november_2017.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Рекомендуем к прочтению»

ТЕКСТ праздничной службы Рождеству Божией Матери

Rogdestvo_BogorodicyРождество Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии празднуется Церковью как день всемирной радости.

В этот светлый день, на рубеже Ветхого и Нового заветов, родилась Преблагословенная Дева Мария, предуставленная от века Божественным Промыслом послужить тайне воплощения Бога Слова ― явиться Матерью Спасителя мира, Господа нашего Иисуса Христа.

Притча о талантах

Сегодняшнее евангельское чтение посвящено притче о талантах. Один человек доверил своим слугам деньги, таланты, каждому – по способности и усердию. Одному он доверил пять талантов, другому два, а третьему – один талант, и велел пустить эти деньги в оборот, чтобы они принесли прибыль.

Слуги попытались использовать то, что дал им господин максимально хорошо: у одного пять его талантов принесли огромную прибыль – еще пять талантов, другой тоже вдвое умножил данные ему деньги. А третий испугался, что может деньги потерять, и он закопал свой талант в землю, чтобы вернуть господину без потерь и не быть виноватым.

Обычно эта известная притча о талантах рассматривается как притча о суде, о том, как люди отвечают Богу за свою жизнь. Но есть в ней еще один важный момент: она говорит о величайшем доверии Бога человеку, о том, как удивительным образом Господь до конца доверяет каждому из нас.

Ведь дать другому человеку деньги, чтобы он их пустил в оборот, это значит, подвергнуть их огромному риску. Человек может быть неспособным этими деньгами распорядиться и неправильно их вложить, его могут обмануть, он имеет огромное количество возможностей эти деньги попросту потерять или впасть в еще большие долги. Оперировать чужими деньгами – это очень ответственно и опасно, а доверить это другому, значит – очень в него поверить.

Так Господь каждому из нас доверяет до конца, отдавая таланты, под которыми мы понимаем способности, дары Божии, которыми Он нас обогащает. Он не просто доверяет нам наши жизни, но доверяет действовать Его именем, Им «прикрываться» и защищаться. И это доверие Божие в ком-то может вызвать радость, а в ком-то – испуг и даже отторжение, потому что с таким доверием, с такой любовью, жить очень непросто. Гораздо проще жить по правилам и схемам, которые заранее известны и предопределены, когда знаешь, что на каждый конкретный поступок последует определенный ответ. А христианство не дает нам никаких опор: ни уверенности, ни гарантии – ничего, а только знание того, что Бог нам доверяет.

Слуги из притчи о талантах что-то господину принесли. А если бы они не принесли никакого дохода, растратили, потеряли, как бы господин к ним отнёсся? Что бы с ними случилось? А мы знаем, что бы с ними случилось, потому что в другой евангельской притче блудный сын отеческое достояние не умножил, не сохранил, а расточил свое наследство впустую и жил на стороне далече, но когда он вернулся к отцу, тот снова его обогатил. А вот слуга, который, казалось бы, ничего плохого не сделал, просто зарыл талант в земле и сказал хозяину: «Вот тебе твоё», подвергся осуждению, потому что он не доверил своей жизни Богу. «Я знал, что ты жестокий человек, жнёшь, где не сеял, и собираешь, где не рассыпал», сказал слуга. Как часто мы слышим от людей такие слова, что Бог жесток, что Бог несправедлив, – слова раба, не умножившего своих талантов, закопавшего их в землю. Он не поверил, что Бог благ, что Он ему доверяет, что Он его любит, а захотел жить в уверенности, что ни за что не отвечает, что у него есть свои правила.

А в нашей вере христианской нет никаких правил, которые бы нам что-нибудь гарантировали. Мы не можем спрятаться ни за традиции, ни за какие-то общие установления, и думать, что раз мы их исполняем, то нам гарантировано спасение. Ничего подобного не будет. Господь доверяет нам нашу жизнь для того, чтобы мы, если хотите, рисковали быть христианами, старались быть христианами всегда и на всяком месте. Если человек стоит на месте, думая, что если я не живу, значит, я не грешу, если не хожу, значит, не падаю, то он не приходит ко Христу.

Каждому из нас дана огромная свобода и ответственность, а это очень сложно. Тяжело человеку жить в свободе, поверить, что Бог так его любит, что не имеет ровно никакого значения, умножил ли ты свой талант, но важнее другое: с таким же доверием ты относишься к Богу, как Бог тебе доверяет? Любишь ли ты Бога по-настоящему? Есть ли эти отношения любви и правды?

Мы всегда боимся ошибиться, ищем готовые ответы на все вопросы. Сейчас одни из самых популярных книг среди христиан – это ответы на вопросы о духовной жизни. Мы думаем, что если прочтём все ответы, то будем жить по-христиански, совершенно забывая о том, что Евангелие учит нас ходить по воде.

Когда человек доверяет свою жизнь Богу, он перестает бояться. Он не боится что-то потерять, не боится даже ошибиться, уйти не в ту сторону, потому что если он идет к Богу, но по дороге падает, заблуждается и ошибается, Господь всё равно ведет его за Собой, всё равно Он человека спасает.

Евангельское чтение о талантах говорит о том, как мы должны смотреть на наш путь к Богу, на наши отношения с Ним: не бояться жить во Христе и по-настоящему доверить себя до конца Господу нашему Иисусу Христу.

протоиерей Алексий Уминский 

Слово на Усекновение главы Иоанна Предтечи

Василий Худяков. Усекновение головы Иоанна Предтечи. 1861

Правда для христианина дороже всего. Без правды невозможна жизнь.

Св. Иоанн Креститель жил правдой, учил правде и всем говорил правду, даже сильным мира сего, обличая их в беззакониях. За правду он был посажен в тюрьму, за правду усекнут мечем. Своими страданиями и мученической смертью св. Иоанн Креститель не только запечатлел свою верность правде и чистоте мысли и жизни, но и нас побуждает любить правду, почитать истину. Быть страдальцем за Правду, не мелкую – из честолюбия и самости вытекающую – свою правду, а Правду Божию – это высшая честь и слава, какая только может быть на земле. Не посему ли память праведника – св. Иоанна Крестителя, прославляется Церковью восемь раз в году и ему, кроме того, посвящен вторник каждой недели.

В наше время, к прискорбию, многие живут так, как жил нечестивый царь Ирод. Многие не считаются с Божией правдой, живут по своей низменной правде; ни во что ставят и заповеди Божии, и таинства церковные, и честь и совесть. В свое, как бы, оправдание, эти люди – часто молодые и юные – указывают на других: так, мол, и другие многие живут… Но это не может служить оправданием отвержения Божиих заповедей. Говорят они еще, что теперь, – де, новые взгляды, иные воззрения, иные обычаи и заповеди – законы христианские уже устарели. Несчастные, они забывают, что заповеди Христовы – неизменны, непреложны, как и Сам Христос сказал – истина Господня пребывает во веки, и «ни одна иота, или черта не прейдет от Закона Его».

Дорогие мои, наблюдения ярко свидетельствуют о том, что редко бывают счастливы те люди и те семьи, которые живут вне Закона Божия, как жил Ирод. Обычно начинаются скоро у них всякие нестроения, раздоры, несчастья. Нельзя забывать и о том, что Господь наказует всякое беззаконие, если не в этой, то в той жизни. Вот и Ирод недолго наслаждался земным счастьем: он вскоре был отправлен в ссылку, где жил в бедности со своей семьей, несчастным закончил жизнь свою. А пляской ему угодившая дочь жены, проходя через льдом покрытую реку, провалилась, лед стиснул ее шею, и голову несчастной девушки отнесли матери.

Жизнь – не удовольствие, жизнь труд и подвиг, совершаемые во славу Божию, в любви к ближнему. Кто смотрит на жизнь, как на удовольствие, увлекается пустыми развлечениями, должен помнить и знать, что земные удовольствия начинаются весельем, а кончаются большей частью великой скорбью, разочарованием и пустотой души.

Жизнь, – как бы говорит нам св. Иоанн Креститель – есть стояние в правде. А как часто мы молчим, наблюдая, как правда попирается – молчим из трусости, из страха, боясь гнев на себя навлечь или дружбу потерять. Великий праведник напоминает нам, что любовь к Богу не отделима от стояния в правде. Любовь пребывающего в Божией правде – это искра божественного огня в нашем сердце, не терпящая зла, не терпящая нарушения правды, пожигающая в сердце честолюбие и страх.

Молитвами св. Предтечи да научит всех нас Господь возлюбить правду и жить по правде, преодолевая наши душевные немощи!

Помолимся и за усопших Христовых воинов, на полях брани живот свой положивших, за веру и правду пострадавших, да упокоит их Господь, молитвами св. Иоанна Предтечи, а нас помилует и спасет, яко Благий и Человеколюбец.

епископ Митрофан (Зноско-Боровский)

Апостольское чтение этого дня

Апостол Павел. Италия. Равенна, VI в.

… Бог, сказавший: «Из тьмы да воссияет свет!», – воссиял в наших сердцах, чтобы мы и далее несли свет знания о славе Божией в лице Иисуса Христа.

Но это сокровище мы носим в глиняных сосудах, чтобы видно было: избыток силы – от Бога, а не от нас. Отовсюду теснимые, – мы не раздавлены; в безысходности, – находим выход; гонимые, – не покинуты; поверженные, – не уничтожены; всегда носим в своем теле умирание Иисуса, чтобы в нашем же теле явила себя и жизнь Иисуса. Ведь мы, пока живем, всегда предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы в нашей смертной плоти явила себя и жизнь Иисуса. Так что в нас действует смерть, а в вас – жизнь.

Но так как у нас тот же дух веры, о котором написано: «Я уверовал, и потому стал говорить», – и мы веруем, и потому говорим, ибо знаем, что Тот, Кто воскресил Господа Иисуса, и нас воскресит с Иисусом и поставит вместе с вами перед Собою. И все это ради вас, чтобы изобилие благодати Божией вызывало все более изобильное благодарение множества людей во славу Божию.

(второе послание Святого Апостола Павла к Коринфянам, 4 стих 6-15)

Некогда пророк Исаия возвещал о том времени, когда «народ, ходящий во тьме, увидит свет великий» (Ис. 9:2). Апостол Павел вспоминает это пророчество, когда пишет, что это время настало: Бог дал ему увидеть этот великий свет, «свет знания о славе Божией в лице Иисуса Христа». «Бога не видел никто никогда» (Ин. 1:18), но «видевший Меня, – сказал Спаситель, – видел Отца» (Ин. 14:9). Однако увидеть Бога в лице Иисуса Христа способен только тот, в чье сердце прольется свет благодатного откровения. Апостолу такая благодать была дана. И теперь его, Павла, обязанность – нести этот свет далее, просвещая «живущих в стране тени смертной» (Ис. 9:2). Апостол пишет о своем великом даре апостольского служения, которому и посвящено Второе послание к Коринфянам. Павел – великий Апостол. И он сознавал свое величие, разумеется, мудро понимая, что этим величием он обязан не себе, а Богу и божественной благодати.

Но, как правило, люди в своем обыденном сознании, считают, что, если некто служит великому делу, то он должен и являть в себе это величие внешним образом: быть «представительным», то есть, желательно, обладать влиянием, быть богатым, здоровым, красивым, красноречивым и так далее. Но ведь ничего такого у Апостола Павла внешне не проявлялось. И противники постоянно указывали на его немощи, на его слабости, на его болезни, на все эти якобы унижающие моменты в его жизни, как на аргументы против его апостольского авторитета. Отвечая своим критикам, Апостол пишет, что свет благодати, драгоценное сокровище Христовой веры и апостольства он носит в «глиняном сосуде» хрупкого, тленного земного существования. Высота служения и человеческая немощь. В этом несоответствии он усматривает глубокий смысл. Какой же? «Чтобы видно было, – пишет он, – что избыток силы – от Бога, а не от нас». Иначе говоря, положительное эхо и впечатляющий результат его служения нельзя считать заслугой его, слабого и немощного человека: это – дело Божие. И Апостол, дабы мы помнили, что немощь – наша, а слава – Божия, не устает повторять парадокс: «Когда я немощен, тогда силен», ибо в немощи совершается сила Христова (2Кор. 12:9-10). Здесь звучит тема переживания креста, который несет в своей жизни каждый христианин, звучит и тема переживания силы Христовой, которая открывается в жизни каждого верующего.

В четырех антитезах Апостол описывает свою ситуацию: он тесним, загнан в тупик, гоним, повержен. Но при этом он не раздавлен, находит выход, не оставлен, не уничтожен. В этом преодолении земных немощей можно было бы усмотреть своего рода стоическую позицию. Ведь именно стоики призывали к выдержке и терпению. Более того, они рассматривали беды, выпадающие на долю человека, как нечто положительное, как воспитательное средство. Но нет, Апостолу Павлу такая позиция чужда. Для него зло есть зло, и скорби суть скорби. И в их преодолении он видит не проявление его собственной силы воли и характера, но знамение силы Божией, действующей в нем.

Свою удивительную стойкость в земных скорбях Апостол поясняет парадоксом: он всегда умирает, чтобы видно было, что он жив. Но это возможно только в свете веры в Евангелие Креста и Воскресения! Таинственное причастие Иисусу Христу, даруемое через веру и крещение, делает наши неизбежные в этом мире страдания не бессмысленным тлением, не страшным знамением грядущего ухода в мрак небытия, но знамением тесного общения с Распятым, единства с Его судьбой. И это единство в скорбях и смерти Распятого есть также единство в жизни Воскресшего. Ныне эта жизнь реализуется в нас как утешения в скорбях и в их преодолениях. Это тоже знамения, – знамения грядущего блаженства вечной жизни.

Слова Апостола Павла о чудесном превращении смерти в жизнь читаются во время совершения таинства крещения: «Все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились. … Мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим. 6:3-4). Победа Иисуса Христа над смертью действует и в нашей земной жизни. Такова радость быть христианином. И дай нам Бог не впадать в искушения, но всегда ощущать в себе Христову победу, постоянно прозревать простирающийся в вечность смысл всего, что сопровождает нас в этой жизни.

Умираем, чтобы оживать. Конечно, это чудо, чудо и непостижимость. И об этом Апостол Павел не устает повторять. Так, например, он образно описывает возникновение жизни из смерти на примере бросаемого в землю семени. Оно – как семя – умирает. Но из него появляется совершенно новое тело. Из тления ветхого появляется новое, из «ничего» появляется «нечто». Так, мы верим, что Бог сотворил мир из ничего. Это – чудо творения Божия. Когда из мертвого вещества появляется жизнь, то это тоже чудо Божие. Как мертвое может стать живым? Как могут начать жить безжизненные камни? Как может возникнуть даже простейшее живое существо из набора мертвых элементов? Это чудо Божие: из мертвого – живое. И Апостол ощущает в себе это чудо в каждый момент своей земной жизни.

Но замечательно и то, что страдания Апостола, его постоянное умирание во Христе дает ощущение жизни не только ему, но и тем, кому он возвещает Евангелие. В нас, апостолах, – пишет он, – действует смерть, а в вас, коринфянах, кому мы возвещаем Евангелие, действует жизнь. Мои скорби, – говорится в другом послании, – ваша слава (Еф. 3:13). Сколь ни радостно чувство причастности к блаженству вечной жизни со Христом, Апостол не замыкается в эгоистической личной религиозности. Бог есть любовь. Но это не означает, что Бог есть любовь только ко мне. Нет, Бог есть любовь без всяких границ и условий. Соединяясь с Богом во Христе, верующие принимают Святого Духа, Духа веры, надежды и любви, той любви, которую они излучают вовне. Конкретное проявление любви реализуется через благодать, через те дарования, которые Дух дает каждому верующему. Апостолу Павлу был дан великий благодатный дар «говорить» (слово, которое обыкновенно переводится как «говорить», у Апостола Павла означает «проповедывать», «благовествовать»). И эта благодать нести Слово Евангелия, изобильно излившаяся на Апостола, благодаря его труду, его скорбям и его жизни во Христе достигала очень многих людей, производя в них безмерную благодарность Богу. Все – во славу Божию. Такова цель жизни и деятельности Апостола Павла.
Мысли, излагаемые Апостолом в защиту своего служения и для осмысления своих скорбей, – важны для каждого христианина. Подумаем только, как часто мы соблазняемся, смущаемся несоответствием между дарованным нам участием в славе Божией и нашими немощами, которые мы ежедневно испытываем. И не только нашими, но и немощами Церкви, которые мы критикуем. Апостол предупреждает: сами по себе мы – хрупкие сосуды, и Церковь, какова она на земле, – тоже. Но, тем не менее, эти сосуды, хотя и хрупкие, носят в себе сокровище божественной благодати. Единение со Христом в Его страданиях в конце концов приносит благой плод. И не только нам самим, но служит к освящению и для полноты жизни тех людей, которые вверены нам Богом в семье, в дружбе, в любви, в Церкви.

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Успение Богородицы: что мы слышим в храме

Безсмертным успением Божия Матере / ангельский собор радуется: / и Сия отходящи, / во обитeли вечныя вселяется, / и к веселию Небесному преходящи, / в Божественную радость / и вечное наслаждение. 

 

Обессмертном успении Божией Матери / Ангельский сонм радуется: / и Она, отходя, / во обители вечные вселяется / и, к веселию небесному переходя, / в Божественную радость входит / и в вечное наслаждение. 

Жизни Вышния желающи, / сию оставила eси, Богородительнице Отроковице, / девства цвете, / Христа рождшая, всех Живота; / благоговeйно предстояше апостольский собор / честному Твоему погребению, Богоневeстная.

 

Жизни вышней желая, / сию, земную, оставила Ты, Божия Родительница, Отроковица, / девства цвет, / родившая Христа, всех жизнь; / и благоговейно предстоял апостольский сонм / священному Твоему погребению, Божия Невеста.

О, дивное чудо! / Источник Жизни / во гробе полагается, / и лествица к Небеси гроб бывает. / Веселися, Гефсимание, / Богородичен святый доме. / Возопием, вернии, / Гавриила имуще чиноначальника: / Благодатная, радуйся, / с Тобою Господь, / подаяй мирови Тобою велию милость. (3)

 

Одивное чудо! / Источник жизни кладут в гробницу / и лестницею к небесам гроб становится; / веселись, Гефсимания, / Богородицы святой удел! / Воззовем, верные, / Гавриила имея предводителем: / «Благодатная, радуйся, с Тобою Господь, / подающий миру чрез Тебя великую милость!»

Всенепорочная Невеста / и Мати Благоволения Отча, / Яже Богу пронареченная, / во Свое Ему жилище неслитнаго соединения / днесь пречистую душу Творцу и Богу предает, / Юже Безплотных силы боголепно подъемлют, / и к Животу преставляется, / сущая Мати Живота, / Свеща неприступнаго Света, / спасение верных / и упование душ наших.

 

Всенепорочная Невеста / и Матерь Благоволения Отца, / предназначенная стать собственным жилищем Богу / при Его неслиянном с природой человеческой соединении, / в сей день пречистую душу Творцу и Богу предает, / которую с достойной Бога честью принимают Бесплотных Силы, / и к жизни переселяется истинная Матерь Жизни, / светильник неприступного Света, / спасение верных и надежда душ наших.

Всечестное Твое успение, / Пресвятая Дево Чистая, / Ангел множество на Небеси / и человеческий род на земли, ублажаем, / яко Мати была еси Творца всех, Христа Бога, / Того молящи не престай о нас, молимся, / иже на Тя с Богом упование положших, / Богородице Всепетая и Неискусобрачная.

 

Всесвященное Твое успение, / всесвятая Дева чистая, / множества Ангелов на небесах / и мы, род человеческий, на земле прославляем, / ибо Ты стала Матерью Творца всего, Христа Бога. / Не прекращай, просим, молить Его за нас, / на Тебя после Бога надежды возложивших, / Богородица всехвальная и брака не познавшая!

 

 

О чём говорит канон праздника

Победныя почести взяла еси на естество, Чистая, Бога рождши, / обаче же, подобящися Творцу Твоему и Сыну, / паче естества повинуешися естественным законом. / Темже умерши, с Сыном востаеши, вечнующи.

 

 

Почести победы над природою / Ты стяжала, Чистая, носив во чреве Бога; / но все же, подражая Творцу Своему и Сыну, / Ты сверхъестественно подчиняешься законам естества; / потому, и умирая, восстаешь / для вечной жизни с Сыном.

 

 

Достойно, яко одушевленное Тя Небо, прияша Небесная, Пречистая, Божественная селения, / и предста, светло украшена, яко Невеста, Всенепорочная, Царю и Богу.

 

 

 

По достоинству Тебя, Пречистая, / как небо одушевленное, / приняли небесные божественные обители, / и, светло украшенная, как невеста всенепорочная, / Ты предстала Царю и Богу.

Лик Богословов от конец, свыше же Ангел множества / к Сиону идяху всесильным мановением, / достодолжно, Владычице, Твоему погребению служаще.

 

 

Сонм богословов от пределов земли, / а свыше – Ангелов множество / к Сиону спешили по мановению всесильному, / чтобы достойным образом послужить / при погребении Твоем, Владычица.

 

 

Аще и непостижный Сея Плод, Имже небеса быша, / погребение прият волею, яко мертв; / како погребения отвержется неискусобрачно Рождшая?

 

Если и непостижимый Плод Её, / Тот, через Кого возникло небо, / добровольно принял погребение, как смертный, / то как избегла бы погребения / безбрачно Родившая?

Да возгласят трубы богословов днесь, / язык же многовещанный человеческий ныне да восхвалит, / да огласит же воздух, безмерным сияя светом, / Ангели да поют Пречистыя Девы успение.

 

Трубы богословов да гремят в сей день, / а многоречивый язык людей / ныне да возвещает хвалы; / да оглашается воздух, сияя безмерным светом, / Ангелы да воспевают / пречистой Девы успение.

Дает Тебе яже превыше естества Царь всех Бог: / в рождестве бо Деву якоже сохрани, тако во гробе тело соблюде нетленно / и спрослави Божественным преставлением, / честь Тебе, яко Сын Матери, даруя.

 

Являет на Тебе сверхъестественное / Царь всего, Бог, / ибо как Он Тебя при родах Девою сохранил, / так и во гробе тело соблюл нетленным / и вместе – прославил божественным переселением, / честь Тебе, как Сын Матери, воздавая.

Жизни бывши храм, жизнь присносущную улучила еси: / смертию бо к животу преминула еси, / Яже Жизнь рождши воипостасную.

 

 

Став храмом Жизни, / вечной жизни Ты достигла, / ибо чрез смерть Ты к жизни перешла, / как родившая Жизнь ипостасную.

 

Всесвященное преставление Божественныя Твоея и Нетленныя Матере / премирныя Вышних сил совокупи чины, / веселитися с сущими на земли, Тебе поющими: / Боже, благословен еси.

 

 

Всесвященное преставление / божественной Твоей и нетленной Матери / соединило вышних Сил надмирные полки / общей радостью с земными, Тебе поющими: / «Боже, благословен Ты!»

 

Приидите, вернии, ко гробу приступим Божия Матере / и обымем, сердцы и устнами, очесы и лицем чисто прикасающеся / и почерпающе исцелений независтныя дары от источника приснотекущаго.

 

Придите, верные, / подойдем ко гробу Богоматери / и обнимем его, прикасаясь искренне сердцами, / устами, очами, челом, / и почерпнем исцелений обильные дары / из источника неиссякаемого изливающиеся.

Приими от нас песнь исходную, Мати живаго Бога, / и светоносною Твоею и Божественною осени благодатию, / воинству – победительная, христолюбным людем – мир, / оставление – поющим и душам спасение подающи.

 

Прими от нас песнь надгробную, / Матерь живого Бога, / и осени светоносною и Божественною Твоею благодатию, / подавая царю победы, Христолюбивому народу мир, / поющим прощение грехов / и душевное спасение

Неделя 11-я по Пятидесятнице

В сегодняшней притче мы слышали о том, как некий царь решил спросить долг у своего должника. Долг в десять тысяч талантов.

Десять тысяч талантов золота, если переводить в вес, это несколько сот тонн золота. Но на самом деле это не говорит о величине этой суммы. Вспомним, что в период расцвета Израильского царства во время царя Соломона налогов поступало в казну всего 666 талантов. То есть 10 тысяч талантов это 15-ти летний бюджет Израильского царства. С чем сравнить эту цифру сейчас? Не с миллиардом долларов, не с десятью миллионами, не с десятью миллиардами, а наверное, с несколькими триллионами долларов США. То есть сумма невероятна, которую невозможно заработать, невозможно и её отдать.

Господь в этой притче показывает нам, что человек безмерно должен Ему, должен саму жизнь, само существование, само бытие за то, что Господь постоянно помогает нам в нашей жизни, сохраняет нас, питает нас силой, разумением, а главное, дарует нам возможность спасения. Господь совершает для этого человека чудо — прощает ему весь долг. Что же делает этот человек? Он идет, находит своего должника, который должен ему не в пример меньше — всего лишь сто динариев, и влечет его в темницу.

Это образ мышления плотского человека. Максимум на что падшее человечество на нравственном уровне дошло, это до возвеличивания принципа справедливости, того принципа, который можно проиллюстрировать словами «око за око, зуб за зуб» (Исх. 21, 24). Этот иудей, а притча была обращена к иудеям, безусловно поступил по закону. Он имел право требовать возмещения долга, имел право совлечь своего должника в темницу. Но Господь показывает нам, что этот принцип, который главенствует в нашем мире, он исключает принцип Царства Небесного. А принцип Царства Небесного — прощайте долги должником вашим, прощайте грехи, и Отец ваш Небесный отпустит вам грехи ваши.

Мы говорим, что государство цивилизованное тогда, когда в нем главенствует закон. На самом деле это та же самая реализация принципа «око за око, зуб за зуб»(Исх. 21, 24). Государство через свои институты обещает человеку, даже бедному, даже безвестному защиту от богатого и сильного. Обещает, что воздаст ему по заслугам его еще в этой жизни. И человек современный, как и древний человек, пропитан этой мыслью о воздаянии. О воздаянии за добро добром и злом за зло. В сердце падшего человека в ответ на оскорбление и обиду неминуемо рождается негодование. Он желает воздать злом за зло. Это естественная реакция человека, пораженного грехом. Человек даже если его обидчик сильнее его или их разделяет расстояние или время или другие обстоятельства, если он не воздал обидчику злом, то зло все равно притаилось в его сердце. И он однажды ужалит другого человека, а тот ужалит третьего и так далее.

Зло распространяется как вирус, передаваясь от одного оскорбленного к другому, умножая себя и не имея никаких препятствий для своего распространения. Но Господь в этой притче говорит о принципе, который выше принципа справедливости — о принципе прощения обид, о принципе безоговорочного милосердия, когда в ответ на свое прощение мы не ждем никаких услуг. Мы не ждем никакого воздаяния. В этой притче помилованный при всем своем желании, при всей своей благодарности никак не может воздать Богу за помилование. Слишком велика сумма. Никакими услугами, никакими дарами он не способен покрыть совершенное Богом чудо, чудо Божьего милосердия.

Вот этот принцип — принцип Царствия Небесного, Господь огласил и сделал известным для всех нас. Если в Ветхом Завете это принцип не был законом. Одни люди были милосердны, могли прощать грехи, то в Новом Завете, в наше время, мы все призваны к тому, чтобы прощать ближнему его согрешения, его долги. Мы часто боимся это делать по причине того, что мы думаем или нам кажется, что если мы начнем прощать обиды, если мы начнем прощать ближнему грех в отношении нас, то зло, которое он причинил нас заживо съедят и мы окажемся в этом мире слабыми, окажемся мальчиками для битья. По этой причине мы стараемся защищаться, защищать свои права. Тем более этому учит нас пропаганда, которая сейчас в мире, о том, что мы должны отстаивать свои права, отстаивать свое человеческое достоинство.

Но этот принцип, надо помнить, он не христианский. Христианский принцип заключается в прощении врага своего, в том, что мы должны творить добро ненавидящим нас, любить врагов наших. Христиане призваны именно к тому, чтобы быть «не от мира сего». Как Господь сказал о Себе: «Мое Царство не от мира сего». И принципы и правила Царства Небесного они не от мира сего. Они соединяют нас не с этим миром, а именно с Царствием Божьим, которое, Господь сказал, «внутри вас есть». Человек, который незлобив, который прощает ближним и врагам своим, уничтожает это зло, которое образуется в его душе по причине оскорбления или обиды, причиненной ему. И наступает прерывание вот этой цепочки передачи зла от человека к человеку. Как христианин, который истинно прощает окружающим его обиды, он становится тем участком, той частичкой пути, который прерывается на нем. Он не передает зло дальше.

Посмотрим на самих себя. Мы часто общаемся с другими, словно запершись в броню, в какую-то крепость, боясь сказать что-то лишнее, боясь другого оскорбить, обидеть, потому что ожидаем от него такой же реакции. Это показывает, что мы в постоянном напряжении. Поэтому не случайно рядом со святыми очень многие приходили к вере. Рядом со святыми человек чувствует легкость, светлость, чувствует, как благодать касается его сердца. И напротив, зло, затаенное в душе, желание мести оно как бы под спудом хранится в нашем сердце и отравляет все наше существование.

В Киево-Печерской Лавре жили два монаха, которые однажды поссорились и враждовали долгое время. И вот один из них оказался на смертном одре и передал через братий-монахов попросить у другого брата прощения. Тот отказался простить его. Когда братия привела того монаха к одру умирающего, и тот испрашивал прощения у своего брата. Тот ответил: не примирюсь с тобой ни в этом веке, ни в будущем. Как только он это сказал, то упал и умер здесь же у ног своего брата.

И вот, сегодня, разбирая эту притчу, мы должны все с вами понять одну простую вещь, которая обращена к каждому из нас. Она не как некая недосягаемая вершина, на которую можно взирать, но никогда не дерзнем добраться до нее. Она для нашей практической жизни очень важна, чтобы мы сроднялись с ней. Многие святые подвижники, святые отцы особенно последних времен говорили, что ничто так не очищает душу, как клевета, напраслины, обиды, которые человек благодарно и незлобиво терпит. Никакие поклоны, даже молитвы не идут в сравнение с этими скорбями, которые человек терпит.

Поэтому призываю вас всех к тому, чтобы в первую очередь помнить о не осуждении, помнить о том, что прощение ближнего это не только благо для него, а для нас самих. Оно соединяет нас с Богом, с ангелами и со святыми. Спаси всех Господь.

optina.ru

Апостольское чтение этого дня

Печать моего апостольства — это вы сами, ваша жизнь с Господом. Вот что я говорю в свою защиту тем, кто меня допрашивает. Разве у нас нет права есть и пить? Разве нет права жениться и возить с собой жену из наших сестер, как остальные апостолы, как братья Господа или Кифа? Или это только у нас с Варнавой нет права не работать?
А какой наемник воюет на собственные деньги? Какой земледелец, посадив виноградник, не ест своего винограда? Какой пастух не пьет молока от собственного стада? Но это не только примеры из обыденной жизни, о том же говорит и Закон. Ведь в Законе Моисея написано: «Не надевай намордника молотящему волу». Разве о волах заботится Бог? Не для нас ли Он это говорит? Это же для нас написано: «Пахарь пашет и молотильщик молотит в надежде на свою долю урожая».

И если мы, посеяв среди вас семена Духа, будем рассчитывать и на материальную долю урожая, неужели мы требуем слишком многого? И раз другие пользуются правом на вашу помощь, то у нас куда больше прав! И всё же мы никогда не пользовались этим правом, наоборот, мы миримся со всем, чтобы ничем не помешать Радостной Вести о Христе.

(1 Кор. 9, 2-12)

Прочитанный отрывок из Первого послания к Коринфянам рассматривает важную для апостола Павла тему соотношения свободы и ответственности. «К свободе призваны вы, братия, — писал он в другом своём послании, — только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти, но любовью служите друг другу» (Гал. 5:13). Да, любовь только тогда бывает любовью истинной, когда она — жертвенная. Тем более это относится к любви во Христе. И Апостол на примере собственного поведения показывает, каким образом жертвенное самоограничение в любви не только не противоречит христианской свободе, но, напротив, её утверждает в Духе Святом.
Конкретно речь у него идёт о его отказе от содержания Церковью. Как ни странно нам сегодня это покажется, такой отказ от содержания был смущающим моментом в отношениях апостола Павла и Церкви. Дело в том, что уже с первых шагов своей миссионерской деятельности ему пришлось столкнуться с тем, что его апостольский авторитет иногда подвергался сомнению. При этом указывали на то, что он не был свидетелем ни Воскресения, ни Вознесения Иисуса Христа, как другие апостолы.

Косвенно против его апостольства как бы говорил и его отказ от содержания: в глубине, мол, его совесть нечиста, если он не пользуется своим апостольским правом. Критики не останавливались и перед личными обвинениями, заочно устраивая над ним суд. И вот перед этим «судом» Апостол как бы произносит речь в свою защиту. Эта речь, апология, и составляет содержание прочитанного отрывка.
Разумеется, апостол Павел всегда настаивал на своём апостольстве, основанием которого он считал то явление ему Воскресшего Господа на пути в Дамаск, которое сделало из гонителя Христа Савла великого «апостола язычников» Павла. Но не только это. Он доказывает своё апостольское достоинство тем, что его миссионерский труд был плодотворным.

Сами Коринфяне тому доказательство. Ведь основание их Церкви — его дело: он понимает себя как её духовного отца, а само существование Коринфской церкви в Господе — как подтверждающую печать, всем видимый знак его законного апостольства.

Все апостолы, проповедники Евангелия, согласно указаниям Самого Иисуса Христа, имели право на скромное содержание от Церкви. Апостол Павел об этом пишет довольно подробно, и мы из его слов узнаём некоторые подробности из истории миссии раннего христианства. Так, например, мы узнаём, что апостолы имели право не работать своими руками ради заработка на жизнь. «Разве мы не имеем права есть и пить?», риторически спрашивает Апостол. Св. Иоанн Златоуст комментирует: «Неужели он не ел, не пил? Действительно, часто не ел, не пил. Ведь он сам говорит: Были часто в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе (2 Кор. 11:27). Но здесь он разумеет не то, а что? — Мы не едим и не пьём за счёт учеников, хотя и имеем право брать от них».

Мы узнаём также, что апостолы имели право брать с собою в нелёгкий и долгий путь свою христианку-жену, или, как выразился Павел, «сестру жену». Ведь некоторые миссионеры были женаты, как, например, апостол Пётр. И их жёны тоже находились на содержании церквей. Так было принято. Наряду с Кифой-Петром упоминаются и «братья Господа», то есть близкие родственники Иисуса Христа, которые в ранней Церкви играли ведущую роль.

Однако, принятое большинством современных толковников мнение, будто речь идёт о супругах апостолов, разделялось далеко не всеми. Некоторые отцы Древней Церкви полагали, что слова «сестра жена» обозначают не супругу, а просто женщину из верующих. «Как за Господом следовали верные жёны, снабжавшие учеников необходимою пищею, так и за некоторыми апостолами следовали жёны, которые показывали в себе горячую веру, привязаны были к их учению, и содействовали божественной проповеди» (блаж. Феодорит).

Что ж? Миссионерская работа — такая же работа, как и всякая другая. За труд положена плата. Это апостол Павел образно показывает на нескольких житейских примерах, добавляя к ним свидетельство из Священного Писания — о воле, которому, когда он молотит собранное зерно, не следует зажимать намордником рот, то есть ему следует дать поесть зерна. В Писании (Втор. 25:4) это выражение простой и практичной заботы о животных. Но Апостол толкует это место принятым тогда способом, применяя его к миссионерам: они не менее «волов» и прочих работающих имеют право получать плату за свой труд.

Апостол Павел основал Церковь в Коринфе, посеял в ней духовное, то есть, образно говоря, принёс им Евангелие о спасении во Христе и тем самым заронил в души людей семена Святого Духа. Так не имеет ли он полное право, по меньшей мере, пожать земное, то есть получить за свой труд скромную материальную поддержку? Коринфяне, конечно, поддерживали других миссионеров. Однако апостол Павел не хотел пользоваться своим правом и не хочет им пользоваться в дальнейшем, хотя определённые лица в Церкви и ставили ему в упрёк этот отказ.
С их точки зрения заниматься ручным трудом ради заработка для истинного апостола было недостойным занятием. Сейчас нам такое мнение кажется странным, ибо мы воспитаны на словах: «Кто не работает, тот не ест!». Но не забудем, что эти слова были впервые произнесены апостолом Павлом (2 Сол. 3:10), и казались отнюдь не чем-то само собой разумеющимся. Они, во-первых, шли вразрез с устойчивым в глазах людей образом римлянина: гражданин Рима не работает! Для работы существуют рабы и рабочая скотина. А ведь Павел был римским гражданином, и то, что он занимался ручным трудом, казалось чем-то странным.

Во-вторых, в Греции, — а не забудем о том, что Коринф — большой греческий город, — занятие духовными предметами (философией, религией) ставилось неизмеримо выше презренной, с их точки зрения, физической работы. Отсюда и пренебрежение к ручному труду со стороны парящих в духовных высотах коринфян.

Однако Апостол вырос в других традициях. Он воспитан на Священном Писании, которое не знает такого противопоставления ручного и интеллектуального труда. Но ещё важнее то, что он не желал никаким образом дискредитировать свою проповедь, не желал полагать никакого препятствия на пути спасительного Слова Божия о Христе. Он стремился избегать всякого впечатления, будто он рассматривает проповедь Евангелия как заработок на хлеб.

Это бродячие философы зарабатывали себе на жизнь проповедью той или иной философии. Нет, апостол Павел — не философ, он посланник Господа; он нёс людям не новую мировоззренческую систему, но сеял семена Духа, из которых вырастает преображённое человечество, глубоко изменяющего не свои философские взгляды на мир, но изменяющего свою жизнь в её глубине и сущности.

Чему же учат нас слова апостола Павла, на первый взгляд имеющие отношения только к частному случаю его жизни и проповеди? Они учат нас тому, что христианская свобода не есть бездумный произвол, она также не совпадает с правом, ни с естественным, ни с законным. Божественная свобода христианина имеет своим источником свободный Дух Божий, определяющий направление воли и поведение христианина, тот Дух, Который ведёт людей не к разрушению, а к созиданию спасительного дела Христова на земле.

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Молитвы перед иконой Богородицы «Одигитрия»

К кому возопию, Владычице? К кому прибегну в горести моей, аще не к Тебе, Госпоже Владычице Богородице, Царице Небесная? Кто плач мой и воздыхание мое приимет, аще не Ты, о, Пренепорочная, Надеждо христиан и Прибежище грешным? Приклони, о, Пречистая Владычице, ушеса Твоя к молению моему, Мати Бога моего, не призри мя, требующа Твоея помощи, услыши стенание мое и вопль сердца моего внуши, о, Госпоже Богородице Царице. И подаждь ми радость душевную, подкрепи мя нетерпеливаго, унылаго и нерадиваго к Твоему хвалению. Вразуми и научи мя, како Тебе молитися подобает, и не отступи от мене, Мати Бога моего, за роптание и нетерпение мое, но буди ми покров и заступление в жизни моей и приведи мя к тихому пристанищу блаженнаго онаго покоя, и сопричти мя к лику избраннаго Твоего стада и тамо удостой мя воспевати и славити Тя во веки. Аминь.

Молитва иная
О, Пречудная и Превышшая всех тварей Царице Богородице, Небеснаго Царя Христа Бога нашего Мати, Пречистая Одигитрие Марие! Услыши нас грешных и недостойных в час сей молящихся и припадающих к Твоему Пречистому Образу со слезами и умиленно глаголющих: изведи нас от рова страстей, Владычице Преблагая, избави нас от всякия скорби и печали, огради от всякия напасти и злыя клеветы, и от неправеднаго и лютаго навета вражия. Можеши бо, о Благодатная Мати наша, от всякаго зла сохранити люди Твоя и всяким благодеянием снабдити и спасти; разве Тебе иныя Предстательницы в бедах и обстояниях, и теплыя Ходатаицы о нас, грешных, не имамы. Умоли, Госпоже Пресвятая, Сына Твоего Христа Бога нашего, да удостоит нас Царствия Небеснаго; сего ради всегда славим Тя, яко Виновницу спасения нашего, и превозносим святое и великолепное имя Отца и Сына и Святаго Духа, в Троице славимого и поклоняемаго Бога, во веки веков. Аминь.

Тропарь Пресвятой Богородице пред иконой Ея «Одигитрия» Смоленская
К Богородице прилежно ныне притецем,  грешнии и смиреннии, и припадем, в покаянии зовуще из глубины души: Владычице, помози, на ны милосердовавши, потщися, погибаем от множества прегрешений, не отврати Твоя рабы тщи,  Тя бо и едину надежду имамы.

Кондак
Предстательство христиан непостыдное, ходатайство ко Творцу непреложное, не презри грешных молений гласы, но предвари, яко Благая, на помощь нас, верно зовущих Ти: ускори на молитву и потщися на умоление, предстательствующи присно, Богородице, чтущих Тя.

Иной кондак
Не имамы иныя помощи, не имамы иныя надежды, разве Тебе, Владычице, Ты нам помози, на Тебе надеемся и Тобою хвалимся, Твои бо есмы раби, да не постыдимся.

10 августа — память Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия»

Согласно Церковному Преданию первую подобную икону Богородицы с Младенцем написал апостол и евангелист Лука. В середине V века этот образ вместе с другими святынями был привезен из Святой Земли в Константинополь императрицей Евдокией, супругой императора Феодосия Младшего. Некоторые источники сообщают, что икону поместили в храме женского монастыря Одигон, но на Страстную седмицу икона из обители переносилась в императорский дворец. Рядом с монастырем был источник, исцелявший незрячих. Монахини заботились о приходивших к источнику. Местность получила название «место проводников» или «место вождей», а монастырь стал именоваться Одигон — «Проводник», «Путеводитель». По названию монастыря главная святыня — икона Богоматери — стала именоваться Одигитрией. Первоначально данное как топографическое название наделялось и глубоким смыслом: Богоматерь — путеводительница верующих, наставляющая на истинный пусть и ограждающая от врага. Икона была одной из самых почитаемых святынь Константинополя, считалась защитницей города. Во время нападения врагов образ поднимали на городские стены.

Исследователи полагают, что, именно с иконой монастыря Одигон по вторникам совершался крестный ход по всему Константинополю. Во время этой молебной процессии регулярно происходило чудо, которое описал русский паломник Стефан Новгородец, посетивший столицу Византии в 1348 или 1349 году. Тяжелую большую икону переносил по площади всего один человек. «Ту икону в каждый вторник выносят. Удивительное это зрелище: тогда сходится весь народ, и из других городов приходят. Икона же эта очень большая, искусно окованная, и певцы, идущие перед нею, красиво поют, а весь народ с плачем восклицает: «Господи, помилуй!»

Согласно одному из вариантов предания, написанная апостолом Лукой и принесенная из Святой Земли икона попала во Влахернский храм, где тоже был целебный источник и где хранились другие святыни: риза и часть пояса Богородицы. Возможно, во Влахернской церкви был поставлен один из списков, сделанный с первоначальной иконы кисти апостола. Известно, что с оригинального образа было сделано несколько списков, которые прославились чудесами. В любом случае, во Влахернском храме находилась особо чтимая икона Богородицы Одигитрии.

Многочисленные списки чудотворного образа Богоматери Одигитрии отправлялись во все концы империи и за ее пределы. Из Византии иконографический тип Одигитрии попадает на Русь, где по месту создания, пребывания или чудесного обретения подобные иконы получали названия: Торопецкая, Смоленская, Тихвинская, Иверская, Седмиезерная, Казанская.

Икона Богоматери Одигитрии, получившая название «Смоленская», прибыла на Русь в середине XI века. В 1046 году византийский император Константин IX Мономах благословил этой иконой свою дочь Анну на брак с князем Всеволодом, сыном Ярослава Мудрого. После смерти Всеволода его сын, Владимир Мономах, перенес икону в Смоленск, где был заложен храм Успения Богородицы, в котором впоследствии и разместили святыню.

Согласно преданию, когда в 1239 году к Смоленску подошли полчища хана Батыя, город был избавлен от разорения по заступничеству Богоматери. Воин по имени Меркурий, молясь перед иконой, получил указание Богородицы сразиться со стоящим у стен врагом. Монголы видели, что Меркурию помогают в бою молниеносные мужи и лучезарная Жена. Охваченные ужасом, бросая оружие, враги бежали, гонимые неведомой силой. Меркурий принял в бою мученическую кончину и был причислен Церковью к лику святых.

В конце XIV или начале XV века икона Богоматери Одигитрии была принесена из Смоленска, захваченного Великим княжеством Литовским, в Москву, где как особо чтимая святыня поставлена в Благовещенском соборе. В 1456 году в Москву прибыл епископ Смоленский Мисаил в сопровождении наместника города и знатных горожан. Смоляне просили московского великого князя Василия Васильевича Темного вернуть икону в Смоленск. Князь, видя в этом шаге залог будущего воссоединения Смоленска с Москвой, решил вернуть святыню. В 1666 году древняя Смоленская икона была вторично в Москве: ее привозил сюда для поновления потемневшей от времени живописи архиепископ Смоленский Варсонофий.

В 1812 году, во время нашествия французов, икона была вынесена из Смоленска епископом Иринеем (Фальковским) и доставлена в Москву, где жители могли помолиться перед ней в Успенском соборе. В день Бородинской битвы, 26 августа, москвичи крестным ходом со Смоленской, Иверской и Владимирской иконами обходили вокруг Белого города, Китай-города и Кремлевских стен. Перед занятием Москвы французами, Смоленская икона была отправлена в Ярославль, где она оставалась до самого окончания Отечественной войны, а затем вернулась в Смоленск. Находившаяся до 1941 года в Успенском соборе Смоленская икона почиталась как первоначальная, привезенная из Константинополя. Во время II мировой войны древняя икона бесследно исчезла.

Определяющая богословская идея этого образа — пришествие в мир Сына Божия, воплощение Бога ради спасения человечества. Хрупкий Младенец — это Небесный Царь и Грядущий Судия. Жест правой руки Богоматери может трактоваться не только как молитвенный, выражающий Ее личное моление Богу. Этим жестом Богородица как бы указывает верующим на Того, к Кому должны быть обращены их помыслы и молитвы.

Молитвы святому великомученику Пантелеимону

О, великий Христов угодниче и преславный Целебниче, великомучениче Пантелеимоне!Душею на Небеси Престолу Божию предстояй и Триипостасныя Его славы наслаждаяйся, телом же и ликом святым на земли в Божественных храмех почиваяй и данною ти свыше благодатию различная чудеса источаяй, призри милостивным твоим оком на предстоящия люди, честней твоей иконе умильно молящияся и просящия от тебе целебныя помощи и заступления; простри ко Господу Богу нашему теплыя твоя молитвы и испроси душам нашим оставление согрешений. Се бо мы, за беззакония наша не смеюще возвести очеса наша к высоте небесней, ниже вознести глас молебный к Его в Божестве неприступней славе, сердцем сокрушенным и духом смиренным тебе, ходатая милостива ко Владыце и молитвенника за ны, грешныя, призываем, яко ты приял еси благодать от Него недуги отгоняти и страсти исцеляти.

Тебе убо просим: не презри нас, недостойных, молящихся тебе и твоея помощи требующих.
Буди нам в печалех утешитель, в недузех лютых страждущим врач, напаствуемым скорый покровитель, очесем недугующим прозрения датель, ссущим и младенцем в болезнех готовейший предстатель и исцелитель: исходатайствуй всем вся, яже ко спасению полезная, яко да твоими ко Господу Богу молитвами получивше благодать и милость, прославим всех благих Источника и Дароподателя Бога, Единаго в Троице Святей славимаго Отца и Сына, и Святаго Духа ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва иная

О великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый, Пантелеимоне!Умилосердися надо мною, грешным рабом, услыши стенание и вопль мой, умилостиви Небеснаго, Верховнаго Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от гнетущаго мя недуга. Приими недостойное моление грешнейшаго паче всех человек. Посети мя благодатным посещением. Не возгнушайся греховных язв моих, помажи елеем милости твоея и исцели мя: да, здрав сый душею и телом, остаток дний моих, благодатию Божиею,
возмогу провести в покаянии и угождении Богу и сподоблюся восприяти благий конец живота моего.

Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да предстательством твоим дарует ми здравие телу и спасение души моей. Аминь.
Молитва иная (благодарственная, после исцеления от болезни)

Святый великомучениче, целителю и чудотворче Пантелеимоне, всеизрядный угодниче Божий и молитвенниче присный христиан православных!

Достойно наречен еси Пантелеимоном, еже есть всемилостивый, яко, прияв от Бога благодать молитися за ны и болезни целити, ты богатно подаеши всем, к тебе притекающим, различная исцеления и вся к жизни временней и ко спасению потребная: его ради и мы недостойнии, сподобившеся твоея милости, паки пред святою твоею иконою прибегаем к тебе, и прославляюще тя, яко искренняго угодника Божия, нашего же вернаго молитвенника и исцелителя, усердие благодарим тя и подателя всех благ Господа Бога нашего о великих благодеяниих, от Него тобою нам бывших.

Приими убо милостивно малое сие молитвенное благодарение наше, зане не имамы ино что по достоянию воздати тебе, и прочее время живота нашего не лиши нас, немощных и грешных, твоея помощи и молитвеннаго ходатайства у Господа Бога нашего, Емуже подобает всякая слава, благодарение и поклонение, Отцу и Сыну и Святому духу, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Тропарь великомученику и целителю Пантелеимону

Страстотерпче святый и целебниче Пантелеимоне, моли Милостивого Бога,
да прегрешений оставление подаст душам нашим.

Кондак

Подражатель сый Милостиваго, и исцелений благодать от Него прием,
страстотерпче и мучениче Христа Бога,
молитвами твоими душевныя наша недуги исцели,
отгоня присно борца соблазны от вопиющих верно: спаси ны, Господи.

Величание

Величаем тя, страстотерпече святый великомучениче и целебниче Пантелеимоне,
и чтим честная страдания твоя, яже за Христа претерпел еси.

ЖИТИЕ СВЯТОГО ВЕЛИКОМУЧЕНИКА ПАНТЕЛЕИМОНА

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Время покаяния коротко, Царствию же Небесному нет конца. преподобный Ефрем Сирин
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012-2018. Все права защищены.