Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Рекомендуем к прочтению»

10 августа — память Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия»

Согласно Церковному Преданию первую подобную икону Богородицы с Младенцем написал апостол и евангелист Лука. В середине V века этот образ вместе с другими святынями был привезен из Святой Земли в Константинополь императрицей Евдокией, супругой императора Феодосия Младшего. Некоторые источники сообщают, что икону поместили в храме женского монастыря Одигон, но на Страстную седмицу икона из обители переносилась в императорский дворец. Рядом с монастырем был источник, исцелявший незрячих. Монахини заботились о приходивших к источнику. Местность получила название «место проводников» или «место вождей», а монастырь стал именоваться Одигон — «Проводник», «Путеводитель». По названию монастыря главная святыня — икона Богоматери — стала именоваться Одигитрией. Первоначально данное как топографическое название наделялось и глубоким смыслом: Богоматерь — путеводительница верующих, наставляющая на истинный пусть и ограждающая от врага. Икона была одной из самых почитаемых святынь Константинополя, считалась защитницей города. Во время нападения врагов образ поднимали на городские стены.

Исследователи полагают, что, именно с иконой монастыря Одигон по вторникам совершался крестный ход по всему Константинополю. Во время этой молебной процессии регулярно происходило чудо, которое описал русский паломник Стефан Новгородец, посетивший столицу Византии в 1348 или 1349 году. Тяжелую большую икону переносил по площади всего один человек. «Ту икону в каждый вторник выносят. Удивительное это зрелище: тогда сходится весь народ, и из других городов приходят. Икона же эта очень большая, искусно окованная, и певцы, идущие перед нею, красиво поют, а весь народ с плачем восклицает: «Господи, помилуй!»

Согласно одному из вариантов предания, написанная апостолом Лукой и принесенная из Святой Земли икона попала во Влахернский храм, где тоже был целебный источник и где хранились другие святыни: риза и часть пояса Богородицы. Возможно, во Влахернской церкви был поставлен один из списков, сделанный с первоначальной иконы кисти апостола. Известно, что с оригинального образа было сделано несколько списков, которые прославились чудесами. В любом случае, во Влахернском храме находилась особо чтимая икона Богородицы Одигитрии.

Многочисленные списки чудотворного образа Богоматери Одигитрии отправлялись во все концы империи и за ее пределы. Из Византии иконографический тип Одигитрии попадает на Русь, где по месту создания, пребывания или чудесного обретения подобные иконы получали названия: Торопецкая, Смоленская, Тихвинская, Иверская, Седмиезерная, Казанская.

Икона Богоматери Одигитрии, получившая название «Смоленская», прибыла на Русь в середине XI века. В 1046 году византийский император Константин IX Мономах благословил этой иконой свою дочь Анну на брак с князем Всеволодом, сыном Ярослава Мудрого. После смерти Всеволода его сын, Владимир Мономах, перенес икону в Смоленск, где был заложен храм Успения Богородицы, в котором впоследствии и разместили святыню.

Согласно преданию, когда в 1239 году к Смоленску подошли полчища хана Батыя, город был избавлен от разорения по заступничеству Богоматери. Воин по имени Меркурий, молясь перед иконой, получил указание Богородицы сразиться со стоящим у стен врагом. Монголы видели, что Меркурию помогают в бою молниеносные мужи и лучезарная Жена. Охваченные ужасом, бросая оружие, враги бежали, гонимые неведомой силой. Меркурий принял в бою мученическую кончину и был причислен Церковью к лику святых.

В конце XIV или начале XV века икона Богоматери Одигитрии была принесена из Смоленска, захваченного Великим княжеством Литовским, в Москву, где как особо чтимая святыня поставлена в Благовещенском соборе. В 1456 году в Москву прибыл епископ Смоленский Мисаил в сопровождении наместника города и знатных горожан. Смоляне просили московского великого князя Василия Васильевича Темного вернуть икону в Смоленск. Князь, видя в этом шаге залог будущего воссоединения Смоленска с Москвой, решил вернуть святыню. В 1666 году древняя Смоленская икона была вторично в Москве: ее привозил сюда для поновления потемневшей от времени живописи архиепископ Смоленский Варсонофий.

В 1812 году, во время нашествия французов, икона была вынесена из Смоленска епископом Иринеем (Фальковским) и доставлена в Москву, где жители могли помолиться перед ней в Успенском соборе. В день Бородинской битвы, 26 августа, москвичи крестным ходом со Смоленской, Иверской и Владимирской иконами обходили вокруг Белого города, Китай-города и Кремлевских стен. Перед занятием Москвы французами, Смоленская икона была отправлена в Ярославль, где она оставалась до самого окончания Отечественной войны, а затем вернулась в Смоленск. Находившаяся до 1941 года в Успенском соборе Смоленская икона почиталась как первоначальная, привезенная из Константинополя. Во время II мировой войны древняя икона бесследно исчезла.

Определяющая богословская идея этого образа — пришествие в мир Сына Божия, воплощение Бога ради спасения человечества. Хрупкий Младенец — это Небесный Царь и Грядущий Судия. Жест правой руки Богоматери может трактоваться не только как молитвенный, выражающий Ее личное моление Богу. Этим жестом Богородица как бы указывает верующим на Того, к Кому должны быть обращены их помыслы и молитвы.

Молитвы святому великомученику Пантелеимону

О, великий Христов угодниче и преславный Целебниче, великомучениче Пантелеимоне!Душею на Небеси Престолу Божию предстояй и Триипостасныя Его славы наслаждаяйся, телом же и ликом святым на земли в Божественных храмех почиваяй и данною ти свыше благодатию различная чудеса источаяй, призри милостивным твоим оком на предстоящия люди, честней твоей иконе умильно молящияся и просящия от тебе целебныя помощи и заступления; простри ко Господу Богу нашему теплыя твоя молитвы и испроси душам нашим оставление согрешений. Се бо мы, за беззакония наша не смеюще возвести очеса наша к высоте небесней, ниже вознести глас молебный к Его в Божестве неприступней славе, сердцем сокрушенным и духом смиренным тебе, ходатая милостива ко Владыце и молитвенника за ны, грешныя, призываем, яко ты приял еси благодать от Него недуги отгоняти и страсти исцеляти.

Тебе убо просим: не презри нас, недостойных, молящихся тебе и твоея помощи требующих.
Буди нам в печалех утешитель, в недузех лютых страждущим врач, напаствуемым скорый покровитель, очесем недугующим прозрения датель, ссущим и младенцем в болезнех готовейший предстатель и исцелитель: исходатайствуй всем вся, яже ко спасению полезная, яко да твоими ко Господу Богу молитвами получивше благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единаго в Троице Святей славимаго Отца и Сына, и Святаго Духа ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва иная

О великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый, Пантелеимоне!Умилосердися надо мною, грешным рабом, услыши стенание и вопль мой, умилостиви Небеснаго, Верховнаго Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от гнетущаго мя недуга. Приими недостойное моление грешнейшаго паче всех человек. Посети мя благодатным посещением. Не возгнушайся греховных язв моих, помажи елеем милости твоея и исцели мя: да, здрав сый душею и телом, остаток дний моих, благодатию Божиею,
возмогу провести в покаянии и угождении Богу и сподоблюся восприяти благий конец живота моего.

Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует ми здравие телу и спасение души моей. Аминь.
Молитва иная (благодарственная, после исцеления от болезни)

Святый великомучениче, целителю и чудотворче Пантелеимоне, всеизрядный угодниче Божий и молитвенниче присный христиан православных!

Достойно наречен еси Пантелеимоном, еже есть всемилостивый, яко, прияв от Бога благодать молитися за ны и болезни целити, ты богатно подаеши всем, к тебе притекающим, различная исцеления и вся к жизни временней и ко спасению потребная: его ради и мы недостойнии, сподобившеся твоея милости, паки пред святою твоею иконою прибегаем к тебе, и прославляюще тя, яко искренняго угодника Божия, нашего же вернаго молитвенника и исцелителя, усердие благодарим тя и подателя всех благ Господа Бога нашего о великих благодеяниих, от Него тобою нам бывших.

Приими убо милостивно малое сие молитвенное благодарение наше, зане не имамы ино что по достоянию воздати тебе, и прочее время живота нашего не лиши нас, немощных и грешных, твоея помощи и молитвеннаго ходатайства у Господа Бога нашего, Емуже подобает всякая слава, благодарение и поклонение, Отцу и Сыну и Святому духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь великомученику и целителю Пантелеимону

Страстотерпче святый и целебниче Пантелеимоне, моли Милостивого Бога,
да прегрешений оставление подаст душам нашим.

Кондак

Подражатель сый Милостиваго, и исцелений благодать от Него прием,
страстотерпче и мучениче Христа Бога,
молитвами твоими душевныя наша недуги исцели,
отгоня присно борца соблазны от вопиющих верно: спаси ны, Господи.

Величание

Величаем тя, страстотерпече святый великомучениче и целебниче Пантелеимоне,
и чтим честная страдания твоя, яже за Христа претерпел еси.

ЖИТИЕ СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ПАНТЕЛЕИМОНА

Почаївська ікона Божої Матері

5 серпня Церква святкує пам’ять чудотворної ікони Божої Матері «Почаївська». 

1559 року грецький (за іншими джерелами – болгарський) митрополит Неофіт, який мандрував по Русі, приїхав на Волинь.

В подяку за гостинність, яку надала йому в своєму маєтку благочестива дворянка Анна Гойська, до володінь якої належав і Почаїв, владика благословив її іконою Пресвятої Богородиці.

Швидше за все, це була сімейна ікона, яка, можливо, належала роду самого Неофіта.

У південних слов’ян, як і в інших народів, був у той час поширений благочестивий звичай обирати собі особливих покровителів з святих, пам’ять яких від покоління до покоління відзначається як сімейне свято. Примітно те, що у всіх написах, що збереглися на тій іконі, лист і мова слов’янські. Це свідчить про те, що, можливо, «образ Почаївський писаний рукою руською».

Довго перебувала святиня в каплиці дворянської садиби. Служниці багато разів бачили ікону в сяйві, про що розповідали своїй пані.

Богоматір уві сні являлась і самій Гойській. Нарешті, одного разу, ставши наяву свідком того, як від Образу сходить дивне світло, благочестива жінка повірила, що ікона має особливу благодать, і веліла запалити перед святинею лампаду.

За молитвами біля ікони стали відбуватися чудеса. Коли ж завдяки чудотворному образу зцілився сліпий брат Гойської Филип, то Анна, здивована і зраділа, закликала ченців. Ними був відслужений молебень, святиня була хресним ходом перенесена на Почаївську гору і віддана на вічне зберігання монахам, які жили в печері на горі.

Ця подія відбулася в 1597 році. На горі була влаштована церква в честь Успіння Богоматері, а при ній створено монастир, на утримання якого Гойська пожертвувала кошти. З цього часу ікона стала називатися Почаївської.

До 1664 року різні чудотворення не записувалися. Однак народний поголос про такі події швидко розносився по всіх кінцях руської землі. З усіх боків стали стікатися до Почаївської ікони Божої Матері безліч паломників.

Влітку 1675 року під час Збаразької війни з турками, за царювання польського короля Яна Собеського (1674-1696), полки, що складалися з татар, під проводом хана Нурредин через Вишнівець підступили до Почаївської обителі, обступивши її з трьох сторін. Слабка монастирська огорожа, як і кілька кам’яних будівель обителі, не представляла ніякого захисту для обложених.

Ігумен монастиря Іосиф Добромирський переконав братію і мирян звернутися до небесних захисників: Пресвятої Богородиці і преподобному Іову Почаївському. Ченці і миряни ретельно молилися, припадаючи до чудотворного образу Божої Матері і до раки з мощами преподобного Іова.

Вранці 23 липня, зі сходом сонця, татари тримали останню нарада про штурм обителі. Ігумен же велів співати акафіст Божої Матері. З першими словами «Взбранной Воєводі» над обителлю раптово з’явилася Сама Пречиста Богородиця, «омофор белоблистящийся распуская», з небесними ангелами, що тримають оголені мечі. Преподобний Іов знаходився біля Божої Матері, кланяючись Їй і молячись про захист обителі.

Татари взяли небесне воїнство за примару, в сум’ятті стали стріляти в Пресвяту Богородицю і преподобного Іова, але стріли поверталися назад і ранили тих, хто їх пускав. Жах охопив нападників. У панічній втечу, не розбираючи своїх, вони вбивали один одного. Захисники монастиря кинулися в погоню і захопили багатьох у полон. Деякі полонені згодом прийняли православну віру і залишилися в обителі назавжди.

… Нині чудотворна ікона поміщена в Успенському соборі Лаври в зіркоподібному кіоті в третьому ярусі іконостасу. Його пожертвував в 1859 році імператор Олександр II в пам’ять про паломництво в Почаївську обитель.

Кожен день о п’ятій годині ранку в Успенському соборі, освітленому в передранковому сутінках лише одними лампадами, монастирською братією служиться полунощниця. Після неї, при співі тропаря «Непрохідна Врата», Чудотворний образ Почаївської Матері Божої повільно опускається і зупиняється на рівні людського зросту. Ікона тримається на двох шовкових стрічках. Поруч з нею стоїть ієромонах, званий за традицією «кіотним». Ченці, а слідом за ними і всі, хто моляться в храмі, безмовно і неквапливо підходять і прикладаються до чудотворного образу.

Точно так же опускається святиня по суботах після соборного акафісту перед нею, а також у недільні та святкові дні після пізньої Божественної Літургії.

Чудеса зцілення у цієї ікони нескінченні, як і потік паломників з України, Білорусії, Молдавії, Росії, Сербії та інших країн, які приїжджають до неї в Лавру.

Далеко не на кожного сходять чудеса від Почаївської святині, але кожному, хто звертається до цього образу з сердечною молитвою, і таємно, і явно подається допомога духовна, душевна і тілесна. У кожного з приїжджають до святині є щось, що можна висловити лише молитовним подихом. І для цього завжди не вистачає слів.

Інформаційно-просвітницький відділ УПЦ

Неделя 10-я по Пятидесятнице: Апостол

Русский перевод архимандрита Ианнуария:

9 Ибо сдаётся мне, что нас, апостолов, Бог вывел напоказ последними, как приговоренных к смерти, потому что мы стали зрелищем для всего мира – и для Ангелов, и для людей. 10 Мы ради Христа безумны, а вы во Христе разумны. Мы бессильны, а вы сильны. Вам честь, а нам бесчестье. 11 До сего часа мы голодаем и жаждем, одеты в лохмотья и избиты, скитаемся 12 и надрываемся, работая своими собственными руками. Нас хулят – мы благословляем; нас гонят – мы терпим; 13 нас порочат – мы отвечаем добрым словом. Как сор этого мира, – такими мы стали, как отбросы человечества, – и так до сих пор.

14 Не для того, чтобы устыдить вас, пишу я это, но для того, чтобы вразумить вас, моих возлюбленных детей. 15 И будь у вас хоть десять тысяч наставников во Христе, отцов у вас не много! Но во Христе Иисусе Евангелием породил вас я. 16 Поэтому и призываю вас: берите в пример меня.

(1 Кор 4,9-16)

Когда мы поздравляем наших близких с каким-нибудь праздником, мы по заведенному обычаю желаем им здоровья, благополучия и всяческих успехов, что понятно и естественно. Ведь этих благ большинству людей так недостаёт! Таков уж наш мир, в котором радости нечасты, а всякого рода скорби и заботы – наши постоянные спутники. Но век сей – век преходящий. Вместе с ним прейдут и все его радости, и все его скорби и заботы. Непреходящий же – век грядущий, Царство Божие, которое и ныне среди нас. Пришедшее в мир с Иисусом Христом оно есть Царство «радости Духа Святого», которой исполнена жизнь истинно верующего христианина (1 Фесс 1,6). И так – в любых обстоятельствах, далеко не всегда благоприятных для мирской радости. Более того, говоря о «радости Духа Святого», Апостол Павел напоминает, что эта духовная радость сосуществует со многими мирскими скорбями, которые неизбежно ожидают верующих в веке сем, «ибо вы сами знаете, что так нам суждено» (1 Фесс 3,3). Увы, христиане часто об этом забывают. Они как бы не помнят слова Спасителя о том, что Он принес Своим последователям, пока они живут в этом грешном мире, не материальное богатство, не физическое здоровье, не успех в делах, не гарантии мира и покоя. Нет, совсем наоборот, Спаситель говорил, что верующие в Него должны нести свой крест, следуя за Ним. Куда следовать? Да на крест! И через крест – к высочайшей цели, к совершенству богоподобия и жизни бесконечной в Царствии Божием, которое «теперь мы видим … гадательно, тогда же – лицом к лицу» (1 Кор 13,12). Именно таков узкий и трудный путь в Царствие Божие.

Но коринфяне избрали путь легкий и широкий. Еще вчера язычники, они приняли крещение. Но это таинство они поняли на языческий манер, как магический обряд, автоматически гарантирующий им уже здесь, на земле, беззаботное и совершенное пребывание в Царстве Божием. Похожий энтузиазм мы можем наблюдать и в современном христианстве, особенно часто у так называемых неофитов, то есть у новообращенных, но не укорененных в вере христианах. Апостол Павел ирончески обращается к таким оторвавшимся от земли мечтателям: «Вы уже пресытились, вы уже обогатились, вы стали царствовать без нас» (1 Кор 4,8). Подчеркивается словечко «уже». Возможно, что коринфяне находились под влиянием современного им философского учения, которое утверждало: мудрец уже сейчас обретает совершенство и стоит над тленным миром. При этом, правда, считавшие себя «совершенными» христиане в реальной жизни враждовали друг с другом и совершали всяческие неблаговидные поступки. Но этому обстоятельству «совершенные» как-то не придавали значения. Они видели себя выше всей этой мирской суеты. Апостол Павел желает свести коринфян с их мнимого неба на реальную землю. Он знает, что совершенство достигается не прыжком через страдание, но трудным путем сквозь страдание во Христе. Для него ясно: через Крест – к славе, от смерти – к Жизни. Иного пути нет. И сам он видит себя до сих пор в пути, далеким от цели.

И вот, в резком контрасте с мнимым «духовным полетом» коринфян, Апостол описывает свое внешне жалкое и вряд ли вызывающее зависть существование. В то время как они «парят» над миром страданий в своем иллюзорном «блаженстве», он исполняет свою будничную миссию, испытывая множество трудностей. Конечно, он не жалуется, но просто констатирует, что его Евангелие Креста неизбежно формирует и сам образ жизни. С горькой иронией рису¬ет он карикатуру на завышенную самооценку коринфян, когда говорит, что он безумен, а они – разумные, мудрые «во Христе». Но речь-то ведь идет о Христе распятом! Христианское существование основано на вере в спасительный Крест; а для мира это – безу¬мие, отсюда неизбежный антагонизм мирской мудрости и жизни во Христе. Именно Крест Христов формирует жизнь Его вестника. Это Апостол иллюстрирует впечатляющим перечислением своих житейских бедствий. Он описывает нужду и трудность своей жизни странствующего проповедника: он скитается в холоде и голоде, часто унижаемый как последний сор этого мира. Он, Апостол Павел, возвещающий Слово о Кресте, стоит не наверху, а внизу, на последнем месте. Он сравнивает свое положение с положением на арене приговоренных к смерти преступников, которые на гладиаторских боях должны были служить развлечением для публи¬ки, жаждущей кровавых зрелищ. Таким образом, Апостол сравнивает себя с теми людьми в римском обществе, у которых отняты остатки человеческого достоинства. Ниже стоять уже просто невозможно. Нет, Апостол Павел вовсе не ищет страданий, не произносит им хвалебную речь. Эти страдания вынужденные, они – следствия той Вести, которую он должен возвещать.

Печально-ироническая речь Апостола прерывается словами, которые дышат духом Нагорной проповеди. Несмотря на все унижения, он не отвечает злом на зло, не мстит, но призывает Божие благословение на злословящих его. И это, разумеется, тоже воспринимается миром как признак слабости и ничтожности. В заключение он в контраст гордыне коринфян называет себя «сором, отбросом общества». Так мир оценивает жизнь того, кто несет ему весть спасения. Коринфяне в своем оторванном от реальности энтузиазме подошли опасно близко к такой оценке. И Апостол желает спустить их с высот их восторга на почву земной действительности.

Слушая энергичную речь Апостола Павла с перечислением его страданий, коринфяне, скорее всего, должны были почувствовать стыд. Поэтому Апостол спешит заверить их, что он отнюдь не желает ни стыдить коринфян, ни принизить их, но обращается к ним как к «возлюбленным детям». Это не пустая фраза: ведь Апостол Павел «породил» (буквально – «зачал») Коринфскую церковь Евангелием. Поэтому он вправе считать себя отцом коринфских христиан. Как отец, он сознает свое уникальное отношение к Церкви и свою ответственность за нее. Он однозначно отделяет себя от прочих христианских или мнимо-христианских проповедников, называя их пекущимися о коринфянах «наставниками» (буквально – «детоводителями»). Говоря о том, что таких детоводителей целая тьма, то есть десять тысяч, – насмешливо-иронический намек на партийные распри в Коринфе.

Сознавая свое призвание и отеческое достоинство, Апостол призывает коринфян подражать ему, брать его за образец. Понятие «подражания» было широко распространено в древности и означало следование ученика добродетелям учителя. Но Апостол придает этому понятию необычный смысл. Коринфяне должны подражать не высоким добродетелям Апостола, но его жизни, проходящей под знаком Креста. Апостол не добивается признания собственной личности. В центре его внимания Крест Христов! Он желает привести коринфян к тому, чтобы они уразумели смысл Евангелия. Они должны подражать ему, Павлу, потому что сам он ориентируется на Крест. Они должны соразмерять себя по образцу страдающего Апостола, который принимает жизнь с ее трудностями в полном доверии к близости Господа и всё переносит в неутомимой верности Ему (4:6-13). Он не желает блистать, не выставляет себя на первый план, но верно служит делу распятого Господа (2:1-5). Он – образец, потому что сам берет себе за образец Иисуса Христа (11:1).

архимандрит Ианнурий (Ивлиев)

Преподобний Іоанн Багатостраждальний

Багато скорбот виніс цей преподобний заради цнотливості, присвяченої Небесному Жениху. Все своє житіє сам Багатостраждальний, вже перебуваючи при смерті, повідав з наступних причин.

Часто до цього преподобного, який зачинив себе в одному темному місці в печері преподобного Антонія і тут провів все своє життя, приходив один із братів, який боровся з диявольським навіюванням до плотського жадання. І благав він святого помолитися Господу про ослаблення страстей його. Преподобний же Іоанн сказав йому: «Будь мужнім, брат, і нехай зміцнюється твоє серце, потерпи Господа і дотримайся його шляху, і не залишить тебе в руках ворогів наших, і не зрадить в здобич для їхніх зубів». Відповідав йому брат, випробовуваний пристрастю: «Вір мені, отче, якщо ти не подаси мені полегшення, то ніколи не буду спокійний я і буду переходити з місця на місце». Преподобний Іоанн сказав йому: «Навіщо хочеш ти зрадити себе на поталу ворогу, уподібнитися людині, яка стоїть біля прірви, до якої прийшов ворог і раптово зіштовхнув її вниз, і буває падіння такої людини тяжке, так що вона не може більше встати. Якщо ж залишишся тут, в святому монастирі, будеш подібний до мужа, що стоїть далеко від прірви, якого ворог хоча і тягне із зусиллям, але не може зіштовхнути, і так Господь терпінням твоїм виведе тебе з рову пристрастей і від бруду нечистоти. Але послухай мене, брат. Я розповім тобі все, що сталося і зі мною від юнацтва мого».

І тоді почав він розповідати все життя своє докладно, кажучи так: «Коли, — говорив він, — прийшов я в цей святий Печерський монастир, почав трудитися по чину святого ангельського чернечого образу, багато витерпів я, томимий позивами на блуд, і не знаю, чого тільки не вистраждав я заради мого спасіння. Два дня, іноді ж і три проводив без їжі, часто і весь тиждень нічого не їв, морив себе лютою жагою, не спав всі ночі і в такому злостражданні провів три роки, але і так не знайшов спокою. Пішов я в печеру, де покладений преподобний отець наш Антоній, і перебував у гроба його в молитві день і ніч. І чув я голос преподобного до мене: «Іоанн, потрібно тобі зачинитися тут в печері, щоб небаченням і мовчанням припинилася брань, і Господь допоможе тобі молитвами преподобних Своїх». Отже, з того часу зачинився я в цьому тісному і скорботному місці, де перебуваю тепер уже тридцятий рік. І тільки зовсім недавно знайшов я спокій, а всі ті роки боровся з пристрастями і тілесними помислами. І живучи жорстоким життям, спершу кілька років тільки постом і бдінням пригнічував тіло своє.

Нарешті, не знаючи, що робити, і не в змозі терпіти плотської брані, задумав я жити нагим і покласти тяжку броню на своє тіло, і з тих пір донині буваю я виснажений холодом і гризучим залізом. Але коли і всього цього не було достатньо, зробив я іншу річ: викопав глибоку яму до грудей моїх. І, коли підійшли дні святого Великого посту, я увійшов в яму і всього себе засипав землею, так що вільними у мене були тільки руки і голова, і так, гноблений землею, провів я весь піст, не міг рухати жодним суглобом, а й так не припинилися плотські прагнення і розпалення тіла. Крім того, ворог диявол страхав мене, бажаючи прогнати мене звідти, і я відчув всю силу підступності його: ноги мої в ямі стали перегорати, так що жили в них скорчилися, і кістки тріскалися, полум’я доходило вже до утроби моєї, і члени мої горіли. Я ж не звертав уваги на лютий біль, але радів душею, що він зберігає мене чистим від скверни. Я вважав за краще заради Господа згоріти в тому вогні, ніж вийти з ями осоромлений бісами.

І в той же час бачив я страшного і лютого змія, дихаючого полум’ям і обпалюючого мене іскрами, і бажаючого проковтнути мене, і він робив це багато днів, щоб прогнати мене. Коли ж настала світлоносна ніч Воскресіння Христового, раптово напав на мене лютий змій і поглинув пащею своєю голову мою і руки, і були обпалені волосся на голові моїй і бороді, як ти бачиш мене. І я, перебуваючи в гортані того змія, заволав з глибини мого серця:

«Господи Боже, Спасе мій, чому Ти залишив мене, ущедри мене, Владико, так як Ти один Чоловіколюбець. Спаси мене грішного, єдиний Безгрішний, визволи мене від скверни беззаконня мого, щоб не ув’язнути навіки в мережі лукавого. Визволи мене від поглинання цим ворогом. Бо, як лев, ричить він, хоче поглинути мене. Воздвигни силу Твою і прийди спасти мене, Блисни блискавкою Твоєю і прожени його, щоб зник від лиця Твого!»

Коли ж закінчив я молитву, раптом блиснуло світло Божественне, як блискавка, і зник той лютий звір, і благодаттю Божою не бачив його більше донині. Почув я тоді і голос Господній до мене: «Іоанн, Іоанн! Це була тобі допомога, далі будь уважний до себе, щоб не постраждати гірше в майбутньому віці». Я ж вклонився і сказав: «Господи, навіщо Ти залишив мене в злих муках?» І відповів мені: «На тебе наведені були спокуси по силі терпіння твого, щоб спокушений вогнем, явився ти чистий, як золото. Адже понад сил не попускає Бог спокуси людині, щоб, знемігши, не була вона зганьблена лукавим змієм, але Він, як Мудрий Господин, кріпким і сильним рабам вручає великі і важкі справи, а немічним і слабким — незначні і легкі; те ж саме і в брані тілесної похоті, заради якої ти молишся сам за себе. Але помолись спочилому, який лежить проти тебе, щоб надав допому він тобі від блудної пристрасті; бо він зробив більше, ніж Іосиф, і може допомагати тяжко стражденним такою пристрастю». Я ж, не знаючи імені цього спочилого, почав кликати: «Господи, помилуй мене молитвами цього преподобного». Потім я дізнався, що то був Мойсей, родом Угрин. І зійшло на мене невимовне світло, в якому перебуваю я і тепер, не потребуючи світла ні вдень, ні вночі. І всі ті, що приходять до мене достойно, насичуються цим світлом і бачать явно розраду, яка освітила мене в ту ніч Воскресіння, як надія майбутнього світу».

Закінчивши так сповідь багатостраждального свого житія, преподобний отець наш Іоанн, звертаючись до того, хто боровся з пристрастю, сказав: «Ми, брат, прибили цвяхами розум до догоджання плоті, тому Бог попускає на нас праведним судом Своїм пристрасті, тому що ніколи не приносили ми плодів, гідних покаяння. Але, брат, кажу я тобі: помолися цьому преподобному Мойсею, і він допоможе тобі». Тоді він помолився разом з тим, хто боровся з пристрастю і, взявши одну кістку від мощей преподобного Мойсея, дав йому зі словами: «Приклади її до свого тіла». Зробивши це, він відчув, як раптом згасло розпалення, припинилися ваблення і омертвіли в його тілі всі блудні пристрасті, і з тих пір не було йому спокус. Тоді разом святий і той, хто боровся з пристрастю, віддали хвалу Богові за те, що тих, які в житті своєму прославили Його чистотою, Він по смерті прославляє чудесами, що дарують чистоту.

Багатостраждальний затвірник преподобний отець наш Іоанн невдовзі по сповіданні багатьох страждань своїх, місяця липня в 18-й день (31 липня за новим стилем) предав дух свій в руки Господа, з Яким він страждав, щоб з Ним же і царювати.

Мощі ж його святі, які випромінюють неоскудно зцілення, як стовп кріпості перед лицем ворогів, стоять непохитно і донині там, де він сам закопав себе до грудей — спочатку, коли подвизався, потім же, — коли дізнався час преставлення свого.

Мощі святого Іоанна спочивають в Ближніх печерах. На карті 1638 року читаємо: «Святий Іоанн, вельми терпеливий, і донині, по плечі укопаний, стоїть в землі, чудотворець».

У 1647 році інженер Боплан згадував про Ближні печери: «Там показують відомого святого Іоанна, який по пояс знаходиться в землі. Ченці розповідали мені, що св. Іоанн, передчуваючи кончину свою, вирив для себе глибоку могилу. Приготувавшись до смерті і попрощавшись з братією, по настанні смертної години він опустився в неї, але, за Милосердям Всевишнього, не більше, як по пояс, хоча могила була і глибшою».

Подібне свідчення залишив і архідиякон Павел Алеппський (1653): «Один зарив себе в землю по пояс, в такому положенні проводив життя і помер. Він ще й тепер стоїть там, як живий, з обличчям, поверненим на схід». На картах 1661-1703 років і XIX ст. подвижник згаданий як «Іоанн Багатостраждальний».

lavra.ua

Молитва равноапостольной княгине Ольге

О святая равноапостольная великая княгине Ольго, первоугоднице русская, теплая о нас пред Богом ходатаице и молитвеннице. К тебе прибегаем с верою и молимся с любовию: буди нам во всем ко благу помощница и споспешница и, якоже во временней жизни тщалася еси просветити праотцы наша светом святыя веры и наставити я творити волю Господню, тако и ныне, в небесней пребывая светлости, благоприятными твоими к Богу молитвами, вспомоществуй нам в просвещении ума и сердца нашего светом Евангелия Христова, да преспеваем в вере, благочестии и любви Христове. В нищете и скорби сущия утеши, бедствующим подаждь руку помощи, обидимыя и напаствуемыя заступи, заблудшия от правыя веры и ересьми ослепленныя вразуми, и испроси нам у всещедраго Бога вся благая и полезная в жизни временней и вечней, да тако благоугодне зде поживше, сподобимся наследия благ вечных в безконечнем Царствии Христа Бога нашего, Емуже со Отцем и Святым Духом подобает всякая слава, честь и поклонение всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитвы в день святых апостолов

Икона «Апостольская проповедь»

Молитва первая

Святии славнии и всехвальнии Апостоли, начальнейшаго Архиерея исповедания нашего, Иисуса Христа, избраннии ученицы и строителие таин Его: Петре и Павле, Иакове и Иоанне, Андрее и Матфее, Филиппе и Варфоломее, Фомо и Иакове, Иудо и Симоне, молите Христа Бога, да от шуияго мира сего пребывания деснаго во царствии Своем сподобит предстояния, из сына противления сотворит мя сына спасения, да и аз совлекуся ветхаго человека и облекуся в новаго, созданнаго по Бозе в правде, преподобии и истине, и мя, в правду грех ради ненавидима, возлюбит и обитель во мне, недостойнем рабе Своем, достойну Себе сотворит, да в правоте веры путем тем ходя, доиду ко Отцу небесному в наследие вечнаго достоинства и тамо, юже зде верою созерцаю, яснее во славе узрю и прославлю Святую Троицу в безконечныя веки. Аминь.

 

Молитва вторая

Владыко всемогущий, Господи Боже наш, избравый возлюбленныя Своя ученики и Апостолы на проповедь спасения всему миру, давый им власть отпущати грехи, приими ходатайства их о роде человеческом, егоже и судити с ними имаши: тех самых, яко другов Твоих, нам зело честных, дерзаем недостойнии в предстательство к Тебе, многопоспешествующее ко спасению душ наших, приводити, моляще их усердно.

 

Святии первоверховнии Апостоли Петре и Павле, Евангелисти Христовы Иоанне Богослове и Матфее, первозванный (учениче) Андрее, водружением Креста Россию благословивый, Апостоли святии Иакове, брате Господень, со другим Иаковом, Филиппе, Варфоломее, Фомо, Симоне, Иудо и Матфие! Вси святии богоизбрании Апостоли, изряднейшии угодницы Христовы, безбожия искоренителие и веры истинныя насадители, помозите нам мощным вашим пред Господом ходатайством, избавитися от всякаго зла и вражия лести, твердо сохраняти преданную вам веру православную, в нейже вашим предстательством ни ранами, не прещением, ни мором, ни коим гневом от Создателя своего умалени будем, но мирное зде поживем житие и да сподобимся видети благая на земли живых, славяще Отца и Сына и Святаго Духа, единаго в Троице славимаго и покланяемего Бога, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ВСПОМИНАЯ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ

Давайте вообразим, что апостолы пришли к нам сюда, посмотреть на жизнь сегодняшних православных. Что бы они сказали? Узнали бы они в нас христиан или нет? Что бы написал апостол Павел в послании к Грекам, или Русским, или Сербам? Что апостол Пётр написал бы в своём соборном послании, обращённом ко всем христианам? Даже трудно себе представить.

Когда мы читаем послания апостолов, мы видим, что они не считались ни с какими условностями, не взирали на лица, но говорили слово евангельской правды. И, я думаю, что это апостольское слово евангельской правды, обращённое сегодня к нам, нас, конечно, очень бы обличило.

Но обличение полезно и даже жизненно необходимо для христиан. Вот и давайте попробуем приложить это обличение к себе. И именно к себе лично – не будем осуждать ни других людей, ни нашу общественную и церковную действительность, а только лишь самих себя. «Если бы вы сами себя судили, то не осудились бы с миром», говорит апостол Павел (ср. 1 Кор. 11, 32). Но как это сделать?

Это очень просто. Нужно вот именно что обратиться к апостолам, поставить себя как бы в их присутствии – и задавать себе этот вопрос: а что бы они сказали, глядя на нас? Соответствует ли наша жизнь тому, о чём пишет апостол Павел в 12-й главе своего Послания к Римлянам или в 5-й главе Первого послания к Фессалоникийцам? Стяжали ли мы в результате нашей церковной жизни сокровенного сердца человека в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа (1 Петр. 3, 4)? Если не стяжали, если наша жизнь хоть в начатках, хоть в малой степени, не соответствует апостольским наставлениям – то какой прок в нашем хождении в церковь?

Об этом нужно очень серьёзно задуматься. В девятом члене Символа Веры мы исповедуем Церковь апостольской – и это не только потому, что она непрерывно тянется от апостолов до наших дней, но потому, что мы сами должны быть «апостольскими» по духу, по силе своей, по любви ко Христу и к ближним, по исполнению заповедей Божиих.

А кроме того, нельзя забывать и о том, что вместе со Христом апостолы сядут на двенадцати престолах судить нас. И в свете их жизни, в свете их посланий нужно к этому готовиться. Нужно стараться быть христианами не по тем или иным представлениям, которые у многих людей ассоциируются с Православием – националистическим, государственническим или ещё каким-то, – а в свете именно апостольского духа и апостольского учения.

И поэтому лучшим празднованием сегодняшнего дня будет, если мы после умеренного разговения, которое столь долго в этом году ожидалось всеми, обратимся к чтению апостольских посланий, и прочитаем хотя бы те две главы из посланий апостола Павла, о которых я только что сказал. И не только в сегодняшний праздник, но и каждый день будем усердно читать Новый Завет; и, конечно же, не только читать, но и поступать так, как в нём написано. И это принесёт нам великую благодать Божию, которая, по молитвам святых апостолов, послужит всем нам ко спасению.

игумен Петр (Мещеринов)

Молитвы святым апостолам Петру и Павлу

petr-i-pavel_ (1)

Молитва первая

О преславнии апостоли Петре и Павле, души за Христа предавшии и кровию вашею пажить Его удобрившии! Услышите чад ваших молитвы и воздыхания, сердцем сокрушенным ныне приносимыя. Се бо беззаконьми омрачихомся и того ради бедами, якоже тучами, обложихомся, елеа же добраго жития обнищахом зело и не возможем противитися волком хищным, иже расхищати наследие Божие дерзостно тщатся.
О сильнии! Понесите немощи наша, не отлучайтеся духом от нас, да не разлучимся в конец от любве Божия, но крепким заступлением вашим нас защитите, да помилует Господь всех нас, молитв ваших ради, да истребит же рукописание безмерных грехов наших и да сподобит со всеми святыми блаженнаго Царствия и Брака Агнца Своего, Емуже честь и слава, и благодарение и поклонение, во веки веков. Аминь.

Молитва вторая

О святии апостоли Петре и Павле, не отлучайтеся духом от нас, грешных раб Божиих (имена), да не разлучимся вконец от любве Божия, но крепким заступлением вашим нас защитите, да помилует Господь всех нас молитв ваших ради, да истребит же рукописание безмерных грехов наших,и да сподобит со всеми святыми блаженнаго Царствия и брака Агнца Своего, Емуже честь и слава, и благодарение и поклонение во веки веков.

Молитва третья

О верховнии Апостоле: Петре, веры Христовой твердый изобразителю, и Павле, сладковещательная ластовица учения Господня! Зрим вас, аки многотекущую реку сказаний Христовых словес, истекающую от истинных недр Божиих и всю глубину кладезя истин богооткровенных пред нами, жаждущими их, открывающую. Зрим вас, аки светила, с небесе токи теплоты любве божественныя нам уясняющия: ублажаем вас, приемших труды и поты, во еже всеяти учений божественных семена: целуем стопы ваша, обтекавшия вся концы земли, и в трепете греховнем зрим главы ваша, смиренно преклоненныя к пречистым стопам Господним: единаго крестным путем (повешением) и другаго мечным усечением. Умильно просим вас, святии Апостоли, сотворите и нас в буести греховней преклоненными пред Учителем нашим Господом, сотворите гордости нашей главы усекновение учением богооткровенным: глад душевный наш да утолит Господь брашном, указуемым с самаго неба, якоже Петру: — ты же, Павле, богонасыщенный Христовых словес, потщися и нас до третьяго небесе возвести твоими непрестанными о нас ко Господу молитвами, да и мы тамо прославим с лики ангельскими и апостольскими дивнаго во святых своих Отца всяческих и Его же послал в мир спасаяй и наставляяй к жизни вечной, Господа Иисуса Христа, и единосущнаго Им Святаго Духа. Аминь.

Молитва четвертая

Святый верховный Апостоле Петре, каменю веры, на Христе, краеугольном камени, в Церковь исповеданием назданный! Моли, да и аз, умными помышлении и плотскими похотении всегда колеблемый, на тоемжде Христе, Камени живом, избранном, честном, верою наздан всегда совершаюся любовию в храм духовен, в священство свято, вознесити жертвы духовныя Богови Иисусу Христу.
Святый верховный Апостоле Павле, сосуде избранный Христов, благодати и славы Божия преисполненне! Моли имущаго власть над тварию Творца, да мя, ныне сосуд погубленный, сотворит Себе сосуд в честь, освящен и благопотребен, на всякое благое уготован. Аминь.

В ДЕНЬ СВЯТЫХ АПОСТОЛОВ ПЕТРА И ПАВЛА

peter-paul-cora-church-istanbul

Мозаики Церкви Христа Спасителя в Полях (Церковь Хора), Стамбул, Турция XIV век

Каждый христианин несет на себе печать апостольства, каждому дано то же самое служение и та же самая полнота жизни в Боге, которая была дана апостолу Петру и апостолу Павлу. Не плоть и кровь, а Сам Господь открывает каждому из нас то, что Он открыл Петру, что Христос есть Сын Бога Живаго. А передать правду о Боге можно только своей любовью к Богу. Никак по другому апостольство не совершается, никаким другим образом нельзя о Боге рассказать, никак иначе нельзя передать свою веру, как только живя настоящей любовью ко Христу и к ближнему.

Сегодня мы отмечаем память святых верховных апостолов Петра и Павла. И Церковь наша так и называется, Апостольской.  Когда мы произносим Символ веры, мы говорим, что веруем во Единую Соборную и Апостольскую Церковь. Мы должны понимать эти слова не только в том смысле, что наша Церковь основана Апостолами. Апостолы получили благодатные дары в день святой Пятидесятницы и передали их всей полноте Церкви через иерархию, которую они установили, и поэтому наша Церковь хранит и апостольское Предание и благодатные дары Святаго Духа. Но не только поэтому наша Церковь называется апостольской. Все  члены нашей Церкви, кто являет собой частичку Тела Христова, должны иметь признаки апостольства. Каждый человек сам по себе и все вместе в совокупности Церковной, должны представлять собой ту единую апостольскую общину, которая была призвана Христом сначала в лице апостолов, а потом и всей Церкви.

Церковь имеет признаки апостольской Церкви, тех самых апостолов, память которых мы сегодня совершаем, и прежде всего, святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Какие же эти признаки, которые наша Церковь в лице святых апостолов должна иметь? Чем мы должны апостольски являть себя миру?

Давайте посмотрим, какими являются наши первоверховные апостолы Петр и Павел. Вот мы слышим сегодня в Евангелии, как Господь говорит апостолу Петру: «Ты Петр, что значит камень, на камне сем Я созижду Церковь Свою, и врата адовы не одолеют ее». Эти слова мы обычно относим к Апостолу Петру. Петр – он камень. Он есть основание Церкви. Он тот, кому доверили ключи, он даже на иконе изображается с ключами, которыми символически отворяет врата Царства Небесного. А сам апостол Петр в своем первом послании пишет такие слова, которые относятся к каждому из нас: «Вы – царственное священство, народ избранный». И еще такие слова: «Вы, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, то есть Церковь Божию». Те же слова, которые сказал ему Христос, Апостол благодарно передает каждому из нас. Вы – живые камни, на которых стоит Церковь. Вы – те самые камни, из которых состоит Церковь Божия. И еще апостол Павел говорит в своем послании: «Вы – храм Бога Живаго, вы – Церковь Божия и Дух Божий живет в вас». Вот два таких удивительных места. И врата ада не одолеют ее, и каждый из нас является этим камнем.

В каждом из нас эти слова, которые Господь сказал Петру, должны звучать. Так же как на Божественной Литургии, каждый по отдельности и все вместе, мы являем собой Церковь. Она рассеяна по всей вселенной, но тем не менее каждый из нас является той самой Церковью, которую врата адовы одолеть не могут, потому что и Церковь, и каждый из нас имеют своим основанием Господа нашего Иисуса Христа.

А апостол Павел о своем апостольстве таким образом говорит. Мы сегодня слышали о том, как он трудился ради Христа. Сколько раз он был побиваем, сколько раз подвергался смертельной опасности, боролся со зверями, в пучине морской пребывал, постоянно находясь между жизнью и смертью. И в одном месте он говорит, что жизнь для него – Христос, а смерть – приобретение. Потому что быть со Христом для него больше всего на свете любо и дорого. Вот такое богатство у Апостолов – быть со Христом.

Христос Апостолам очень многое о Себе открыл. Они имели такой благодатный дар, что могли бы остаться с Ним наедине и прожить так всю жизнь, наслаждаясь божественным светом, который они видели на Фаворе. Затвориться от всего мира, быть в общении с Богом могли эти люди, потому что никто на свете не имел таких удивительных благодатных даров.

Но они поступили иначе. Они очень любили Христа, и Христос их научил настоящей любви. С этой любовью они пошли в мир, чтобы богатство, которое получили от общения с Христом, раздавать. Огромный мир перед ними лежал, совершенно безбожный, обезображенный, враждующий против них, постоянно пытающийся их уничтожить и в конечном итоге физически  как бы одержавший над ними победу, ведь сегодня день их мученической кончины. Апостола Павла усекли мечом, как римского гражданина, а апостола Петра распяли вверх ногами, потому что он посчитал себя недостойным быть распятым, подобно Христу, и попросил себя распять вниз головой. Мир их как будто бы победил.

Но что потом стало с этим миром? Он совершенно преобразился. Через триста лет огромный, языческий, греховный, враждующий против Бога мир стал христианским. И произошло это потому, что любовь, которая подвигла Апостолов поделиться Христом победила вражду этого мира. Это и есть признак настоящего апостольства, когда любовь двигает человека обращать мир ко Христу, и когда любовь  побеждает мир, преображает его. Апостольство – это жить в этом мире ради спасения этого мира, потому что Христос  явился на землю ради жизни мира, чтобы никто не погиб, но каждый был спасен.

Каждый христианин несет на себе печать апостольства, каждому дано то же самое служение и та же самая полнота жизни в Боге, которая была дана апостолу Петру и апостолу Павлу. Не плоть и кровь, а Сам Господь открывает каждому из нас то, что Он открыл Петру, что Христос есть Сын Бога Живаго. И это никакими доводами не докажешь, из книг не вычитаешь, никакими словами не определишь, только веяние Духа Божия сердцу человека открывает глаголы неизреченные и правду о Боге.

Правду о Боге можно передать только своей любовью к Богу. Никак по другому апостольство не совершается, никаким другим образом нельзя о Боге рассказать, никак иначе нельзя передать свою веру, как только живя настоящей любовью ко Христу и к ближнему.

Чаще всего, говоря с нашими ближними о Боге, мы пытаемся передать опыт нашей духовной жизни и, прежде всего, говорим о самих себе. Мы говорим только о том, какие мы есть: как мы себя чувствуем, что переживаем, как нам дается наша вера, какими мы видимся себе в глазах этого мира. И поэтому, когда люди слышат проповедь не о Христе, а проповеди о нас самих, такая проповедь их часто отвращает и от нас, и от Христа. Мы хотим сделать доброе, получается злое, думаем, что говорим о Боге, а по-настоящему говорим о самих себе. А люди видят нас такими, какие мы есть на самом деле: наши страсти, нашу гордыню, мелкое тщеславие, злобу, как мы держимся за себя, а не за Бога, как боимся заболеть и умереть, лишиться чего-то основательного. И люди видят, что мы говорим о Христе, а на самом деле главным для нас является совсем другое.

А вот апостол Павел, когда находился на глубине морской, тоже хотел выжить, но только для того, чтобы продолжать свое служение Богу, идти к язычникам, идти и говорить о Христе, идти и проповедовать слово Божие,  снова и снова возвещать о том, что Христос воскрес. И ничего другого у него не было, ничем другим он не жил, ни за что другое не держался.

Вот удивительно. Мы постоянно чувствуем свою немощь, жалуемся на свою слабость, говорим, какие мы бессильные. Но апостол Павел чувствовал себя самым бессильным на свете человеком, но совершал великие дела. Почему? Почему у него получается, а у нас нет? Когда дело касается каких-то житейских вещей, у нас хватает силы, ума, страстности, изворотливости, чего к угодно. Мы совершаем много дел мирских, все у нас получается. Но когда касается дела Божия, вот тут-то как раз на нас нападает немощь. Эту немощь надо уметь как-то преобразить во славу Божию, как умел это сделать апостол Павел. Путем подвига, по-другому не получается. Только подвиг совершает чудеса в жизни христианской.

Если бы мы только обладали признаками той самой Церкви, в которую мы так веруем от всего сердца, в которой мы живем, без которой мы спасти свои души не можем…

Об этом нам всем стоит задуматься. К этому нам стоит себя подвигнуть: чтобы мы по настоящему стали той самой Церковью, которая основана святыми апостолами Петром и Павлом, и в которой они являются основаниями и камнями.

протоиерей Алексий Уминский

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Время покаяния коротко, Царствию же Небесному нет конца. преподобный Ефрем Сирин
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.