HolyWeek1.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

Архив рубрики «Рекомендуем к прочтению»

Покаянный канон св.Андрея Критского: вторник

Чтение Великого покаянного канона преподобного Андрея Критского совершает Высокопреосвященнейший ФИЛАРЕТ, Митрополит Минский и Слуцкий.

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Великий покаянный канон,читаемый во вторник первой седмицы Великого поста (с переводом).

Канон на вторник на украинском языке.

Текст канона насыщен упоминанием людей и событий, сравнениями с эпизодами из библейской истории. Для более вдумчивого чтения, давайте вспомним о них отдельно.

КТО ЕСТЬ КТО В КАНОНЕ АНДРЕЯ КРИТСКОГО? ВТОРНИК

Аудиозапись: Adobe Flash Player (версия 9 или выше) требуется для воспроизведения этой аудиозаписи. Скачать последнюю версию здесь. К тому же, в Вашем браузере должен быть включен JavaScript.

Перший тиждень задає настрій на весь Великий піст

Голова Інформаційно-просвітницького відділу УПЦ архієпископ Ніжинський і Прилуцький Климент розповів як православним провести кожен з днів першого тижня Великого посту.

Перший тиждень Великого посту відрізняється особливою суворістю не тільки стосовно утримання в їжі, але й щодо розпорядку дня християнина.

У перші чотири дні православні християни збираються у храмі, щоб разом зі священнослужителями помолитися словами піснеспівів преподобного Андрія Критського. У Великому каноні, написаному преподобним Андрієм у VIII столітті, виражений стан душі грішника, що кається. Християни за вечірніми богослужіннями в ці дні отримують молитовний покаянний настрій, який повинен їх супроводжувати весь Великий піст.

Варто зазначити, що покаяння – це не відчай. Покаяння – це усвідомлення всього неправильного в нашому житті, з чітким бажанням його виправити.

Раніше в стародавніх монастирях ченці на першому тижні Святої Чотиридесятниці п’ять днів зовсім нічого не їли, навіть намагалися обмежувати себе у воді. Але для сучасної людини, яка живе в бурхливому мегаполісі, така надмірна стриманість може бути шкідливою. Тому священики рекомендують з понеділка до п’ятниці вживати варену їжу без олії. Люди, які мають слабке здоров’я, діти, вагітні жінки, ті, хто займаються важкою фізичною або інтелектуальною працею можуть постити не так строго.

Міру посту бажано узгодити зі своїм духівником – священиком, який знає духовний і фізичний стан людини.

У п’ятницю і суботу першого тижня Великого посту відбувається спомин дива, яке здійснив великомученик Феодор Тирон, який жив у IV столітті. Цей святий з’явився через 50 років після своєї мученицької смерті християнам в місті Амасії, в Понтійскій області з настановою обов’язково зберігати піст і не вживати ідоложертовне. Після закінчення першого тижня християни моляться великомученику Феодору, щоб він допоміг і нам, тим, хто живе у XXI столітті, зберегти піст і не піддатися на ті спокуси, які можуть чекати нас на нашому великопісному шляху.

Закінчується перший тиждень Великого посту великим святом, що називається Торжеством Православ’я. У цей день ми дякуємо Господу за те, що являємося православними християнами. Також Церква згадує події, пов’язані з VII Вселенським собором, який засудив єресь іконоборства і затвердив шанування святих ікон.

Під час Великого посту кожному християнину потрібно приступити до говіння – сповіді і причастя. Оскільки перший тиждень потрібно провести в особливій стриманості, то великою втіхою для віруючих є причастя Христових Таїн в Неділю Торжества Православ’я. Цього дня у православних храмах, як ніколи багато сповідників і причасників. Сповідь краще здійснити на вечірньому богослужінні, заздалегідь осмисливши все, про що потрібно сказати під час Таїнства Покаяння.

У суботу та неділю церковний статут дозволяє вживати їжу з рослинною олією. Хоча рибні страви у Великий Піст можна їсти лише в свята Благовіщення і Вербної Неділі, в Греції є традиція по неділях дозволяти їжу з морепродуктів (креветок, восьминогів, кальмарів). При цьому потрібно не забувати, що пісною їжа стає не тільки від відсутності у ній продуктів тваринного походження, а й від простоти. Святитель Іоанн Златоуст радить гроші, заощаджені в піст на простій їжі, витрачати на милостиню.

news.church.ua 

Неделя сыропустная. Воспоминание Адамова изгнания: слова богослужения

Создатель мой Господь, / персть от земли прием мя, / живоносным дуновением вдушив оживи, / и почте на земли начальствующа видимыми всеми, / и ангелом купножителя. / Сатана же льстивый, / сосуд змия употребив, снедию прельсти, / и Божия славы разлучи, / и преисподнейшей смерти предаде в землю, / но яко Владыка и Благоутробен, / паки воззови.

 

Создатель мой Господь, / прах от земли взяв, / животворным дуновением вложив в меня душу, оживил / и почтил, назначив на земле / владыкою всех видимых творений, / и Ангелам сообитателем. / Сатана же коварный, / орудием своим змия употребив, / пищей меня соблазнил, / и от Божией славы отлучил, / и преисподней смерти предал в землю; / но, как Владыка и милосердный, / вновь меня к Себе призови.

Одежды боготканныя совлекохся окаянный, / Твое Божественное повеление преслушав Господи, советом врага, / и смоковным листвием, и кожными ризами ныне облекохся: / потом бо осужден бых хлеб трудный снести: / терние же и волчец мне принести, / земля проклята бысть. / Но в последняя лета воплотивыйся от Девы, / воззвав мя введи паки в рай.

 

Одеяние, Богом сотканное, / я совлек с себя, несчастный, / Твоего божественного повеления ослушавшись, Господи, / по совету врага; / и листьями смоковницы, / и кожаными одеждами ныне облечен: / ибо в поте лица осужден был хлеб скудный вкушать; / земля же проклятием обречена была / терния и колючки приносить мне. / Но в последние времена от Девы Воплотившийся, / призвав меня, введи снова в рай.

Раю всечестный, краснейшая доброто, / богозданное селение, / веселие некончаемое и наслаждение, / славо праведных, пророков красото, / и святых жилище, / шумом листвий твоих Содетеля всех моли, / врата отверсти ми, яже преступлением затворих, / и сподобитися древа животнаго прияти, и радости, / еяже прежде в тебе насладихся.

 

Рай драгоценный, / совершеннейшая красота, / Богом созданная обитель, / радость непрестанная и наслаждение, / слава праведных, пророков услада, и святых жилище, / шумом листьев твоих Создателя всех умоляй / открыть мне врата, которые я преступлением затворил, / и удостоить меня приобщения к древу жизни, / и радости, которою я прежде в Тебе наслаждался.

Адам изгнан бысть из рая преслушанием, / и сладости извержен, женскими глаголы прельщенный, / и наг седит, села, увы мне, прямо рыдая. / Темже потщимся вси время подъяти поста, / послушающе Евангельских преданий: / да сими благоугодни бывше Христу, / рая жилище паки восприимем.

 

Адам изгнан был из рая за ослушание, / из обители наслаждения извержен, речами жены обманутый, / и нагой сидит напротив места того, – «увы мне», – сетуя. / Потому постараемся все провести время поста / слушаясь евангельских преданий, / чтобы чрез них став угодными Христу, / получить нам снова райское жилище.

Седе Адам прямо рая, / и свою наготу рыдая плакаше: / увы мне, прелестию лукавою увещанну бывшу / и окрадену и славы удалену! / Увы мне, простотою нагу, ныне же недоуменну! / Но о раю, ктому твоея сладости не наслаждуся: / ктому не узрю Господа и Бога моего и Создателя: / в землю бо пойду, от неяже и взят бых. / Милостиве щедрый, вопию Ти: / помилуй мя падшаго.

 

 Сел Адам напротив рая / и свою наготу, сетуя, оплакивал: / «Увы мне, обману лукавого поверившему, / и ограбленному, и от славы удаленному! / Увы мне, по простоте обнаженному / и ныне недоумевающему! / Но, о рай, больше я твоею роскошью не наслажусь, / больше не увижу Господа и Бога моего и Создателя; / ибо в землю отойду, из которой и был взят. / Милостивый, Сострадательный, взываю Тебе: / Помилуй меня падшего!»

Творец и Избавитель мой Пречистая, / Христос Господь из Твоих ложесн прошед, / в мя оболкийся, / первыя клятвы Адама свободи. / Темже Ти Всечистая, / яко Божии Матери же и Деве, / воистинну вопием немолчно: / радуйся ангельски, радуйся Владычице, / предстательство и покрове, / и спасение душ наших.

 

Творец и Искупитель мой, Всечистая, / Христос Господь, / произошел из чрева Твоего, / в меня, человека, облекшись / и Адама от древнего проклятия освободил. / Потому Тебе, Всечистая, / как Божией Матери и истинной Деве / «Радуйся» возглашаем с Ангелом не умолкая: / «Радуйся, Владычица, защита, и покров, / и спасение душ наших!»

Сретение Господне

Sretenie (17)Сретение — это праздник встречи Бога с человеком. В тайне совершилось пришествие на землю Христа Спасителя. Лишь очень и очень немногие Духом Святым были посвящены в свершившееся величайшее в истории человечества событие. Поклонились Богомладенцу водимые звездой язычники — восточные мудрецы, поклонились и понесли свое ведение в далекие страны. Подивились от ангелов полученной вести вифлеемские пастухи, пришли к пещере и узрели в яслях беспомощного младенца. Полистали священную Библию еврейские законоучители, ища ответ на вопрос: где должно родиться Мессии? И все затихло, не оставив заметного следа в житейских буднях. Мир языческий, да и еврейский, продолжал изнывать под тяжестью проклятия, наведенного на себя человеком презрением воли Божией еще в раю. Даже лучшие представители этого мира понимали и чувствовали свое полное бессилие пред грехом. «Хочу», но «не могу» избежать насилия греховного. И очень немногие жили ожиданием помощи от Бога.

А заря нового времени уже занималась. Шел сороковой день от рождения дарованного миру Спасителя. Подчиняясь древнему закону, младенец мужского пола — первенец, разверзший ложесна матери, приносится в храм как жертва и посвящается Богу. Так в ветхозаветном храме неведомый миру явился Агнец Нового Завета, Сын Божий и сын Девы, определенный свыше на искупительное служение человечеству. Святое семейство с убогой жертвой предстоит святилищу. Священник приемлет двух голубиных птенцов за Спасителя мира, а Бог зрит Младенца — жертву живую на руках материнских.

В сретение Младенцу Христу, водимые Духом Божиим, явились в храме ветхозаветные праведники: 360-летний старец Симеон и заматоревшая годами старица — пророчица Анна. Они устремились навстречу долгожданного Основателя и Законодателя Нового Завета. «Объемлет руками старец Симеон Содетеля закона, и Владыку всяческих ». Радуется и ликует пророчица Анна, прозревая в Нем зарю новой жизни и в ней обновленного человека. Молча, в смиренной сокровенности несла Дева-Мать Своего Младенца в жертву Богу и людям, уже зная, что Он — Агнец Искупления.
И ветхозаветный старец пророчествует, что станет этот Младенец в предмет пререканий между людьми, а Ей Самой острое оружие скорби пронзит душу и сердце.

Все, что происходило в жизни Спасителя, кроме видимого, всегда имело еще и особый смысл, сакраментальный. В храме Божьем встречается человек с Богом. Так было прежде, так будет продолжаться и во всю историю человечества. Но в храм человек войдет не ранее, чем почувствует рождение Бога в колыбели своего сердца. А Господь, пришедый спасти погибшее, стучится в наши души Сам, встречая нас на жизненном пути. И как важно нам не только встретить, но и узнать Его, чтобы открыть свое сердце навстречу «Владыке всяческих» . Старец Симеон жил ожиданием Мессии и носил Его, еще неведомого, в сердце своем. Тем и сподобился милости от Бога встретить Младенца Христа и стать Богоприимцем. Старица Анна после 7-летнего супружества сознательно посвятила всю свою долгую жизнь Богу, служа Ему в храме постом и молитвой. И она удостоилась радости, узнав в Младенце долгожданного Искупителя мира, встретить Христа Спасителя.

А кто из нас, живущих в Новом Завете, — когда многие обетования Божий уже совершились, а Спаситель милостивым сердцем и оком зрит на нас, — не вспомнит своих встреч с Господом. Ведь и мы уже опытно познали истинность обещания Спасителя, данного Своим ученикам перед Вознесением: Я с вами во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20). Да, внимательно живущие, могут отметить многие ощутимые встречи со Христом.
Когда мы, внимая себе, стоим на молитве и открываем пред Богом свое сердце, разве не чувствуем тогда Его присутствия, забывая обо всем внешнем? И это не есть ли исполнение Христова обещания: воззовет ко Мне, и услышу его (Пс. 90, 15). А сколько раз, изнемогая в бунтующем житейском море, мы избегали конечной гибели и убийственной сердечной туги и скорби призыванием имени Божия: «Господи, помилуй!» А в сердце нередко звучат слова Господа: призови Меня в день скорби, и избавлю тебя (Пс. 49, 15). И это значит, что с нами Бог и Он внемлет воздыханиям сердечным. Он не только слышит, но и исполняет прошения наши по слову Своему: просите, и дано будет вам; ищите, и обрящете; стучите, и отворят вам (Мф. 7, 7).

Дорогие мои, все это наши встречи с Господом в жизни, наше сретение с Ним. Мы опытно знаем, что Бог всемогущ и нет ничего, что было бы выше Его Божественной силы. А любовь Христова выше человеческого разумения, она готова не только на помощь, но и на прощение грехов и даже нашей неверности. И вера — знание, которым дышит наша молитва, дает молящимся радость переживать чувство живого общения с Богом. Близок Господь ко всем призывающим Его (Пс. 144, 18). А восчувствовав сретение Бога, мы не на руки приемлем Его, но в самое сердце, которое ликует и играет духовной легкостью и теплом. В храме мы становимся причастниками той благодати, которой все дышит в нем, мы благоговейно чествуем святых, прикладываясь к иконам, и получаем их помощь и предстательство; приемлем благословение через священные обряды и службы; и верующей душой ощущаем прикосновение любящей Божией руки и Его присутствие. И оживают слова Христа: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18, 20).

Каждый праздник мы переживаем с особым оттенком чувств, и это происходит из-за живого общения нашего с Господом. Скорбные чувства Страстной седмицы уступают место ликующей радости Пасхи, и душа сопереживает Христу и реально ощущает свою причастность будущему Воскресению. Христос и теперь выходит в сретение к людям на Божественной литургии. Многие, присутствующие на службе, по своей мере сретают Христа, являющегося в Святых Тайнах Тела и Крови. А в Таинстве причащения мы удостаиваемся не только держать своего Спасителя на руках, но приемлем всем существом, творя сердце свое престолом Богу. В храме мы с Богом пребываем в истине. Душа и сердце ощущают присутствие Божие и Его близость. А как часто мы встречаемся с Христом при всяком добром деле, во имя Господа совершаемом, и не отдаем себе отчета, и только сердце чувствует тихую отраду, благодарное касание Господа при этой встрече с Ним. Святой Иоанн Златоуст говорил: «Когда ты в протянутую руку нищего опускаешь свою милостыню, то знай, что рядом с этой рукой незримо есть рука Самого Господа».

Не вспомним ли мы, какие волнующие мысли и чувства порождает в душе нашей красота природы Божьего мира. И в эти минуты Великий Творец и Божественный Художник приоткрывает нам Себя. Встречаясь с Ним, сердце наше, душа и ум внемлют беззвучной проповеди о Творце, не менее убедительной, чем словесная. И оживают для нас слова Псалмопевца: дивны дела Твоя, Господи! Вся премудростию сотворил ecu! (Пс. 103, 24). Вот как близок стал Господь к человеку с тех пор, когда произошла первая встреча с Ним — сорокадневным Младенцем в день Сретения Господня, что нельзя перечислить всех возможных с Ним встреч на нашем жизненном пути.

Но, други наши, еще об одной будущей встрече нельзя умолчать, ибо она в жизни каждого из нас непременно будет, — сретение с Господом, когда мы переступим порог земной жизни. Дай нам Бог приготовиться к этой встрече еще в земной жизни, чтобы в ответ на нашу молитву: ныне отпущаеши раба Твоего, Владыко, по глаголу Твоему с миром, — услышать благоуветливый глас: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира! (Мф. 25, 34). И даже конец Симеоновой молитвы могли бы мы произнести в тот момент, ибо и наши очи видели и осязали плоды великого подвига Христовой жертвы во спасение всех нас. Яко видесте очи мои спасение Твое, яже уготовал пред лицем всех людий, свет во откровение языков, и славу людий Твоих Израиля.

Праведный Симеон и пророчица Анна, встретившие Господа в Иерусалимском храме на пороге Его служения, вдохновили и нас сегодня подумать о наших встречах со Христом. Эти ветхозаветные праведники жили верой в обетования о грядущем Спасителе, жили среди людей, забывших Бога или исказивших Его Заветы. Они прошли сквозь скорби потопляемого грехом мира, мучаясь в праведных душах своих. Страдания эти очистили их сердца и украсили внутренней красотой праведности и благочестия. И мы, воодушевляясь примером жизни ветхозаветных праведников, а наипаче святых православной Церкви, пойдем вослед их, верой, надеждой и любовью в сретение Господа Спасителя нашего, предощущая радость быть с Ним в бесконечной вечности. «Приидем и мы, песньми божественными Христа срящем и приимем Его… Сей есть от Девы рождейся; сей есть от Бога Бог Слово, воплотивыйся нас ради, и спасый человека, Тому поклонимся».

aрхимандрит Иоанн Крестьянкин

Божественное в искусстве. И. Левитан «Над вечным покоем»

Isaak Levitan_Nad vechnym pokoemХочется оказаться на берегу этого озера и стоять там долго, ежась от порывов ветра.  Жадно вдыхать воздух, охватить глазами необъятность, каждой клеточкой тела почувствовать свободу и величие бескрайней стихии.

Левитан начал писать «Над вечным покоем» летом 1893 года на озере Удомля, близ Вышнего Волочка. Завершив работу через год, он сказал о ней: «в ней я весь, со всей моей психикой, со всем моим содержанием…»

Художник чувствовал себя песчинкой в огромном мире. Он хорошо сознавал собственную беззащитность, мимолетность жизни. На это указывает старое кладбище с покосившимися крестами в левом углу картины. Рядом деревянный храм — спутник человека на его веку.
Хрупкой человеческой природе противостоят мощные силы стихии. Огромное бескрайнее небо с нависающими свинцовыми облаками, спокойная гладь многоводного озера, широко раскинутые поля, уходящие за горизонт — все это олицетворяет мощь, неизменность, вечность.

Человеческая жизнь — словно капля в океане. Словно маленький островок посреди озера, готовый в любую минуту скрыться под толщей воды. Есть ли в ней какой-то смысл?

Левитан оставил нам намек: стальной купол церкви, устремленный вверх. Он такого же цвета, как небесные и водные просторы. Видите огонек в окне церквушки? Вера — вот в чем художник видел свою силу, непоколебимость и связь с вечностью. Но вера живая, горящая в самом сердце человека.

Когда в человеке горит эта живая вера — тогда его не пугает вечность, потому что она уже внутри него.
Пейзажи Левитана удивительны тем, что каждый в них может увидеть что-то свое.

Представьте, что вы стоите на краю этого утеса. Что вы чувствуете?

Источник: http://oppopart.ru/

БЕЗ ЧЕГО ПОСТ НЕ ПОСТ

Что важно постичь в преддверии поста, рассказывает митрополит Антоний (Паканич).

Время бунтарства
Остается одна неделя до начала Святой Четыредесятницы. Поэтому важно успеть сделать главное, настроиться на особый лад.

Предваряющая Прощеное воскресенье Неделя о Страшном суде говорит нам настойчиво о самооценке. Церковь призывает нас стать судьей своей жизни, прежде чем предстанем перед Лицом Божиим.

Но как это сделать? С чего начать?

Прежде всего мы должны стать бунтарями, взбунтоваться против своей греховной природы.

Для этого нужно перенести все наши митинги, недовольства и декларации из внешней жизни в духовную плоскость.

Подумайте сами: революции и войны, демонстрации и забастовки существовали до нашего рождения и, скорее всего, будут благополучно существовать и после нашего ухода.

Всегда найдутся недовольные, неудовлетворенные, которые будут требовать от окружающих перемен и изменений к лучшему, не прилагая к этому никаких усилий.

Жизнь нам дается одна-единственная, и ее не следует разменивать на медяки, не стоит обращать внимания на мелочное, тратить время впустую, важно заниматься нужным и полезным, тем, что не опустошает, а наполняет нас и нашу жизнь.

Бросьте все свои революционные и бунтарские порывы на борьбу со своими грехами и дурными привычками. Бросьте им вызов, вызовите на дуэль, преследуйте и не сдавайтесь, победите хоть самую малость, выплеснув весь свой пыл на борьбу с ними. Пусть это станет вашим основным деланием хотя бы во время поста.

Оставьте внешнюю борьбу, займитесь внутренними врагами, своими страстями, которые отрывают вас от основной работы, вовлекая во внешние бесконечные процессы и разборки, которые только засасывают как трясина и «терзают, подобно диким зверям» (св. Феофан Затворник).

Время активного духовного движения
Некоторым церковным людям кажется, что Великий пост, к которому мы успели привыкнуть, так как прибегаем к нему из года в год, стал чем-то привычным и обыденным.

Однако в духовной жизни человека не может быть какого-то статического состояния: если человек думает, что у него все хорошо, все постоянно, что он не хуже, чем другие, он деградирует духовно.

Духовная жизнь всегда требует движения к Богу, восхождения «от силы в силу» (Пс. 83:8), ведь только таким образом очищается человеческая душа.

Очищается от всего того порочного и язвительного, что привнесено в нашу жизнь грехом.

Без движения и новых горизонтов невозможно духовно развиваться, расти.

Мы стремимся развивать свое тело, некоторые даже посещают различные спортивные секции и клубы, бассейны и тренажерные залы, делаем массажи и зарядку, вкладываем деньги в различные приспособления для улучшения физической формы… Сколько усилий и денег на это тратится!

А что делаем для духовного развития?

Мы, как правило, избегаем внутренней работы над собой, занимаемся чем угодно, только не своей душой, забываем ее питать спасительными для нее вещами: молитвой и Евангелием, созерцательностью и тишиной, покаянием и исповедью, постом и воздержанием.

Мы практически до минимума свели все заботы о своей душе, занимаемся ею по остаточному признаку. Она, к сожалению заброшена. А живая душа требует активного развития и участия.

Если бы хоть часть тех сил, которые тратим на улучшение своего благополучия, уделили душе, мы бы жили все по-другому.

Постараемся в специально отведенный для этого период, период Великого поста, более активно заняться своим внутренним миром, сосредоточимся на нуждах души, постараемся ей дать все необходимое для развития и полноты.

Не занимаясь душой, мы отпадаем от Бога, а значит теряем смысл жизни, связь с жизнью. Нужно потрудиться над восстановлением Божественной связи. Это первостепенная наша задача и главная потребность души.

Мы должны постоянно искать и желать этого, но, безусловно, устроить это – дело не наших рук, а только Господа Бога.

Время стать реалистом
Православие – не мистика, это реальная жизнь с Богом. Православие не прячет тайн, а открывает их.

Пост – реальные дела и реальные результаты.

Великий пост – это еще всегда особая радость для человеческой души. Потому что, каким бы ни было трудным его прохождение, какие бы мы ни совершали ошибки по ходу движения, но положительный результат всегда будет у идущих по этому пути.

Трудности будут, они обязательно должны быть, чтобы мы яснее прочувствовали радость побед и свою немощь.

Настоящий христианин – подлинный реалист. Он твердо стоит на земле, заботится о своих ближних, трудится ради своего Отечества, любит свой народ, но главным смыслом его жизни является Христос.

И если мы станем реалистами и наполним свою жизнь главным смыслом, Господь нам обязательно откроет выход из любого тупика, из любой сложной ситуации, в которой мы оказались.

Это и есть реальность бытия.

Постараемся же потрудиться в дни Великого поста, чтобы Господь послал нам внутреннюю твердость в стоянии за веру и свою Церковь.

И только когда мы достигнем мира душевного, Христос обязательно ниспошлет нам Свое благоволение и мир.

Видя гибельность грехов, которые мы совершаем, будем искренне раскаиваться в них и надеяться на милость Божию, всегда пребывающую в чистом и смиренном сердце.

pravlife.org

Возвращение в рай

Izaak van Oosten, Эдемский сад , 1655 г.

Начиная с понедельника православные на долгих пятьдесят пять дней отказываются от вкушения мяса. Если прибавить ко грядущему Великому посту и другие постные дни, то мы обнаружим, что более полугода церковные люди не дерзают касаться мясной пищи, отказывают себе в праве, дарованном Богом, поддерживать жизненные силы своего тела при помощи еды, приготовленной из плоти зверей и птиц.

Если бы мы с вами жили в «краях полуденных», то есть в странах с мягким тропическим климатом, где по определению незачем защищать свои бренные тела от морозов, кутая их в шкуры животных, можно было бы и не удивляться столь долгому воздержанию от высококалорийной пищи. Но поскольку самые длинные и строгие посты у нас приходятся как раз на самое холодное, самое энергозатратное время года, на зиму, то, естественно, возникают вопросы: зачем нужны столь суровые пищевые утеснения? что кроме телесных потерь они приносят? что дают они вечной и бессмертной душе человека? и возможно ли, чтобы один лишь простой отказ от определённых блюд смог решить нашу вечную участь — помочь нам оказаться после неумытного Суда Господня «по правую сторону» от Престола Славы Божией (Мф. 25, 33)? Тем более что, судя по сегодняшнему евангельскому чтению, если и суждено нам пойти в муку вечную (Мф. 25, 46), то уж никак не за вкушение мяса, а за немилосердие и неспособность сострадать чужой боли.

Совершенное и бессмертное творение Божие, каким был Адам до своего падения, не нуждалось ни в ризах кожаных (Быт. 3, 21), ни в мясной пище. И не только потому, что в раю, как вы понимаете, не было зимы, а стало быть, не было нужды согревать себя мясом убитых животных изнутри, а их шкурами — снаружи; так было прежде всего потому, что прародители в своей райской чистоте не ведали чувства стыда (Быт. 2, 25), зато с избытком обладали чувством жалости и сострадания к «братьям меньшим».

Немыслимо и представить себе, что в раю, каким его создал Бог, проливалась кровь животных для того, чтобы человек был сыт и согрет! Потому и дал Бог в пищу святому и праведному Адаму всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя (Быт. 1, 29). Потому и не бежали от первого человека звери в ужасе и страхе, но любили его как своего хозяина и повелителя, от которого ни урона, ни обиды, ни тем более смерти претерпеть они не могли.

Преподобные и богоносные отцы наши тяжким и беззаветным подвигом поста и молитвы вернули себе райскую чистоту, и дикие звери, свирепые хищники приходили к святым Герасиму Иорданскому, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, не боясь, не содрогаясь от страха, потому что не слышали от этих блаженных мужей омерзительного запаха греха, крови и смерти, который всегда сопровождает нас, грешных.

Мы срослись с ним, он пропитывает всё наше существо, потому что мы наследуем потомкам праведного Ноя, наследуем тем, о ком Бог сказал: помышление сердца человеческого — зло от юности его (Быт. 8, 21). Мы наследуем тем, которым было сказано: Да страшатся и да трепещут вас все звери земные, и весь скот земной, и все птицы небесные, всё, что движется на земле, и все рыбы морские; в ваши руки отданы они. Всё движущееся, что живёт, будет вам в пищу, как зелень травную, даю вам всё (Быт. 9, 2-3).

Наше мясоядение — знак нашей падшести. Шкуры зверей, которыми мы укутываем наши тела, как некогда свои тела укутывали «ризами кожаными» Адам и Ева, — символ нашего изгнания из рая. Поэтому сдаётся мне, что поборники «здорового образа жизни», вегетарианцы и борцы за права животных, хотя в чём то существенном они и правы, начинают просто не с того конца. Они призывают нас уничтожить знаки нашего отпадения от Бога, забывая о том, что бороться то нужно не со следствием, а с причиной: не с ношением лисьих шуб и бобровых шапок, а с собственной греховностью, которую никаким вегетарианством не отменишь и не замаскируешь!

Потому и пост для нас — это постоянно возобновляемая попытка указать самим себе направление нашего движения, ибо мы хотим вернуться в рай. Ведь если мы на самом деле христиане, а не притворяемся только таковыми, то и цель у нас не одно лишь «доброе здоровье», а прежде всего — Жизнь Вечная. Когда то очень и очень давно пост был естественным состоянием человека. В Царствии Божием не только ни женятся, ни замуж не выходят (Лк. 20, 35), там не едят и не пьют, а потому ещё в здешней жизни нам надо приучить себя к этой малой жертве, к этим двум лептам бедной вдовы (Мк. 12, 42). Нам надо научиться отказываться от малого, чтобы, сделавшись совершенными, услышать в конце долгого и тяжкого пути: Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира (Мф. 25, 34)!

протоиерей Сергий Ганьковский

Неделя о блудном сыне

Блудный сын. Джон Макеллен Свон, 1888 г. Британская галерея Тейт, Лондон.

От недели о Мытаре и фарисее Святая Церковь ведет нас к неделе о Блудном сыне. Состояние, в котором находится мытарь, когда он взывает к Богу о помиловании и не только не помышляет о своих добродетелях, а не смеет возвести глаз своих к небу – это состояние еще глубже раскрывается в образе блудного сына.

Господь нас создал, мы в Господе живем и умираем без Него настоящей смертью. Мы поступаем обычно, как блудный сын, который, получив от отца имение, ушел от него на страну далече, думая, что со своими полученными дарованиями он проживет своими силами. Но в духовном отношении это есть смерть, ибо, по словам святых отцов, в Боге мы живем. Когда блудный сын возвратился, то отец сказал другому сыну, негодовавшему на радостный прием, оказанный брату: брат твой сей был мертв и ожил (Лк. 15, 32). Вот в состоянии отчуждения от Бога самое главное – это то, что мы не сознаем себя находящимися во грехе и забываем, каковы мы по самой природе.

По природе нашей мы образ неизреченной Божией славы, хотя и носим язвы многих согрешений. Мы граждане иного мира, небесные граждане. И если мы живем здесь на земле, то для того, чтобы на земле устраивать Царство Божие, памятуя о своем небесном отечестве.

Служба в неделю о Блудном сыне раскрывает нам состояние отчуждения от Бога: “Иждих блудно отеческаго имения богатство и расточив, пуст бых, в страну вселився лукавых граждан…”

Вот в таком состоянии блудный сын находился в течение долгого времени и, наконец, говорит евангельская притча, пришел в себя (Лк. 15, 17). Что значит “пришел в себя”? Один святой отец говорит, что начало нашего спасения есть познание самого себя. Но ведь познание самого себя есть дело всей жизни, это и есть то, к чему человек стремится в течение всего своего существования. Святые отцы раскрывают смысл этого изречения, говоря, что до тех пор, пока ты не познал, кто ты, пока ты сам в себе не ощутил образа Божия, пока ты, живя среди земных граждан, не почувствовал, что ты гражданин неба, и поработился “чуждым гражданам”, пока ты, живя среди грязи своей собственной души, не познал в себе образа Божия – до тех пор ты не вступил на путь спасения, не начинал еще своего спасения.

Оно начинается с того момента, когда ты познал свою божественную природу. Так было и с блудным сыном. Он в один момент почувствовал, что есть иная жизнь в Отце и с Отцом; он почувствовал, что живет порабощенный в стране чуждой и не имеет подлинной, настоящей жизни. Начав с познания самого себя, человек, идя дальше по этому пути, противопоставляет в самом себе то, что есть в нем от образа Божия, хотя и покрытого язвами согрешений, и то, что внесено им, человеком, как растление своей души чуждыми обычаями: “Поработихся гражданом странным, и в страну тлетворную отъидох…”, – говорит служба этого дня. И с этого момента он начинает жаждать жизни в Боге и очищения себя от язв согрешений во имя образа Божия.

К великому подвижнику – преподобному Антонию – пришел один инок и стал просить, чтобы он простил и помиловал его. Антоний же отвечал ему: “Ни я, ни Бог тебя не помилует, если ты сам себя не помилуешь”.

С первого взгляда этот ответ кажется странным. Как же так? А для духовной жизни это величайшая истина. Пока я сам в себе не обрету образа Божия, сам не помилую этого человека, находящегося в бездне греховной, но имеющего образ Божий, до тех пор, пока я сам не помилую в себе создание Божие, в своей совести не помилую себя грешного, скверного и блудного, – до тех пор и Бог не помилует меня, до тех пор тщетна и моя мольба.

Вот это состояние блудного сына, который увидел, как скверно он живет и как хорошо живут даже не сыны, а наемники у его отца, – вот это есть состояние помилования. Он помиловал себя и тогда пошел к Богу, и у Него стал просить о помиловании.

Наше дело в течение Великого поста есть просьба о помиловании. Мы будем все время взывать: “Помилуй мя, Боже, помилуй мя”. Но в эту неделю, подготовляющую к посту, нужно взять от святоотеческого опыта то, что он нам дает, иначе тщетны будут наши просьбы о помиловании. Мы должны ощутить в себе образ Божий, остатки божественной красоты, которые есть в нас, хотя и искаженные, и прежде всего помиловать себя, понять, кто мы в жизни и кто мы в творении.

В жизни мы грешные, живущие в “стране далече”, постоянно забывающие о Боге, а в творении мы есть образ неизреченной Божией славы, и только в Нем мы живем, только в Нем наше спасение.

И это противопоставление себя в творении и себя в жизни и дает в известный момент состояние помилования себя. Вот смысл слов аввы Антония. И если мы в какой-то момент своей жизни помилуем себя и почувствуем противопоставление себя в творении и себя в жизни, тогда мы можем, подобно блудному сыну, идти к Богу и просить о помиловании. Но и в этом шествии мы должны работать Богу, а мы постоянно забываем, даже в нашем служении Богу, для чего мы должны все это делать.

Один авва, когда к нему обратились за назиданием, так определил духовное делание: “Когда мы жили в скиту, занятие о душе было нашим настоящим делом, а рукоделие – поделием, а ныне рукоделие стало настоящим делом, а занятие душой только поделием”.

Вот и мы в наших тех или иных работах помятуем не о том, о чем мы должны помнить. Мы забываем, что мы должны восстанавливать в себе образ Божий, что наше единственное дело на земле, нас, граждан земли, делаться гражданами неба. А мы думаем, что мы без этого можем спастись теми или иными делами: хождением в церковь, милостынею и т.д. Но все это есть только поделие в сравнении с настоящим делом – очищением души, покаянием.

Если у блудного сына и были какие-нибудь дела, то он стяжал их не на гумне покаяния, не на сознании своего ничтожества перед Богом, а на основе гордости.

Запомним, что если мы хотим идти путем Христовым, то должны понимать, кто мы в жизни и кто в творении, для чего мы призваны в эту жизнь и что представляем из себя в настоящий момент. И если перед нашими глазами постоянно будет творение Божие, образ неизреченной Божией славы, тогда мы будем миловать себя. Это не значит, что мы будем гордиться, прощать себя, оправдываться, а мы в самих себе увидим неизреченный храм Божией славы, почувствуем всю радость жизни в Боге и ощутим ту грязь, в которой мы живем. Тогда мы придем к Богу и будем просить Его, как блудный сын: Прими меня в число наемников Твоих (Лк. 15, 19). Прими меня, я хочу жить с Тобой, в Тебе.

И если мы придем в таком состоянии, то будем приняты, как блудный сын.

Эта неделя, от мытаря возводя нас к блудному сыну, открывает не только сторону подхода человека к Богу, но раскрывает и другое – подход Бога к человеку.

Бог еще издали увидел его, кающегося грешника, Сам бросается к нему, и Сам облекает его в одежду первую – нетленную, одежду творения, облекает тварь, которая растлила эту одежду и, по словам Великого Канона, лежит нагая и не стыдится; и велит заколоть тельца, и веселится Сам с покаявшимся сыном.

Не напрасно Святая Церковь проводит нас через эти состояния – иного пути нет. Только осознав в себе образ Божий, помиловав себя, мы можем надеяться, придя к Богу, что Он примет нас и даст нам одежду нашу первую, которую Он исткал нам от начала века.

священномученик Сергий Мечев

Церковь готовится к Великому посту

 Наступает второе воскресение подготовки к Великому посту, в которое читается Евангелие о блудном сыне. В это и в два последующих воскресения, вплоть до начала Великого поста, Церковь назначает петь Псалом 136 “На реках Вавилонских“. Он поется в добавление к обычным торжественным и прославляющим Бога псалмам 134 (“Хвалите Имя Господне”) и 135 (“Исповедуйтеся Господеви яко Благ”). Псалом “На реках Вавилонских” является следующим по порядку в Псалтири. Но по содержанию своему он резко отличается от предыдущих двух. Этот псалом – яркая короткая историческая новелла об одном из моментов жизни древних евреев.
WatersBabylon_lg

Ли Портер. Реки Вавилонские

Текст псалма переносит нас в VI век до Р.Х. Это было время неисчислимых бедствий иудейского народа. Вавилоняне вторглись на территорию иудейского царства, разграбили и уничтожили до основания Иерусалим. Так же был разграблен и разрушен Храм Бога иудейского – тогда единственный на земле храм, где поклонялись Истинному Богу.

Десятки тысяч иудеев, как знати, так и простых людей, были уведены в вавилонский плен. Народ потерял религию, а значит и корни. Люди страдали от голода и нищеты. Они были в отчаянии.

“Отверг Господь жертвенник Свой, отвратил сердце Свое от святилища Своего, предал в руки врагов стены чертогов его; <…> Истощились от слез глаза мои, волнуется во мне внутренность моя, изливается на землю печень моя от гибели дщери народа моего, когда дети и грудные младенцы умирают от голода среди городских улиц” (Плач Иер. 2.7, 11). Казалось, что надежды на сохранение единства народа и возвращение домой уже нет. Никто не мог знать, что через 50 лет Вавилонское царство падет, а персидский царь Кир Великий милостиво разрешит иудеям вернуться домой и начать отстраивать город и Храм.

Ключ к пониманию псалма в том, что рассказ ведется в прошедшем времени. Пленение закончилось. Люди возвращаются домой. Можно себе представить, как у костра старец, переживший все тяготы вавилонского плена, поет своим детям и внукам:

На реках Вавилонских, тамо седохом и плакахом,
внегда помянути нам Сиона.
На вербиих посреде его обесихом органы наша…

Место действия – “реки Вавилонские” – реки Тигр и Евфрат с тысячами притоков и прорытых за многие века каналов. Кучка изможденных и очень бедно одетых людей скрывается от чужих глаз в зарослях ивняка на берегу небольшой речки или канала. У них отобрали абсолютно все, оставив им только тряпки, чтобы прикрыть наготу. Единственной памятью о Родине у них остались музыкальные инструменты, которые для завоевателей не имели никакой ценности. Бережно сохраняя от влаги и повреждений свои кинноры (простейшая арфа с несколькими струнами из жил животных, традиционная у евреев), они не положили их на землю, а аккуратно повесили на ветки деревьев. Все они расстроены, многие плачут. Причиной тому недавний случай:

Яко тамо вопросиша ны
пленшии нас о словесех песней
и ведшии нас о пении:
воспойте нам от песней Сионских.

Вавилонские конвоиры, сопровождая иудеев, видимо, на какие-то работы, обратились к ним с, в общем-то, безобидной просьбой: спеть что-то из их народных песен, чтобы веселее было идти. Они не могли предположить, какую бурю эмоций вызовет у пленников это предложение. Но народные песни иудеев были тесно связаны с верой в Бога и Богослужением. Поэтому петь их не на святом месте было бы кощунственным:

Како воспоем песнь Господню на земли чуждей?
Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя.
Прильпни язык мой гортани моему,
аще не помяну тебе, аще не предложу Иерусалима,
яко в начале веселия моего.

Вероятно, за отказ петь, люди понесли какое-то телесное наказание, но оно их не смутило. Они дают клятву, что примут и бОльшие беды (паралич правой руки, отсыхание языка), в случае если им случится забыть Родину. В основе любой радости (а пение – это радость) должна быть мысль о Боге. Для евреев же мысль о Боге была прочно связана с мыслью о родном городе Иерусалиме. Воспоминания о несчастной Родине приводят иудеев к гневу и воплю об отмщении врагам:

Помяни, Господи, сыны Едомския, в день Иерусалимль глаголющия
истощайте, истощайте до оснований его.
Дщи Вавилоня окаянная,
блажен иже воздаст тебе воздаяние твое, еже воздала еси нам.
Блажен иже имет и разбиет младенцы Твоя о камень.

Почему первый вопль не о вавилонянах, как о непосредственных врагах, а об идумеях (“сынах Едомских”)? Идумеи – ближайшие родственники израильтян. Они были потомками Исава, родного брата Иакова-Израиля. Благополучие израильтян всегда было предметом зависти для идумеев. Они всегда старались принять активное участие в любых вражеских нападениях на Иудейское и Израильское царства. Библия сохранила для нас свидетельства, что во время захвата Иерусалима вавилонянами именно идумеи сожгли Храм (2Ездр., 4.45).

Церковь рассказывает эту историю нам именно сейчас, в период подготовки к Великому Посту не просто как урок древней истории. Вавилон был могущественным и развитым городом, в котором было все лучшее, что мог предложить Древний мир. С точки зрения многих народов жить в Вавилоне было привилегией. Но из Библии мы знаем, что причиной этого могущества и развитости вавилонской цивилизации было постоянное противодействие Богу Истинному. Именно поэтому в Библии Вавилон символизирует чрезмерную и избыточную привязанность к мирским благам, которая удаляет нас от Бога. Большинство современных людей оказывается как бы в вавилонском плену, порабощенные материальными достижениями цивилизации. Нас, христиан, Спаситель освободил из этого “вавилонского пленения”. Мы уподобляемся древним иудеям, вернувшимся на развалины родного города, который им только предстоит отстроить в течение долгих лет тяжелого труда. Так же и нам предстоит кропотливая работа по восстановлению Иерусалима и Храма наших души и тела, разрушенных грехом.

Один из важных уроков псалма в том, что нельзя молиться (т.е. “воспеть песнь Гоподню”), находясь “на земли чуждей” (т.е. будучи поглощенными привязанностями к благам цивилизации). Именно поэтому пост, как воздержание, настолько тесно связан с молитвой.

Еще один важный урок заключен в последней строке псалма. Она является как бы итогом всему. В своем буквальном, историческом смысле эта строка ужасна и жестока. Она описывает варварские методы ведения войны, которые практиковались в древнем мире (4Цар., 8.12; Ос., 10.14; Наум., 3.10). Но для нас, христиан, важен духовный смысл этой строки: с грехом надо бороться в самом зародыше, когда он проявляется еще только в помыслах и подспудных желаниях. Именно они являются “младенцами” “дщери вавилонской”. Поэтому счастлив тот, кто сможет поймать их в себе и разбить о камень, т.е. покаяться в них, прежде чем помыслы-младенцы разгорятся и возрастут до уровня греховных поступков и страстей. А Камень этот есть Святая Церковь и Господь наш Иисус Христос (Мф., 16.18; 1Петр 2.6-8; Рим., 9.33; 1Кор., 10.4).

по материалам pravmir.ru

 

О мытаре и фарисее

Пришли два человека в храм помолиться. Один из них – фарисей, а другой – мытарь. И фарисей молился: «Господи, благодарю, что я не такой, как прочие». А мытарь стоял и, не смея возвести глаза к небу, говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному». И первый ушел осужденным, а второй оправданным, потому что кто будет смирять себя, тот будет вознесен, и наоборот.

Так очень часто бывает и с нами. Мы приходим в храм, как мытари, а потом почему-то вдруг становимся, как фарисеи. Первый приход человека в храм, решительный, важный, – это приход мытаря, приход в состоянии поверженном и сокрушенном. И Господь удивительным образом снисходит к такому человеку, возносит его, действительно возвышает до Себя только ради этих слов, ради сокрушения сердечного, невозможности быть и дальше таким мытарем, нести на себе груз лжи и развращенности. Невозможно жить с грехом. Грех – это мука. Грех – это ад. И вот когда человек с таким пониманием приходит к Богу, Господь видит его, милует и возносит до Себя.

Когда Господь возносит человека, тот сразу чувствует, что он изменился, что жизнь его стала сродни свободе. И он не может не говорить Господу от всей души: «Господи, благодарю Тебя!» Оглядывается назад, а рядом стоит мытарь, такой же, каким был он сам, и восклицает: «Благодарю тебя, что я не такой, как он!»
Да, такое бывает. Приходит человек в храм, стоит, молится, – красивый, благообразный, с благородными чертами лица, по виду христианин, – оборачивается, а рядом стоит панк с оранжевыми волосами, и человек восклицает: «Господи, благодарю Тебя, что я не такой. Слава Тебе Господи, что я не такой!»

Мы выходим в мир, видим, какой он страшный, и благодарим Господа, что мы не такие, как эти и эти, и эти… И с этого момента приходится признать: если мы так чувствуем, значит мы перестали двигаться к Богу, в нас больше нет того, что может нас до Христа довести. В этот момент мы потеряли желание искать Бога. А фарисеем человек становится именно тогда, когда престает искать Бога, когда начинает думать, что он все в своей жизни уже нашел и в этом состоянии может спокойно пребывать, любуясь собой, измеряя свою жизнь своими добрым поступками, своим личным благочестием: именно благочестием, именно праведной жизнью, именно добрыми делами, милосердием, постом и молитвой, именно тем, чем определяется наша жизнь христианская.

Но это-то и страшно: то, что дается человеку, как путь, становится для него камнем преткновения. Когда этот путь уже никуда не ведет, когда этот путь кончается остановкой, и определяется не Богом, а самим человеком, оказывается, что он дошел просто до самого себя. Он собой доволен, ему больше ничего не надо и некуда больше идти. Вот это и есть фарисейство. Страшное фарисейство настигает нас совершенно незаметно, когда мы полны желания жить благочестиво, жить, как нам кажется, в Боге, потому что мы считаем, что все, что мы делали, мы делали для Бога. А Богу этого не надо. Ему не нужны эти наши дела. Ему не нужны наши добрые поступки, которые делают нас фарисеями.

Это страшное состояние, которым мы все болеем. Жизнь христианская – это беспрестанный, бесконечный путь к Богу, когда человек ищет Бога, когда ему без Бога плохо, когда он постоянно ощущает свое сиротство, свое несовершенство, находится в состоянии покаяния, постоянного изменения самого себя. И только это состояние глубочайшего сокрушения перед Господом делает нас способными к Нему приобщиться. Только в этом состоянии Господь доводит человека до Себя.

До самого последнего дня мы будем говорить, что мы грешны, потому что пока мы это говорим, Господь нас будет миловать, будет нам прощать и будет нас любить. Как только мы скажем: «Наконец-то мы праведники! Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как прочие человеки!» – как только мы это скажем – все, мы тем самым отвернемся от Бога.
Господь к грешникам пришел, а не к праведникам, не к тем, которые довольны своим благочестием и считают, что им некуда больше идти, которым хорошо – в храме, на молитве, среди своих. Это правильно, так и должно быть, но это совсем не то, ради чего мы пришли в храм. Если мы пришли для того, чтобы наша жизнь стала уютной, комфортной и спокойной, то мы ошиблись, мы не по адресу пришли. Евангелие нам совсем о другом говорит.
Все, кто хочет жить благочестиво во Христе, будут гонимы (2 Тим.3:12), – говорит апостол Павел. Вот, какими они будут, – гонимыми. Мир не можем примириться с таким человеком.
Действительно хороший человек пришел в храм, милосердный постник, подвижник. Пришел, а остался без Бога. Это слово к нам обращено, заставляет нас задуматься: «Мы ради чего пришли к Богу? Почему мы христианами называемся? Где наше место рядом с Ним? Почему наша жизнь не меняется? Почему мы остановились на месте? Почему мы никуда не идем?»
Не будем бояться быть грешниками. Мы знаем, что мы грешники, нам от этого горько, но нам и радостно, потому что Господь ради грешников в мир пришел, чтобы их спасти. Праведникам не нужен Христос, им и без Него хорошо. А грешникам без Христа деваться некуда.

протоиерей Алексий Уминский 

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Каждый человек — это икона, которую нужно отреставрировать, чтобы увидеть Лик Божий. митрополит Антоний Сурожский
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2017 . Все права защищены.