, и всех начальников областей, чтобы они пришли на открытие изваяния, которое поставил Навуходоносор царь. И собрались наместники, князья, воеводы, вожди, верховные правители, стоящие у власти, и все начальники областей на открытие изваяния, которое поставил Навуходоносор царь, и стали перед изваянием, (которое поставил Навуходоносор царь). И глашатай воззвал с силою: «Вам объявляется, племена, народы, колена и языки: в то время, как услышите звук трубы, и свирели с цитрой, и лиры с гуслями, (и) симфонии и всякого рода музыки, падите и поклоняйтесь золотому изваянию, которое поставил Навуходоносор царь. А кто не падёт и не поклонится, тотчас будет брошен в печь, горящую огнем». И было, когда услышали народы звук трубы, и свирели с цитрой, и лиры с гуслями, и симфонии, и всякого рода музыки, то пали все народы, колена и языки, и поклонялись золотому изваянию, которое поставил Навуходоносор царь.

Тогда подошли некие мужи Халдейские и обвинили Иудеев. [И,] начав речь, сказали царю Навуходоносору: «Царь, вовеки живи! Ты, царь, дал повеление, чтобы всякий человек, который услышит звук трубы, и свирели с цитрой, и лиры с гуслями, и симфонии, и всякого рода музыки, и не падет, поклоняясь золотому изваянию, будет брошен в печь, горящую огнем. Так вот, есть мужи Иудейские, которых ты поставил над делами страны Вавилонской: Седрах, Мисах и Авденаго, которые не подчинились повелению твоему, царь; и богам твоим не служат, и золотому изваянию, которое ты поставил, не поклоняются».

Тогда Навуходоносор во гневе и ярости приказал привести Седраха, Мисаха и Авденаго; и приведены они были пред лицо царя. И начал речь Навуходоносор, и сказал им: «Действительно ли вы, Седрах, Мисах и Авденаго, богам моим не служите, и золотому изваянию, которое я поставил, не поклоняетесь? Итак, ныне будьте готовы к тому, чтобы, когда услышите звук трубы, и свирели с цитрой, и лиры с гуслями, и симфонии, и всякого рода музыки, пасть и поклониться золотому изваянию, которое я поставил; если же не поклонитесь, тотчас брошены будете в печь, горящую огнем; и кто – тот Бог, который избавит вас из рук моих?»

(И) ответили Седрах, Мисах и Авденаго, говоря царю Навуходоносору: «Нет нужды нам отвечать тебе на слово твое. Ибо есть на небесах Бог наш, Которому мы служим. Он силен спасти нас из печи, горящей огнем, и от рук твоих, царь, избавит нас. А если и не будет того, то да будет известно тебе, царь, что мы богам твоим не служим и золотому изваянию, которое ты поставил, не поклоняемся».

Тогда Навуходоносор исполнился ярости, и вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго; и приказал он разжечь печь в семь раз сильнее, пока она до крайности не раскалится; и мужам крепким силою приказал, связав Седраха, Мисаха и Авденаго, бросить их в печь, горящую огнем. Тогда мужи те связаны были в шароварах своих, и шапочках, и сапогах – (в) одеждах их, и брошены в середину печи, горящей огнем. Поскольку слово царя превозмогло, и печь была раскалена чрезвычайно, [в семь раз сильнее], (то мужей тех, которые бросали Седраха, Мисаха и Авденаго, убило пламя огня). А эти три (мужа), Седрах, Мисах и Авденаго, упали в середину печи, огнем горящей, связанные. И ходили посреди пламени, воспевая и славя Бога и благословляя Господа.

И, став (с ними), Азария стал молиться и, открыв уста свои среди огня, возгласил так:
«Благословен Ты, Господи, Боже отцов наших, и хвально и прославлено имя Твоё вовеки,
Ибо праведен Ты во всём, что соделал с нами, и все дела Твои истинны, и правы пути Твои, и все суды Твои истинны;
И суды истинные Ты сотворил во всем, что навёл на нас и на святой град отцов наших Иерусалим, потому что по истине и по суду навёл Ты всё это на нас за грехи наши.
Ибо согрешили мы, и поступили беззаконно, отступив от Тебя, и согрешили во всём, и заповедей Твоих не послушали, и не соблюли, и не соделали, как Ты повелел нам, чтобы благо нам было.
И всё, что Ты навёл на нас, и всё, что Ты соделал с нами, соделал по истинному суду, и предал нас в руки врагов беззаконных, враждебнейших отступников, и царю неправедному и злейшему на всей земле.
И ныне не открыть нам уст; мы сделались стыдом и поношением для рабов Твоих и чтущих Тебя.
Не предай же нас до конца ради имени Твоего [святого], и не разрушь завета Твоего, и не удали милости Твоей от нас ради Авраама, возлюбленного Тобою, и ради Исаака, раба Твоего, и Израиля, святого Твоего, которым Ты сказал, говоря им, что умножишь семя их, как звёзды небесные и как песок на берегу моря.
Ибо мы ума?лились, Владыка, более всех народов, и унижены сегодня на всей земле за грехи наши,
И нет у нас в настоящее время ни князя, ни пророка, ни вождя, ни всесожжения, ни жертвы, ни

приношения, ни фимиама, ни места, чтобы нам принести плоды пред лицо Твоё и обрести милость.
Но с душою сокрушённой и духом смирения да будем приняты, как при всесожжениях овнов и тельцов и как при десятках тысяч агнцев тучных, так да сделается жертва наша пред Тобою сегодня, и да совершится для Тебя, – ибо нет стыда уповающим на Тебя.
И ныне мы следуем [за Тобою] всем сердцем, и боимся Тебя, и ищем лица Твоего;
Не постыди нас, но сотвори с нами по снисхождению Твоему и по множеству милости Твоей,
И избавь нас силою чудес Твоих, и дай славу имени Твоему, Господи,
И да посрамятся все делающие рабам Твоим зло, и да постыдятся со всею силою [и могуществом], и мощь их да сокрушится,
И да познают, что Ты, Господи, Бог единый и славный по всей вселенной».
И не переставали слуги царя, бросившие их, разжигать печь нефтью, смолою, паклею и хворостом, и растекалось пламя над печью на сорок девять локтей; и выходило, и сжигало тех из Халдеев, которых достигало около печи. Но Ангел Господень сошел вместе с бывшими с Азарией в печь, и выбросил пламя огня из печи, и сделал, что в средине печи был как бы шумящий влажный ветер, и совсем не коснулся их огонь, и не повредил им, и не обеспокоил их. Тогда эти трое, как бы едиными устами, воспевали, и благословляли, и славили Бога в печи, возглашая:
‘Благословен Ты, Господи Боже отцов наших, (и) прехвальный и превозносимый вовеки, и благословенно имя славы Твоей, святое (и) прехвальное и превозносимое вовеки.
Благословен Ты в храме святой славы Твоей, (и) прехвальный и преславный вовеки.
Благословен Ты, видящий бездны, восседающий на Херувимах, (и) прехвальный и превозносимый вовеки.
Благословен Ты на престоле славы царства Твоего, (и) прехвальный и превозносимый вовеки.
Благословен Ты на тверди небесной, (и) прехвальный и превозносимый вовеки».

foma.ru

Смысл Страстей и Воскресения

 

 

В событии страстей Христовых центральное место занимает Сам Христос. Все, что Христос претерпел за нас — оплевания, заушения, поругание, терновый венец, желчь, — все, что Церковь так подробно описывает, нужно не для того, чтобы мы пожалели Христа, но для того, чтобы помочь нам полюбить Его. Чтобы показать нам, как Христос возлюбил нас, и чтобы подвигнуть наше сердце возлюбить Его. Чтобы, пребывая в любви к Нему, мы спаслись и вечно жили с Ним. Итак, страсти Христовы — причина не печали, но спасения. Так же и Крест Господень, которым умерщвлен был Христос, стал животворящим, стал знамением жизни, спасения и радости и, таким образом, перестал быть орудием убийства и проклятия, каким был прежде. Сам Бог называет его знамением Сына Человеческого.

Когда мы смотрим на икону Распятия, то видим, что Христос исполнен святого достоинства: очевидно, что Он пошел на страдание добровольно, что Он — Господин происходящего, а не жертва судьбы и человеческой злобы. Христос — Царь Славы, священнодействующий в Таинстве спасения человека через страдание и Крест и дарующий воскресение. Конечно, если кто-то посмотрит на Христа и Его страдание по-человечески, то будет испытывать жалость. Однако же Церковь представляет нам Богочеловека Христа, который спас человека. Христос — не полная жалости жертва человеческой злобы. Он как Великий Архиерей принес Богу Себя, стал жертвоприношением и открыл нам врата рая. Церковь, когда изображает Христа, Богородицу и святых, представляет нам не только обстоятельства и историю события, но вместе с этим передает и то, что подразумевается, то есть то, чего не видно, — саму суть. Да, Христос на Кресте, Он страдает и умирает. Но Крест был бы концом вполне печальным и человеческим, если бы не последовало Воскресение. Поэтому в конце концов Крест отодвигается в сторону, а главенствует Воскресение. Каждую неделю Церковь празднует не распятие, а Воскресение. Именно оно — основа и центр Церкви. Основываясь на Воскресении, Церковь живет всю свою жизнь. Воскресенье — день Воскресения; именно он определяет весь недельный праздничный круг и все остальное в Церкви.

митрополит Лимасольский Афанасий

Перед Плащаницей

Свершилось то, ради чего Бог стал человеком, ради чего Сын Божий стал сыном человеческим: свершилась Крестная смерть Спасителя.

В последние дни Своей земной жизни Господь был оставлен один перед лицом Своих ненавистников, перед лицом страданий и смерти. Он испил до дна ту чашу, которая была уготована Ему, и пережил самое страшное, что может выпасть на долю человека, — одиночество и оставленность.

Он был один в Гефсимании, ибо ученики Его уснули крепким сном. Он был один на суде первосвященников, один на допросе у Ирода, один на суде Пилата, ибо ученики его в страхе разбежались. Он был один, когда шел на Голгофу: случайный прохожий, а не любимый ученик помог Ему нести крест. Он был один на Кресте, один умирал, оставленный всеми.

На Кресте Иисус взывал к Отцу Своему: Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил? (Мф. 27, 46). В этот крик вместилась боль всего человечества и каждого человека — боль всякого, кто чувствует, что он одинок и оставлен Богом. Ибо страшно быть оставленным близкими и друзьями, но еще страшнее, когда тебе кажется, что Бог покинул тебя, когда непреодолимая стена встала между тобою и Богом и Он словно не слышит, не видит, не замечает тебя.

Если ты страдаешь от одиночества, вспомни, каким одиноким был Спаситель в последние дни Своей жизни. Если близкие твои или ученики твои отвернулись от тебя, если подвергся ты незаслуженной клевете, если называют тебя еретиком и разрушителем отеческих преданий, если лжесвидетельствуют против тебя и объявляют повинным смерти, вспомни, что Сам Господь прошел через это.

Если тот, кто жил с тобой под одной крышей, причащался от одной чаши, ел твой хлеб, тот, кому доверялся ты со всей силой любви, с кем делился своими мыслями и чувствами, от кого ничего не утаивал и для кого ничего не жалел, — если этот человек предал тебя, отвернулся от тебя, поднял на тебя пяту свою и оплевал тебя, вспомни, что и Господь пережил все это.

Если крест твой навалился на тебя с такой тяжестью, что ты не в силах понести его, и если близкие твои не хотят разделить его с тобою, будь благодарен и тому, быть может, случайному прохожему, который поможет тебе нести его хотя бы какую-то часть пути.

Если волна богооставленности накрыла тебя с головой и кажется тебе, что Бога нет, что Он отвернулся от тебя или не слышит тебя, не отчаивайся, ибо и Христос прошел через этот опыт — страшный и горький.

Если осуждают тебя и хулят, ударяют по лицу и плюют на тебя, пригвождают ко кресту и вместо воды дают горькую желчь, молись за распинающих тебя, ибо не ведают, что творят.

В страхе и трепете, в молчании и благоговении поклоняясь Святому Гробу Иисусову, возблагодарим Господа за то, что Он стал одиноким, чтобы мы не были одиноки, был оставлен, чтобы мы не были оставлены, прошел через оскорбления и поругания, клевету и уничижение, страдания и смерть, чтобы во всяком страдании нашем мы чувствовали, что мы — не одни, но что Сам Спаситель — с нами до скончания века.

митрополит Иларион (Алфеев)

Мы рядом со Христом во время Его страданий

Народ глумится, издевается, а Господь молится с креста: «Отче, прости, они не ведают, что творят», – потому что Бог прощает нам все, не дожидаясь нашего покаяния.

И с креста в этой молитве Он уходит в пределы смерти, душа Его отделяется от тела, сходит в ад, но в ней нет греха, потому что даже злоба людей не смогла спровоцировать Спасителя ни на какую обиду. Он отвечает только любовью.

И поэтому дьявол не имеет ничего, чтобы удержать Его душу в аду – тем самым разрушен закон смерти. Ветхого Адама и Ветхую Еву, и всех их детей, тех, кто ждал Его – пророков, праведников – Господь изводит из ада, воскресит. Ад разрушен, ада больше нет.

В наших храмах в это время находится плащаница Господня, в Великую Пятницу храмы превращаются в погребальные пещеры. Никодим, Иосиф Аримафейский, Иоанн Богослов – единственные из апостолов, кто не разбежался, не струсил, а был до конца со своим Учителем – погребают Его в пещере, находящейся рядом с Голгофой. И наши храмы становятся такими пещерами.

Происходит вынос Плащаницы, удивительно красивая и таинственная служба, когда всё в цветах. И мы стоим рядом, и сопричастны происходящему, потому что богослужение раздвигает границы времени и делает нас сопричастными к тому, что происходило тогда. И мы рядом со Христом во время Его страданий, и мы погребаем Его тело вместе с мироносицами, и скорбим о человеческой злобе.

Вечером в Страстную пятницу мы слышим удивительные слова канона, который начинается со слов «волною морскою» – так он и называется «Волною морской». «Царствует ад, но не вечнует» – говорит нам Церковь словами этого канона. – «Ибо Ты положил Себя во гробе, Державный, и Своею животворящей рукою расторг ключи смерти и проповедал там от века спящим истинное избавление, Сам став первенцем из мертвых».

Смерть умерла, потому что Ты умер, но если Ты умер, значит Ты соприкоснулся со смертью, но ведь Ты – жизнь, значит смерть умрет, значит все мы воскреснем.

иеромонах Димитрий (Першин)

Об отречении Петра

Библия — это такая книга, что если бы мы могли прочитывать ее ежедневно целиком,мы бы каждый день читали несколько иную книгу. Однако дело не в ней, дело в нас: читая Писание, мы немного меняемся, так что точнее было бы сказать, что в таком случае Книгу книг ежедневно читал бы другой человек. Попробуем еще раз прочесть хорошо известные эпизоды: вдруг мы сможем взглянуть на них по-новому?

О том, как первоверховный Апостол трижды отрекся от Спасителя, а потом плакал горько, известно очень широко и во всех мельчайших подробностях; об этом говорится не только в Евангелии от Матфея (Мф. 26:69–75), но и в Евангелиях от Марка (Мк. 14), от Луки (Лк. 22) и от Иоанна (Ин. 18). Так же хорошо известно то, что Христос предрек это предательство, точно указав срок: прежде чем пропоет петух, то есть еще до наступления следующего дня после того, как Петр исповедовал свою бесконечную верность. Существует вполне разумное объяснение предательства Петра: уж очень самонадеянно он «прогнозировал» свою верность на фоне грядущего всеобщего отречения, почему и было попущено ему искуситься.

Но представляется полезным рассмотреть еще один эпизод между словами Христа и отречением Петра: несостоявшуюся из-за запрета Спасителя схватку в Гефсимании (Мф. 26:51–54; Мк. 14:47, где опущены слова Христа; Лк. 22:50–51; Ин. 18:10–11).

Петр действительно был верным учеником; он первым исповедовал Иисуса Христом, Мессией, Сыном Божиим (см. Мф 16:16), он был в числе тех троих, перед которыми Христос преобразился на Фаворе (а они были избраны видеть славу Божию), он был тверд в своем решении следовать за Христом, чего бы это ему ни стоило. И он считал, что защитит Господа надежнее всего — силой оружия.

И в этом он получил от Учителя отповедь; мало того: его вооруженное выступление оказалось почти что смехотворным — он отсек ухо рабу первосвященника. Ухо было исцелено Христом, а Петр… наверное, растерялся. Настроившись на жестокую битву, собираясь пожертвовать жизнью, он оказался неготовым к реальному течению событий, в котором требовалось иное мужество, явленное Иоанном: сопровождать Спасителя на Его крестном пути.

Христиане никогда не поддерживали идеи о невозможности применения силы, не поддерживают ее и теперь. Просто нам преподаны и другие «методы» борьбы со злом.

Сейчас немало говорится о том, что юноши-христиане должны уметь оказать поддержку слабым, которым грозит грубое насилие, да и за себя постоять иногда не мешает. Это, безусловно, правильно и справедливо, но вряд ли полезно закреплять такую реакцию, доводя ее до уровня рефлекса. Тем менее полезно абсолютизировать такой способ противостояния. Если человек успешно применил силу, у него возникает соблазн применять ее и дальше; для многих это — простое решение. Для многих — но не для всех; вспомним «сентиментального боксера» у Высоцкого: Бить человека по лицу / Я с детства не могу. И так ли уж нужно в нашем мире, исполненном жестокости, эту жестокость умножать? При этом хорошо бы подумать над тем, что из нашего обихода практически исчезло понятие доблести, да так основательно, что современный человек не совсем ясно представляет, что это такое. Однако интуитивно понятно, что доблесть — это добродетель, что это в высшей степени положительное мужское качество (нельзя сказать доблестная невеста или доблестная мать). Вернуть этому понятию его ценностное и смысловое содержание — неплохая задача для христианских философов, апологетов и воспитателей.

…У Льюиса в «Письмах Баламута» говорится о том, что враг рода человеческого всегда старается отвратить людей от того, что было бы им действительно полезно: во времена упадка культуры он внушает насмешки над «слабаками», «очкариками», «зубрилами» и т. д., если же воцаряется всеобщая дряблость, духовная и телесная, то издеваться по его наущению начинают уже над людьми сильными, мужественными, благочестивыми и честными. Трудно сказать, какие у нас нынче времена (ясно только, что мультикультуральные), но следует твердо помнить: мы — народ Божий, царственное священство (см. 1Пет. 2:9), и наш путь должен быть царским путем, следованием за Господом и Его праведными, а не шараханьем от обочины к обочине (а если честно, то от канавы к канаве).

Марина Журинская

Евхаристия Великого Четверга. Когда вечность входит во время

Великое и страшное действо

Великий Четверг. Некоторые ученые, богословы сомневаются, принял ли Иуда-предатель Пречистое Тело Господа Иисуса Христа, причастил ли его Господь? В каноне Великого Четверга прямо, недвусмысленно говорится: да, причастил. И это очень страшно! Это так страшно! В этом – свободная воля человека, который получил Пречистое Тело Господа Иисуса Христа в день Тайной Вечери и при этом не раскаялся, не переменил своих мыслей, а пошел и предал Господа. Как страшно и поучительно! И частое причащение без страха и без исповеди может к таким последствиям тоже привести. Будьте осторожны! Иуда был причащен, но пошел и предал Господа.

Храним предания наших отцов

Закончилась служба утренняя, закончилась она пением эксапостилария:

«Чертог Твой вижду Спасе мой, украшенный,/ и одежды не имам, да вниду в онь:/ просвети одеяние души моея,/ Светодавче, и спаси мя».

На этом заканчивается пение этого светильна, который пелся вечером в воскресенье, понедельник и вторник, в среду вечером он поется в последний раз. Как много о Чертоге, целых, можно сказать, четыре дня о Чертоге. Но теперь уже кончилось песнопение, завершилась вдохновенная молитва о просвещении души, и теперь идет Таинство, страшное великое Таинство.

Утром в Великий Четверг служатся Часы, на которых читаются очень интересные паремии. Да и всё, что связано с богослужением Великого Четверга, интересно.

Служится вечерня… Вечерня… Иные скажут: «У вас, у православных, всё наоборот: утреня у вас вечером, а вечерня у вас – утром. Мы не понимаем, и мы протестуем». Надо не любить Церковь Божию, чтобы так протестовать. Одно с другим связывается в одном веке, в другом, потом что-то меняется, что-то переставляется. Но всё органично и живо, идет непосредственно от самой глубокой древности.

Это не выдумки и не хитрость, а некоторое постоянное желание удержаться в равновесии и не утерять прежнего богослужения и прежней силы благодатной, которая имеется в богослужении.

Да, в глубокой древности, и я даже могу сказать, почти тысячу лет подряд литургия Великого Четверга служилась вечером после Вечерни. Потому что Тайная Вечеря происходила именно вечером. И воспоминание этой Вечери вечером и служилось. Но потом что-то произошло.

И преподобные Отцы того времени стали выравнивать накренившийся корабль и перевели эту службу всё-таки на день. Не на утро, а на день: чтобы служба заканчивалась после 12-ти часов дня.

Начинаются Часы, Изобразительны, и уже начинается Вечерня, только надо следить, чтобы она не заканчивалась раньше полудня. Мы можем углубиться в эту тему и долго-долго размышлять, почему это произошло, но все причины не откроем. Мы только знаем, что когда-то это произошло, и это произошло не случайно.

Мы благоговейно чтим наших святителей, преподобных отцов, которые жили уже во втором тысячелетии, и храним то, что они нам передали. Свято храним. И не хотим экспериментировать, как протестанты, которые говорят: «Вернемся в первый и второй век». Вернуться мы никогда не сможем. Время уже прошло, жизнь прошла.

И у святителей, и отцов преподобных ум был гораздо светлее и чище, а нам с вами, грешным, умом возвращаться некуда. Мы храним предания наших отцов и дедов с благоговением. И хотим и дальше ничего не потерять. И поэтому литургия Василия Великого служится в Великий Четверг и начинается с вечерни, во время которой звучат прекрасные стихи, а потом переходит уже в Литургию.

Лицом к лицу

Евангелие читается длинное. Отмечу, очень важное Евангелие. Но сначала идет чтение паремии, как Господь видел Моисея лицом к лицу на горе Синай. Вторая паремия из Книги Иова:

«Рече Господь Иову сквозе бурю и облаки: Кто сей скрываяй от Мене совет, содержай же глаголы в сердце, Мене же ли мнится утаити?».

Эта паремия заканчивается удивительно, такими словами: «Слухом убо уха слышахом, – сказал Иов, – ныне же око мое видит Тя». Господь открыл Иову Себя и Свой образ. Как Моисею, лицом к Лицу, во мраке на горе Синай, так и Иову, вопрошающему и требующему ответа за несправедливость и страдания невинного. Господь открыл ему Себя.

Открыл. Итак, на Синае было явление Господа, Иову было явление Господа. Третья паремия – из книги пророка Исайи. Одна глава в книге Исаии повествует о страдании Господа. Как говорят, Исаия – это ветхозаветный евангелист, который рассказал о страдании Господа. Исаия так прекрасно, как очевидец, написал о всем, что произошло много позже.

И мы – после Синая, и Иова, и Исаии пророка – подходим куда? В храм, туда, где пространство сжимается. Мы присутствуем в храме, там, где больше Синая, больше Иова и исполнения слов Исаии пророка – там, где Престол Господень и Тайная Вечеря.

Когда время пронизывает пространство

Читается послание апостола Павла к Коринфянам (1 Кор. 11, 23–32): «Братие, я от Самого Господа принял то, что и вам передал» И апостол Павел приводит те же самые слова, что и у евангелистов – о том, как Христос благословил чашу, преломил Хлеб и дал Вино, установил Евхаристию.

И затем читается составное Евангелие от Матфея, Иоанна и Луки, как Господь велел приготовить трапезу, Тайную Вечерю, в горницу послал учеников, как они всё приготовили, как они пришли туда, и как Господь совершил эту Вечерю.

Интересная вещь: вот тут, казалось бы, можно было бы и остановиться. Великий Четверг – это Тайная Вечеря, мы вспоминаем Тайную Вечерю. И Господь освятил Хлеб и Чашу и дал ученикам. И на этом надо, казалось, и остановиться. Нет! Евангелие не заканчивается этим.

Сразу после идёт повествование о том, как Господь ушел молиться, как предатель Его предал, и как Его схватили, как арестовали, как повели Его, к Каиафе привели, и как Петр отказался, отрекся. И как советовались убить Христа, и как привели к понтийскому Пилату игемону. Зачем, спрашивается, нам вот такая подробность историческая? Ведь Господь Тайную Вечерю совершил – и хватит, надо остановиться. Вы что, не знаете, где точка? Нет!

Хочу обратить ваше внимание на то, что очень мало кто из людей понимает совершенно страшное и необъяснимое – не столкновение, не вхождение одно в другое, – а пронизывание одного времени и пространства другим.

Тайная Вечеря была совершена е д и н о ж д ы

Объясняю. Мы видим, как батюшка в алтаре Литургию служит, он так служил вчера, он так будет служить завтра, служить так он будет и через неделю, пока не помрет. То есть, каждое Воскресение и праздник у нас совершается Литургия, совершается служба. Как Господь две тысячи лет назад установил Тайную Вечерю, так она и свершается.

Пока существует наша вселенная, так и будет дальше совершаться. Но никто не задумывается над тем – это очень трудный для понимания факт, – Литургия, Тайная Вечеря была совершена единожды Господом Иисусом Христом. Она не повторяется! Она неповторима. Она единожды совершилась, и Своей Божественной волей Господь благоволил вне времени, совершенно в разном пространстве по всему лицу планеты Земля, в разных часовых поясах совершать не новую Литургию, не повторение Литургии, а ту же самую Тайную Вечерю, которую Господь единожды совершил.

Нападали на меня люди с линейным мышлением, мою публикацию в одном популярном журнале оспаривали, ставили вопросительные знаки и на меня кричали: «Батюшка, вы неправильно всё это говорите!»

Но я опираюсь на творения святых Отцов, на творение одного афонского подвижника и на высказывания святого апостола Павла. Вы скажете: «Отец Сергий, а что Вы нам об этом говорите?» Да я хочу, чтобы страх у вас был! Чтобы хоть немножко задумывались, как страшно стоять в храме!

протоиерей Сергий Правдолюбов

Священник – образ Бога

Вот маленькие дети ближе всего понимают: «Ой, мама, смотри, вон там это Бог пошел», – это они про батюшку так говорят. Странно, в наше современное позитивистское время, линейное время ребенок смотрит насквозь. Он проникает, он понимает: он увидел образ. Не Самого Бога, а священника, носящего образ Господа.

И когда священник у алтаря говорит древнейшие страшные слова: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое», – это слова именно Господа, это я не от себя говорю.

И эти слова совпадают со словами Господа. И не совершается другое действо, а точно то же самое. «Как?!», – вы скажете? Я отвечу: «А не знаю, как». Вот идет линейное время, оно вот длится-длится-длится-длится-длится… В наше линейное время каждого дня богослужения не входит Божественная Литургия.

Литургия, совершается вне суточного круга, вне нынешнего нашего времени. «Время сотворити Господеви, владыко, благослови», – начинается Литургия. И совершается страшное и странное.

Причем, очень опытный ум, Василий Великий, как-то пытался чуточку сгладить, он дал цитату: «Даде святым Своим учеником и апостолом, рек: “Приимите, ядите, Сие есть Тело Мое”».

Чтобы было понятно, что этот человек – священник или архиерей – он только цитирует слова… Почему только цитирует? Не только цитирует, он действительно воспроизводит слова Господа. Но не только он, в данном случае, исполняет страшное… Рука священника совпадает с рукой Господа, слова священника – с Его словами, сказанными тогда.

Вечность входит в линейное время

И последнее, что о Великом Четверге хочу сказать. На Литургии, во время неё, преодолеваются категории времени. Вечность пренебрегает категорией линейного времени и пронизывает его насквозь. Вечность входит в контакт с движущимся линейным временем, преодолевает его и отдаёт себя стоящим на земле в парадоксальной полноте и неподвижности.

Обращаю ваше внимание на несоответствие линейного времени с вечным на самой Тайной вечере. Господь взял хлеб, преломил и сказал: «Возьмите, ядите, Сие есть Тело Мое, еже за вы ломимое, во оставление грехов». А еще никто Его не ударял по Лицу и по всему Телу, не мучил Его, Он еще не вышел на страдания.

Он взял Чашу и говорит: «Возьмите, пейте из нее, Сия есть Кровь Моя за вас проливаемая во оставление грехов». А Он пролил кровь? Нет! А Его никто еще не пронзил и до крови не избивал. Следовательно, это не смещение во времени, а несоответствие времени вечного и линейного. Господь заранее это сделал. В этом, линейном пространстве жизни тогдашнего времени, Он заранее – вот эта нестыковка – заранее отдал Тело и Кровь Свою.

Вот почему мы читали такое Евангелие. Опытные отцы ни в коем случае не делают паузы между Тайной Вечерей и арестом, ведением на страдания. Оно продолжает события Вечери. Потому что, когда Господь сказал: «Возьмите, ядите, сие есть Тело Мое, а это есть Кровь Моя», а как это произошло? Так надо не разрывать ткань повествования и довести его до ареста – Христа арестовали в саду и повели к Понтию Пилату.

То есть, в этих словах Господом сказано всё, и то, что произошло дальше, что только потом тянулось во времени. Главное, что это Он сказал и сделал. Как это осуществилось? Вот так осуществилось. Не понимаете? Думали об этом? Ну внимательно посмотрите, как это осуществилось, и как сегодня в богослужении это совершается.

протоиерей Сергий Правдолюбов

ЦЕРКОВНОЕ УЧЕНИЕ О ПРИЧАСТИИ

Евхаристия (буквально «благодарение») есть Таинство, в котором хлеб и вино предложения прелагаются Духом Святым в истинное Тело и истинную Кровь Господа Иисуса Христа, и затем верующие приобщаются их для теснейшего соединения со Христом и жизни вечной. Это Таинство состоит, таким образом, из двух отдельных моментов:
1) преложения, или пресуществления, хлеба и вина в Тело и Кровь Господни;
2) Причащения этих Святых Даров.
Оно имеет названия: Евхаристия; Вечеря Господня; Трапеза Господня; Таинство Тела и Крови Христовых. Тело и Кровь Христовы в этом Таинстве называются Хлебом небесным и Чашей жизни, или спасения; Святыми Таинами; Бескровной Жертвой.
Евхаристия есть величайшее Таинство христианское.

ПРЕДУСТАНОВЛЕНИЕ ТАИНСТВА
До первого совершения этого Таинства на Тайной Вечере, Христос обетовал его в Своей беседе о хлебе животном по случаю насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами. Господь учил: Я хлеб живый, сшедший с небес; ядущий хлеб сей будет жить вовек; хлеб же, который Я дам, есть Плоть Моя, которую Я отдам за жизнь мира (Ин. 6, 51). Иудеи, очевидно, поняли слова Христа буквально. Они стали говорить между собой: Как Он может дать нам есть Плоть Свою? (Ин. 6,52). И Господь не сказал иудеям, что они поняли Его неправильно, а только еще с большей силой и ясностью продолжал речь в том же смысле: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ибо Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие. Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 53—56).

Так же буквально поняли слова Христа ученики Его: Какие странные слова! Кто может это слушать? — говорили они (Ин. 6, 60). Спаситель, чтобы убедить их в возможности такого чудесного вкушения, указал на другое чудо — на чудо Своего будущего вознесения на небо: Это ли соблазняет вас? Что ж, если увидите Сына Человеческого восходящего туда, где был прежде? (Ин. 6, 61 — 62). Далее Христос прибавляет: Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь (Ин. 6, 63). Этим замечанием Христос не требует понимания Его беседы о хлебе животном в «переносном» смысле. Но есть из вас некоторые неверующие (Ин. 6, 64), — тут же прибавляет Он. Этими словами Спаситель Сам указывает, что слова Его трудны для веры: как это верующие будут есть Его Тело и пить Его Кровь? Но Он подтверждает, что говорит о Своем действительном Теле. Его слова о Своих Теле и Крови суть дух и жизнь: они свидетельствуют, что: а) приобщающийся их будет иметь жизнь вечную и будет воскрешен для Царства Славы в последний день; б) приобщающийся их входит в теснейшее общение со Христом.
Его слова говорят не о жизни по плоти, но о жизни по духу. Приобщение Его Тела и Крови важно не для утоления физического голода, как было при насыщении пяти тысяч человек, а важно для жизни вечной.

ПРЕЛОЖЕНИЕ ХЛЕБА И ВИНА В ТЕЛО И КРОВЬ ХРИСТОВУ
В Таинстве Евхаристии в то же самое время, когда священнослужитель, призывая Святого Духа на предложенные Дары, благословляет их с молитвой к Богу Отцу: И сотвори убо Хлеб сей Честное Тело Христа Твоего. А еже в Чаши сей, Честную Кровь Христа Твоего. Преложив Духом Твоим Святым , — хлеб и вино действительно прелагаются в Тело и Кровь наитием Духа Святого. После этого момента, хотя наши глаза видят хлеб и вино на священной трапезе, но в самом существе, невидимо для чувственных очей, — это истинное Тело и истинная Кровь Господа Иисуса, только под «видами» хлеба и вина.

Освященные Дары в Таинстве прелагаются, или (термин более поздний) пресуществляются, в истинное Тело и истинную Кровь Христовы, как сказал Спаситель: Плоть Моя истинно есть пища, и Кровь Моя истинно есть питие (Ин. 6, 55). Эта истина выражена в Послании Восточных Патриархов в следующих словах: «Веруем, что в сем священнодействии присутствует Господь наш Иисус Христос, не символически, не образно, не преизбытком благодати, как в прочих Таинствах, не одним наитием, как это некоторые Отцы говорили о Крещении, и не чрез проницание хлеба, так, чтобы Божество Слова входило в предложенный для Евхаристии хлеб существенно, как последователи Лютера довольно неискусно и недостойно изъясняют: но истинно и действительно, так, что по освящении хлеба и вина, — хлеб прелагается, пресуществляется, претворяется, преобразуется в самое истинное Тело Господа, которое родилось в Вифлееме от Приснодевы, крестилось во Иордане, пострадало, погребено, воскресло, вознеслось, сидит одесную Бога Отца, имеет явиться на облаках небесных; а вино претворяется и пресуществляется в самую истинную Кровь Господа, которая во время страдания Его на кресте излилась за жизнь мира. Еще веруем, что по освящении хлеба и вина остаются уже не самый хлеб и вино, но самое Тело и Кровь Господня под видом и образом хлеба и вина».

Утверждая истину пресуществления хлеба и вина в Тело и Кровь Господни, Восточные Патриархи предупреждают, что «словом пресуществление не объясняется образ, которым хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Господню, ибо сего нельзя постичь никому, кроме Самого Бога, и усилия желающих постичь сие могут быть следствием только безумия и нечестия: но показывается только то, что хлеб и вино, по освящении, прелагаются в Тело и Кровь Господню не образно, не символически, не преизбытком благодати, не сообщением или наитием единой Божественности Единородного и не случайная какая-либо принадлежность хлеба и вина прелагается в случайную принадлежность Тела и Крови Христовой, каким-либо изменением или смешением, но… истинно, действительно и существенно, хлеб бывает самым истинным Телом Господним, а вино самою Кровию Господнею»

Отцы, участвовавшие в Первом Вселенском Соборе, исповедали: «На Божественной трапезе мы не должны просто видеть предложенные хлеб и чашу, но, возвышаясь умом, должны верою разуметь, что на Священной трапезе лежит Агнец Божий, вземляй грехи мира, приносимый в жертву священниками, и, истинно приемля честное Тело и Кровь Его, должны веровать, что это знамение нашего воскресения».

Для доказательства же и объяснения возможности такого претворения хлеба и вина силою Божиею в Тело и Кровь Христовы древние пастыри указывали на всемогущество Творца и на особенные дела Его всемогущества: на сотворение мира из ничего, на Таинство Воплощения, на чудеса, упоминаемые в святых книгах, в частности на претворение воды в вино (свв. Иоанн Златоуст, Амвросий Медиоланский, Кирилл Иерусалимский, Иоанн Дамаскин), и на то, как в нас самих хлеб и вино или вода, принимаемые нами в пищу, неведомо для нас пресуществляются в наши тело и кровь (св. Иоанн Дамаскин).

О ТАИНСТВЕННОМ ПРЕБЫВАНИИ ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА В СВЯТЫХ ДАРАХ
1. Хотя хлеб и вино претворяются в Таинстве собственно в Тело и Кровь Господа, но Он есть в этом Таинстве всем существом Своим, т. е. и душою Своею и самым Божеством Своим, которое нераздельно соединено с Его человечеством.
2. Хотя, далее, Тело и Кровь Господа раздробляются в Таинстве Причащения и разделяются, однако мы веруем, что в каждой части — и в малейшей частице — Святых Таин принимается причащающимися весь Христос по существу Своему, т. е. с душою и Божеством, как совершенный Бог и совершенный Человек. Эту веру Святая Церковь выражает в словах священнослужителя при раздроблении Святого Агнца: Раздробляется и разделяется Агнец Божий, раздробляемый и неразделяемый, всегда ядомый и никогдаже иждиваемый, но причащающияся освящаяй.
3. Хотя в одно и то же время бывает много святых Литургий во вселенной, но не много Тел Христовых, а Один и Тот же Христос присутствует и преподается Телом Своим во всех храмах верных.
4. Хлеб предложения, приготовляемый порознь во всех Церквах, по освящении и по преложении его, становится одно и то же с Телом, сущим на небесах.
5. После пресуществления хлеба и вина в Таинстве Евхаристии в Тело и Кровь они уже не возвращаются в прежнее свое естество, а остаются Телом и Кровью Господа навсегда, независимо от того, будут ли они или не будут потреблены верующими. Поэтому Православная Церковь издревле имеет обычай совершать в известные дни Литургию на Преждеосвященных Дарах, веруя, что Дары эти, освященные на предыдущей Литургии, остаются истинными Телом и Кровию Христовыми; имеет также издревле обычай хранить освященные Дары в священных сосудах для напутствования ими умирающих. Известно, что в древней Церкви существовал обычай отсылать освященные Дары через диаконов христианам, не имевшим возможности приобщиться Святых Даров в храме, например, исповедникам, заключенным в темницах, и кающимся; нередко в древности верующие приносили Святые Дары с благоговением из храмов в свои дома, а подвижники брали их с собою в пустыни для приобщения.
6. Так как Богочеловеку Христу подобает единое, нераздельное Божеское поклонение и по Божеству и по человечеству, вследствие нераздельного их единения, то и Святым Тайнам Евхаристии надлежит воздавать ту же честь и поклонение, какими мы обязаны Самому Господу Иисусу Христу.

ОТНОШЕНИЕ ЕВХАРИСТИИ К ГОЛГОФСКОЙ ЖЕРТВЕ
Евхаристическая жертва не есть повторение Крестной Жертвы Спасителя, а есть принесение жертвенных Тела и Крови, однажды вознесенных нашим Искупителем на Кресте, всегда ядомых и николиже иждиваемых. Голгофская Жертва и Жертва Евхаристии нераздельны между собою, составляя собственно одну Жертву; но вместе и различаются между собою. Они нераздельны: это одно и то же благодатное древо жизни, насажденное Богом на Голгофе, но наполняющее таинственными ветвями своими всю Церковь Божию и до конца веков питающее своими спасительными плодами всех ищущих жизни вечной. Но они и различаются: приносимая в Евхаристии жертва называется бескровною и бесстрастною, так как она совершается по воскресении Спасителя, Который, воскреснув из мертвых, уже не умирает: смерть уже не имеет над Ним власти (Рим. 6, 9); она приносится без страдания, без пролития крови, без смерти, хотя и совершается в воспоминание страданий и смерти Божественного Агнца.

ЗНАЧЕНИЕ ЕВХАРИСТИИ КАК ЖЕРТВЫ
Евхаристия есть жертва хвалы и благодарения. Священнослужитель, совершающий бескровную жертву по чину Литургий св. Василия Великого и св. Иоанна Златоуста, перед освящением даров воспоминает в молитве своей великие дела Божии, — прославляет и благодарит Бога во Святой Троице за воззвание человека из небытия, за многоразличное попечение о нем после падения и за домостроительство спасения его чрез Господа Иисуса Христа. Равным образом и все присутствующие в храме христиане в эти святые моменты, славя Бога, взывают к Нему: Тебе поем, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи…

Евхаристия есть также жертва умилостивительная за всех членов Церкви. Преподавая ученикам Тело Свое, Господь сказал о нем: Еже за вы ломимое [6] и, преподавая Свою Кровь, прибавил: Яже за вы и за многи изливаемая во оставление грехов. Посему-то от начала христианства бескровная жертва была приносима о памяти и оставлении грехов как живущих, так и умерших. Это видно из чинопоследований всех Литургий, и сама эта жертва нередко прямо называется в них жертвою умилостивления.

Евхаристия есть жертва, теснейшим образом соединяющая всех верных во единое тело во Христе. Поэтому по пресуществлении Святых Даров, как и раньше на проскомидии, священнослужитель поминает Пресвятую Владычицу Богородицу и всех святых, присовокупляя: Ихже молитвами посети нас, Боже, а затем переходит к поминанию живых и умерших (вся Церковь Христова).
Евхаристия есть и жертва просительная: о мире Церквей, о благостоянии мира, о властях, о находящихся в немощех и трудах, о всех требующих помощи — и о всех и за вся.

НЕОБХОДИМОСТЬ И СПАСИТЕЛЬНОСТЬ ПРИЧАЩЕНИЯ СВЯТЫХ ТАИН
Причащаться Тела и Крови Господних есть существенная, необходимая, спасительная и утешительная обязанность каждого христианина. Это видно из слов Спасителя: Истинно, истинно говорю вам: если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни. Идущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную (Ин. 6, 53—54).

Спасительные плоды или действия Таинства Евхаристии, если только мы приобщаемся их достойно, следующие.
Оно теснейшим образом соединяет нас с Господом: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь пребывает во Мне, и Я в нем (Ин. 6, 56).
Оно питает наши душу и тело и способствует нашему укреплению, возвышению, возрастанию в жизни духовной: Ядущий Меня жить будет Мною (Ин. 6, 57).
Принимаемое достойно, оно служит для нас залогом будущего воскресения и вечно-блаженной жизни: Ядущий хлеб сей жить будет вовек (Ин. 6, 58).
Должно, однако, помнить, что эти спасительные плоды Евхаристия приносит только для тех, кто приступает к ним с верою и покаянием; недостойное же вкушение Тела и Крови Христовых принесет тем большее осуждение: Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем (1 Кор. 11, 29).

протопресвитер Михаил Помазанский

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Вера одна, будь она истинная и православная вера, не принесет никакой пользы тому, кто так верует без добрых дел. преподобный Симеон Новый Богослов
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.