Mottisfont_Abbey_Garden.jpg
ЦЕРКОВНОЕ ПРОИЗВОДСТВО
СРЕТЕНСКИЙ ЛИСТОК
listok
ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

О ТАИНСТВЕ ЕВХАРИСТИИ

Самое главное, что есть в Церкви, Таинство Таинств, — Святое Причащение (Евхаристия), Это величайшее чудо, совершаемое на земле. В этом Таинстве фокусируется весь смысл Церкви и всей жизни человека. Можно без преувеличения сказать, что ради совершения Евхаристии строятся храмы, пишутся иконы, отливаются колокола, шьются священные облачения, изготавливается церковная утварь, наконец, выращиваются хлеб и виноград. Литургия, вобравшая в себя все богатство Церкви — и богословское, и культурно-историческое, и эстетическое, — освящает все стороны жизни человека, начиная с семейных отношений и заканчивая его общественной деятельностью в различных сферах.

Жизнь христианина, его принадлежность к Церкви определяются не только христианским мировоззрением, исполнением евангельских заповедей, молитвой, присутствием на богослужениях, но прежде всего участием в Евхаристии. Церковь — молитвенное евхаристическое собрание «всех в одно место для одного и того же». Частью церковного единства мы являемся только тогда, когда совместно со всеми христианами участвуем в Литургии (слово «Литургия» означает «общественное дело»), принимаем Причастие Святых Даров — Тела и Крови Христовых — и благодарим за приобщение к ним (значение слова «Евхаристия» — «благодарение»).

Вся духовная жизнь христианина, по слову свт. Феофана Затворника, должна соответствовать духу этого Таинства. Какие мы на Литургии, по отношению к Богу, к ближнему, к самим себе, такими должны быть всегда. Евхаристией, следовательно, определяется норма жизни верующего. Что же представляет собой эта норма?

Человек, который любит Христа и старается жить по Его заповедям, стремится как можно чаще приобщаться своему Господу, т. е. чаще причащаться Святых Его Таин. Литургия для него — жизнь; он всегда с нетерпением ждет ее. Он готовится к ней, очищает совесть покаянием и молитвой и в совместной евхаристической молитве, в единении с Церковью земною и Небесною, наконец в соединении своей души с Богом в Таинстве Евхаристии, христианин обретает высший смысл жизни. После Литургии он живет в соответствии с тем, что совершилось на Литургии.

Так было в первые века. Христиане причащались часто, Евхаристия являлась духовной потребностью. Со временем, однако, евхаристическое усердие членов Церкви стало угасать. Теперь многие приходят на Литургию не для того, чтобы молитвенно соучаствовать в Таинстве и причаститься Святых Даров. Для них Литургия превратилась просто в «службу», куда можно забежать «на минутку», чтобы поставить свечку и подать записку. На церковную безграмотность наслаивается и то, что большая часть священнодействия скрыта от глаз и ушей верующих — священнодействие совершается в алтаре, за иконостасом, евхаристические молитвы читаются для прихожан негласно.

С самых первых шагов воцерковления очень важно всю информацию, получаемую нами в церковном обиходе, поверять именно Евхаристией. Заглянем в себя: жаждем ли мы встречи с Богом, стремимся ли часто причащаться, стремимся ли хранить в себе полученное на Литургии подлинное христианское, евангельское содержание? Что для нас стоит на первом месте в жизни и в Церкви? Таким образом, все соотносится с Таинством Евхаристии, сверяется с ним: оно задает норму церковной жизни и отношений между христианами, формирует иерархию ценностей, порядок духовных действий и многое другое.

К участию в этом Таинстве обязательно нужно как следует подготовиться. Обратимся к словам апостола Павла: Я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет. Посему, кто будет есть хлеб сей или пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем. Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает. Ибо если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы (1 Кор. 11, 23-31).

В словах Апостола мы встречаемся с выражением «недостойно» причащаться. Что значит «достойно» или «недостойно» причаститься? У нас эти выражения многими понимаются неправильно. Некоторые православные люди годами не подходят к Чаше под тем предлогом, что они, дескать, «недостойны». Но Христос не распределял людей по их достоинствам или не достоинствам, а спасал всех, проливая на Кресте Свою Кровь за каждого человека. Он дал нам в дар это святейшее Таинство Тела и Крови. Мы никогда, ни при каких обстоятельствах не можем быть достойными, т. е. равными этой спасительной Жертве Христовой. Никакие наши усилия и действия не могут быть соизмеримы с Крестной смертью Спасителя и с великим Таинством Евхаристии, но Господь тем не менее настойчиво предлагает нам Себя, да так, что, как Он говорит, если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни (Ин. 6, 53).

Достойно причаститься — значит, во-первых, должным образом подготовиться, а во-вторых, соответствовать принятой в Таинстве великой благодати Святого Духа; а недостойно причаститься — приступить без подготовки, без веры и страха Божия, и после Причастия продолжать греховную жизнь, — такое Причастие будет в суд и в осуждение.

Как же правильно, должным образом, подготовиться к Евхаристии и принятию Святых Христовых Таин? Есть подготовка внутренняя и внешняя. Первое и самое главное во внутренней подготовке к Таинству — стяжание чувства жажды Бога, невозможности жизни без Христа, живого ощущения того, что в Таинстве Евхаристии мы соединяемся с Богом, и крайнего желания этого соединения. Это не спонтанная эмоция, возникающая и пропадающая. Это устойчивое состояние души, когда она ощущает себя несостоятельной без Христа и только с Ним и в Нем обретает и успокоение, и радость, и мир, и смысл своего существования.

Если у человека в душе ничего похожего нет — или, что, как правило, бывает, есть, но в слабой, едва уловимой форме — то первым и главным условием подготовки к Причастию и будет создание в себе именно этого настроения души. Для достижения этого в Церкви существуют пост, молитва, исповедь. Обязательно нужно «расшевелить» свою душу, чтобы причащаться не из-за каких-то рациональных причин или по привычке, а по живому чувству жажды Бога и научиться сохранять это чувство после Причастия. Вот самая первая, главная и необходимая задача внутренней подготовки к Причащению Святых Таин.

Вторая задача — испытание совести. К Чаше можно подходить только с чистой совестью. Нужно иметь в виду, что испытание совести — это не только мысленная констатация сделанных грехов, но и раскаяние в них, и твердая решимость исправиться и больше не грешить. Испытание совести заключается в том, чтобы мы в свете Евангелия не только покаялись в том, что осознаем несовместимым с Причащением Святых Христовых Таин, но и решительно оставили этот грех, — во всяком случае, начали прилагать к этому усилие, чтобы у нас не было двойной жизни: участия в Евхаристии и параллельно жизни во грехе. Это опасно для человека: оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает (1 Кор. 11, 30). Все Таинства вообще, а Евхаристия в особенности, требуют цельной религиозной жизни. Компромисс между правдой и грехом, как и служение двум господам, невозможны. В духовной жизни компромиссы опасны.

Наконец, третий важный момент внутренней подготовки — примирение со всеми. Нельзя приступать к Чаше, держа на кого-либо злобу. Об этом говорит Господь: Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой(Мф. 5, 23 — 24). Причащаемся мы Любви Божией, и невозможно сочетаться с ней сердцу, в котором есть злоба. Конечно, в жизни бывают самые разные ситуации, над которыми мы порой невластны, но — как говорит Апостол: Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми (Рим. 12, 18). Мы должны приложить все усилия для примирения с окружающими, а еще лучше — не доводить дело до ситуации, в которой приходится искать примирения, а ровно и мирно себя вести. Этому учит нас Евхаристия.

Вот три необходимые задачи внутренней подготовки к Таинству Евхаристии.

Обычно после Причастия Господь наполняет душу миром, покоем, тишиной; эти чувства поистине духовны — тихи, прохладны и радостны. Но это именно духовное утешение, которое находится в руках Господних, — нам нельзя постоянно рассчитывать на эту радость. Иногда Господь скрывает от нас такие чувства, мы их не ощущаем; не в них суть. Мы, к сожалению, приучены во всем искать удовольствие, и от Причащения тоже склонны ожидать духовного услаждения. А Господь не всегда дает его нам, чтобы мы не относились потребительски к Таинству Евхаристии. На радостных чувствах нельзя «зацикливаться», нельзя только их искать и только ради них причащаться.

Плодом Причащения можно считать, с одной стороны, удовлетворение той жажды Бога, о которой мы говорили, а с другой — еще большее ее возгорание и, главное, — решимость жить по Богу, то, что свт. Феофан называет «ревностью о богоугождении», желание выстраивать всю свою жизнь по Евангелию, вплоть до мелочей. Так происходит укрепление человека в христианстве: нам подаются силы к духовной жизни, к исправлению того, что наша совесть считает несовместимым с Причастием Христу. Это и есть главный плод Причащения.

После Причастия необходимо поблагодарить Бога от всего сердца. Мы вообще склонны забывать, что Евхаристия в первую очередь — благодарение, и не уделяем этому должного внимания. Мы все больше выпрашиваем чего-то у Бога или, в лучшем случае, каемся пред Ним. А нужно стараться приучать свою душу больше благодарить Бога за все, а особенно — за Причащение Его Тела и Крови. Опыт показывает, что именно в благодарении душа и получает самое главное, первый плод Таинства — Богообщение, соединение со Христом. Ну и, как мы уже сказали, Евхаристия требует от нас цельной жизни, чтобы мы хранили и приумножали плоды, полученные нами в Таинстве, а не попирали их, возвращаясь опять к греховной жизни.

В Таинстве Евхаристии — живая жизнь Церкви во Христе. И мы должны искать в Евхаристии именно эту жизнь, пользуясь всеми церковными правилами, но не подменяя ими главного — соединения души со Христом и всею Церковью. Хорошо было бы, если бы каждый православный христианин понял это, пережил и именно это имел центром своей духовной христианской жизни. Во время совершения Литургии рушится преграда между земной и Небесной жизнью, через Евхаристию возникает живейшая связь всех нас, сущего на земле Тела Христова, с Церковью Небесной, земля и Небо соединяются Евхаристией в одно вечное и неделимое целое. Залог того, что это касается и каждого из нас, а не остается просто некоей теорией, — наше сознательное участие в Таинстве Евхаристии.

игумен Петр (Мещеринов)
целиком статья — ТУТ

Оставить комментарий

МЫСЛИ О ГЛАВНОМ
  • Насколько Евангелие вносится в жизнь, настолько жизнь становится раем. Святой Иустин Сербский
ПОМОЧЬ СТРОИТЕЛЬСТВУ ХРАМА
Храм Сретения Господня © 2012 - 2018 . Все права защищены.